Онлайн библиотека PLAM.RU




Помпеи

В конце августа 79 г. до н. э. страшное бедствие обрушилось на два небольших, но цветущих римских города — Геркуланум и Помпеи. Они были расположены в Кампанье, у подножия Везувия. Вулкан, бездействовавший многие столетия, неожиданно проснулся. Огромное облако горячего пара и пепла появилось над вершиной горы. Затем началось страшное землетрясение. Нависшая над Везувием туча опускалась всё ниже. Наступивший мрак прорезался только вспышками огня, подобными колоссальным молниям. Обезумевшие от ужаса люди бежали, побросав свои дома и имущество. Многие ещё не успели покинуть город, когда из жерла вулкана начал извергаться ливень камней и пепла, покрывших Геркуланум и Помпеи слоем толщиной в восемь — девять метров. Завершивший извержение горячий ливень сцементировал эту массу, ставшую гробницей погибших городов…

Долго ещё сохранялись в памяти людей рассказы о страшной катастрофе. Но прошли века, и никто уж не помнил, где именно были некогда расположены Геркуланум и Помпеи. Иногда, случайно копая колодцы, крестьяне находили остатки древних стен. Они не догадывались, что это стены домов, засыпанных извержением Везувия.

Только около 200 лет тому назад начали производить на этом месте раскопки. Из найденной при раскопках надписи узнали, что под пеплом находится город Помпеи. Постепенно археологи раскопали отдельные дома, потом улицы и, наконец, целые районы древнего города. Под непроницаемым слоем камней и пепла они сохранились такими, какими были в момент гибели. Сохранились многочисленные надписи на стенах, утварь в домах и украшавшая их роспись и мозаика. Благодаря кропотливой работе археологов, которые расчистили сохранившееся и восстановили разрушенное и испорченное, Помпеи превратились в большой музей. Здесь можно узнать о повседневной жизни италийского города 2000 лет тому назад.

Как и во всех городах, строившихся римлянами и италиками, в Помпеях имеются две главные улицы: одна — с севера на юг и другая — с востока на запад. Остальные улицы идут параллельно главным, разделяя город на ряд кварталов. Улицы узкие — не шире десяти метров. Они тщательно вымощены каменными плитами и снабжены высокими тротуарами. Чтобы не создавать давки, повозкам разрешалось проезжать только по ночам. Днём улицы заполнялись пешеходами и носилками богатых людей, которые несли обычно три пары сильных рабов. На перекрёстках улиц размещались сооружённые для общественных нужд бассейны. Они снабжались водой из городского водопровода. Этот же водопровод доставлял воду в частные дома и общественные бани. Дождевая вода через покрытые плитами отверстия стекала в подземные стоки.

Пересечение двух главных улиц образовывало форум — центральную площадь города. Окружённый колоннадами, защищавшими от зноя и непогоды, он был хоть и невелик, но очень красив. Здесь размещались самые значительные здания города, храмы римских богов: Юпитера, Юноны и Минервы. Здесь же было здание городского совета и помещение для высших городских магистратов. Деловых людей привлекала на форум басилика — вытянутое прямоугольное здание, где в высоких двухсветных залах происходил суд и заключались торговые сделки. Покупатели стремились в многочисленные лавки форума и на два специальных рынка. На одном из них торговали съестными припасами, на другом — сукном и шерстью. Дети приходили на форум в школу, где содержавший её грек обучал мальчиков и девочек грамоте.

Здесь же, на форуме, находилось большое здание. Это была курия, где заседали члены городского совета — декурионы. Они были самыми богатыми и влиятельными жителями города.

Чтобы стать декурионом, нужно было сперва быть выбранным на какую — нибудь должность: квестора, ведающего городской казной, эдила, наблюдающего за торговлей и общим порядком в городе, дуумвира — высшего городского магистрата.

