Онлайн библиотека PLAM.RU




Восстание готов на Дунае

Положение Римской империи в конце IV в. был о очень тяжёлым. Враги со всех сторон теснили её, народ повсюду восставал против императорских чиновников и владельцев огромных имений. В Африке лишь с большим трудом было подавлено опасное восстание. Берега Британии и Галлию опустошали племена германцев, которых поддерживали вновь поднявшиеся на борьбу багауды. Мало успешны для империи были и войны с народами, жившими за Дунаем. Воинственное племя исавров, населявшее горные районы на востоке Малой Азии, нападало на соседние сёла и города. Исавры принимали к себе беглых рабов и колонов. Правительство было бессильно в борьбе с ними. С востока постоянно угрожало могучее персидское государство.

В правление разделивших между собой империю двух братьев — Валентиниана и Валента — вспыхнуло восстание, в котором видную роль играли жители и солдаты Фракии. Поднял его некто Прокопий, родственник императора Юлиана, погибшего во время большого (неудачного для римлян) похода против Персии. Опасаясь преследования новых правителей, Прокопий первое время скрывался.

Правивший восточной частью империи Валент быстро возбудил общую ненависть своей грубостью и ненасытной алчностью. В погоне за деньгами он увеличивал налоги и взыскивал старые, давно забытые недоимки. Недовольны были и солдаты. Их жадные начальники присваивали присланные для выплаты жалованья деньги, крали и распродавали обмундирование и продовольствие.

Прокопий решил, что время благоприятно для восстания. Он выждал, когда Валент уехал в Сирию, явился в Константинополь и там, поддержанный двумя легионами и бедным народом, провозгласил себя императором. Вскоре на его сторону перешли войска, стоявшие во Фракии. Посланные против него Валентом отборные легионы тоже перешли к Прокопию.

В лагерь Прокопия, кроме того, толпами стекались рабы и колоны из Фракии и Малой Азии. Приходили к нему и расселённые по дунайской границе, взятые в плен в предыдущих войнах различные племена. Они особенно страдали от почти рабского положения, в которое попали на римской земле. Они обязаны были обрабатывать заброшенную крестьянами землю и служить в войске. Как ни тяжела была жизнь римских крестьян и колонов, но жизнь этих бывших пленных варваров была ещё тяжелее. Римские чиновники, купцы и даже собственные, более богатые и влиятельные соплеменники, пользуясь нуждой варваров, тысячами продавали их в рабство.

Прокопию прислали отряды и задунайские народы. Скоро войска Прокопия стали грозной силой, а сам он, вовсе того не желая, стал «разбойничьим вождём» и «возмутителем черни», как его называли знатные и богатые.

В нескольких сражениях с войсками Валента Прокопий одержал блестящие победы. Вскоре в его руках оказалась Фракия и часть Малой Азии. И только измена его военачальников дала, наконец, победу Валенту. Сам Прокопий был выдан ему и казнён.

Кара, которой подверг Валент участников восстания и всех заподозренных в сочувствии Прокопию, была ужасна. Во Фракию были посланы отряды; виновных и невинных хватали, пытали и отдавали палачам. Провинция была залита кровью.

Но положение оставалось неспокойным. Крестьяне, колоны и рабы готовы были восстать при первой возможности. Богатые землевладельцы боялись нового восстания доведённых до отчаяния бедняков.

В это время важные события происходили в приволжских и причерноморских степях. Из глубины Азии, от самых границ далёкого Китая, пришёл туда многочисленный народ — гунны. На своём пути гунны сеяли разрушение и ужас. Весть об их жестокости быстро распространилась повсюду. Рассказывали, что гунны кочуют по степям со своими стадами и не знают иного жилья, кроме кибиток, и иной пищи, кроме сырого мяса и диких трав; говорили, что всю свою жизнь гунны проводят на своих неказистых, но выносливых конях, что они непобедимы в сражениях и беспощадны к побеждённым. Продвигаясь всё далее на запад, гунны разрушили города Боспорского царства и подчинили себе соседние с ними племена.

В глубокой древности готы жили на южном берегу Балтийского моря, но к началу III века н. э. часть их проникла в северное Причерноморье. Здесь они осели и смешались с более многочисленными и культурными местными племенами. Тех, кто поселился к востоку от Днестра, стали называть остготами (восточные готы), а тех, кто к западу, — вестготами (западные готы).

Прослышав о поражении остготов и приближении гуннов, против вестготов восстали подчинённые ими народности. Первыми отпали славяне. Старый царь вестготов — Эрманарих, предвидя, что не сможет защищаться против гуннов, покончил с собой. Один из вестготских военачальников попытался снова покорить славян, живщих по среднему течению Днестра. Он захватил их главу — Божа — и распял его вместе с сыновьями и семьюдесятью родовыми старейшинами. Возмущённые этой жестокостью, славяне соединились с гуннами и разбили вестготов.

Спасаясь от уничтожения, разбитые вестготы бежали по направлению к Дунаю. Часть из них искала убежища в неприступных горах Трансильвании. Другая часть обратилась к императору Валенту с просьбой разрешить им поселиться на плодородных полях придунайских провинций Мезии и Фракии. За это они обещали выставлять солдат для защиты границ империи. Это предложение было встречено с радостью; в обстановке постоянной борьбы с восстаниями императорам всё труднее стало пополнять армию. Солдаты, нанятые за границами империи, дорого стоили, а навербованные в армию колоны неохотно сражались за своих господ. Готы же были известны как храбрые воины.

Император обещал готам немедленно предоставить земли и продовольствие. Он отправил своих представителей наблюдать за их переправой и размещением. День и ночь на кораблях, лодках и просто на стволах срубленных деревьев переправлялись десятки тысяч готов через Дунай, надеясь найти на другом берегу безопасное убежище и новую родину.

