Онлайн библиотека PLAM.RU




Цезарь и Помпей

Союз Цезаря, Помпея и Красса не мог быть прочным. Каждый из них рассчитывал использовать двух других для того, чтобы захватить власть самому. Каждый втайне злоумышлял против другого. Республика доживала свои последние дни. Красс настоял на войне с Парфией. Чтобы в борьбе за власть победить своих «друзей», а на самом деле самых опасных соперников — Цезаря и Помпея, Крассу нужна была армия и военная слава. На Востоке он надеялся получить и то и другое. Но расчёты Красса не оправдались. Парфяне уничтожили войска Красса. Он вынужден был сдаться на милость победителей и был убит парфянскими воинами.

Цезарь и Помпей остались лицом друг к другу. Оба стремились к власти. У каждого за спиной стояла армия: у Цезаря — в Галлии, у Помпея — в Испании и Африке.

Цезарь находился в Галлии с 58 г. до н. э. За это время он успел завоевать огромную территорию от Альп до берегов Ламанша и острова Британии. В распоряжении Цезаря была закалённая во многих походах и преданная ему армия. Покорение большой страны дало ему в руки громадные средства. Цезарь щедро тратил их на поддержку своего политического влияния в Риме и на подарки воинам.

В отличие от Цезаря, Помпей все эти годы находился в Риме. После консульства 55 г. ему также была передана в управление провинция Испания со всеми находившимися в ней римскими войсками. Помпей, однако, туда не поехал. Он предпочёл, оставаясь в Риме, управлять Испанией через своих помощников.

В глазах большинства сенаторов и сторонников старого республиканского строя Помпей был гораздо более подходящим кандидатом в диктаторы, чем Цезарь. Теперь даже сенаторы сознавали необходимость твёрдой власти, как единственного средства удержать в повиновении рабов и свободную бедноту, но они боялись диктатуры и надеялись сохранить хотя бы в будущем республиканский строй. Сторонники этого взгляда рассуждали так: уж если государство не может быть исцелено ничем другим, кроме военной диктатуры, то нужно принять это лекарство из рук наиболее безобидного врача.

В этом смысле все преимущества были на стороне Помпея. Воспоминания о том, как вёл себя Помпей, вернувшись из восточного похода, были ещё свежи в Риме. Послушный сенату, он распустил свою армию и явился в Рим как частное лицо. Этим он поставил себя в совершенно беспомощное положение. Цезарь никогда бы так не поступил. Сенаторы рассчитывали, что от Помпея можно ожидать такого же поведения и впредь. С их точки зрения, Помпей был человеком гораздо менее опасным, чем Цезарь. Он — то и должен был стать тем самым «безобидным врачом», из рук которого было не так страшно принять такое сильное лекарство, как военная диктатура. С другой стороны, и сам Помпей, имея такого опасного соперника, как Цезарь, был склонен, искать поддержки у сената. Вот почему между сенатом и Помпеем произошло сближение.

Теперь и у Цезаря и у Помпея были свои политические сторонники. За Цезаря по — прежнему стояла обманутая им римская демократия, а на стороне Помпея были сенат и старая республиканская знать.

Наступила пора действовать. Один из консулов 51 г., при скрытой поддержке Помпея, выступил с резкими нападками на Цезаря. Он осудил деятельность Цезаря по управлению провинциями, упрекал его в том, что он предоставлял некоторым жителям Предальпийской Галлии римские гражданские права. Один из находившихся в это время в Риме жителей этой провинции, пользовавшийся уважением у себя на родине и недавно получивший от Цезаря гражданские права, был по приказанию консула высечен розгами. Это означало, что его не считают римским гражданином. После порки консул предложил несчастному показать Цезарю оставшиеся на его теле рубцы.

Благодаря своим сторонникам, часто приезжавшим к нему из Рима, Цезарь всегда был хорошо осведомлён о том, что делалось в столице. Он ещё не рискнул открыто выступить против Помпея, но через некоторых верных ему народных трибунов сумел получить разрешение выставить свою кандидатуру в консулы, не присутствуя лично в Риме, что было запрещено принятым недавно законом. Помпей не решился против этого выступить и промолчал.

Теперь главная задача Цезаря заключалась в том, чтобы сохранить за собой командование войсками и управление Галлией до тех пор, пока он не будет избран в консулы. Цезарь хорошо понимал, что и Помпей и сенат будут всячески этому противиться. Поэтому он принял свои меры. Золото обильным потоком потекло из Галлии в Рим. Используя эти средства, Цезарю удалось подкупить и склонить на свою сторону многих деятелей из враждебного ему лагеря. В их числе был один из двух консулов 50 г., раньше выступавший против него. За огромную сумму в 150 талантов, то есть более 3 млн. рублей, он согласился не выступать ни за, ни против Цезаря.

