Онлайн библиотека PLAM.RU




Падение «вечного города»

Некогда могучая Римская империя, давно уже находилась в состоянии глубочайшего упадка. Варварские племена, прежде не осмеливавшиеся переходить очерченные оборонительным валом границы, ныне опустошали провинцию за провинцией. Варварам горячо сочувствовали угнетённые рабы, колоны, разорённые крестьяне. Они сами то тут, то там поднимались с оружием в руках против своих угнетателей — крупных землевладельцев, государственных властей.

Слабые и ничтожные люди сидели на императорском троне. Они были императорами лишь на словах. У них не было никакой власти. Истинная власть фактически перешла к командующим войсками. Эти командующие большей частью были не римлянами, а варварами, находящимися на римской службе. Солдаты также набирались из варваров. Франки, сарматы, готы, служили в римских легионах.

Выродившиеся аристократы Рима были заняты только погоней за богатством и собственными удовольствиями. Они не хотели видеть, что враги всё больше теснят империю и что их собственные подданные встречают врагов, как освободителей. Они не могли понять, что разноплемённые варварские войска стали теперь единственной военной защитой империи. Римская знать негодовала по поводу того, что варвары захватили лучшие должности, и старалась устранить их от власти. Императорский двор сделался местом бесконечных доносов, интриг, заговоров, убийств из — за угла.

После смерти императора Феодосия смуты в империи особенно усилились. Империя была разделена между малолетними сыновьями Феодосия. Восток был отдан восемнадцатилетнему Аркадию, вялому, неповоротливому и сонливому юноше, а Запад — одиннадцатилетнему слабоумному Гонорию. При нём советником и фактическим правителем являлся вандал Флавий Стилихон. Он был женат на племяннице умершего императора Феодосия Серене, даровитой и энергичной женщине. Стилихон был выдающимся полководцем и дальновидным политиком.

В это время над Римской империей нависла новая опасность. Воинственные племена готов, жившие в восточной части империи, сплотились и начали военные действия. На народном собрании готы выбрали своим вождём — конунгом — одного из самых прославленных своих воинов — Алариха. По старому обычаю, его подняли на щит при приветственных криках и звоне оружия. Восставшие готы двинулись против Константинополя и, взяв с него выкуп, обрушились на Македонию и Грецию. Без всякого труда прошёл Аларих Македонию и Грецию, везде опустошая города, захватывая богатую добычу и уводя жителей в рабство. Подкупленные или малодушные начальники римских гарнизонов не отстаивали даже знаменитые Фермопилы, где когда — то Леонид и триста спартанцев героически пали, защищая независимость родины от персидских полчищ. Аларих пощадил только Афины, внёсшие богатый выкуп.

Войска, во главе которых стоял Стилихон, начали успешную борьбу с готами. Алариху с трудом удалось уйти от поражения. Но готы решили готовиться к новому походу. Они собирали войска, заставляли греческих мастеров готовить им оружие. В ноябре 401 г. готские полчища вторглись в Италию, которой до того времени ещё не коснулось ни одно варварское нашествие. Ужас объял страну. Богатые и знатные люди, спасая жизнь и имущество, готовились бежать в Сицилию или Африку. Трусливый Гонорий собирался искать убежища в Галлии. Энергия и мужество Стилихона и на этот раз спасли положение. Он стянул легионы с отдалённых окраин империи — Британии и Галлии. Но этого было мало. Тогда он обратился за союзом и помощью к племенам аланов. Тем временем готы опустошая северную Италию, подошли к Милану и осадили город Асти, где заперся император Гонорий. Аларих уже торжествовал победу. Он обещал своей жене подарить рабынь — знатных римлянок — и драгоценности римских матрон.

