Онлайн библиотека PLAM.RU




Введение

На фронтах тайной войны в годы борьбы за победу над фашистской Германией

Развернувшаяся между разведывательными органами гитлеровской Германии и советской контрразведкой тайная борьба в годы Великой Отечественной войны по своим масштабам, активности, накалу страстей, напряженности и остроте была поистине беспрецедентной. По этим признакам она по существу мало чем отличалась от ожесточенности боевых сражений на полях войны.

Курс на экспансию, насильственный захват чужих территорий и стремление к порабощению других народов, являвшихся стратегической линией в деятельности политического руководства фашистской Германии, требовал не только неуклонного наращивания вооруженной мощи германского государства, но и непременной активизации работы его разведывательных органов. Именно поэтому еще задолго до 2-й мировой войны европейский континент стал объектом пристального изучения гитлеровской разведки. С этой целью почти во всех странах Европы гитлеровцами были созданы филиалы «Абвера», в одних странах — официальные, в других — неофициальные, именовавшиеся «Абверштелле», «Небенштелле» и «Кригсорганизацион (КО)», в задачу которых входила добыча разведывательной информации по широкому кругу вопросов.

Разгром Германией ряда западноевропейских стран в 1939–1940 годах во многом зависел от действий ее разведывательных и контрразведывательных органов. Опираясь на свою многочисленную агентуру, осуществляя диверсии, убийства, подкуп, шантаж, эти органы серьезно ослабили сопротивление народов Австрии, Чехословакии, Польши, Норвегии, Бельгии, Франции, Югославии, Греции и помогли фашизации Венгрии, Румынии и Болгарии.

Не располагая возможностями для создания своих филиалов непосредственно на территории нашей страны, но проявляя к ней особо повышенный интерес, гитлеровская разведка для добычи шпионской информации о Советском Союзе активно использовала прибалтийские государства — Финляндию, Эстонию, Латвию, Литву, а также Польшу, Чехословакию, Румынию, Болгарию. Территории этих стран являлись основным трамплином для заброски в СССР специально подготовленной немецкой агентуры. Эта работа не прекращалась далее после заключения в августе 1939 года между СССР и Германией пакта о ненападении. Изменилась лишь тактика: разведка стала проводиться с большей осмотрительностью. Но по мере того, как курс на войну с Советским Союзом, вопреки взятым Германией обязательствам по договору о ненападении, приобретал реальные очертания в виде известного плана «Барбаросса», активность разведывательных органов Германии против СССР с каждым днем возрастала.

Так, уже в январе 1941 года шеф германской военной разведки (Абвер) адмирал Канарис и начальник 1-го (разведывательного) отдела этого органа Пикенброк получили от генерал-полковника Йодля приказание добыть информацию о войсках Советской Армии, дислоцированных на западной границе СССР: об их численности, структурном построении, командном составе, вооружении, боеспособности, распределении вдоль границы, в глубину и прочее.

Во исполнение этого приказа всем филиалам Абвера в странах Европы, и прежде всего в граничивших с СССР государствах, были даны инструкции об активизации разведывательной работы против СССР по всем линиям, в том числе и усиленной заброске на его территорию агентуры. Такое же задание было дано и всем армейским подразделениям Абвера. В районы границы с Советским Союзом было направлено большое количество подготовленных агентов с самыми различными легендами и прикрытиями.

Тогда же в январе 1941 года в Берлине в помещении Абвера Канарис и Пикенброк провели инструктивное совещание с руководителями ряда «Абверштелле», «Абверкоманд» и «Кригсорганизацион» с задачей усиления разведывательной работы против нашей страны. Несколько позже они же лично выезжали в Румынию, Чехословакию, Венгрию, Болгарию, Финляндию и ряд других стран для проверки, как выполняются эти инструкции. А спустя три месяца, в мае 1941 года, Абвером был создан специальный орган, именовавшийся штабом «Валли», в задачу которого входило руководство всей разведывательной («Валли-I»), диверсионной («Валли-II») и контрразведывательной («Валли-III») работой на восточном фронте. Этот штаб дислоцировался под Варшавой в местечке Сулеювек. Одновременно был создан ряд разведывательных школ для подготовки будущих шпионских кадров. Центральной из них являлась Варшавская разведывательная школа при штабе «Валли».