Но вскоре готам пришлось убедиться, что их надежды обмануты. Данные им обещания не выполнялись, Императорские чиновники и не думали выдавать новым пришельцам продовольствие, а распродавали и расхищали его. Среди готов начался жестокий голод. Пользуясь безвыходным положением готов, чиновники, купцы, ростовщики скупали за бесценок их детей, жён и переправляли работорговцам. За фунт хлеба, за кусок мяса покупали они ребёнка, родители которого таким ужасным способом стремились спасти его от голодной, смерти. Многих захватывали силой и обращали в рабство. Среди готов нарастало возмущение.

Таково было положение, когда императорский наместник провинции Фракии пригласил на пир в свой дворец в городе Марцианополе двух готских вождей. Почётная стража, сопровождавшая их, осталась у ворот дворца до окончания пира. В город, чтобы закупить провизию, попытались войти и некоторые другие готские воины. Но по приказу наместника, в город они не были допущены. Возмущённые готы взялись за оружие, началась свалка. Наместник предательски приказал солдатам перебить почётную стражу своих гостей. Весть об этом новом злодеянии быстро долетела к готам, стоявшим у городских стен. Долго сдерживаемое возмущение прорвалось.

Готы выступили во всей Фракии и Мезии. К ним присоединялись колоны, рабы, поселенцы из варваров, рабочие рудников Фракии.

Своим главнокомандующим повстанцы избрали Фритигерна, который показал себя энергичным организатором и храбрым воином. Восставшие захватывали одно за другим селения и имения Фракии и Мезии. Им помогали местные жители, которые вступали в их ряды. Готы освобождали рабов, колонов и вместе с ними вспахивали отнятые у богачей земли. Нередко в богатых домах готские воины встречали своих проданных в рабство жён, детей, друзей, товарищей. Слушая их рассказы о гнусных издевательствах и жестокостях, которые они претерпели, восставшие клялись отомстить. Захваченных господ, рабовладельцев, готы обращали в рабство, чтобы те на себе испытали всё, чему они подвергали своих беззащитных невольников.

Два года не мог император Валент собрать войско для решительного сражения. В боях, которые вели с восставшими его полководцы, готы одерживали победы, и большая часть римских солдат переходила на их сторону.

Наконец, собрав шестидесятитысячную армию, Валент подошёл к городу Адрианополю. 9 августа 378 г. н. э. выстроенные в боевой порядок войска Валента двинулись навстречу готам. День был знойный, дороги трудные. Когда римские солдаты увидели телеги, которыми был огорожен лагерь восставших, они уже были сильно утомлены и измучены жаждой.

Началось ожесточённое сражение. Восставшие бились с невиданным мужеством. Раненые, умирающие, они продолжали наносить врагам удары кинжалами и тяжёлыми дубинами. Солдаты Валента, теснимые со всех сторон, ошеломлённые натиском всё прибывающих отрядов, истомлённые жарой, жаждой и голодом, ослеплённые поднятой готской конницей пылью, начали отступать. Вскоре отступление превратилось в беспорядочное, паническое бегство. Более 40 тыс. солдат и сам император Валент пали на поле битвы. Остатки его войска с трудом добрались до Адрианополя.

Теперь под властью восставших оказались две области — Македония и северная Греция, и перед ними открылся путь к столице империи — Константинополю. Ужас охватил богатых и знатных сенаторов и чиновников.

Движение разрасталось. Восстали все придунайские области. На западе отряды повстанцев приближались к границам Италии, а на востоке армия Фритигерна была уже в виду Константинополя. Она, правда, не могла взять этот превосходно укреплённый город, но его окрестности, застроенные роскошными виллами константинопольской знати, были в её руках.

По требованию напуганной знати император Запада Грациан стал искать человека, который мог бы успешно бороться с восставшими. Его выбор пал на Феодосия. Грациан объявил Феодосия новым императором Востока.

Феодосии оказался хорошим полководцем, а главное, хитрым дипломатом. Он всеми способами боролся с повстанцами. Его задачу облегчало то, что после смерти Фритигерна среди готских вождей начались раздоры. Феодосии некоторых из них старался привлечь на свою сторону богатыми дарами, высокими придворными должностями, лестью и почестями.

Один из готских вождей не только сам перешёл на сторону Феодосия, но старался настроить и своих соплеменников в его пользу. В результате этой политики, спустя пять лет после Адрианопольской битвы, между готами и Феодосием был заключён договор, по которому готам предоставлялась часть земель в малой Азии. Император обязался снабжать их зерном и скотом, освобождал от всех податей и повинностей. Готы подчинялись только своим племенным вождям и военным командирам. За это они должны были выставлять 40 тыс. солдат. Готские солдаты получали право носить золотое ожерелье и пользоваться разными привилегиями.

Однако большая часть готов не желала примириться с императором. Вместе с местными колонами и рабами продолжали они вести партизанскую войну против Феодосия, богатых землевладельцев и своих соплеменников — предателей. Лишь с большим трудом были подавлены повстанцы. Свою победу Феодосии ознаменовал тем, что крестьян и арендаторов Фракии, до того пользовавшихся некоторой свободой, он обратил в зависимых колонов.

Но напрасно прославляли искусные ораторы победу Феодосия. Только опираясь на войско готов и подкупая их вождей, он мог надеяться держать в повиновении народ. А среди готов постепенно крепло движение против империи. Они считали, что следует возобновить войну и попытаться добиться новых успехов. И более дальновидные люди говорили, что настанет день, когда новые союзники римлян снова соединятся с римскими колонами и рабами; тогда наступит конец тысячелетнему господству Рима над порабощёнными народами.









Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.