В это время подоспел Стилихон с войсками. Возле города Полленция произошла битва. Готы были разбиты и бежали. Италия была спасена. В честь этой победы Гонорий и Стилихон отпраздновали в Риме блестящий триумф. Пленных готов вели по улицам «вечного города», за триумфальной колесницей везли закованную в цепи статую Алариха (сам вождь готов спасся). На арене большого амфитеатра были даны гладиаторские игры. Это был последний триумф и последние бои гладиаторов в Риме.

Умный политик Стилихон понимал, что, несмотря на победу, империя истощена до крайности и нуждается в помощи и защите. Поэтому он решил заключить союз с побеждённым, но ещё, сильным врагом. Аларих, отступивший в Эпир, быстро собрал новую армию. Ещё не закончились переговоры между Стилихоном и Аларихом, как новое бедствие обрушились на Италию. Теснимые гуннами и сарматами, северо — германские племена в количестве 300 тыс. человек вторглись в Италию. Их предводителем был Радагайс. Говорили, что он поклялся принести на алтарь своих богов кровь всех римских сенаторов.

Стилихон снова проявил огромную энергию. В виду критического положения в армию призывались даже рабы, которым обещали свободу. Во имя любви к родине всех свободных приглашали взяться за оружие. Повсюду разыскивали и возвращали в войско дезертиров. Но и такими мерами удалось собрать лишь 30 тыс. человек. Правда, и с этими небольшими силами Стилихон смог разбить войска Радагайса.

Но победа досталась дорогой ценой. Уцелевшим германцам удалось прорваться в Галлию и Испанию. Многие жители этих провинций добровольно признали их власть, чтобы избавиться от грабежа и насилий римских чиновников. В этих районах действовали также восставшие багауды — колоны и рабы.

По настоянию Стилихона было заключён союз с Аларихом. Ему была обещана одна из западных провинций и четыре тысячи фунтов золота.

Римская знать давно уже ненавидела Стилихона. Переговоры с Аларихом и союз с ним ускорили выступление противников Стилихона. При дворе, в войске распространялись слухи, порочащие Стилихона. Говорили об его измене, о том, что он с помощью готов хочет свергнуть Гонория и сделать императором своего сына, и многое другое. Ничтожный Гонорий приказал казнить Стилихона. По всей Италии начались казни его друзей и приверженцев, избиение семей варваров, состоящих на римской службе. Возмущённые дикой расправой, 30 тыс. солдат — варваров явились к Алариху. Они потребовали, чтобы он вёл их против Рима.

Аларих возобновил войну. Его войско, состоящее из готов и гуннской конницы, вторглось в Италию. Один за другим были взяты и разграблены города на севере страны и в средней Италии. Аларих вёл свою армию на Рим. Скоро перед глазами готов предстал «вечный город». Великолепные здания, древние языческие храмы из разноцветного мрамора, громадный амфитеатр, обширные цирки, театры, купола христианских соборов, обелиски, бесчисленные колонны, статуи, арки и т. п.

Хотя Рим уже не был столицей (правитель Востока жил в Константинополе, а император Запада — в Милане или Равенне), хотя период его процветания лежал позади, но это был прекраснейший город тогдашнего мира, с многочисленным населением. В нём насчитывалось более 45 тыс. жилых домов, около 1800 дворцов. Великолепные здания блистали драгоценными украшениями и вызывали в воображении картину сокровищ, которые должны были в них скрываться. Впервые после Ганнибала иноземный враг подошёл к стенам древнего Рима. Готы захватили гавань Остию со всеми хлебными запасами, присланными из Африки. Среди миллионного римского населения вскоре начался страшный голод. Дневную выдачу хлеба сократили до полуфунта, затем до четверти фунта и наконец отменили вовсе. К голоду прибавилась чума. Люди умирали тысячами. Между тем армия Алариха росла. Она ежедневно пополнялась бежавшими к нему из италийских сёл и городов колонами, рабами, ремесленниками, ненавидевшими рабовладельческий Рим.

