Онлайн библиотека PLAM.RU




Становление организации «гитлерюгенд» в годы Веймарской республики

Как отмечал западногерманский историк И. Фест: «…самым знаменательным был успех НСДАП у молодёжи. Как никакая другая политическая партия она сумела воспользоваться и ожиданиями самого молодого поколения, и широко распространенными надеждами на него. Понятно, что поколение 18–30-летних, чьё честолюбие и жажда деятельности не могли реализоваться в обстановке массовой безработицы, переживала кризис крайне болезненно. Будучи радикальными и в то же время склонными к бегству от действительности, эти молодые люди представляли собой огромный агрессивный потенциал».[25] Эта молодёжь презирала своё окружение, родительский дом, учителей, признанные авторитеты, «все ещё отчаянно тоскующие по старым буржуазным порядкам, из которых молодежь давно уже выросла».

На интеллектуальном уровне это выразилось в убеждении, что Германия проиграла не только войну, но и революцию — и теперь должна всё это исправить. Молодёжь в большинстве своём презирала республику, которая славила собственное бессилие, а свою слабость и нерешительность рядила в одежды демократической готовности к компромиссу. Но молодёжь отвергала её пошлый материализм социального государства и её «эпикурейские идеалы», в которых она не находила ничего из переполнявшего её трагического восприятия мира.[26]

Вместе с республикой молодёжь презирала и традиционный тип партии, который не отвечал пробудившейся в молодёжном движении жажде «органического сообщества», якобы возникшего на фронтах войны. Недовольство «властью стариков» ещё более усиливалось при виде традиционных центров партий, пребывающих в состоянии частичной оторванности от широких народных масс. Довольно значительная часть молодёжи вступила в коммунистическую партию, хотя узость классового мышления КПГ многим затрудняла вступление в её ряды; другая часть пыталась выразить своё мировоззрение в пёстром по своему составу национал-революционном движении. Большинство же молодёжи, особенно студенты, перешло к национал-социалистам; НСДАП стала естественной альтернативой коммунистам. Из всего пёстрого идеологического набора пропаганды национал-социалистов она видела прежде всего нечто революционное. Эти молодые люди искали дисциплины и жертвенности; кроме того их привлекала к себе романтика движения, которое постоянно балансировало на грани законности, а тем кто непременно этого хотел, позволяла перейти эту грань. Это была для них не сколько партия, сколько боевое сообщество, требовавшее пожертвовать всем и противопоставлявшее гнилому распадающемуся миру пафос воинственного нового строя.[27]

Приход нацистов к власти в январе 1933 г. можно определить как политическую победу НСДАП и как социальный процесс, который находился не только в плоскости главных государственных акций, но и определялся двумя следующими обстоятельствами, оказавшимися чрезвычайно важными для политического успеха НСДАП.

Во-первых, молодежность «национальной революции» (главным лозунгом нацистов в 20-е годы стала фраза: «Национал-социализм мобилизует молодёжную волю».[28] Во-вторых, успех тотальных претензий «гитлерюгенда» на пути к победе «национальной революции» сделал его государственной молодёжной организацией. Поэтому, вполне закономерно, что НСДАП совершила свой прорыв на политическом ландшафте Германии, в том числе благодаря привлечению голосов молодых избирателей. Национал-социализм воспользовался внутренним кризисом Веймарской республики, что особо тяжело сказалось на подрастающем поколении. Пропаганда нацистов учитывала возрастную психологию аудитории, традиционные романтические стремления немецких молодёжных организаций. В обращениях к молодёжи подчеркивалась её сознательность, самостоятельность, способность воспринимать «горькую истину».

Не случайно специально для молодёжи нацисты пустили в оборот следующий лозунг: «Новое время, новые символы, новые люди». Обращаясь к молодёжи различных социальных групп, нацисты демагогически прославляли «безграничную свободную волю сознательной молодёжи».