Готовясь к разбойничьему нападению на Советский Союз, руководящие круги фашистской Германии и ее Генеральный штаб рассчитывали на быстрый разгром советских вооруженных сил. В соответствии с ориентировкой на молниеносную войну действовали и разведывательные органы Германии, ставя перед собой на первом этапе войны следующие основные задачи: проведение агентурной разведки на линии фронта и в ближайших тыловых частях действующей Советской Армии, деморализация ее личного состава, распространение панических слухов среди населения, срыв эвакуации оборонных предприятий и организация различного рода диверсий на коммуникациях в прифронтовой полосе.

Для выполнения этих задач германская разведка использовала агентурные кадры, подготовленные ею до войны, а также забрасывала на советскую сторону агентов, завербованных главным образом из числа жителей временно оккупированных немецкими войсками районов и попавших в плен военнослужащих Советской Армии. Эти агенты под видом беженцев или вышедших из окружения военнослужащих перебрасывались через линию фронта преимущественно с несложными заданиями и на короткие сроки. Указанная агентура очень редко снабжалась фиктивными документами, а техника связи с нею была крайне примитивной. Как правило, агенты после выполнения задания должны были вернуться через линию фронта в фашистские разведывательные органы или ждать подхода германских воинских частей в условленном месте.

Однако в связи с тем, что Советская Армия оказывала фашистским войскам упорное сопротивление, план блицкрига был сорван и сроки войны затягивались, гитлеровскому командованию пришлось на ходу перестраивать разведку, чтобы получать более обширную информацию о Советском Союзе не только военного, но и политического и экономического характера.

По мере развертывания военных действий расширялся круг вопросов, интересовавших германские разведывательные органы. С изменением военной обстановки менялся и характер заданий агентам. Если в начале войны противник основное внимание уделял первой линии агентурного обеспечения, то есть стремился получать военные сведения преимущественно о районах, прилегавших непосредственно к линии фронта, то в дальнейшем, не ослабляя внимания к первой линии, он стал серьезно интересоваться и глубоким тылом Советского Союза.

Так, вторая линия агентурного обеспечения включала основные транспортные узлы и коммуникации в Центре и на Востоке европейской части Советского Союза, питавшие фронт войсками, боевой техникой, боеприпасами и другими необходимыми грузами. Эта категория агентов, как правило, выбрасывалась с самолетов на парашютах в тылу СССР, имея задания проникнуть в города: Москва, Калинин, Вологда, Ярославль, Тула, Рязань, Горький, Казань, Сызрань, Саратов, Куйбышев, Сталинград и другие, создать там разведывательные резидентуры и обеспечить повседневное наблюдение за перевозками по железным и шоссейным дорогам.

Следя за переброской советских воинских частей, противник пытался разгадать замыслы Главного командования Советской Армии, а также выяснить, какими людскими резервами располагает Советский Союз, в каких районах идет формирование новых пехотных, танковых, кавалерийских и авиационных соединений, каково их вооружение и качество боевой техники и подготовки, какие новые виды оружия и боевой техники должны поступать на вооружение Советской Армии. Германская разведка стремилась установить места дислокации эвакуированных в восточные районы СССР оборонных заводов, их производительность, а также характер и количество продукции, выпускаемой всеми другими предприятиями советской оборонной промышленности.

Большой интерес немецкая разведка проявляла к транспортной системе Советского Союза, и в первую очередь к железным дорогам. Она пыталась выяснить, в каком состоянии находится железнодорожное хозяйство, какова пропускная способность железных дорог, степень изношенности путей и подвижного состава, в каких районах прокладываются новые железнодорожные линии или вторые пути. Противник был заинтересован также в получении сведений о квартальных и месячных планах перевозок по отдельным железным дорогам, так как по этим планам можно было определить намерения командования Советской Армии.