Борьба разгоралась. Население Рима было охвачено волнением и острой тревогой. По городу распространился слух, будто Цезарь перешёл Альпы и со всеми своими войсками движется на Рим. Жители столицы хорошо ещё помнили ужасы сулланской резни. Неужели всё это повторится? Консул Гай Марцелл потребовал, чтобы войска, стоявшие вблизи Рима, были двинуты против Цезаря. Обращаясь к Помпею и протягивая ему меч, Марцёлл сказал: «Мы приказываем тебе выступить против Цезаря за отечество. Для этого мы даём тебе войско».

Вскоре, однако, выяснилось, что слух о движении Цезаря с войсками на Рим ложен. Цезарь действительно в это время перешёл Альпы, но перешёл всего с одним легионом, небольшим количеством вспомогательных войск и тремя сотнями всадников. С этими войсками он расположился в Равенне, поблизости от северной границы Италии. Главные его силы продолжали оставаться за Альпами.

В Равенну к Цезарю приехал из Рима один из его сторонников — Курион. Узнав от Куриона о том, что у него собираются отнять власть над войсками и провинциями, Цезарь обратился с просьбой к сенату сохранить за ним впредь до консульских выборов два легиона и Предальпийскую Галлию. От управления остальными провинциями и командования войсками он отказывался. Когда это предложение было отвергнуто, он написал сенату письмо, в котором выразил согласие распустить свою армию при условии, что Помпей сделает то же самое.

Сенат не принял и это предложение и потребовал, чтобы Цезарь сложил свои полномочия. Два пытавшихся воспрепятствовать этому решению народных трибуна — Марк Антоний и Кассий Лонгин — были удалены из сената. Ночью, в рабской одежде, они бежали к Цезарю в Равенну. 7 января 49 г. сенат объявил чрезвычайное положение и поручил Помпею набор войска для борьбы с Цезарем.

Наступило время действовать и для Цезаря. Он собрал своих солдат и выступил перед ними с речью. «Нас, — говорил он, обращаясь к солдатам, — после стольких славных деяний объявили врагами отечества, а вот этих людей (трибунов Кассия Лонгина и Марка Антония) за то, что они позволили себе высказать свободное слово, изгнали из Рима самым позорным образом». В заключение Цезарь призвал солдат поддержать его и обещал каждому из них щедрое денежное вознаграждение. Солдаты ответили возгласами о готовности идти за Цезарем туда, куда он их поведёт.

Когда весть о выступлении Цезаря дошла до Рима, там началась паника. Никто не верил, что Цезарь предпринял свой поход всего лишь с одним легионом пехоты и тремя сотнями всадников; считали, что он двигается на Рим с большой армией.

Противники Цезаря много говорили о неизбежности войны и к ней готовились, но теперь оказалось, что ничего ещё не готово. У Помпея не было под руками войск, способных задержать Цезаря. Главные его силы находились в Испании. Набор солдат в Италии шёл вяло. Между тем Цезарь, занимая один город северной Италии за другим, стремительно двигался вперёд. Помпей был ошеломлён. Со всех сторон его обвиняли: одни за то, что он сам, поддерживая в предшествующие годы Цезаря, способствовал его усилению; другие в том, что в переговорах с Цезарем он не пошёл на уступки. Один из консулов издевательски предлагал Помпею «топнуть ногой о землю». (Незадолго перед этим Помпей говорил, что если Цезарь предпримет поход, то стоит ему, Помпею, топнуть ногой о землю, как вся Италия наполнится войсками.)

В конце концов, поддавшись слухам, Помпей объявил, что он покидает город и призывает следовать своему примеру всех, кому дороги родина и свобода. Началось паническое бегство. Бежали оба консула, бежали сенаторы — многие с такой поспешностью, что ничего не успевали захватить с собой из своего имущества. Среди бежавших сенаторов были и такие, которые раньше всегда держали сторону Цезаря. Теперь они потеряли способность соображать и бежали со всеми остальными.

Не заходя в Рим, Цезарь двинулся по стопам Помпея. По дороге он беспрерывно увеличивал численность своих войск. К нему переходили солдаты, завербованные Помпеем.