Именно в кризисные годы республики к НСДАП вообще, и к СА в частности, устремились в больших количествах молодые люди, как непосредственные члены, и как избиратели. И это в то время, когда в большинство политических партий еле-еле привлекали молодёжь. На тот момент исключение, пожалуй, составляли КПГ, которая могла привлечь радикальные слои рабочей молодёжи, и партии Центра, которые могли, по крайней мере, удержать мало-мальски объединённую часть католической молодёжи. Нацисты очень рано поняли, что серьезную общественную и политическую силу представляют из себя студенты. Влияние НСДАП среди студентов объясняется ещё тем, что семена нацистской пропаганды падали на благоприятную почву: консервативные традиции, царившие в университетах до войны, культивировались после неё с ещё большим рвением. Нацистские руководители не скупились на слова лести по отношению к студентам, в которых видели, по их заявлениям, «носителей немецкого будущего». В 1922 году в Мюнхене Гесс, секретарь Гитлера лично организовал из студентов-нацистов, молодёжный батальон СА, 29 сентября 1922 года в «Фёлькише беобахтер» был опубликован призыв к студентам покидать свои корпорации и вступать в СА.[29] Кроме этого, в феврале 1922 года Гитлер распорядился создать в партии молодёжный отдел. Первый опыт выделения из НСДАП молодёжной организации был предпринят в Мюнхене весной 1922 года. «Молодёжный Союз НСДАП» был создан по личной инициативе Гитлера. Первый призыв в ряды данной организации был опубликован в газете «Volkische Beobahter»(«Народный обозреватель») — партийном органе НСДАП 8 марта 1922 года. В нем сообщалось, что образован союз молодёжи национал-социалистической партии, который будет воспитывать своих членов в духе, который присущ партии. Далее в призыве содержалось требование, обращенное к национал-социалистической молодёжи, ко всем молодым немцам в возрасте от 14 до 18 лет, «душу которых терзает нищета и нужда отечества», предоставить себя в распоряжение «Молодёжного союза НСДАП». Хотя формально призыв был обращен ко всей немецкой молодёжи «без различия сословий или профессий», в нем все же было подчеркнуто стремление привлечь пролетарскую и безработную молодежь в частности и тем, что «беднейшие молодые немцы» могли не платить членских взносов.[30]

Групповое фото белокурых юношей из «Гитлерюгенд». Из собрания фотоснимков Ведомства по делам расовой политики НСДАП, 1933

Одновременно с союзом произошло создание молодежной организации СА, получившей название «Юнгштурм Адольфа Гитлера». Общее руководство всей молодёжной деятельностью в партии возглавил Густав Адольф Ленк, бывший член немецкого — национального молодёжного союза, с 1921 года член НСДАП. Позднее, когда количество молодёжных групп партии увеличилось и за пределами Баварии, Гитлер поручил Ленку создание «Общегерманского молодёжного союза НСДАП», к лету 1923 года такие группы были уже в девяти землях.[31] В лице Ленка нацисты нашли довольно активного организатора молодёжных групп: в 1923 году он смог организовать филиалы союза в Австрии и даже Чехославакии. Основные задачи этой организации оговаривались в уставе. В третьем пункте устава говорилось, что целью союза является стремление «вновь пробудить и взрастить в нашей молодёжи качества, коренящиеся в германской крови». В уставе так же был использован весь набор понятий, имевших хождение в кругах «фёлькише». В соответствии с этими воззрениями пятый пункт устава провозглашал, что в союз принимаются только немцы — граждане Германии в возрасте от 14 до 18 лет, а иностранцы и евреи не принимаются.[32] О социальном составе «Молодежного Союза НСДАП» данных нет, но можно предположить, что он мало отличался от множества других националистических военизированных организаций: гимназисты, студенты, молодые служащие и часть рабочих. Эта молодёжная организация не смогла гармонично развиться и исчезла одновременно с роспуском и запрещением НСДАП осенью 1923 года. В Вене вела деятельность такая организация как «Национал-социалистическая рабочая молодёжь».

