Онлайн библиотека PLAM.RU




Поход Ганнибала в Италию

Карфагенский сенат собрался в храме Ваала, древнего финикийского бога, которому приносили человеческие жертвы в минуты страшной опасности, грозившей городу. В храме царила напряжённая тишина. Все с затаённым дыханием ожидали момента, когда введут римских послов. Что скажут римляне? Что поручил им передать римский сенат?

Римские послы сразу по прибытии в город потребовали, чтобы их как можно скорее провели в сенат. Напрасно самые ловкие карфагеняне старались узнать, какое поручение дано римским послам. Послы заявили, что хотят изложить дело только карфагенскому сенату. Пришлось спешно созывать сенаторов на заседание. Все в Карфагене понимали, что нависла угроза войны с Римом. Однако карфагеняне полагали, что римляне не готовы к войне. Они не помогли сагунтянам и позволили Ганнибалу захватить их город. У карфагенян же в Испании прекрасная наёмная армия. Она ждёт только знака, чтобы начать войну. Карфагеняне сейчас подготовлены к войне лучше, чем римляне. Им, стало быть, нечего бояться угроз римлян.

Двери храма широко распахнулись — и вошли римские послы. Во главе их был Квинт Фабий Максим — римский сенатор.

Фабий заявил, что сенат поручил ему задать карфагенянам один только вопрос: самовольно Ганнибал захватил Сагунт или это сделано по решению карфагенского сената?

После краткого совещания встал один из карфагенских сенаторов. Он ответил, что разбирать вопрос о том, действовал ли Ганнибал самовольно или нет, — это дело самих карфагенян. Карфаген — независимое государство. Римляне не имеют права вмешиваться в его внутренние дела.

Сказав это, карфагенский сенатор сел на место под бурное одобрение присутствующих. Тогда Фабий Максим, свернув полу своей тоги так, как будто он нёс в ней что — то, сказал, обращаясь к карфагенским сенаторам: «Здесь я принёс вам и войну, и мир. Выбирайте любое». Сенаторы ответили: «Выбирай сам!«Тогда Фабий распустил полу тоги и воскликнул: «Война!» После этого римские послы удалились и в тот же день отбыли из Карфагена. Это произошло ранней весной 218 г. до н. э. Война была объявлена.

Обе стороны начали к ней подготовку. Римляне задумали одновременное вторжение в Испанию и в Африку. Один консул должен был, собрав большое войско и флот в Сицилии, напасть на самый Карфаген. Другому консулу поручили высадить войска в Испании. Он должен был там начать войну с Ганнибалом, чтобы тот со своей сильной армией не мог прийти на помощь родному городу. Рассчитывая на превосходство своей пехоты над наёмниками Карфагена, римляне надеялись на быструю победу.

План Ганнибала поражал своей смелостью. Карфагенский полководец собирался вторгнуться в Италию и вести войну на территории врага. Организовать вторжение в Италию с моря было слишком рискованно. Со времени первой Пунической войны Карфаген больше не господствовал на море. Переправляя армию морем, можно было встретить на пути сильный римский флот. В этом случае неудачное морское сражение означало бы гибель всей карфагенской армии. Поэтому Ганнибал предпочёл путь через Альпы — самые высокие в Европе горы. Этот путь был хорош тем, что римляне не ожидали нападения с этой стороны. Их флот оберегал побережье, а римская армия сосредоточивалась на юге Италии для вторжения в Африку. Римляне считали, что Альпы непроходимы для карфагенской армии.

Всю зиму, последовавшую за взятием Сагунта, Ганнибал занимался подготовкой к походу. Зная, что римляне не начнут военные действия в зимних условиях, он дал отпуск значительной части своих солдат, чтобы завоевать их благодарность и привязанность. Весной в назначенное время Ганнибал сообщил воинам, что они отправляются в поход, который сулит им богатую добычу. Одновременно Ганнибал старался завязать сношения с галльскими племенами, через земли которых он должен будет проходить. Много карфагенского золота было уплачено, чтобы склонить вождей галльских племён на сторону карфагенян. У галлов же Ганнибал узнавал о путях через Альпы.

Чтобы обезопасить от вторжения римлян сам Карфаген и его владения, Ганнибал отправил в Африку 20 тыс. воинов. В Испании он оставил своего брата Гасдрубала с двенадцатитысячным войском. Распределяя эти силы, Ганнибал стремился, чтобы испанские воины служили в Африке, а африканские — в Испании. Он делал это для того, чтобы наёмники, попав в чужую страну и не зная её языка и обычаев, не могли завязать дружбу с местным населением. В случае какого — либо восстания чужеземные наёмники, не имеющие никакой связи с населением, будут расправляться с восставшими беспощаднее, чем местные уроженцы.

Наконец, всё было готово, и Ганнибал выступил в поход, имея 80 тыс. пехоты, 12 тыс. конницы и несколько десятков боевых слонов. Армия Ганнибала отличалась прекрасными боевыми качествами. Его войска в основном состояли из отборных и опытных воинов, участников многих походов, веривших в полководческий талант своего вождя и его победу.