Третья линия агентурного проникновения охватывала районы сосредоточения основных промышленных и оборонных объектов на Урале, в Сибири, республиках Средней Азии и Закавказья. Будучи выброшенными в тылу СССР с самолетов на парашютах, агенты имели задания обосноваться в Кирове, Свердловске, Челябинске, Гурьеве, Чкалове, Омске, Новосибирске, Иркутске, Баку, Тбилиси и других городах и следить за работой наиболее важных промышленных и оборонных объектов. Особый интерес проявлялся к заводам, производившим самолеты, танки, артиллерийские орудия, боеприпасы и другое вооружение. Противника интересовали типы выпускаемой продукции, количество, боевые свойства, сроки отправки на фронт, а также производственные мощности предприятий на ближайшую перспективу.

Агентам вменялось в обязанность вести глубокую разведку и систематически информировать немецкие разведывательные органы о наличии стратегических сырьевых, продовольственных и топливных ресурсов в Советском Союзе, о размерах посевных площадей различных сельскохозяйственных культур, состоянии посевов и видах на урожай. Агентура должна была сообщать, как снабжается городское и сельское население продовольствием и предметами широкого потребления, какова производительность труда в промышленности и сельском хозяйстве. Не меньшее внимание немецкая разведка уделяла сбору политической информации о Советском Союзе.

После резкого изменения положения на театре военных действий в пользу советских войск гитлеровское командование больше всего стал волновать вопрос, на каком участке фронта Главное командование Советской Армии готовит нанесение очередного удара. В этой связи заслуживает внимания тот факт, что многим агентам давалось специальное задание — установить, где в данный момент находятся генералы Жуков, Рокоссовский и Тимошенко, которых противник считал генералами наступления.

Одновременно с требованием расширять шпионскую деятельность, перед немецкими разведывательными органами была поставлена задача развернуть диверсионную работу на территории СССР. Военные и политические руководители фашистской Германии возлагали большие надежды на всевозможные диверсии, рассчитывая таким образом ослабить обороноспособность Советского Союза и облегчить положение немецко-фашистских войск на фронтах.

Поэтому активность немецкой разведки на фронтах постоянно возрастала. Агентам, забрасываемым в промышленные районы СССР, давались задания организовывать взрывы на железных дорогах, предприятиях и объектах оборонительного значения (фабриках, заводах, электростанциях, складах).

Разведывательные органы Германии наряду с диверсиями большое внимание уделяли подготовке террористических актов против партийных и советских работников, командиров Советской Армии, а также проведению антисоветской агитации.

Немецко-фашистская разведка имела специально обученные воинские подразделения, значительная часть личного состава которых владела русским языком. В первые месяцы войны гитлеровцы, переодетые в форму военнослужащих Советской Армии, забрасывались в ближайшие советские тылы воздушным путем, проникали через линию фронта в расположение советских частей на автомашинах советских марок или пешим порядком. В их задачу входил захват мостов, узлов коммуникации, распространение провокационных слухов, создание паники, осуществление других подобных актов, способствовавших продвижению частей германской армии.

Когда линия фронта стала перемещаться на Запад, задачи этих подразделений изменились. Маскируясь под передовые части наступающей Советской Армии, они облегчали отход немецко-фашистским войскам, а также выполняли другие специальные задания. Имели место случаи, когда такие воинские подразделения немецкой разведки, выдавая себя за части Советской Армии, якобы вступившие в освобожденный от фашистов населенный пункт, объявляли регистрацию членов партии, партизан, а затем уничтожали их.

В борьбе с партизанскими отрядами и советскими подпольными организациями гитлеровская контрразведка использовала лжеподпольные организации и лжеподпольные отряды, перед которыми ставилась задача не только выявлять и уничтожать советских партизан и членов подпольных организаций, но и своими провокационными действиями компрометировать партизанское движение в глазах населения.

Военная разведка (Абвер) и органы имперской безопасности фашистской Германии затратили немало сил и энергии, пытаясь организовать в некоторых советских национальных республиках и районах СССР повстанческое движение, которое, по их замыслам, должно было сковывать действия советских войск и подрывать Советское государство изнутри. На временно оккупированной территории фашистскими войсками и в самой Германии создавались многочисленные, так называемые «национальные комитеты»: кавказский, грузинский и армянский легионы, калмыцкий корпус Долля и другие.