После возрождения НСДАП в 1925–1926 годах вновь начали возникать молодёжные группы партии. Причем, возникали они не по указанию партийного руководства, а по инициативе отдельных членов НСДАП. Одним из таких организаторов оказался Курт Грубер, создавший группу в Плауен-Фогтланде. В 1926 году по инициативе того же Грубера произошло объединение молодёжных групп НСДАП в единую организацию, под названием «Великогерманское Молодёжное Движение». Оно действовало в рамках так называемого «Великогерманского народного сообщества», во главе которого стоял основатель НСДАП А. Дрекслер, а так же Аман и Розенберг. Это был один из осколков развалившейся НСДАП. К. Грубер развернул бурную деятельность, получая финансовую поддержку от текстильного фабриканта М. Мучмана, члена НСДАП.[33] Эта организация была официально признана результатом деятельности НСДАП в молодежной среде на партийном съезде в Веймаре. В результате чего Грубер был назначен на пост рейхсфюрера этой организации, приглашен в руководство НСДАП и назначен референтом по молодёжным делам и вопросам. Тогда же на партийном съезде по предложению Ю. Штрейхера «Великогерманское Молодежное Движение» было переименовано в «Гитлерюгенд — Союз Немецкой Рабочей Молодёжи». В то время членство в «гитлерюгенде» начиналось по достижении 14-летнего возраста. На тот период можно рассматривать «гитлерюгенд» как молодёжное подразделение штурмовых отрядов (СА). Только этим можно объяснить то, что после Веймарского партийного съезда «гитлерюгенд» и сам Грубер были подчинены местному руководству СА. О непосредственном подчинении «гитлерюгенда» НСДАП, говорит изданная в декабре 1926 года директива, в которой говорилось, что все члены «гитлерюгенда», достигшие 18-летнего возраста, должны были стать членами НСДАП.[34] Руководители союза, начиная с командира местной группы (ортгруппенфюрера) и выше, могли быть назначены только с письменного согласия соответствующего руководителя НСДАП.[35] С самого своего рождения в 1926 году «гитлерюгенд» был крайне экстремистской и динамичной молодёжной группировкой, получившей скандальную репутацию. Сами члены «гитлерюгенда» были горды тем, что побеждали своих противников не в политических спорах, а в стычках на улицах (с самого начала члены «гитлерюгенда» проявляли крайнее презрение ко всему, что было даже отдаленно связано с интеллектуальностью). Курт Грубер непоколебимо верил в то, что политическая программа ничего не значит в борьбе за власть. По его мнению, куда более существенна была сила воли и дела.[36] Хотя для членов «гитлерюгенда» мнимосоциалистическое содержание деятельности НСДАП было даже важнее, чем для самой НСДАП. Для того, чтобы удержать молодёжь в своих рядах, гитлеровцам нужно было поддерживать видимость того, что НСДАП является антикапиталистической, революционной силой. Это объясняет довольно широкие связи молодёжной организации НСДАП с группировкой братьев Штрассеров, олицетворявших в нацистском движении «левое» крыло.

Дошло дело даже до того, что в 1927 году в «гитлерюгенде» образовалась своего рода фронда — от организации отделились пять округов и образовали «Союз немецкой рабочей молодёжи». Он опубликовал воззвание к немецкой молодёжи, в котором «активные революционные элементы немецкой молодёжи» призывались освободиться от опеки «реакционных и марксистских союзов» и повести борьбу в национальном и социалистическом духе» за будущую великую Германию.[37] Возникновение «Союза немецкой рабочей молодёжи» было следствием влияния на «гитлерюгенд» национал-революционных кружков,[38] идеи которых нашли благоприятную среду у склонных к экстремизму выходцев из средних слоев. Однако новый союз, как, впрочем, и сами национал-революционеры, широкой поддержки у молодёжи не получил, и вскоре распался. Еще одной из причин относительной «левизны» «гитлерюгенда» в 1926–1929 годах было то, что в период своего распространения по Германии, особенно в северных её областях НСДАП из тактических соображений держалась вблизи революционных сил.

Основными формами работы были митинги, демонстрации, распространение листовок,[39] расклеивание плакатов, то есть относительно дешевые, но эффективные меры воздействия. Только зимой 1928–1929 членами союза было проведено 200 собраний, 50 массовых митингов, на которых присутствовали десятки тысяч человек, и было распространено 250 тысяч листовок. Очень важную роль в пропаганде и агитации играла молодёжная пресса НСДАП. Сначала это был «боевой листок», выходивший от случая к случаю. В 1927 году появился журнал под громким названием «Юнге революционер», переименованный в следующем году в «Академический наблюдатель». С мая 1930 года он превратился в еженедельную газету под названием

«Движение», где помещались статьи руководителей НСДАП, достигая под час тиража в 5 тысяч экземпляров.[40] Вся молодёжная печать находилась под строгим контролем партии. Вначале руководство НСДАП даже запрещало издание окружных газет и журналов своих молодёжных объединений, опасаясь, что вокруг них может возникнуть оппозиция.

