Онлайн библиотека PLAM.RU  




Глава 4. Дальнейшее развитие деятельности военных резидентур

А вот дальше начинается настоящий шпионский детектив. Как ни таились убийцы и их пославший главарь, имена преступников летописцу стали известны: Путьша, Талец, Елович, Ляшко.

Стало известно и то, что Борис, когда телега, на которой везли его в Киев, проезжала через бор, попытался поднять голову. После двух ударов мечами в сердце жизнь его пресеклась. Откуда же такая информированность?

Более того, в летописание попали даже последние минуты жизни княжеского телохранителя, венгра Георгия. Убийцы позарились на золотую гривну Бориса, но снять ее с шеи не смогли, а потому просто отрубили ему голову.

Как летописец узнал, о чем говорил Святополк с Путьшей накануне убийства? Ответ может быть только один: русская военная разведка даже в средние века была по-настоящему профессиональной.

Почему она не смогла предотвратить преступления — это уже другой вопрос. Скорее всего, потому, что столкнулась с профессионалами еще большего уровня — византийцами, Святополк был сыном гречанки.

Еще больше загадок возникает при изучении обстоятельств убийства юного князя Глеба. Он княжил в затерянном среди дремучих лесов окраинном городке Муроме.

Святополк призвал его в Киев письмом: «Приезжай сюда поскорее, отец тебя зовет, сильно он болен». Захватив с собой небольшую дружину, Глеб немедленно отправился в путь.

Отметим, что маршрут его проходил через дремучие леса, такие, что, заблудившись в них, можно было бы плутать там месяцами. Но тогда каким образом могли отыскать Глеба гонцы от его сестры Предславы и брата Ярослава с предупреждением: «Не ходи: отец у тебя умер, а брат твой убит Святополком».

Князю-братоубийце даже донесли о том, под Глебом, когда он вышел к Волге, оступился конь? Во всех летописных источниках зафиксировано имя человека, который возглавил отряд, посланный Святополком: Горясер. Известен и тот, кто по приказу Горясера зарезал Глеба — повар юного князя Торчин.

Понятно, ни Святополк, ни его подручные не были заинтересованы в том, чтобы кто-то узнал подробности кровавого преступления. Свидетелей, тех, кто плыл с Глебом в одной ладье, подчиненные Горясера устранили. Но не он же сам рассказал обо всем, не Торчин же?

Ответ, который напрашивается, способен поразить самое буйное воображение: у Анастаса — первого русского военного разведчика, была своя резидентура даже в этих краях, населенных кривичами, которые, по утверждению автора «Повести временных лет», «не знали закона божьего, но сами себе устанавливали закон».

Кто он, человек с Верхней Волги, который, рискуя собственной жизнью, выяснял имена убийц Глеба, следивший, как за передвижениями князя, так и посланного для его убийства Горясера, человек, взявший на себя ответственность за доставку посланий от Ярослава и Предславы?

Военный резидент Анастаса совершил нравственный подвиг, подобный подвигу Бориса и Глеба: он все знал и все видел, но не рискнул обагрить рук своих кровью, ибо для него примером стало поведение Глеба — погибнуть, но не поднять оружие на брата.

И все же главные уроки в области военной разведки русским преподнесли монголы. В битве на приазовской речке Калке в 1233 году передовые отряды Чингизхана разгромили русско-половецкое войско, решившее совместными усилиями бороться с пришедшими татаро-монголами.

Тогда русские летописцы не придали особого значения этой битве. Лишь отметили в летописях, что этот новый враг Руси пуще прежних. А ведь для ставки хана эта битва и последующий затем бросок вверх по Днепру были, по сути, разведкой боем новых территорий.

Русские и подумать не могли, что после этой битвы сотни монгольских агентов остались на Руси и исследовали характер населения и новую землю. Эта разведка продолжалась около 14 лет.

За это время монгольская военная разведка собрала обширные сведения о русских князьях. Особую ценность для монгольских ханов представлял вывод о том, что Русь разделена, что князья враждуют между собой и утратили способность воевать вместе, под единым командованием.

С 1237 по 1241 год русские земли, за исключением Северо-Западной Руси, испытали опустошительные удары Батыевых войск. После этого на два с лишним века Русь оказалась под монголо-татарами.

За покоренными народами следила огромная военная агентура монгольского государства. Владения потомков Чингизхана простирались тогда от внутренних вод Атлантики, Азовского и Черного морей, до Тихого океана.

Большая часть монгольской армии состояла из инородцев-тюрков. Это позволяло экономить собственные людские резервы. А из самих монголов формировалась военная агентура, которая следила в разных регионах империи за покоренными городами.

Ордынская методика военной разведки была заимствована из Китая. Этот метод заключался в пресечении зла в корне. Лицо, или группа лиц, замеченные в антигосударственной деятельности, находились, задерживались и уничтожались.

Ханы Чингизиды усовершенствовали этот китайский подход и довели его до блеска. Подобная практика применялась на огромной территории, и до монголо-татарской империи ничего подобного и в таких масштабах не было.

Китайско-монгольские методы требовали огромного числа малоквалифицированных осведомителей, относительной примитивности общества.

Наконец, еще одним способом сбора данных была перепись населения, В 1257 году Монгольская империя решила провести перепись населения русских. Указание об этом дал лично хан всех монголов Менгу.

Делалось это для того, чтобы впервые собрать данные о всех подвластных территориях и населении, эффективно взимать дань и набирать рекрутов в монгольское войско. Перепись состоялась. Правда, в 1262 году на Руси в связи с этой переписью начались народные волнения, но они были жестоко подавлены.

Не позднее 13 века на Руси у князя Александра Невского появляется затейная военная тайнопись. Именно, как способ уберечь информацию от монголов. Русские князья, узнав о существовании тайного письма в других странах, ввели его и у себя, используя греческую и латинскую азбуку.

Это видно на примере исторических хроник при переписке между русскими князьями Александре Невском и Данииле Галицком. На государственной службе тайнописцы появились гораздо позже, в 1549 году, в год образования Посольского приказа, древнерусского МИДа.

Как правило, русские тайнописцы просто переставляли местами слоги в словах, иногда они не дописывали слова. А иногда придумывали даже новую азбуку, новое обозначение для каждой буквы. Иногда же текст писался задом наперед.

В начале 17 века на Русское царство взошел первый Романов — Михаил Федорович. И при нем практически вся государственная власть сосредоточилась в руках его отца, патриарха Филарета.

И при нем в России появилась настоящая тайнопись. Он лично занимался внешними сношениями России. Он лично разработал единый шифр для ведения дипломатической переписки.

Он стал называть такие письма не затейными, как это было принято на Руси, а закрытыми. То есть, тайнопись перестала быть затеей, игрушкой, но стала одним из важных средств сохранения государственной тайны.

Тайнопись развивалась и при Алексее Михайловиче, и при Петре первом, и в 30-е годы 18 столетия, когда письма стали писать не шифрами, а кодами, используя цифры, а не буквы.

В конце 18 века в России был создан огромный чиновничий отдел, ведавший расшифровкой перехваченных заграничных шифровок. Более того, российская дешифровальная служба посольского приказа с 18 по конец 19 века считалась лучшей в мире. Она без особого труда взламывала французские шифры, до сих пор считавшиеся самыми совершенными в Европе.

И все же отцом-основателем русской тайнописи, человеком, возведшим ее в государственный ранг, историки и по сей день считают патриарха Филарета, представителя церкви, которая во все времена и во всех странах создавала самую лучшую разведку и самые изощренные способы ведения тайных дел.





Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.