В борьбе против Советского Союза противник использовал старые белоэмигрантские террористические организации «Народно-трудовой союз» (НТС) и «Братство русской правды» (БРП), Организацию украинских националистов (ОУН) и другие.

Для решения поставленных перед фашистской разведкой задач по развертыванию в широких масштабах шпионской и иной подрывной работы требовалось много опытных агентов. Агентура, использовавшаяся в начале войны, не удовлетворяла германскую разведку, и поэтому с осени 1941 года она приступила к вербовке и подготовке агентов, способных выполнять более сложные шпионские и диверсионные задания.

Приступив к выполнению этой задачи гитлеровцы сосредоточили на советско-германском фронте более 130 разведывательных и контрразведывательных органов, создали около 60 специальных школ по подготовке агентуры (ИМЛ. Документы и материалы Отдела истории Великой Отечественной войны, инв. № 18918, лист 87).

Одновременно с подготовкой шпионов и диверсантов германская разведка в особых школах готовила агентов-пропагандистов для проведения работы в созданных ею многочисленных националистических организациях и воинских формированиях, а также для ведения пропаганды среди населения на временно оккупированных фашистами войсками районах Советского Союза.

Шпионов и диверсантов германская разведка вербовала преимущественно из попавших в плен бывших военнослужащих Советской Армии, так как считала, что для подготовки агентов из лиц, знакомых с военным делом, требуется меньше времени.

После перенесения военных операций на Запад германская разведка стала пополнять ряды шпионов и диверсантов украинскими, белорусскими, литовскими, латышскими и эстонскими националистами. На территории Польши, Румынии, Болгарии, Венгрии фашистская разведка вербовала для шпионской диверсионной работы местных националистов, включая в состав некоторых агентурных групп военнослужащих германской армии. Подготовка и обучение агентов проводились в специальных школах, в числе преподавателей и руководителей которых были бывшие офицеры Советской Армии, изменившие Родине.

По мере осложнения обстановки на фронте усиливались политическая обработка агентов, проверка их надежности. Чтобы отрезать пути отступления завербованным, германская разведка заставляла их до переброски на советскую сторону принимать участие в карательных экспедициях, заниматься провокациями и предательством. Обученных в разведывательных и диверсионных школах агентов, как правило, снабжали формой офицеров Советской Армии и фиктивными документами. Германская разведка считала во время войны форму и документы военнослужащих наиболее безопасным прикрытием для шпионов и диверсантов, которые дадут им возможность передвигаться в любом направлении, не вызывая особых подозрений. В отдельных случаях, когда агент должен был задержаться в каком-либо населенном пункте на длительное время, его снабжали фиктивными гражданскими документами и справкой об освобождении от воинской службы по болезни.

На организацию и проведение шпионажа и диверсий гитлеровская разведка выдавала агентам крупные суммы денег. Агенты, выполнявшие задания разведки противника в непосредственной близости от линии фронта, обычно переходили в расположение советских частей пешком и оставались там на непродолжительное время. Агентурные группы, действовавшие в глубоком тылу советских войск, забрасывались туда на самолетах, и пребывание их за линией фронта было рассчитано на продолжительное время.

Для связи с разведывательными органами агентурные группы противника имели портативные коротковолновые радиостанции, с помощью которых передавали шифрованные радиограммы о результатах шпионской деятельности и получали новые указания. Германские разведывательные органы систематически сбрасывали с самолетов своим агентурным группам в условленных местах оружие, боеприпасы, взрывчатку, продовольствие, обмундирование, деньги, фиктивные документы и батареи для радиостанций. В тех случаях, когда по каким-либо причинам агенты не могли организовать прием груза, сбрасываемого с самолета, германская разведка посылала к ним особо доверенных агентов-курьеров, которые, доставив посылку, оставались в советском тылу для работы либо возвращались обратно.

Начиная с весны 1942 года после первых массовых выпусков агентов, окончивших гитлеровские разведывательные и диверсионные школы, радиостанции стали основным средством связи германских разведывательных органов с агентурой, действовавшей на советской территории.