Тем временем постепенно молодёжные группы НСДАП перенимают некоторые формы работы у других буржуазных молодёжных союзов: походы, поездки к немецким меньшинствам в зарубежных странах. Необходимость работы с немецкими меньшинствами за границей обосновывалось недостаточным, якобы, осознанием немецким населением своих «естественных границ». Укрепляя связи с ними, нацисты считали необходимым вести беспощадную борьбу против Версальского договора, препятствовавшего образованию государства всех немцев в центре Европы.[41]

Подобно НСДАП, претендовавшей на политическую монополию и не шедшей на какие-либо долговременные соглашения с любыми группировками и партиями, «гитлерюгенд» недвусмысленно заявлял о своих притязаниях на монопольное руководство молодёжным движением на условиях полной интеграции молодёжных союзов в собственную систему. Официальное разъяснение по этому поводу дано в статье К. Грубера «Место и задачи «гитлерюгенда» в немецком молодёжном движении», помещенной в ежегоднике НСДАП за 1931 год. Грубер заявлял что «гитлерюгенд» должен был распространить свою миссию на всё молодёжное движение. Если по формам работы, на взгляд Грубера, молодёжная организация НСДАП не отличалась от других молодёжных союзов, то «по содержанию своей деятельности стоит выше всех союзов молодёжи[42]». Такая позиция обусловила провал переговоров, которые вело руководство «гитлерюгенд» с несколькими союзами фёлькише в августе 1929 года. Притязания «гитлерюгенда» на руководство всем «национальным» лагерем в молодёжном движении натолкнулись на сопротивление, вызванное стремлением ряда праворадикальных молодёжных организаций сохранить организационную самостоятельность, хотя в идейном отношении они были близки к национал — социализму.[43]


В 1931 году Курта Грубера на посту руководителя «гитлерюгенда» заменил Бальдур фон Ширах. Ширах проявил себя неплохим организатором, именно с его приходом «гитлерюгенд» активизировал свою деятельность. До этого бывший студент Ширах был рейхсфюрером Национал-социалистического Немецкого Студенческого Союза (НСНСС), подчинявшегося лично Гитлеру и создал к ноябрю 1929 года 38 студенческих групп НСДАП. Начало работы Шираха как главы «гитлерюгенда» совпало с так называемым «временем запретов». Сам Бальдур фон Ширах писал по поводу своего прихода на пост руководителя «гитлерюгенда», что он «приручил организацию и она стала наилучшим человеческим материалом, дававшим ежегодно 35-тысяч пополнения». После запрета и упразднения в 1930 г. СА, а вместе с ним и «гитлерюгенда», Ширах был подчинен рейхсляйтеру НСДАП. А после ухода Адриана фон Рентельна со своего поста, он был переведен в общее руководство по национал-социалистической работе с молодёжью. Вскоре «гитлерюгенд» был вновь воссоздан, но уже с новой структурой и централизованным руководством. Тогда же к собственно «гитлерюгенду» был присоединен «Национал-социалистический школьный союз». Изменения в структуре «гитлерюгенда» послужили причиной дальнейшего расширения активности этой организации. В сентябре 1932 года из-за роста членов «гитлерюгенда» было принято решение о создании первичных организаций — «молодёжных фабричных ячеек».

Учебная стрельба членов «Гитлерюгенд».

