Онлайн библиотека PLAM.RU




На холмах Грузии

9 июля 1943 года германская разведка забросила на территорию Чиатурского и Амбролаурского районов Грузинской ССР, снабженных рацией 7 агентов-парашютистов, бывших военнослужащих Красной Армии и грузин по национальности. Прошедшие специальную подготовку в разведывательном органе «Цеппелин», они должны были наряду со сбором шпионских сведений в нашем тылу, принять активное участие в подготовке восстания на территории Грузинской ССР. Первоочередной задачей группы было проникновение в район Тбилиси, оседание там и развертывание работы по привлечению на свою сторону националистически настроенных лиц из числа местных жителей.

Прикомандированные к «Цеппелину» грузинские эмигранты рекомендовали руководителю группы Жоржу связаться в Тбилиси с одним профессором медицины. На его помощь агенты могли рассчитывать, потому что он в прошлом сочувствовал меньшевикам.

Включение радиостанции этой группы в игру позволяло вызывать на советскую сторону опытных агентов и эмиссаров германской разведки из числа грузинских эмигрантов.

В первой радиограмме сообщили, что агенты приземлились в скалистой местности. В результате двое ранены, один разбился, а судьба остальных неизвестна. Это сообщение, во-первых, оправдывало 15-дневное молчание, во-вторых, давало возможность просить о помощи. В ответной радиограмме немецкие разведывательные органы сами спросили, какая помощь нужна агентам. Ответив, что желательна помощь людьми, советские контрразведчики сообщили о намерении агентов добраться до Тбилиси, установить связь с профессором и воспользоваться его содействием в устройстве на лечение раненых членов группы. К тому времени нашим контрразведчикам стало известно, что профессор лояльно относится к советской власти. Чтобы окончательно убедиться в этом, решили послать к нему старшего группы Жоржа, явившегося сразу же после приземления с повинной. Жорж был соответствующим образом проинструктирован. В результате выяснилось, что профессор — надежный человек, и его можно использовать в радиоигре. После этого в германский разведывательный центр радировали, что агенты установили связь с профессором и заручились его поддержкой в устройстве членов группы на жительство. Положительную реакцию на это сообщение подтвердили перехваченные и расшифрованные радиотелеграммы, которыми обменялись отдел «Цеппелина» Цет 6, возглавлявший разведывательную и подрывную работу против Советского Союза по линии СД, и его южная команда Цет-Зюд.

Из Осипенко в Берлин:

«Согласно донесению Веры от 30 июля видно, что Сидоров прибыл в Тифлис. Поэтому вполне возможно, что Вера была неправильно сброшена и следует согласно плану. 15-дневное молчание Веры теперь объяснилось. Ежедневно она проходит по 10 км».

Из Берлина в Осипенко:

«Относительно вашего № 50 от 17.08.43 г. Конечно, имеется возможность снабжения Веры-1 путем использования группы Веры-2. Один или два самолета прибудут для этой цели, по-видимому, на этой неделе. Подробности известны доктору Рёдеру.

(Оберштурмбаннфюрер Грейфе».)

Чтобы заставить противника ускорить присылку помощи, было сообщено об «утере» агентами при приземлении второй рации, рации Сидорова, и запасного комплекта батарей. Немецкий разведорган дал указание:

«Берегите батареи. Шлем вам пополнение. О дне и часе сообщим».

Встреча с прибывающими агентами должна была состояться в Тбилиси, в доме профессора. В целях конспирации агенты должны были явиться туда в часы приема больных.

26 августа 1943 года противник передал:

«На следующей неделе пришлем пополнение. Люди имеют указание обратиться к профессору с паролем «Сулико». Сообщите об этом ему. Шлем продовольствие, деньги и батареи».

Через 5 дней противник сбросил с самолета 6 агентов. Все участники группы оказались бывшими военнослужащими Красной Армии, в разное время они попали в плен и обработаны грузинскими эмигрантами, состоявшими на службе у гитлеровцев. Они имели задание доставить профессору для группы Жоржа деньги, рацию и батареи, после чего самостоятельно заняться шпионской и иной подрывной деятельностью в Грузии. От эмигрантов Картвелишвили и Вачнадзе группа получила прямое указание готовить восстание в Грузии, используя для этой цели антисоветские элементы, дезертиров и бывших участников бандитских групп. Руководитель группы Борис получил от эмигранта Вачнадзе явку к одному из бывших участников банды Чолокаева в селе Матани Телавского района Грузинской ССР.

Агенты были снабжены фиктивными документами гражданского образца, 6 пистолетами, 3 автоматами, 2 винтовками, портативной коротковолновой радиостанцией, 300 тысячами рублей и различными предметами первой необходимости. Кроме того, они получили от немецких разведчиков чемодан, предназначенный для передачи Жоржу, в котором находилось 400 тысяч рублей, батареи для радиостанции и письменную инструкцию.

В результате тщательного анализа показаний задержанных, а также материалов радиоперехвата был сделан вывод, что радиостанции верят. Включение в игру новой рации, переданной группе Бориса, могло бы больше заинтересовать противника перспективой работы агентов. Однако осуществить это не представлялось возможным, так как шифр, код и установочные данные по радиосвязи при приземлении были утеряны. Поэтому советские контрразведчики приняли решение включить группу Бориса в радиоигру, осуществляя связь с противником через профессора с помощью рации Жоржа.

16 и 19 сентября 1943 года в немецкий разведцентр от имени Жоржа были переданы следующие радиограммы:

«Письма, батареи, деньги, оставленные кем-то 5 сентября у профессора, мне передали позавчера. Спасибо. Письма он прочитал. Принял хорошо. Поцеловал и сказал, что Федю, Фердинанда, он знает. Кто такой Фердинанд?»