Магистраты исполняли свою должность в течение года, а затем становились членами совета декурионов. Но стать магистратом было не так — то просто. Желающие быть избранными должны были внести значительную сумму в городскую казну; кроме того, они ещё тратили большие деньги на общественные нужды. В благодарность за это им воздвигали статуи на форуме. Множество таких статуй стояло на форуме вперемежку с изображениями императоров и знатных людей города. Большую роль при выборах играли разные коллегии и объединения.

В римских городах было принято, чтобы люди одной профессии или общественного положения объединялись в коллегии. Были коллегии сукновалов, деревообделочников, кузнецов, каретников, сапожников, портных, ювелиров и т. д. Существовали также коллегии торговцев: хлеботорговцев, торговцев овощами, маслом, фруктами, скотом, солью и т. д.

Часто бывало, что торговцы, входившие в коллегию, договорившись между собой, припрятывали свои товары и поднимали цены.

Соединены были в коллегию и городские рабы, служившие при тюрьме, цирке, банях и при городском управлении. В коллегии объединялись совсем неимущие бедняки, чтобы на взносы сочленов и пожертвования богатых людей собираться на совместные обеды. В эти коллегии входили, без различия, рабы и свободные — все, кто могли дать скромный вступительный взнос и угостить товарищей кувшином дешёвого вина.

Коллегии ставили себя под покровительство какого — либо бога. Чтобы основать коллегию, нужно было иметь разрешение правительства. Это требовалось потому, что правительство боялось создания каких — либо мятежных обществ. Коллегии имели свои уставы и выбирали своих представителей для ведения дел.

Деятельность этих коллегий особенно оживлялась во время выборов городских магистратов. Они проводили на должность своих кандидатов или помогали своим покровителям занять какую — либо должность.

Коллегии принимали деятельное участие в борьбе между кандидатами. На стенах домов в Помпеях сохранилось множество предвыборных надписей, сделанных красными и чёрными буквами, чтобы привлечь внимание прохожих. Эти надписи рекомендовали кандидатов, призывая голосовать за них: «Все золотых дел мастера просят в эдилы Каспия Пансу»; «Все деревообделочники просят в эдилы Куспия Пансу»; «Марка Церрения просят в эдилы торговцы фруктами»; «Призываю вас сделать дуумвиром Гая Юлия Полибия. Просят пекари» — и т. д.

С такими же плакатами выступали объединения знатной молодёжи, вольноотпущенники и просто соседи кандидата. Иногда писали, что, будучи избран эдилом или дуумвиром, кандидат даст гражданам хороший хлеб или сбережёт городскую казну. Напоминали, что, занимая прежде какую — нибудь должность, кандидат проявил свою добросовестность и щедрость или позабавил граждан богатыми гладиаторскими играми. Нередко на дверях влиятельных людей появлялись надписи и такого содержания: «Выбирайте в эдилы Попидия Сабина, честнейшего юношу. Руфин (хозяин дома), поддержи его; и он тебя тоже выберет».

Чтобы враги не стёрли предвыборные надписи, делали приписки. «Чтобы ты заболел, если из зависти это уничтожишь», — прибавлено, например, к одной из надписей.

В день выборов, в марте, граждане, разделённые на специальные группы, курии, собирались для голосования. Каждый писал на табличке имя своего кандидата и опускал её в урну. Избранными считались те, за кого высказалось большинство курий. С 1 июля, принеся на форуме присягу, они вступали в должность. Сместить их до окончания года уже было нельзя. Они отчитывались в своей деятельности только перед городским советом.

Жители Помпей, желавшие купить местные и привозные товары, шли не только на форум. И на улицах города тоже было множество разнообразных мастерских, где шла оживлённая торговля. Продавцы раскладывали свой товар прямо на тротуаре, отделив себе маленькое местечко и написав на нём своё имя. Владельцы мастерских продавали свои изделия прямо в мастерской или снимали, лавки. Такие же лавки снимали собственники загородных вилл для продажи вина, масла и других продуктов сельского хозяйства.