Улицы и площади огромного города были усеяны трупами. Уныние и отчаяние царили в Риме. Суеверные римляне со страхом прислушивались к различным предсказаниям, видели во всём мрачные, недобрые предзнаменования. Вспоминали легенду о том, как основателю города Ромулу явилось двенадцать коршунов в знак того, что Рим простоит двенадцать веков. Говорили, что сейчас этот срок истёк и гибель города неминуема. Конечно, эти пророчества и предсказания родились в суеверных головах охваченных страхом римлян. Все, кто мог покинуть осаждённый город, бежали в безопасные места.

Среди осаждённых не было единства. Перед лицом неприятеля в городе продолжались распри, раздоры. Враждовали друг с другом различные партии. Враждовали христиане и тайные приверженцы старой религии, запрещённой императором Феодосием. Многочисленные рабы готовы были присоединиться к Алариху.

День проходил за днём. Положение ухудшалось. Готы и отряды гуннской конницы опустошали окрестности. Помощь, обещанная Гонорием, который жил в Равенне, не приходила.

Тогда сенат решил отправить к Алариху парламентёров с мирными предложениями.

Вождь готов, возбуждённый успехом, потребовал выдать ему всё имеющееся в Риме золото и серебро.

— Что же конунг предполагает оставить жителям? — с горечью спросили послы.

— Жизнь! — резко ответил Аларих.

Доведённые до отчаяния парламентёры попробовали поколебать предводителя готов угрозами. Они сказали:

— Население Рима ещё очень многочисленно. Воины проводят дни в боевых «упражнениях и готовы на жестокое сопротивление. Этих воинов очень много!

— Что же, — ответил насмешливо Аларих, — тем лучше. Чем гуще трава, тем легче косить.

После долгого торга сошлись на выкупе в 5 тысяч фунтов золота, 30 тысяч фунтов серебра, 4 тысячи кусков шёлка, 3 тысячи красных кож и 3 тысячи фунтов заморского, перца — дорогой и любимой готами приправы.

Собрать этот выкуп было очень трудно. Даже перед лицом грозящей гибели сенаторы не хотели расставаться со своим имуществом, утаивали размеры своего состояния. Пришлось для пополнения суммы расплавлять статуи богов. Наконец, выкуп был собран, и император обещал прислать Алариху знатных заложников.

Аларих разрешил римлянам закупать в Остии припасы, снял осаду и расположился в Тусции (Тоскане). Туда к нему продолжали стекаться беглецы со всей Италии. Вскоре их набралось до 40 тыс. человек.

Аларих попытался начать мирные переговоры с Гонорием, но многие из придворных императора находили для себя выгодным затягивать переговоры. Раздражённый Аларих вновь осадил Рим. Снова овладел он хлебными запасами в гавани Остия и принудил римлян подчиниться его воле. Он заставил сенат объявить Гонория низложенным. Императором, по желанию Алариха, был провозглашён Аттал. Это был пустой, легкомысленный, тщеславный и самоуверенный человек, совершенно неспособный пользоваться, властью, предоставленной ему Аларихом. Вскоре вождь готов убедился, что болтливый, но неспособный ни к какому делу Аттал не может быть императором. Аларих отослал знаки императорской власти Гонорию, а развенчанного Аттала оставил у себя, сделав начальником войсковых музыкантов.

Некоторое время положение оставалось неопределённым. Столкновения сменялись короткими непрочными перемириями. Наконец, Гонорий получил из Константинополя долгожданное подкрепление — 4 тысячи отборных солдат. Прибыли также съестные припасы из Африки. Ободрённый этим, император Гонорий начал военные действия против войск Алариха. По приказанию Гонория глашатаи выступали против готского вождя на всех улицах и площадях Равенны, называя его преступником, недостойным союза с императором.