Гитлеровская партия, используя самые разнообразные формы социальной и националистической идеологии, стремилась в это время привлечь на свою сторону молодёжь, используя её политическую неопытность. Поддержка молодёжи в значительной мере определила быстрый рост влияния партии в конце 20-х — начале 30-х годов. Чтобы расширить сферу влияния на молодёжь в декабре 1928 года было принято решение образовать новые подразделения «гитлерюгенда», позднее преобразованные в «юнгфольк» и Союз Немецких Девушек.[44] Союз Немецких Девушек, образованный в июне 1930 года, объединил в системе «гитлерюгенда» существовавшие с 20-х годов отдельные группы девушек. СНД подразделялся на две группы 9–15 и 15–21 летних. Младшие должны заниматься «культурным образованием»: изучением немецкой народной культуры, основных положений нацистской идеологии, старшие должны были сосредотачиваться на том, чтобы «политически и мировоззренчески совершенствоваться».[45] Как говорилось в одном из нацистских изданий, у молодых девушек надо было воспитывать «расовое сознание» через совместную работу, путешествия, физические упражнения, «укреплять в них сознание себя немцами для сохранения немецкого духа и тела, чтобы иметь возможность помогать при строительстве свободного немецкого отечества».[46] Члены СНД тех лет занимались шитьём униформы, знамен, вымпелов, оказывали помощь раненым членам «гитлерюгенда» или штурмовикам, помогали при распространении газет и листовок и т. д. Порой они участвовали в схватках с политическими противниками. Одна из девушек членов СНД, даже погибла в одном из таких столкновений.[47] К началу 1933 года СНД был сравнительно небольшим (23,5 тыс. чел.) вспомогательным подразделением «гитлерюгенда», но недооценивать его возможности и влияние нет оснований. Кроме этого, НСДАП была первой партией, которая стала распространять своё влияние на школьников. «Национал-социалистический союз школьников» был организатором митингов, члены его участвовали в многочисленных собраниях, манифестациях, факельных шествиях. По методам борьбы со своими идейными противниками он мало чем отличался от СА. Так, например, газета «Фоссише цайтунг» 29 января 1930 года описывала одно из собраний с участием членов союза, на котором они хором скандировали лозунги НСДАП, пытаясь склонить на свою сторону большинство присутствующих, мешали репликами и издевательскими выкриками выступавшим, а затем покинули собрание под пение гимна союза.[48] «Национал-социалистический союз школьников» нередко был инициатором крупных скандалов, дебошей, применением грубой силы. Члены союза устраивали драки с инакомыслящими школьниками, устраивали травлю учителей, известных своими республиканскими взглядами, учителей-евреев. После одного из собраний союза в Берлине у присутствовавших были отобраны резиновые дубинки, кастеты, револьверы.

В добавок ко всему, именно нацисты были первыми по привлечению на свою сторону сельской молодёжи, которую они в своей пропаганде называли самой здоровой частью нации, не подвергшейся иностранным влияниям. Именно НСДАП была первой партией, которая стала проводить военно-спортивные состязания среди сельской молодёжи, заниматься организацией её досуга. В сельских районах создавались лагеря, в которых велась «мировоззренческая» подготовка сельской молодёжи. На селе создавались опорные пункты, на базе которых формировались местные группы СА и «гитлерюгенда».

Вершиной активности «гитлерюгенда» в период с 1928 по 1933 год стал «Общегерманский съезд «гитлерюгенда»», проходивший с 1 по 2 октября 1932 года в Потсдаме. На этом съезде, ставшим крупнейшим молодёжным слётом того времени, присутствовало около 80 тысяч человек. В течение 7 часов мимо Адольфа Гитлера маршировали колонны подразделений «гитлерюгенда». Не смотря на ряд серьёзных организационных недостатков, съезд показал, что такая организованная сила, как «гитлерюгенд» играет отныне в политической жизни Германии далеко не последнюю роль. В итоге 1932 год стал для «гитлерюгенда» символом активной вербовочной работы. Жертвенный порыв молодёжи был настолько велик, что во имя общего дела многие члены «гитлерюгенда» были готовы пожертвовать даже жизнью. Основная часть пропагандистских акций НСДАП: бесчисленные шествия, марши, уличные демонстрации, собрания, часто, заканчивавшиеся кровавыми стычками со своими политическими противниками, опиралась, если не полностью на «гитлерюгенд», то, по крайней мере, на его активнейшую поддержку. Во время подобных мероприятий погибло около 20 членов «гитлерюгенда». Развитие и деятельность «гитлерюгенда» в период от его возникновения до прихода нацистов к власти можно охарактеризовать следующим образом: «гитлерюгенд» после его учреждения на Веймарском партийном съезде сначала развивался, прежде всего как молодёжное подразделение штурмовых отрядов, достигнув в последующие годы максимальной независимости от руководства СА, продолжая между тем выполнять функции штурмовиков, уделяя особое внимание агитационной и демонстрационной деятельности. «Гитлерюгенд» того времени нельзя даже сравнивать по статусу с гражданскими молодёжными организациями и союзами, хотя бы потому, что он вёл исключительно политическую деятельность как вспомогательная структура НСДАП — о собственно молодёжной работе в то время говорить не приходится («Гитлерюгенд» не был даже представлен в Государственном Комитете Молодёжных Организаций). Это подтверждает своими словами один из ведущих теоретиков «гитлерюгенда», сказавший: «Борьба за власть на позволяла по настоящему заняться молодёжной работой, которая тогда только закладывалась. Лишь единичные акции проводились ими (членами «гитлерюгенда») вне политической пропаганды».

