Онлайн библиотека PLAM.RU




Аристоник

В осенний день 133 г. до н. э. к римскому форуму подъехал сильно уставший чужестранец. Это был Эвдем — посланец из Пергама (Пергам — государство в северо — западной части Малой Азии), который привёз в Рим известие о смерти пергамского царя Аттала III, его посмертное завещание, а также знаки царского отличия.

В Риме быстро распространился слух о приезде Эвдема, и скоро все заговорили о том, что богатое Пергамское царство было завещано Риму умершим царём.

Заседание сената, на котором разбирался вопрос об этом завещании, было очень бурным. Так, например, Тиберий Гракх требовал, чтобы пергамские сокровища были отданы для проведения его реформ и для приобретения сельскохозяйственных орудий и скота беднейшими крестьянами. Конечно, сенаторы — богатые землевладельцы были против этого предложения.

Аттал III не имел наследников, и на первый взгляд его завещание в пользу Рима могло показаться не таким уж неожиданным. Однако в Риме было известно странное поведение пергамского царя в последние годы правления. Оно даже давало повод считать его безумцем. Кроме того, все знали, что у Аттала был побочный брат — Аристоник, рождённый эфесской рабыней, который пользовался большой любовью среди пергамской бедноты. Говорили, что Аттал III передал своё царство Риму из боязни, что оно иначе попадёт в руки Аристоника. Другие же говорили, что пергамское завещание, привезённое Эвдемом, подложно. Как бы то ни было, римский сенат принял завещание Аттала.

Между тем, в Пергамском царстве развёртывались бурные события. Там давно уже было неспокойно, и часто царские войска, состоявшие из наёмников, направлялись на усмирение взбунтовавшейся бедноты или рабов. Всё пятилетнее правление Аттала III прошло в постоянном страхе перед этими всё более и более разраставшимися восстаниями.

Последний год своей жизни Аттал, охваченный тревогой и мрачными подозрениями, искал полного уединения. Он стал носить траурное платье, отрастил длинные волосы и бороду, начал заниматься садоводством, заинтересовался лепкой из воска, производством изделий из бронзы и ковкой меди. Он писал сочинения по ботанике и сельскому хозяйству. Наконец, Аттал решил воздвигнуть гробницу своей матери и лично наблюдал за её сооружением. Увлечённый этими занятиями, он почти совсем удалился от государственных дел.

Однако ему всё чаще и чаще сообщали о серьёзных волнениях рабов в стране, о многочисленных убийствах знатных военачальников и наместников. Будучи не в силах удержать быстро разрастающееся в стране недовольство, он приказывал казнить каждого по малейшему подозрению. Он сам пробовал на своих приближённых действие различных ядовитых растений, выращенных в его садах. Деспотизм и безумие царя переходили всякие границы.

Особенно сильно возненавидел Аттал III своего сводного брата Аристоника, Аристрник не мог появляться в пергамском дворце и жил вдали от царя, среди рабов и пергамской бедноты. Это заставило Аристоника задуматься над причинами несправедливости в жизни общества. Почему его брат Аттал, сын его же родного отца царя Эвмена, владеет пергамским царством, а он, Аристоник, вынужден делить судьбу пергамских рабов? Почему не могут они быть равны между собой? Его поражали страшные условия существования рабов и бедноты, в которых он сам теперь оказался. Он приходил в ужас от царившего в стране произвола и насилия, от нищенской жизни пергамского населения. Вместе с тем, он прекрасно знал, что пергамское царство очень богато, что казна пергамских царей полна сокровищ, что великолепные сооружения из мрамора, украшавшие пергамскую столицу, стоят баснословных средств.

Сам Пергам в эта время был цветущим городом с широкими мощёными улицами, фонтанами и водопроводом. В нём были и бани, и красивые рынки. Город украшали выдающиеся произведения искусства, прекрасный храм Афины, театр и знаменитая Пергамская библиотека.