Достигнув Южной Италии, Цезарь располагал уже довольно многочисленной армией. Положение Помпея стало тяжёлым. Ему оставалось теперь только одно: покинуть Италию и попытаться набрать армию за её пределами. Уходя от преследования Цезаря, Помпей достиг порта Южной Италии — Брундизия. Отсюда со своими сторонниками и оставшимися ему верными войсками Помпей переправился через Адриатическое море на побережье Балканского полуострова.

Цезарь был бессилен воспрепятствовать переправе Помпея: у него не было кораблей. Оставив часть своих войск в Брундизии, он с другой частью возвратился в Рим.

С тревогой ожидали в Риме вступления Цезаря. Его противники предсказывали повторение ужасов времён Мария и Суллы. Опасения эти, однако, не оправдались. Вступив в Рим, Цезарь воздержался от преследования своих политических врагов. Захваченных в ходе военных действий солдат Помпея он без всяких наказаний отпускал на свободу. Такими приёмами Цезарь хотел привлечь на свою сторону население столицы.

Многие из бежавших стали возвращаться в Рим. Вернулась и часть сенаторов. Правительственные учреждения вновь стали действовать. Но долго в Риме Цезарь задерживаться не мог. До него доходили вести о том, что к Помпею каждый день прибывает много его сторонников и что на Балканском полуострове набрана большая армия. Кроме тоге, в Испании у Помпея находилось семь легионов его старых войск. Если бы Цезарь немедленно предпринял поход на Балканский полуостров, то его тыл остался бы беззащитным. Поэтому он решил сначала совершить поход в Испанию.

Война в Испании потребовала от Цезаря большого напряжения. Его войска вначале потерпели серьёзное поражение. В конце концов Цезарю всё же удалось осадить лагерь противника и отрезать его от воды. Командиры легионов были вынуждены начать переговоры о прекращении военных действий. И здесь, в Испании, Цезарь отпускал на все четыре стороны пленных солдат Помпея. Когда те его благодарили, он говорил им: «Если вы чувствуете ко мне какую — нибудь благодарность, расскажите об этом другим солдатам Помпея». Это был ловкий шаг. Часть солдат из легионов Помпея перешла на сторону Цезаря, пополнив его ряды.

Когда Цезарь снова вернулся в Рим, народное собрание провозгласило его диктатором. Однако Цезарь пробыл в этой должности всего 11 дней. Затем были проведены обычные консульские выборы. Одним из двух консулов выбран был Цезарь. Наскоро проведя несколько законов, укреплявших его влияние, он поспешил в порт Брундизии для продолжения борьбы с Помпеем.

За это время Помпей успел собрать из различных мест 11 легионов пехоты и 7 тыс. конницы. Одновременно в его распоряжении теперь находились и многочисленные вспомогательные войска, набранные у союзных Риму государств. Правда, большая часть всех войск состояла из новобранцев, которых предстояло ещё обучить. Сам Помпей занимался с ними. Несмотря на преклонный возраст, он принимал личное участие даже в упражнениях в беге. Но главным преимуществом Помпея было те, что на его стороне находился почти весь римский военный флот. С помощью этого флота Помпей мог поддерживать связь со своими силами в Африке и хорошо кормить свою армию.

Цезарь мог выставить против Помпея до 12 легионов пехоты и 10 тыс. галльской конницы, но военных кораблей у него почти не было. Переправа на Балканский полуостров поэтому была связана для него с большим риском. Всё же, выбрав удачный момент — бурную погоду, препятствовавшую кораблям противника вести наблюдение за побережьем Италии, Цезарь с шестью неполными легионами пехоты и несколькими сотнями всадников направился на грузовых судах через Адриатическое море. Высадился он у Аполлонии, расположенной несколько южнее Диррахия, главной базы помпеянцев.

Узнав о высадке Цезаря, Помпей сосредоточил все свои силы в Диррахии. Его флот отрезал войска Цезаря от подвоза продовольствия. Снабжение на месте также оказалось очень затруднительным для Цезаря, так как окружающая Аполлонию местность была бедна и пустынна. В его войсках начался голод. Солдаты по нескольку дней подряд не получали пищи, питались кореньями и травой.