Перейдя реку Эбро, карфагенское войско встретило упорное сопротивление со стороны местных иберийских племён. Ганнибал разбил их в нескольких сражениях. Однако, понимая, что после ухода его войск иберийцы могут восстать, он оставил здесь сильный отряд, чтобы удерживать эти племена в повиновении. Здесь же Ганнибалу пришлось столкнуться ещё с одним серьёзным затруднением. Часть его наёмников, испуганная трудностями предстоящего похода, отказалась идти дальше. Ганнибал мог разгромить этот отряд и наказать ослушников. Но он не сделал этого. Наоборот, он не только отпустил этот отряд домой, но ещё и приказал объявить, что он не препятствует желающим отказаться от похода. Пусть в поход пойдут только те, кто не боится трудностей.

Многие вернулись домой, но большая часть войска верила в успех и осталась со своим вождём. Теперь у Ганнибала были только надёжные воины, которые добровольно остались с ним и были готовы пойти всюду, куда он их поведёт. Отпуская домой всех желающих, он избавился от трусливых и ненадёжных. Кроме того, когда Ганнибал без возражений отпустил часть своего войска, отправляясь в тяжёлый поход, это убедило всех, что он твёрдо уверен в победе и в своих силах. Уверенные в могуществе карфагенян иберийцы тоже не решались восставать.

Таким образом, к реке Роне, или, как её тогда называли, Родану, Ганнибал подошёл с 50 тыс. пехоты, 9 тыс. конницы и боевыми слонами.

В это время римляне продолжали свои военные приготовления. Один консул собирал в Сицилии армию и флот для вторжения в Африку, другой — Публий Корнелий Сципион — морем начал переправу в Испанию. На пути в Испанию римляне сделали остановку в устье реки Роны. Как раз в это время к Роне с запада подошли и войска Ганнибала. На другом берегу стоял отряд галлов — союзников римлян, готовых оказать сопротивление карфагенянам. Ганнибалу предстояло перейти широкую и стремительную реку на виду у неприятеля. А на расстоянии четырёх переходов от него к югу находился со своими войсками Сципион, направляющийся в город Массилию. Ганнибал вышел из трудного положения следующим образом. Значительный отряд его войск двинулся вверх по реке и переправился через неё без всяких затруднений много выше того места, где стоял с главными силами Ганнибал. Этот отряд, оставаясь незамеченным, зашёл в тыл галлам. Когда на горизонте появились условные дымы сигналов, Ганнибал начал переправу основной массы своих войск на наскоро сколоченных плотах. Галлы пытались воспрепятствовать этому. Вдруг у них за спиной запылал их собственный лагерь, подожжённый зашедшим в тыл отрядом Ганнибала, который переправился раньше. В паническом ужасе галлы обратились в бегство. Переправа войска Ганнибала прошла благополучно.

Для Сципиона эта переправа явилась полной неожиданностью. Он узнал о близости врага лишь в Массилии. Следовало преградить дорогу врагу. Он бросил навстречу Ганнибалу конницу, которая, одержав верх в короткой стычке с неприятелем, пробилась к вражескому лагерю. Но сам Сципион опоздал. Когда он с главным отрядом подошёл к месту переправы, ещё не успел остыть пепел на кострах, у которых грелись воины Ганнибала. Лагерь был пуст. Ганнибал уже перешёл на другую сторону Роны. Армия Ганнибала ускользнула от римлян и вступила в предгорья Альп. Только теперь поняли римляне, какая опасность грозит Италии. Консул со своим войском немедленно погрузился на корабли и возвратился в Италию. Спешно был отозван и другой консул, находившийся в Сицилии. Римляне, отбросив мысль о вторжении в Африку и Испанию, стягивали силы для защиты родной страны. Поход Ганнибала сорвал все их первоначальные планы.

А в это время карфагенская армия уже переходила Альпы. Это был тяжёлый переход. Люди замерзали на снежных вершинах, срывались с обледенелых круч в пропасти. Множество вьючных животных погибло. Трудности увеличивались тем, что местное население оказывало сильное сопротивление. Не раз казалось, что все карфагеняне будут уничтожены. Но всё же Альпы были преодолены. Переход через Альпы занял 33 дня. За этот месяц Ганнибал потерял больше половины своей пехоты и треть конницы, которую он особенно берёг. Но Ганнибал достиг цели: перед карфагенянами лежала плодородная долина реки По. Население предальпийской Галлии, недавно покорённое римлянами, уже успело почувствовать всю тяжесть римской власти. На это и рассчитывал Ганнибал, Когда в сентябре 218 г. до н. э. войска стали спускаться с гор, к ним стали присоединяться племена галлов. Усталая после труднейшего перехода армия получила возможность отдохнуть и пополниться воинами и запастись провиантом. Римляне не ожидали, что Ганнибал так скоро появится в Италии. Прошло не меньше месяца, прежде чем они оказались в состоянии начать против Ганнибала военные действия.









Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.