Трудно было поверить, что только полтора столетия назад этот роскошный город был всего — навсего небольшой крепостью. Через Пергамское царство, границы которого простирались от Пропонтиды (Мраморное море) до Каппадокии и Киликии, шли торговые пути, которые соединяли страны Востока с Западом и обеспечивали Пергаму большие торговые доходы. Плодородная почва приносила богатые урожаи, а прекрасные пастбища давали возможность заниматься скотоводством. Получаемая в изобилии высокосортная шерсть перерабатывалась в ткацких мастерских и служила предметом торговли с другими государствами.

Богатства Пергамского царства давно уже привлекали внимание римского сената, римских рабовладельцев, торговцев и ростовщиков, которые всеми силами стремились распространить римское влияние на Пергам.

И вот, наконец, осуществились давнишние замыслы римлян. Внезапно, от солнечного удара, умер Аттал III, и Рим получил в наследство богатую страну.

Римский сенат срочно организовал посольство в Пергам. Оно состояло из пяти уполномоченных. Но Аристоник заявил, что не допустит передачи Риму своего царства.

Весть об этом быстро облетела Пергам, близлежащие города и области. К Аристонику массами потянулись рабы, ремесленники, крестьяне, весь обездоленный и угнетённый пергамский люд, все, чьими руками, потом и кровью были созданы богатства. Они давно уже слышали об Аристонике и считали его близким себе, зная о притеснениях, которым он подвергался при покойном царе. Кроме того, Аристоник привлёк на свою сторону и значительную часть пергамского войска.

Он мечтал об организации своего царства на совершенно новых началах. При его правлении, думал Аристоник, исчезнет несправедливость, царившая в Пергаме. В памяти вставали прочитанные им в юношеские годы различные сочинения, особенно известный фантастический роман «Счастливый остров» писателя Ямбула. Он считал, что жизнь в Пергамском царстве можно будет сделать такой же счастливой, как на этом выдуманном Ямбулом острове. Все жители «счастливого острова» вели трудовой образ жизни, по очереди выполняя различные работы: ловили рыбу, занимались ремёслами, выполняли сельские работы, помогали друг другу, занимали государственные должности. От этих обязанностей были свободны только старики. Жители острова были разделены на группы по 400 человек в каждой, во главе со старейшиной. Главным божеством у них считалось солнце. Солнцу слагали они гимны и пели их на своих празднествах.

По этому образцу задумал Аристоник преобразовать своё царство, решив заранее, что назовёт его царством солнца, а жителей — гелиополитами (солнце — по — гречески гелиос), что и будет означать — «жители солнечного царства». Всё это рассказывал Аристоник своим сторонникам. Эти рассказы быстро распространялись по всему царству, и многочисленные толпы рабов и бедняков прибывали к Аристонику. К ним присоединился также и пергамский флот.

Однако большинство богатых греческих городов Малой Азии было сильно встревожено развивавшимся восстанием и начало готовиться к серьёзному сопротивлению.

Первым выступил против восставших город Эфес. У власти там стояли богачи и аристократы, они мобилизовали для военных действий свой сильный торговый флот. Аристоник не был готов к серьёзному сражению. Его флот только формировался, он состоял из плохо обученных гребцов и воинов, не имел необходимого вооружения и был значительно меньше эфесского. В бою, который произошёл около города Кимы, флот Аристоника потерпел поражение. Тогда он понял, что у него ещё недостаточно сил для осуществления своих планов, что необходима серьёзная подготовка и, главное, хорошо вооружённое и обученное войско.

Римский сенат был очень доволен разгромом Аристоника, так как не мог в то время направить свои войска в Пергамское царство. Рим был занят подавлением большого восстания рабов в Сицилии и затянувшейся войной в Испании.