Для Цезаря было теперь весьма важно переправить через Адриатическое море остальные войска, оставшиеся под командованием Марка Антония в Брундизии. Сделать это было трудно: корабли Помпея постоянно курсировали вдоль берегов Южной Италии. Марк Антоний неоднократно пытался выполнить распоряжение Цезаря о переправе войск, но это ему не удавалось. Тогда Цезарь решил вернуться в Брундизии, чтобы лично организовать переправу. Ночью, втайне от собственных войск, на настроении которых его отъезд мог пагубно сказаться, Цезарь с немногочисленными спутниками вышел в море. Поднялась сильная буря. Лодку грозило затопить волнами, и кормчий уже было отчаялся в спасении. «Смелей, — крикнул ему Цезарь, — ты везёшь Цезаря и его счастье!» Цезарь твёрдо верил в успех своего дела. Всё же достичь Брундизия в эту бурную ночь ему не удалось.

Вернувшись в Аполлонию, Цезарь послал Марку Антонию предписание во что бы то ни стало организовать переправу. Положение войск Цезаря у Аполлонии было очень опасным. Противник значительно превышал его своей численностью. Но Помпей упустил этот благоприятный для него момент и не напал на Цезаря.

Антонию всё же в конце концов удалось выйти из гавани Брундизии в море. По дороге он был замечен, и двадцать кораблей Помпея пустились его преследовать. Марка Антония спасла неожиданная перемена ветра, помешавшая помпеянским кораблям его настигнуть. Всё же два корабля он потерял.

Получив долгожданное подкрепление, Цезарь стал готовиться к решительному сражению. Оба войска — и Помпея и Цезаря — стояли друг против друга, расположившись в хорошо укреплённых лагерях. Войска Цезаря продолжали испытывать острую нужду в продовольствии. В отдельных мелких стычках с противником победа часто оставалась за Цезарем, но, когда началось большое сражение, войска Цезаря не выдержали натиска и обратились в бегство.

Тщетно пытался Цезарь остановить бегущих. Задержав рукой одного рослого и сильного солдата, в панике бегущего к морю, он сам едва не был убит. В сражении у Диррахия Цезарь потерпел жестокое поражение. Однако Помпей не использовал своей победы. Вместо того чтобы завершить её преследованием противника, он загнал бегущих солдат Цезаря в их укреплённый лагерь и потом отступил. Цезарь, который уже совсем было потерял надежду сохранить свои войска, потом говорил своим друзьям, что был бы разбит наголову, если бы среди его врагов «было кому побеждать».

Когда смолк шум битвы, Цезарь уединился в свою палатку и всю ночь провёл в тяжёлых размышлениях. Он считал, что совершил крупную ошибку. Она состояла в том, что он, имея за собой далеко простиравшуюся страну и богатые македонские и фессалийские города, предпочёл расположиться на побережье, где войска его голодали и все преимущества были на стороне противников. Теперь он решил исправить эту ошибку и уйти вглубь страны.

Часть войск Помпея находилась в это время в Македонии. Цезарь рассчитывал напасть на эти войска и либо разбить их, либо заставить Помпея прийти им на помощь. В последнем случае на стороне Цезаря оказалось бы то преимущество, что он смог бы вступить в сражение с главными силами врага вдали от моря. Помпей при таких условиях лишился бы поддержки флота. Кроме того, внутри страны — и это, пожалуй, было самым важным — Цезарь легче мог прокормить армию.

Цезарь снялся со всеми своими войсками с места и двинулся вглубь страны. В лагере Помпея этот маневр Цезаря был воспринят как отступление. Здесь торжествовали победу. Между помпеянцами уже шли ожесточённые споры, кому какое место достанется в правительстве, когда все они вернутся в Рим. Некоторые из них были теперь озабочены приисканием себе в Риме подходящих домов, приличествующих консулам и преторам, должности которых они рассчитывали вскоре занять. Почти все настаивали на том, чтобы немедленно же выступить из лагеря вслед за Цезарем — начать его преследовать. Сам Помпей был против этого, так как лучше других понимал, какие преимущества даёт его армии хорошо укреплённый и снабженный на много месяцев вперёд продовольствием лагерь. И всё же под давлением общего мнения он выступил. Обе армии теперь находились в походе. Они двигались одна за другой. Так достигли они Фессалии. На равнине у города Фарсала они расположились друг против друга лагерем. Обе стороны стали готовиться к сражению.