«9 сентября профессор в почтовом ящике на двери нашел письмо для передачи вам. Передаю. Веру-3 вместо Борчало сбросили в лесах, горах Башкичети. Радиста нашли мертвым, похоронили. Как быть? Кто Вера-3? Кто оставил письмо — не знаю. Что делать?

В ответных радиограммах противник сообщил о награждении членов группы Жоржа медалями «За храбрость» и передал, что слово Фердинанд является паролем для Жоржа и профессора. В отношении группы Бориса от немецких разведчиков была получена следующая радиограмма.

«Вера-З — знакомые из Аушвитца. Оставьте профессору письмо. Отдайте ему ваши батареи с аппаратом для Фердинанда. Останьтесь с ним для связи, чтобы мы могли присылать вам дальнейшие известия и помощь. Привет от Гунна и камрадов».

В последующем противнику регулярно передавались радиограммы от имени Жоржа и Бориса. Одновременно с донесениями об активной работе группы Жоржа по подготовке «восстания» в Грузии противнику регулярно передавалась дезинформация военного и политико-экономического характера, а также сообщалось об активной работе группы Жоржа по насаждению в Тбилиси агентуры и организации опорных пунктов в близлежащих селах. В частности, было сообщено о привлечении к работе трех местных жителей. Кроме того, от имени Жоржа противнику радировали, что в некоторых сельских районах осуществлены вербовки агентов. От имени Бориса передавалась информация о создании надежных опорных баз в различных районах Грузии, установлении связи с националистами, дезертирами и бандами.

Для того, чтобы противник как можно скорее прислал группе Бориса агента-радиста, в передаваемых радиограммах сообщались только краткие сведения о про деланной работе. Фамилии и адреса, якобы, вновь завербованных агентов не указывались, так как радиограммы противнику передавшись через станцию Жоржа, с которым Борис отказался вступить в непосредственную связь.

Полученные сведения убедили немцев в наличии широких возможностей для проведения шпионской и иной подрьвной работы группами Жоржа и Бориса, и 17 января 1944 года они передали радиограмму:

«Немедленно сообщите о подобранном месте для приземления парашютистов, адреса доверенных лиц и баз укрытия людей и груза. Помощь пришлем не раньше чем в конце февраля. Друзья доставят план и сообщение о военном и политическом положении».

В соответствие с разработанным планом противнику была послана радиограмма с указанием мест приземления парашютистов и груза, и явочного адреса. Сообщив требуемые данные, наши контрразведчики начали легендировать разряжение батарей, указав на опасность потери связи. Германский разведцентр ответил:

«В случае прекращения связи ни о чем не беспокойтесь. Помощь все равно будет оказана. Ждите в условленном месте».

7 марта 1944 года немецкий центр передал радиограмму:

«Группа, которая доставит вам помощь, в дороге. О дне прибытия ничего не сообщаем — все зависит от погоды. Группа знает, как вас найти».

В ночь на 12 мая 1944 года неприятельский самолет сбросил на парашютах в условленном районе 4 агентов, у которых при аресте было изъято 780 тысяч рублей, 12 автоматов, 9 винтовок, 14 пистолетов, 3 тысячи боевых патронов и 30 ручных гранат. От своих хозяев группа получила задание — вербовать из местных жителей специальную агентуру и осторожно через нее проверить преданность немецкой разведке группы Жоржа. При положительных результатах связаться с ней, передать деньги, оружие, снаряжение и поступить в распоряжение Жоржа. Если же будет установлено, что Жорж работает под диктовку органов советской контрразведки, то группа должна сообщить об этом, и, не связываясь с Жоржем, самостоятельно развернуть антисоветскую работу на территории Грузии. Для выполнения задания группа была снабжена рацией, которую она потеряла при приземлении. Арестованные показали, что в связи с отдаленностью линии фронта от Грузии многие грузинские эмигранты считают дальнейшую заброску шпионских групп на территории Грузии бесцельной, так как в подобных условиях они обречены на гибель.

В целях предотвращения дальнейшей подрывной деятельности разведки противника в Грузии, перехвата ее канала связи с местной националистической агентурой, вскрытия возможных подпольных резидентур, а также для вызова и последующего ареста новых опытных агентов и эмиссаров было принято решение радиоигру «Разгром» продолжать. Противнику сообщили о бдагополуч ном прибытии пополнения. Получив такое сообщение, он в ответных радиограммах выразил благодарность агентам за преданность и хорошую работу и сообщил, что обещанная помощь, несмотря на создавшиеся трудности, будет оказана. Для еще большего укрепления авторитета радиостанции немцам послали сообщение, что агенты организовали дополнительную надежную базу в районе Кабулетти. Ввиду того, что линия фронта отодвигалась, радиосвязь с вражеским центром стала нерегулярной, К тому же из-за плохой слышимости радиограммы приходилось повторять по нескольку раз. Радиосвязь могла прекратиться совсем. Учитывая это, немецкий разведывательный орган радировал:

«С профессором держите крепкую связь. Батареи и лампы получите в начале сентября. Сообщите имена, фамилии и места работы вновь завербованных друзей».

Ссылка на укрепление связи с профессором показывала, что противник сомневается в возможности продолжения нормальной радиосвязи. Надо иметь в виду то, что радиоцентр германской разведки к этому времени передислоцировали в Дрезден. Чтобы не вводить в радиоигру новых людей и закрепить ранее подставленные германской разведке явочные адреса, было решено воздержаться от сообщения противнику других явочных адресов и легендировать невозможность передачи радиограмм из-за плохой слышимости. Такие меры в значительной степени облегчали организацию мероприятий по перехвату агентуры иностранной разведки и в случае ее явки по подставным адресам. Вскоре радиоигра была прекращена.









Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.