Между тем, Аристоник стал собирать новые силы. К нему в это время приехал известный философ Блоссий, бывший советчиком и учителем Тиберия Гракха. Аристоник был очень обрадован приездом Блоссия, рассчитывая найти в нём сторонника своих намерений. И он не ошибся. Советы Блоссия вдохновили его на то, чтобы ещё энергичнее бороться за осуществление своих планов. Восставшие быстро увеличивали свои силы и готовили оружие. В рядах Аристоника можно было встретить и рабов из различных стран, и пергамских ремесленников, и крестьян. Вся пергамская беднота потянулась к Аристонику, услышав, что в его царстве не будет несправедливости и угнетения. Во многих городах рабы перебили своих господ и сообщили Аристонику, что он больше не встретит здесь сопротивления. Первыми восстали рабы и беднота прибрежных городов Лёвки, Фокея и Колофоны. Окрылённые успехом и хорошо вооружённые гелиополиты овладели ещё рядом городов.

Весть об успешном продвижении Аристоника стала распространяться на севере полуострова и достигла фракийского побережья и соседних с Пергамом государств. Везде находились сторонники гелиополитов, движение быстро разрасталось. Шёл 132 г. римских войск в Малой Азии по — прежнему не было. Перепуганная греческая аристократия не могла больше своими силами организовать сопротивление мощно развернувшемуся движению гелиополитов.

Широкий размах восстания Аристоника и быстрый успех претендента на царский трон в таком необычайном государстве, каким рисовалось будущее «Царство солнца», очень обеспокоили соседних с Пергамом малоазийских царей. Они решили не допустить возникновения в Малой Азии царства «гелиополитов». Когда к ним обратилась за помощью греческая аристократия больших городов Пергамского царства, то они быстро начали готовить свои войска для подавления восстания.

Самое большое войско собрал царь Понта Митридат V и, став во главе его, направился прямо к столице Пергамского царства, городу Пергаму, где было особенно много сторонников гелиополитов.

Митридат рассчитывал, что римляне высоко оценят его услугу, если он очистит Пергам от гелиополитов.

Понтийский царь Митридат V быстро дошёл до столицы и сразу же бросил свои войска против мятежников, отдав приказ быть беспощадными и истреблять всех гелиополитов вместе с их семьями. Но гелиополиты не сдавались. Вооружившись топорами, секирами, пращами, серпами, используя любой предмет, могущий служить средством защиты, они оборонялись. Но силы были слишком неравны и никакое упорство гелиополитов не могло принести им победы.

Митридат жестоко расправился с восставшими: ни один гелиополит не ушёл живым. Несколько тысяч трупов покрыли улицы города. В каждом доме были убитые, замученные гелиополиты. По улицам Пергама ходили наёмники понтийского царя и добивали раненых.

Но восстание продолжалось в других местах. Царь Каппадокии Ариарат V выступив на помощь римлянам, встретил серьёзное сопротивление гелиополитов и погиб в кровопролитном сражении. Весть о гибели Ариарата дошла до Рима, и сенату стало ясно, что в Пергам необходимо послать свои войска, что одни малоазийские цари не справятся с гелиополитами. Стало очевидным, что возглавлять войско должен опытный римский полководец. На этот пост был назначен консул 131 г. Публий Лициний Красс Муциан, который в то же время был и верховным жрецом.

Красс прибыл в Малую Азию на кораблях и высадился недалеко от города Левки, в котором находился Аристоник. Красс располагал хорошо обученным войском, испытанным уже при подавлении сицилийского восстания рабов. Тотчас по прибытии он стал тщательно готовиться к предстоящему сражению с Аристоником.

И вот все было готово. Красс предвкушал скорую победу над осаждёнными.

Был конец зимы 131 г. Красс полгода стоял уже под стенами города. Неожиданно он получил сообщение, что большой отряд хорошо вооружённых гелиополитов напал на его войска между городами Элейей и Смирной. Он поспешил им на помощь. Однако гелиополиты так яростно нападали на римлян, что вскоре сам римский консул оказался окружённым воинами Аристоника и, несмотря на сопротивление, был взят в плен. В панике римляне обратились в бегство, гелиополиты преследовали их и почти полностью истребили.

Победители с пением и шутками шли к Левкам, вели пленных римлян, во главе которых был сам римский консул Публий Лициний Красс Муциан.