Численный перевес был целиком на стороне Помпея. Он располагал 47 тыс. пехоты и 7 тыс. конницы против 22 тыс. пехоты и всего 1 тыс. всадников Цезаря. При этом конница Помпея сплошь состояла из отборных воинов — прекрасно вооружённых молодых аристократов. Будучи совершенно уверенными в победе, они рвались в бой. Утром 6 июня 48 г. до н. э. Помпей первым дал сигнал начать сражение. Затрубили трубы. Помпей бросил на правое крыло войск Цезаря всю конницу. Он рассчитывал, используя своё превосходство в силах, смять это крыло, отбросить его назад, ударить по войскам Цезаря с тыла и в то же время бросить на него с фронта всю свою пехоту. Однако Цезарь, разгадав намерения противника, выставил на правом фланге лучшие свои войска. Часть их была искусно скрыта от глаз неприятеля.

Воины Цезаря ринулись навстречу врагу. Отражая атаку конницы Помпея, они старались нанести всадникам раны в лицо. Такое указание они получили от Цезаря, который правильно рассчитал, что молодые аристократы больше всего опасаются быть обезображенными в сражении.

Атака конницы Помпея не удалась. Его всадники поднеслись назад, смяв собственную пехоту. Преследуя отступающих, воины Цезаря в свою очередь устремились в атаку. Помпей попытался отразить эту атаку. Воины его стояли в вытянутых шеренгах с копьями в руках. Стремительная атака Цезаря, однако, смешала их ряды. Боевые порядки пехоты Помпея были нарушены. Вспомогательные союзные войска, которые ещё не были введены в сражение, наблюдали, как римские граждане, молча, с небывалым ожесточением, поражали друг друга. Слышен был только стук оружия, вздохи и стоны раненых.

Левое крыло войск Помпея было опрокинуто атакой Цезаря и стало отступать. Тогда с криком «Мы побеждены!» обратились в паническое бегство так и не вступившие в сражение союзники. Преследуя противника, Цезарь разделил свои силы на несколько отрядов. Они разрезали войска Помпея на части и по очереди подавляли их сопротивление.

При виде поражения и бегства своих войск Помпей совершенно растерялся и пал духом. На него нашло какое — то оцепенение. Он удалился в свою палатку, а когда ему донесли, что воины Цезаря ворвались в его укреплённый лагерь, он спросил только: «Неужели и в лагерь?» После этого Помпей снял с себя боевое вооружение, сел на коня и в сопровождении четырёх наиболее близких ему людей бежал с поля боя.

Цезарь одержал блестящую победу. На Балканском полуострове перестала существовать армия его противников. Лишь немногие из них сумели бежать. Оставшиеся считали своё дело проигранным и теперь готовы были примириться с Цезарем. В этом Цезарь охотно пошёл им навстречу. Многим перешедшим к нему видным сторонникам Помпея он даровал полное прощение. В их числе был и Марк Юний Брут, будущий убийца Цезаря. На сторону Цезаря перешла также большая часть бывших солдат Помпея. Все они изъявили готовность сражаться за Цезаря. За их счёт он пополнил ряды своего войска.

Помпей решил направиться в Египет. Там у него были прочные связи, сохранившиеся ещё со времени его пребывания с армией на Востоке. В египетских войсках служило немало прежних солдат Помпея. Страна была богата. Помпей рассчитывал почерпнуть в Египте средства, необходимые ему для продолжения борьбы с Цезарем, однако он не учёл одного: в Египте уже знали о его поражении под Фарсалом и о блестящей победе Цезаря. Египетскому царю — Птоломею Дионису — было только десять лет. Фактически власть находилась в руках враждовавших друг с другом царедворцев. Один из них настоял на том, чтобы оказать Помпею гостеприимство, а потом убить его. Так правящие круги в Египте рассчитывали приобрести расположение победителя Цезари. Этот план они и привели в исполнение.

Когда ничего не подозревавший Помпей подплыл к берегу, к его кораблю под предлогом, что море в этом месте мелко, была выслана лодка. В ней, кроме нескольких египетских гребцов, был находившийся на египетской службе римлянин Семпроний, когда — то служивший в войсках Помпея. Семпроний приветствовал Помпея от имени египетского царя и предложил ему пересесть в лодку, чтобы переправиться на берег. Но как только Помпей вошёл в лодку, Семпроний менее ему первый удар. Жена и друзья Помпея видели всё это с борта корабля, но им не оставалось ничего другого, как поспешно уйти в море. На берегу враги обезглавили тело Помпея.

Вскоре у берегов Египта появился на своих кораблях пустившийся преследовать беглеца Цезарь. По дороге он захватил целую эскадру помпеянских кораблей, сдавшихся в плен без боя. Окровавленная голова Помпея была услужливо преподнесена Цезарю. Видевшие это потом рассказывали, что, взглянув на неё, Цезарь отвернулся.









Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.