Онлайн библиотека PLAM.RU




Бестужев и Екатерина

Как уже говорилось, Бестужев наметил в невесты наследнику Петру Федоровичу принцессу Саксонскую Марианну. С политической точки зрения, это был очень выгодный для России брак, но Елизавета сделала свой выбор. После появления при русском дворе герцогини Ангальт-Цербстской с дочерью Бестужев не раз выказывал свое неудовольствие. Отец невесты состоял на службе у Фридриха II, мать была у того же Фридриха «на посылках». А чего ждать от дочери, когда она подрастет?

На Екатерину Бестужев произвел тоже плохое впечатление. В «Записках» она пишет: «Русский двор был тогда разделен на два больших лагеря или партии. Во главе первой, начинавшей подниматься после своего упадка, был вице-канцлер Бестужев, граф Бестужев-Рюмин; его несравненно больше страшились, чем любили; это был чрезвычайный пройдоха, подозрительный, твердый и неустрашимый, по своим убеждениям довольно-таки властный, враг непримиримый, но друг своих друзей, которых оставлял лишь тогда, когда они повертывались к нему спиной, впрочем, неуживчивый и часто мелочный».

Венчание Петра Федоровича и Екатерины состоялось в августе 1745 года. Именно Бестужев добился того, чтобы мать великой княгини герцогиня Иоганна была выслана из России, а к молодой великокняжеской чете были приставлены «наблюдатели». При его непосредственном участии 10 мая 1746 года была сочинена «инструкция», определяющая поведение молодого двора. Толчком к составлению инструкций послужил случай, что называется, из ряда вон. Петр Федорович устроил в своей комнате театр марионеток и пригласил туда гостей. Одна из дверей его комнаты, соединяющая его покои с покоями императрицы, была заколочена. Занимаясь подготовкой к спектаклю, великий князь услышал раздававшиеся в комнате Елизаветы голоса и смех. «С легкомысленной живостью» он взял плотничий инструмент, прокрутил в забитой двери дырочки и увидел, что тетушка Елизавета запросто, по-домашнему, ужинает с облаченным в шлафрок фаворитом Разумовским. У великого князя загорелись глаза, он пригласил своих гостей насладиться интересным зрелищем. Умная Екатерина отказалась заглядывать в дырочки, а все прочие были в полном восторге. Конечно, история эта дошла до ушей императрицы. Она была в бешенстве и даже напомнила перепуганному наследнику, что сделал с непокорным сыном его царственный дед Петр I. Великий князь и без того получал массу нареканий. Он вел себя «без достоинства», занимался ребячеством, то есть с упоением играл в солдатики, водил дружбу с людьми низкого звания, егерями и солдатами-голштинцами. На основании этого Бестужев установил над великим князем как бы опеку, все было расписано по пунктам. Вот выдержка из этого текста: их высочество не должен «являть ничего смешного, притворного и подлого в словах и минах». А в церкви Петр именно «являл», передразнивая не только хромых старух и прочих прихожан, но самого попа. Делал он это столь искусно, что нельзя было удержаться от смеха.

Но главным адресатом «инструкций» Бестужева была, конечно, Екатерина. На Петра Федоровича императрица смотрела как на несовершеннолетнего, глупого мальчишку, поживет и выправится, а великая княгиня была себе на уме, умна не по годам, а что совсем плохо – не исполнила своей главной обязанности – не родила наследника и даже не выказывала по этому поводу огорчения.

Бестужев представил Елизавете инструкцию для «знатной дамы», которую должно приставить к великой княгине, чтобы побудить последнюю внимательнее относиться к своим супружеским обязанностям, способствуя этим «приращению великокняжеской четы». «Великой княгине должно быть прилежно применяться более покорно, чем прежде, со вкусами мужа, казаться услужливой, приятной, влюбленной, пылкой даже в случае надобности, употреблять, наконец, все свои посильные средства, чтобы добиться нежности своего супруга и выполнить свой долг». На должность «знатной дамы» была определена госпожа Чаглакова, племянница императрицы; позднее в роли соглядатая стал выступать и ее муж.

Второй пункт «инструкций» был не менее оскорбительным для Екатерины – он касался ее нравственности. За ней следовало неустанно следить и пресекать слишком вольное отношение с придворными кавалерами, пажами и даже лакеями. Третий пункт инструкции запрещал Екатерине вмешиваться в «здешние государственные и голштинского правления дела». Ей запретили переписываться с матерью. Она была окружена шпионами Бестужева. Эти оскорбительные условия на долгие годы определили отношения Екатерины с канцлером Бестужевым.

20 сентября 1754 года Екатерина родила долгожданного наследника – Павла. К этому времени отношения Петра Федоровича и Екатерины окончательно испортились. У каждого была своя жизнь. Великий князь заводил любовниц, «одну другой страшнее», как говорила Екатерина. Двор судачил, что отцом младенца Павла был вовсе не великий князь, а возлюбленный Екатерины Сергей Салтыков. Императрица сразу забрала ребенка к себе – он принадлежал государству. Мать могла видеть Павла только с разрешения государыни.

Вопреки ожиданиям Елизаветы, великий князь не «выправлялся». Характер его не менялся, привычки тоже. Мало того, что ума мало, так еще и в рюмку смотрит. По рождению и по воспитанию он был голштинцем, герцогом крохотного княжества. России, огромной и непонятной, он не любил, и горько сетовал, что ему навязали стать со временем ее правителем. Но это пока был вопрос не окончательно решенный. Екатерина знала, что наследовать Россию будет тот, кого назначит сама государыня. А с рождением Павла ей есть из кого выбирать. А каким будет после смерти императрицы место ее, Екатерины? Она понимала, что должна упрочить свои связи при дворе. С этого времени канцлер и великая княгиня медленными шажками направились навстречу друг другу.









Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.