Онлайн библиотека PLAM.RU

Загрузка...



От взятия власти большевиками до Брест-Литовского мира

1

II Всероссийский съезд советов провел два заседания, оба — ночью. Первое — в ночь с 7 на 8 ноября, второе — с 8 на 9 ноября. На первом заседании Ленин не появлялся. Оно было посвящено формированию президиума и обсуждению полномочий съезда. Присутствовали 670 делегатов; среди них большевиков было 300 (то есть немногим меньше половины). Следующей большой фракцией были эсеры, насчитывавшие 193 делегата; после них шли меньшевики — 68 делегатов, затем различные мелкие социалистические группы.

Меньшевики и эсеры протестовали против военного заговора и захвата власти, организованного большевиками за спиной всех других партий и фракций, представленных на съезде. Вскоре они покинули съезд. Но на деле ушла только небольшая часть делегатов. Эсеры разделились, и оказалось, что большинство их принадлежит к левому крылу партии. Левые эсеры решили остаться. Таким образом, съезд мог признать себя правомочным. Почти все первое заседание прошло в спорах. Второе заседание было посвящено деловым вопросам. На нем Ленин присутствовал и, не встретив особых возражений, провел свои декреты о мире и земле.

Первый декрет объявлял, что рабочее и крестьянское правительство, созданное революцией и опирающееся на советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, предлагает всем воюющим народам и их правительствам начать немедленно переговоры о справедливом демократическом мире. Ленин обещал немедленно опубликовать все тайные договоры, заключенные предыдущими правительствами. В своих разъяснениях проекта декрета Ленин сказал: «Мы не закрываем… глаз на трудности. Войну нельзя кончить отказом, войну нельзя кончить одной стороне. Мы предлагаем перемирие на три месяца».

Декрет о земле включал два основных пункта:

1. Частная собственность владельцев крупных имений отменяется немедленно без всякого выкупа[27].

2. Земли собственников крупных имений[28], равно как все удельные, монастырские, церковные, со всем их живым и мертвым инвентарем, усадебными постройками и всеми принадлежностями переходят в распоряжение волостных земельных комитетов и уездных Советов крестьянских депутатов впредь до созыва Учредительного собрания.

Далее делалось разъяснение, что земли рядовых крестьян и казаков конфискации не подлежали.

Для руководства по проведению аграрной реформы в декрет был включен крестьянский наказ, составленный редакцией тогда эсеровских «Известий Всероссийского Совета Крестьянских депутатов» и опубликованный в номере от 1 сентября 1917 года. Этот наказ начинался с заявления: «Вопрос о земле, во всем его объеме, может быть разрешен только всенародным Учредительным собранием».

Дальше наказ намечал программу, впоследствии практически осуществленную при национализации земли. Ее главными пунктами были:

1. Право частной собственности на землю отменяется навсегда.

2. Вся земля, включая крестьянскую, безвозмездно отчуждается и становится всенародным достоянием, переходя в пользование всех трудящихся на ней.

3. Все граждане Российского государства, желающие обрабатывать землю своим трудом, могут получить право пользоваться ею.

4. Право пользования землей должно быть уравнительным, что означает: земля должна быть поделена между желающими ее обрабатывать в зависимости от местных условий, по трудовой или потребительской норме.

Эти основные положения противоречили принципам самого декрета, говорившего только о конфискации собственности крупных владельцев имений. Но Ленин в тот момент не беспокоился о логических выкладках. Ему было важно получить поддержку широких крестьянских масс. Лозунг национализации земли мог привлечь на его сторону тех крестьян, которые раньше шли за эсерами: В своих разъяснениях декрета Ленин сказал:

Здесь раздаются голоса, что сам декрет и наказ составлен социалистами-революционерами. Пусть так. Не все ли равно, кем он составлен, но как демократическое правительство мы не можем обойти постановление народных низов, хотя бы мы с ним были не согласны… Суть в том, чтобы крестьянство получило твердую уверенность в том, что помещиков в деревне больше нет; пусть сами крестьяне решают все вопросы, пусть сами они устраивают свою жизнь.

