Онлайн библиотека PLAM.RU




3. Готовность СССР к войне

В СМИ сегодняшнего дня утверждается, что, судя по большим потерям территории, населения, вооружения и военной техники в первые дни войны, СССР не был к ней готов, в чём было виновато как его руководство, так и государственный строй. Рассмотрим, так ли это было.

С первых дней существования Советского государства вопрос ведения войны (под чем тогда понималась оборона своих границ) имело для него первостепенное, если не главное значение. Рассмотрим этот вопрос по состоянию на конец 30-х годов.

Исход войны определяется экономическим, научно-техническим, моральным и военным потенциалами страны, её геополитическим положением (постоянно действующие факторы) и условиями ведения войны — её объявлением или внезапным нападением и соблюдением международных конвенций [11].

Экономический и научно-технический потенциалы. За 1928–1940 гг. доходы страны возросли более чем в пять раз, выработка электроэнергии — в 9,7 раз, добыча угля — в 4,7 раза, добыча нефти — в 2,7 раза, выплавка стали — более чем в 4 раза, а продукция машиностроения — в 20 раз. Были построены такие гиганты индустрии как Горьковский автомобильный завод, Сталинградский и Челябинский тракторные заводы, Уральский завод тяжёлого машиностроения и т. д. В Донбассе, Сибири, на Урале и Кольском полуострове развивалась добыча цветных металлов и, прежде всего, алюминия. На востоке страны в дополнение к Донбассу создавался второй угольно-металлургический комплекс, стремительно развивался и Карагандинский угольный бассейн, Между Волгой и Уралом создавалась нефтедобывающая перерабатывающая база. К началу войны восточные районы давали уже около 20 % всей продукции страны.

Особое внимание в стране уделялось развитию оборонной промышленности. В 1936 г. из Наркомата тяжёлой промышленности был выделен Наркомат оборонной промышленности, который в 1939 г. разделился на наркоматы вооружения, авиационной, судостроительной и танковой промышленности. Создавались новые проектные организации для разработки вооружения и военной техники, заводы для их изготовления и полигоны для испытаний. Из репрессированных специалистов оборонного профиля организовывались «отдельные» и «специальные» конструкторские бюро. При Академии Наук СССР был учреждён отдел военных исследований и организована дополнительная экспериментальная база. В Ленинграде в районе Средней Рогатки (Московский район) начато строительство единой экспериментальной базы военного и гражданского судостроения, удовлетворяющей потребностям проектирования отечественного океанского военного, коммерческого, речного и рыбодобывающего флотов на самом современном техническом уровне. В конечном итоге в стране были созданы отечественные авиационная, танковая и химическая промышленности и началось становление реактивной техники. Некоторые «невоенные» заводы (особенно судостроительные) переводились на выпуск военной продукции. Был проведен тщательный анализ производимого и разрабатываемого вооружения, на основании которого отказались от строительства некоторых боевых кораблей и дирижаблей и за этот счёт увеличили выпуск танков, артиллерии и боевых самолётов. Характерно, что темпы выпуска военной продукции в последние предвоенные годы в 1,5 — 2 раза превосходили темпы роста промышленности в целом.

Моральный потенциал. На его формирование большое влияние оказала принятая в 1936 г. Конституция, законодательно закрепившая достижения страны, уравнявшая её граждан в правах и гарантирующая им определённые свободы. Опираясь на неё, пропагандировалось возвращение к патриотическим корням и идеям русского национального государства, Из единого центра (ЦКВКП(б) до самых низов (первичные партийные организации) была сформирована, находящаяся под строгим контролем иерархическая структура воздействия на всю культурную и духовную жизнь общества, целенаправленно подготовлявшая народ к единству в условиях мира и войны. Прививалось новое отношение к труду, как к делу «чести, доблести и геройства» и к социалистической собственности, как к основе благосостояния каждого гражданина. Велось воспитание масс в духе дружбы народов СССР, аргументированное историческими примерами, показывалось, что крайний национализм выгоден только эксплуататорам народных масс и враждебен последним. Из изложенного вытекал лозунг о необходимости защиты своего отечества — единственного в мире социалистического острова, окружённого со всех сторон враждебными ему империалистическими странами. Эффективность проводимой идеологической работы с течением времени повышалась, прежде всего, за счет улучшения благосостояния трудящихся. В конце 1934 г. была отменена карточная система и положение с продовольствием ежегодно улучшалась. Была ликвидирована безработица, расширялась сеть всесоюзных здравниц и учебных заведений всех уровней и т. п. С 1939 г прекратились не только необоснованные репрессии, но и после пересмотра дел началось массовое возвращение реабилитированных, только в 1939 г. их было 837 тысяч.

Подытоживая сказанное, можно утверждать, что развёрнутая в стране идеологическая работа обеспечила сплочённость народа в самых неблагоприятных для страны условиях, что в конечном итоге и позволило выиграть войну [12].

Военный потенциал страны зависит от количества её населения и подготовки его к ведению войны, количества и качества вооружения и военной техники, оптимальности структуры вооружённых сил и их мобилизационной готовности.

По численности населения СССР превосходил Германию с её сателлитами. Население было поголовно грамотным (причем большая его часть, родившаяся после революции, имела среднее образование и была здоровой, из числа призывников непригодных для несения военной службы было не более 7 %). Численность вооружённых сил неизменно возрастала и к началу войны была доведена до 11,4 млн. человек (в то время как у Германии она составляла 9,6 млн. чел.).