Действия фашистской разведки с первых же ее шагов натолкнулись на мощный оборонительный щит в лице органов государственной безопасности нашего Отечества. Движимые общим патриотическим порывом советского народа, требовавшим отдачи всех сил для достижения победы над коварным врагом, работники советской контрразведки изо дня в день совершенствовали методы своей работы, смело и настойчиво проводили в жизнь мероприятия, позволявшие не только парализовать деятельность вражеской разведки, но и оказать существенную помощь Советской Армии на фронтах Великой Отечественной войны. Эта работа велась по многим направлениям как внутри страны, так и в тылу противника, и каждое из них имело важное значение для успеха общего дела.

Одним из таких направлений было использование захваченных на территории СССР вражеских агентов, имевших на вооружении портативные коротковолновые приемо-передаточные рации. Эти агенты, считаясь у немцев как честно выполнявшие свои задания, фактически работали под контролем органов советской контрразведки и систематически передавали врагу информацию, вводившую его в заблуждение по самым различным вопросам. При этом, разумеется, главное внимание уделялось передаче военной дезинформации, имевшей целью оказать действенную помощь фронтовым частям Советской Армии. Она разрабатывалась совместно с работниками Генерального штаба Советской Армии, утверждалась Генштабом и передавалась в строго установленные им сроки. На оперативном языке они именовались как «радиоигры». Эти игры открыли советской контрразведке широкие возможности для осуществления мероприятий, направленных на перехват каналов и линий связи разведывательных органов противника, выявление и ликвидацию их агентуры, действовавшей на советской территории, на внедрение советских разведчиков в разведывательный аппарат противника. Организуя радиоигры, органы советской контрразведки в ряде случаев вскрывали планы и намерения верховного командования гитлеровских вооруженных сил, планы немецкой разведки, распознавали методы ее работы, и, используя полученные данные, пресекали подрывную деятельность разведывательных органов врага. (стр. 15).

Каждая радиоигра являлась по существу своеобразной и серьезной разработкой с применением многих оперативных средств. В ходе радиоигр проводились самые разнообразные мероприятия в советском тылу и за линией фронта. Специфические условия ведения радиоигр требовали от чекистов большой оперативности, умения быстро ориентироваться и действовать в любом положении, в которое их мог поставить противник.

Всего за годы Великой Отечественной войны органами Советской контрразведки было проведено 183 радиоигры с противником. Это была поистине «Большая игра», представляющая собой крупномасштабное комплексное мероприятие, осуществленное советской контрразведкой в целях парализации подрывной деятельности разведывательных органов фашистской Германии против СССР и оказания помощи Советской Армии на фронтах войны.

О существе и характерных особенностях этой работы, достижении конкретных результатов в соответствии с поставленными задачами, решении возникавших в процессе радиоигр различного рода сложных ситуаций, дает наглядное представление предлагаемый документальный обзор, подготовленный на основе подлинных материалов, хранящихся в архиве КГБ СССР.

Чтобы в ущерб раскрытию основной темы не перегружать обзор второстепенными, хотя и важными данными, в нем сознательно опущены вопросы, касающиеся личности агентов, их биографий, обстоятельств пленения немцами и привлечения к сотрудничеству с разведкой противника, процесса обучения в разведывательных школах, подготовки к направлению на шпионское задание, инструктирования, снаряжения, документирования, экипировки и прочее, а также обстоятельств захвата агентов на территории СССР, их поведения на следствии, последующей работе с ними сотрудников контрразведки и т. д.

Поскольку это обстоятельство лишает читателя возможности представить в полном объеме процесс организации радиоигр, характер всей этой сложной работы, по завершении настоящего обзора дается художественно-документальный очерк «Памятная дуэль», который в значительной мере должен восполнить указанный пробел.

Следует также отметить, что по гуманным соображениям, учитывая нежелание многих агентов, участвовавших в радиоиграх, раскрывать свою прошлую принадлежность к разведке противника, их действительные имена, как правило, заменены на вымышленные.









Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.