Охрана выдающегося пленника была поручена отличившемуся в бою отряду фракийцев. Красс с ужасом представил себе, как он, римский консул, будет с позором передан вождю восставших рабов. Он хорошо знал, что в Риме никогда не простили бы ему такого позора и решил, лучше умереть. Но каким образом? Вдруг он сообразил… Быстро схватив виноградную лозу, Красс с силой ударил ею по глазам охранявшего его огромного фракийца. Взбешённый от боли воин, не поняв замысла Красса, пронзил его мечом. Таким образом Красс избежал плена. Голова его была доставлена Аристонику, а тело, подобранное его друзьями, похоронено в Смирне.

Известие о разгроме войск Красса произвело в Риме очень сильное впечатление и заставило римский сенат ещё более серьёзно отнестись к войне с Аристоником. Теперь назначение вести войну с Аристоником получил римский консул Марк Перперна. Он поспешно направился в Малую Азию.

Аристоник не рассчитывал на быстрое появление римлян вновь и решил отпраздновать свою победу над Крассом. Поэтому когда Аристонику сообщили о высадке в полной боевой готовности римских легионов, это было для «его полной неожиданностью. Гелиоиолиты были захвачены врасплох. Перпёрна напал на них с превосходящими по количеству и вооружению войсками, и в неравном бою разгромил восставших.

Аристоник с оставшимися войсками скрылся на юге Малой Азии, в городе Стратоникее. Поспешность бегства не дала возможности обеспечить оставшиеся войска и население Стратоникеи необходимыми запасами продуктов. Вскоре в Стратоникёе начался голод, так как город оказался полностью окружённым. Римские легионы плотным кольцом окружили осаждённых и не допускали никакой связи с ними. Аристоник не мог рассчитывать на помощь извне, а находящихся с ним войск было так мало, что о прорыве не могло быть и речи. Гелиополиты и всё население Стратоникеи мужественно переносили голод и трудности осады, но в конце концов вынуждены были сдаться.

Перпёрна приказал заковать Аристоника в цепи, перевести его на корабль, отправляющийся в Рим, и поддерживать его жизнь, едва теплившуюся после сильнейшего истощения от голода. Сам Перпёрна был вынужден задержаться в Пергаме для окончательной ликвидации восстания, но внезапно умер.

Это было очень кстати новому римскому консулу Манию Аквилию, завидовавшему победе Перлерны над Аристоником. Военные корабли под его предводительством вышли из Рима. Новый консул торопил свой флот, спеша захватить не прибывшие ещё в Рим пергамские сокровища и Аристоника. Однако расчётам Аквилия использовать успехи своего предшественника не суждено было оправдаться.

Новая волна восстания разлилась по огромной территории Пергамского царства. Сторонники Аристоника, оправившись от ударов римских легионов, опять поднялись на борьбу против Рима. Прибывшему в Пергам Манию Аквилию пришлось срочно набирать новые войска в богатых городах Малой Азии.

Аристоник был отправлен в Рим и по приказу сената задушен в римской темнице. Гелиополиты знали об этом, но с прежним упорством продолжали борьбу.

Аквилий видел, что усмирить восставших силой одного только римского оружия невозможно. Изобретая различные способы истребления непокорных, римский консул прибегнул, наконец, к крайнему средству. Аквилий приказал отравить все источники и колодцы, лишив свободолюбивый народ даже питьевой воды. Таким позорным способом римский консул добился, наконец, победы над восставшими.

«Аквилий завершил азиатскую войну, — но — о, позор! — чтобы принудить сдаться некоторые города, он отравил источники. Это ускорило победу, но её же и опозорило», — писал впоследствии римский историк Флор.

Много ещё сил было у римлян и поэтому они смогли подавить восстания рабов в Сицилии и Пергаме. Царство гелиополитов Аристоника, конечно, не могло соперничать с Римом, но всё же его возникновение было серьёзной угрозой власти римских рабовладельцев.









Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.