Исследователями не было установлено совместной работы «гитлерюгенда» с остальными молодёжными союзами (за исключением отдельных акций с небольшими националистическими группами); но уже с лета 1932 года «гитлерюгенд» был в числе ведущих молодёжных организаций, но массового присоединения молодёжных групп различных организаций к «гитлерюгенду» не наблюдалось (что не отражено даже изданиями «гитлерюгенда»).

По сообщениям тех же изданий число членов «гитлерюгенда» на начало 1932 года достигало 20 тысяч, платящих взносы, 30 тысяч неплатящих и столько же сочувствующих. Если говорить о социальном составе «гитлерюгенда», то к 1931–1932 годам он выглядел следующим образом: основную массу составляли молодые рабочие и подмастерья — 69 %, учащиеся составляли -12 %, торговцы — 10 % и очень высокое процентное количество по сравнению с другими партиями и союзами безработных членов — 9 %.

Несомненно так же, что основной чертой различия между «гитлерюгендом» и остальными молодёжными организациями была полная зависимость первого от НСДАП, как в политическом, так и в организационном смысле.

Эта зависимость ярко прослеживается как в период организационного строительства, так и в период расцвета; причем эта зависимость не только не скрывалась, но и наоборот подчеркивалась руководством «гитлерюгенда». Так А. Аксман, ставший затем рейхсюгендфюрером, писал: «Гитлерюгенд, выросший как подразделение партии — имеет с ней одинаковую судьбу и путь». Несомненно, что у подрастающего поколения «привлекательность» национал- социализма и НСДАП обуславливалась не только идеологией, но и возможностью социально-профессиональных перспектив, которые в условиях всеобщего кризиса притягивали молодых людей. Здесь можно привести слова Вальтера Шелленберга, сказанные им в своих воспоминаниях: «Тем временем мировой экономический кризис докатился и до Германии, и это всеобщее бедствие… коснулось и нашей семьи. По существующему в Германии обычаю, мне… нужно было отбыть определенный срок ученичества… В этом случае мне полагалась правительственная стипендия, на предоставление которой я подал прошение. Судья, который рассматривал мое прошение, высказал предположение, что мои шансы на получение стипендии значительно возросли бы, будь я членом нацистской партии и одной из её организаций — СА или СС… Моё вступление в нацистскую партию было продиктовано лишь финансовыми затруднениями». Но с другой стороны для собственно молодёжной работы, как отмечалось выше, структуры НСДАП были не приспособлены до прихода к власти, поэтому в специфических областях молодёжной жизни ведущую роль занимали другие объединения и союзы. До 1932 года национал-социалистические молодёжные объединения находились в сфере организованной молодёжи в качестве меньшинства. Самих молодых людей, чьи политические надежды возлагались на НСДАП, было гораздо больше, но их общественная жизнь в гражданских союзах по сути прекращалась в случае вступления в «гитлерюгенд». К 1932 году численный состав ведущих организаций выглядел следующим образом:

1. Спортивные объединения… 2 миллиона человек

2. Католические молодёжные союзы… 1 миллион человек

3. Евангелические молодёжные союзы… 600 000 человек

4. Профсоюзная молодёжь… 400 000 человек

5. Социалистическая рабочая молодёжь…. 90 000 человек

6. Коммунистический молодёжный союз… 55 000 человек

Но стоит учитывать следующее: во-первых, организации союзной молодёжи в узком понимании этого слова, едва ли могли насчитать и 70 тысяч человек; во-вторых едва ли и одна треть тогдашнего молодого поколения была членами союзов, подчиненных Государственному Комитету Молодёжных Организаций.