За тридцатые годы численность военных учебных заведений в СССР возросла почти на порядок. К началу войны в стране имелось 203 средних военных училища. 19 военных академий, 10 военных факультетов при гражданских вузах, 7 военно-морских училищ и свыше 10 училищ НКВД. При отдельных учебных полках были учреждены школы младших командиров. Была расширена деятельность военно-спортивных организаций (типа «Осовиахим»), пользовавшихся популярностью у молодёжи, в которых целенаправленно проводилась военная подготовка, в 10-х классах средних школ, большинстве техникумов и вузов введено «военное дело», причём, прежде всего, изучалось стрелковое оружие. В сентябре 1940 г. не была произведена очередная демобилизация рядового, сержантского и старшинского состава.

В связи с необоснованными репрессиями 1937–1938 гг. в вооружённых силах возникла проблема с кадрами командного и начальствующего состава РККА и РККФ всех уровней. Проблема решалась за счёт призыва из запаса, расширения сети военно-учебных заведений и организации при крупных воинских частях краткосрочных курсов командного состава. Кроме того, в ряды РККА и РККФ после пересмотра дел было возвращено около 90 тыс. необоснованно репрессированных всех уровней, вплоть до генералов.

Предназначенное для войны вооружение разрабатывалось по собственным проектам, строилось и изготовлялось на собственных заводах и из собственного сырья. Вооружения имелось в достаточном количестве, но часть его несколько уступала по боевым качествам немецкому. Однако, в стадии разработки, доводки и налаживания серийного производства находилось значительное количество образцов нового оружия (в частности, танков и самолётов), превосходящих немецкое. Поэтому, те 22 месяца, в течение которых Советскому правительству удалось избежать вступления в войну, имели для страны значение стратегического уровня.

В последние месяцы предвоенного периода по опыту Финско-Советского конфликта (ФСВК), в системе вооружённых сил страны были произведены ряд организационных и структурных преобразований. Был заменен нарком обороны и некоторые другие лица из числа руководства РККА. Призывной возраст на военную службу был сокращён с 21 года до 18 лет, проведена реорганизация военных округов, возобновлено прерванное в 1939 г. формирование механизированных корпусов, введены новые уставы и наставления и т. п. [13].

Система мобилизационной готовности была отработана в СССР к концу 20-х годов и продолжала совершенствоваться в 30-е годы. Начало ВМВ потребовало дальнейшего развития имеющейся системы, и в августе 1940 г. Главный военный совет РККА (С.К.Тимошенко, Г.К.Жуков, Г.И.Кулик, Л.З.Мехлис и Г.А.Щаденко) принял решение о разработке единого мобилизационного плана, реализация которого намечалась с мая 1941 г. Ввиду задержки согласования с промышленностью, календарный план работ был утверждён только в конце 1940 г, а план в целом, получивший шифр МП-41, представлен правительству и утверждён в феврале 1941 г. Разработки документации по плану начались немедленно и планировались к завершению в первом полугодии 1941 г. Согласно плану намечалось развёртывание 303 дивизий (198 стрелковых, 61 танковая, 37 моторизованных и 13 кавалерийских), 346 авиационных полков, 5 управлений воздушно-десантных корпусов, 10 отдельных противотанковых артиллерийских бригад, 94 корпусных артиллерийских полков и 72 артиллерийских полка РГК. Общая численность войск в перечисленных выше частях должна была составлять 8,9 млн. чел.[14]. Реализация приведенных выше плановых цифр позволила бы СССР при традиционном начале войны (т. е. при её объявлении) благополучно завершить начальный период войны. Хотя по состоянию на 22 июня 1941 г. некоторые из указанных плановых цифр оказались недовыполненными, однако, произведенный отечественными специалистами скрупулёзный анализ показателей, отражающих материальную объективность мобилизационного развёртывания наших войск в части стрелкового и артиллерийского вооружения, самолётов, танков, транспортных средств, боеприпасов, технических и специальных средств, вещевого имущества и продовольствия свидетельствует о том, что показатели эти лишь незначительно уступали соответствующим показателям развёрнутой германской армии. Они свидетельствуют о том, что в условиях «традиционного» начала войны, советские войска могли оказать должное сопротивление германским войскам (т. е. были достаточными для начального периода войны) и никогда не были так высоки, как в 1941 г. Они даже превосходили соответствующие показатели наших войск при их блистательных победах во второй половине ВОВ [14].

Своему выгодному геополитическому положению СССР был обязан своим славным предкам: Ивану Грозному, Петру Великому, Екатерине Второй, а также И.В.Сталину, обеспечившему в 1939–1940 гг. присоединение к стране ряда новых военно-морских баз на Балтике, Карельском перешейке, защищавших Ленинград, а также выходов к Дунаю (всего 200 км до Плоешти, снабжавшего вермахт нефтепродуктами) и Карпатам.

СССР подписал почти все международные конвенции, касающиеся войны и в своих планах ориентировался на правила, оговорённые в подписанных конвенциях. СССР не была подписана Женевская конвенция о военнопленных, однако, в начале ВОВ он взял обязательство соблюдения оговорённых в этой конвенции правил.

Из всего изложенного следует, что в СССР в 30-е годы была проведена огромная всесторонняя работа по повышению обороноспособности страны, что в конечном итоге обеспечило не только победу в войне, но и позволило в дальнейшем добиться выгодного для себя нового передела мира. При этом, однако, были недоучтены условия войны, что будет объяснено в следующем разделе.









Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.