Обычно лавкой ведал доверенный раб господина. Богатые собственники, открывая мастерские, также ставили во главе их какого — нибудь смышлёного и знающего ремесло раба. Часть доходов раб иногда ухитрялся оставлять себе. Случалось, что, накопив денег, он выкупался на свободу, сам приобретал рабов, инструменты и заводил собственную мастерскую или лавку. Иногда вольноотпущенники становились значительно богаче своих бывших господ. В Помпеях сохранился дом такого богатого вольноотпущенника — Цецилия Юкунда. В этом доме найдены восковые таблички, на которых были написаны его деловые заметки и расписки его должников. Арендуя у города сукновальню, участвуя в аукционах, на которых распродавалось имущество должников, ссужая деньги под проценты, Юкунд нажил большое состояние. Богатые вольноотпущенники, хотя и не могли занимать должностей магистров, играли большую роль в жизни города. Из них составлялась коллегия шести августалов, ведавших почитанием Августа и других обожествлённых императоров. На общественных праздниках, во время представлений и пиров августалы занимали место непосредственно после декурионов.

В Помпеях сохранилось большое количество мастерских, позволяющих судить о ремесле того времени. Среди этих мастерских обнаружены пекарни, часто соединённые с мельницами, мастерские по производству сукон и другие. Работали в этих мастерских главным образом рабы. Почти вся работа производилась вручную. Сцены из жизни ремесленников изображались помпейскими художниками на стенах домов. На работу в мастерские нанимались иногда и свободные бедняки. Жизнь их была очень тяжела. Они получали совсем ничтожную плату. Хозяину было выгоднее купить раба, чем хорошо оплачивать свободного работника.

Большая часть заработка бедняков уходила на наём жилища. Богатые граждане строили маленькие квартирки с тесными, полутёмными каморками, которые они сдавали бедным людям. Чем больше приходило из деревни людей в поисках заработка, тем большие доходы извлекали домовладельцы. Чтобы выгадать место, на домах надстраивался второй этаж. Часть помещения сдавали под лавки и мастерские, часть — под жилища мелких торговцев и ремесленников. Здесь было темно, тесно, пахло дешёвой луковой похлёбкой, растительным маслом и несвежей рыбой. В грязи возились полуголые дети.

Совсем иными были дома богатых землевладельцев и торговцев Помпей. В главной комнате — атрие — хозяин принимал пришедших по делам посетителей. В центре атрия помещался бассейн, куда через отверстие в крыше собиралась дождевая вода. Бассейн украшался статуями. Обычно здесь находилась и статуя самого хозяина. Около бассейна стоял массивный мраморный стол, заставленный дорогой бронзовой и серебряной посудой. Искусные чеканщики украшали её прекрасными изображениями цветов, листьев, птиц и зверей. У одной из стен атрия помещался ящик, в котором хозяин прятал свою казну.

Непосредственно к атрию примыкал кабинет хозяина — таблин, из которого открывался вид на внутренний сад дома — перистиль. В тёплое время года сад был любимым местопребыванием гостей. Колоннады, окружавшие его, давали тень. Фонтаны и искусственные водопады охлаждали воздух. Разнообразные цветы и изящно подстриженные деревья наполняли его ароматом.

К атрию и перистилю примыкали другие помещения: летние и зимние спальни, библиотека, столовые. Обычно эти комнаты были невелики. Исключение составляли столовые — триклинии, рассчитанные на приём гостей. Здесь находился прямоугольный или круглый стол, окружённый ложами. На каждом таком ложе наискось, головой к столу, во время еды возлежало по три человека. Сидели за столом только женщины. Гости размещались согласно своему положению в обществе. Парадные обеды длились по нескольку часов. Хозяин старался блеснуть редкими, изысканными кушаньями и искусством своих рабов, которые для развлечения гостей декламировали стихи и играли на различных музыкальных инструментах. Гостям предлагали венки из дорогих цветов. Цветами также были осыпаны стол и ложа.

Отдельно помещались каморки рабов, кухни и баня. Баня была непременной принадлежностью богатого дома. Хозяин старался сделать её удобной и изящной. В ней был и бассейн с холодной водой для плавания, и помещение для солнечных ванн, и комната.









Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.