Вследствие большого притока представителей молодого поколения, НСДАП ещё не став массовой партией, приобрела характер прямо-таки своеобразного молодёжного движения. Например, в Гамбургском округе в 1925 году около 66 % партии состояло из людей моложе 30 лет, в Галле они составляли 86 %, да и в других округах эти показатели, если и отличались, то не намного. В 1931 году 70 % берлинских штурмовиков составляли люди не достигшие возраста 30 лет, а по всей партии число таковых составляло 40 %, в то время как доля людей того же возраста у социал-демократов была вдвое меньше. Если депутатов от СДПГ моложе 40 лет было всего 10 % от всей фракции в рейхстаге, то у фракции НСДАП они составляли почти 60 %. Стремление Гитлера заинтересовать молодых людей, оказать им доверие оказалось весьма действенным методом для привлечения молодёжи в ряды НСДАП. Так Геббельс стал гауляйтером Берлина в 26 лет, Бальдуру фон Шираху было всего 25 лет, когда он был назначен на пост рейхсюгендфюрера (имперского руководителя немецкой молодёжи), а Гиммлеру было 28 лет при его назначении на пост рейхсфюрера СС.

«Бескомпромиссность и ничем не ослабленная вера этих молодых руководителей, их чисто физическая энергия и драчливость, — вспоминал в последствие Альберт Кребс, гауляйтер Гамбурга, — придавали партии ту пробивную силу, которой прежде всего буржуазные партии, чем дальше, тем меньше могли противопоставить что-либо равное по действенности».

Нельзя не учитывать успех «гитлерюгенда» с точки зрения того, что данная организация использовала уже удачный опыт молодёжных организаций фашистской Италии. Основным орудием фашизации новых поколений Италии, как и стоило предполагать, стали юношеские организации режима. Главная из них «Балилла» (ОНБ) — объединяла подростков до 18 лет. Её структуры и порядки были в максимальной степени военизированы: 11 детей составляли эскадрон, 3 эскадрона — манипулу, 3 манипулы — центурию, 3 центурии — отряд, 3 отряда — легион. Президентом ОНБ был генерал фашистской милиции, высшим покровителем — лично дуче. При вступлении в ОНБ дети давали клятву ему на верность, присягая отдать все силы и жизнь во имя фашизма. Манифестации и шествия, митинги и еженедельные собрания, происходившие даже в дни школьных каникул, марши и маневры занимали вторую половину дня в будни, а так же субботы и воскресенья. Механизм организации юношеских массовых мероприятий был прост: отменялись занятия в школах, трудящаяся молодёжь на целый день освобождалась от работы, из окрестных сел в города стягивались молодые крестьяне, которым оплачивался проезд и давались пайки. Дети не могли не чувствовать гордости от осознания своей принадлежности к великой «армии дуче», готовой завоевать для Италии «место под солнцем». Форма (черная рубашка, бархатные панталоны, шапочка с орлом и кожаные перчатки) и личное оружие (деревянные карабины) льстили детскому тщеславию, способствовали формированию у ребенка сознания своей причастности к единой, спаянной организации.

Членам ОНБ были предоставлены широкие возможности для занятий спортом. Сооружались новые стадионы, бассейны и спорт площадки, турбазы и лагеря. Спорт стал доступен миллионам итальянцев, однако, занятия им сопровождались насаждением культа грубой силы и жестокости. «Homines novi», по Муссолини, должны были стать не только политически, но и морально обновленными и физически развитыми. Фашистские иерархи полагали, что занятия спортом должны пробудить потаенную энергию и боевой дух, развивать силу воли и приучать к преодолению трудностей, воспитывать презрение к уюту и комфорту.

Позже была создана еще одна организация — «Молодые фашисты» для юношей 18–21 лет, то есть для заполнения разрыва между верхней возрастной гранью «авангардистов» и минимальным возрастом членов партии. Главной задачей «Молодых Фашистов» стала идейно-политическая и физическая подготовка для вступления в фашисткую партию.