Тогда Аларих в третий раз осадил Рим. Это было в конце лета 410 г. н. э. На этот раз Аларих твёрдо решил взять Рим. Своим солдатам он обещал отдать город на разграбление. Косматые и свирепые гунны, вооружённые луками и стрелами, носились на своих низкорослых выносливых конях у городских стен. Сильные, высокие, привыкшие к опасностям, одетые в звериные шкуры готы, с нетерпением ждали дня, когда они вступят и столицу, в которой сложены сокровища, отнятые римлянами у покорённых народов.

Тёмной августовской ночью 410 г. римские рабы, давно ждавшие Алариха, как избавителя, открыли ворота «вечного города». При звоне оружия, резких звуках боевых труб, с воинственными криками, при блеске молний и громовых раскатах разразившейся грозы, ворвались готы в город. Запылал великолепный императорский: дворец. При зареве пожаров три дня и три ночи опустошали Рим солдаты Алариха.

Воины вторгались во дворцы, храмы, жилища, срывали со стен дорогие украшения, сваливали на свои высокие возы драгоценные ткани, золотую и серебряную утварь, в поисках золота разбивали статуи богов, опустошали христианские храмы. Множество римлян было убито, ещё больше было взято в плен и продано в рабство. Рабы и колоны, примкнувшие к войску Алариха, жестоко мстили своим прежним господам.

Но многие из знати успели бежать из города в свои имения. Они разнесли по всему миру потрясающую весть о падении «вечного города».

Спустя три дня готы, нагружённые добычей, начали покидать разграбленный город и на шестой день после взятия оставил и его. Готы двинулись на юг Италии.

Аларих собирался переправиться в Сицилию, а оттуда в Африку, но внезапная смерть разрушила его планы. Сохранилось предание, что готы заставили римских пленных отвести реку Бузент и похоронили в её русле Алариха вместе с несметными сокровищами. Потом река была снова пущена по старому руслу. Чтобы тайна местонахождения гробницы осталась нерушимой, были убиты работавшие пленные. Таким образом, место погребения вождя варваров, впервые овладевших Римом, осталось неизвестным.

Готы в дальнейшем двинулись в Галлию, овладели провинцией Аквитанией с главным городом Толозою (современная Тулуза) и основали там своё государство. Готское королевство, как и возникшее несколько ранее Бургундское королевство на Рейне, были первыми из многих варварских государств, которые постепенно образовывались на развалинах Западной Римской империи.

Когда сгладилось первое впечатление ужаса после взятия Рима, богатые провинциальные землевладельцы стали постепенно примиряться с варварами. Правда, варвары отнимали у них часть земель, рабов и колонов; правда, в своих хозяйствах они, не знавшие на своей родине рабства, обращались с рабами и колонами гораздо мягче. Но всё — таки многие знатные провинциалы даже стали думать, что власть варварских правителей гораздо выгоднее для них, чем власть римского императора. Они начали переселяться ко дворам новых королей. Те ценили их образованность, знание римских обычаев и законов и охотно давали им высокие посты. Провинциальные епископы внушали королям, что власть их священна и неограниченна. Ещё недавно короли и не думали решать важные дела, не посоветовавшись со своим войском и народом. Теперь они слушали епископов и начинали вести себя заносчиво и надменно.

Родовая и племенная знать варваров получила самые большие и хорошие участки земли. Она теперь стремилась перенять римские обычаи, нравы, выделиться из среды простого народа и держать, его в повиновении. Всё крепче становился союз провинциальной и варварской знати, и уже через несколько десятилетий короли варваров жестоко подавляли отряды восставших крестьян и колонов, которые недавно помогли им овладеть римскими землями.

Императоры Западной империи теряли одну провинцию за другой, а сами попадали всё в большую зависимость от своих наёмных войск и их командиров. Один из них, по имени Одоакр, лишил престола последнего императора — Ромула Авгстула. Произошло это в 476 г. н. э. Это событие и считается концом Западной Римской империи…

Просуществовавшая двенадцать столетий гигантская рабовладельческая Римская империя рухнула в результате восстаний рабов и колонов и вторжении варварских племён.










Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.