Специальные фашистские организации были созданы и для девушек. По старой римской традиции фашисты представляли женщину «ангелом домашнего очага» и «матерью война», поэтому молодёжные организации должны были готовить девушек к исполнению этих функций. Для них создавались многочисленные курсы рукоделия, кулинарии, машинописи и даже специальные курсы по организации и ведению хозяйства в колониальных странах.

Еще позже все юношеские организации были слиты в единую организацию под названием ДЖИЛ (JIL) — итальянская ликторская молодёжь. Формально вступление в ликторскую молодёжь было добровольным, но по сути отклониться от этого было практически невозможно. Членский билет организации служил для молодых людей и подростков своего рода удостоверением личности, а с 11 лет им выдавались специальные книжки, в которые периодически заносились сведения о физической подготовке и уровне овладения военными специальностями. Согласно фашистской доктрине понятия «гражданин» и «солдат» были идентичны, поэтому милитаристская подготовка молодёжи начиналась еще с того времени, когда ребенок был в состоянии держать оружие. С 11 лет учили обращаться с винтовками, с 16 — стрелять из пулеметов и водить танки, с 17 — все юноши обязаны были посещать курсы военной подготовки.[49]

Многие студенты были объединены в университетские фашисткие группы, которые в сравнении с другими молодёжными организациями пользовались большей автономией. Их члены могли не носить специальную форму, требования к дисциплине и регламентации деятельности в рамках этих групп были не столь жестокими.

Муссолини любил броские лозунги и умел мастерски их выдумывать. «Дорогу молодёжи!» — этот девиз дуче выдвинул в первое десятилетие своего господства. Его содержание было достаточно емким: старые поколения должны были уступить дорогу «человеку эпохи Муссолини», перед которым якобы открыты все пути к блестящей карьере, богатству и военной славе, к возвышению Италии и утверждению её господства далеко за пределами Апеннин.[50] В фашистской печати нередко можно было встретить утверждения, что «фашистская революция» — это прежде всего «моральная ломка старого», а сам фашизм — попытка создания «нового духовного порядка века». «Фашистский тип» человека по всем параметрам противопоставлялся обычному буржуазному типу. Таким образом, можно говорить, что фашистские молодёжные организации в Италии предвосхитили тотальную систему «гитлерюгенда», который стал намного мощнее и универсальнее своих предшественников.


Примечания:



2

Герман Раушнинг. Говорит Гитлер. Зверь из безны. М. «Миф». 1993.



3

Пикер Г. Застольные разговоры Гитлера. Смоленск. «Русич». 1993.



4

Откровения и признания: Военная верхушка о войне «третьего рейха» против СССР. Секретные речи. Дневники. Воспоминания. М. ТЕРРА. 1996.



5

Шпеер А. Воспоминнания. Москва-Смоленск. «Прогресс» — «Русич». 1997.



25

Фест И. Указ. соч. С. 95.



26

Германия: фашизм, неофашизм и молодежь. С. 15.



27

Там же. С. 17.



28

Klonne A. Hitlerjugend. Hannover. 1956. S. 64.



29

Ibid. S. 34.



30

Bessel R. Op. cit. P. 56.



31

Klonne A. Jugend im Dritten Reih. Dusseldorf, Koln. 1984. S. 74.



32

Ibid. S. 76.



33

Германия: фашизм, неофашизм и молодежь. С. 18.



34

Hieseke H. Op. cit. S. 35.



35

Klonne A. Jugend im Dritten Reih. Dusseldorf, Koln. 1984. S. 77.



36

Ibid.



37

Ibid. S. 80.



38

Bradenburg H. -C. Die geschichte der Hitlerjugend. Koln. 1968. S. 56.



39

Ibid. S. 59.



40

Klonne A. Jugend im Dritten Reih. Dusseldorf, Koln. 1984. S. 79.



41

Ibid. S. 81.



42

Ibid. S. 82.



43

Hieseke H. Op. cit. S. 38.



44

Ibid. s. 43.



45

Германия: фашизм, неофашизм и молодежь. С. 36.



46

Там же. С. 45.



47

Klaus M. Madchen im Dritten Reich. Koln. 1983. S. 57.



48

Германия: фашизм, неофашизм и молодежь. С. 43.



49

Белоусов Л. С… Муссолини: диктатура и демагогия. С. 177.



50

Белоусов Л. С… Муссолини: диктатура и демагогия. С. 178.









Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.