После одобрения декретов о мире и о земле съезд перешел к принятию постановления об образовании рабочего и крестьянского правительства, названного Советом народных комиссаров. Проект этого постановления огласил также Ленин. Первый состав Совета народных комиссаров был исключительно большевистским. Его председателем стал сам Ленин. Комиссаром по внутренним делам — Рыков, по делам иностранным — Троцкий, по делам национальностей — Сталин. Заниматься вопросами, связанными с армией и военно-морским флотом, были назначены сразу три комиссара: Антонов-Овсеенко, Крыленко и Дыбенко.

Одновременно с правительством съезд избрал Всероссийский Центральный исполнительный комитет, при советской системе ему была отведена роль своего рода номинального парламента. Первым председателем вновь избранного органа стал Каменев.

2

Ленин на съезде Советов смог утвердить новое, большевистское, правительство и провести два основополагающих декрета по внешней и внутренней политике. Правда, его программа предусматривала принятие и третьего, основного декрета — относительно рабочего контроля над производством. Всего через три недели после смены власти этот декрет был принят.

Нужно признать, что первые политические акты после перехода власти к большевикам Ленин провел со скоростью, подобной вспышке молнии. Это был его громадный политический успех. Но наиболее трудная работа только начиналась. Провозгласить свои принципы и объявить о составе правительства — этого было недостаточно. С марта 1917 года подобное случалось уже не раз. Надо было на деле доказать способность управлять. И Ленин доказал, что он сделан совсем из иного теста, чем министры Временного правительства и большинство тогдашних российских интеллигентов.

Взяв власть, Ленин как бы стиснул зубы в мертвой хватке и не обращал никакого внимания на возражения, возникавшие порой в его окружении. Он был готов идти и шел по трупам, не останавливаясь ни перед чем и не обращая никакого внимания на проблемы морали и совести. Он употреблял любое оружие, используя в битве не только матросов и красногвардейцев, но также злословие и хитрость, не только угрожая, но на деле посылая в бой неимущие массы, воодушевляя их лозунгом: «Грабь грабителей!»

Одержанная победа не вскружила Ленину голову, а побудила с новой энергией взяться за новые задачи. Он продумывал и выдвигал перед массами новые лозунги, закладывал основы советской структуры, писал проекты наиболее важных декретов, лично намечал меры по обороне Петрограда, принимал участие в бесчисленных партийных заседаниях. В Совнаркоме официально он не занимал никакого наркомовского поста, но фактически контролировал каждого наркома, вмешиваясь в управление всеми отраслями.


С первых часов своего существования новое правительство встало перед необходимостью обеспечить свою безопасность. Успешно выбравшийся из Петрограда Керенский добрался до Пскова и направил генерала Краснова с несколькими сотнями казаков на столицу для восстановления власти Временного правительства. 10 ноября Краснов и Керенский достигли Гатчины. 11 ноября юнкера сделали попытку поднять в Петрограде восстание против советского правительства. В эту же ночь и в Москве началась вооруженная борьба между юнкерами и студентами, с одной стороны, и большевистскими войсками, с другой. Силы Краснова и петроградских юнкеров были очень незначительны. Антибольшевистские части в Москве оказались более представительны. Советское правительство противопоставило войска, значительно превосходившие их по численности, но уступавшие им по качеству. Рабочие отряды Красной гвардии были недисциплинированы и практически не способны сражаться. Несколько лучше воевали матросы.

Ленин связался по прямому проводу с Гельсингфорсом, настаивая на присылке подкрепления из моряков. Командующим Петроградским военным округом был назначен полковник Муравьев, принадлежавший к левым эсерам. На него выпала задача организации обороны Петрограда. Наступление Краснова удалось быстро остановить. Восстание небольших отрядов юнкеров в Петрограде было ликвидировано. И все же положение ленинского правительства оставалось весьма шатким.

Учитывая этот факт, 11 ноября Ленин вступил в переговоры с Всероссийским исполнительным комитетом железнодорожного профсоюза об образовании однородного социалистического правительства, которое включало бы все социалистические партии. Комитет профсоюза железнодорожников в этот момент играл большую роль, так как от него зависело разрешение на перевозку с фронта подкреплений Краснову и Керенскому. У Краснова было слишком мало казаков, и без подкреплений он вряд ли мог рассчитывать на успех. Комитет союза железнодорожников клюнул на предложенную ему приманку в виде переговоров и не разрешил Краснову подвезти подкрепление. Не получив помощи, 14 ноября казаки прекратили сопротивление. Керенский бежал. Краснов был вынужден сдаться.

К 15 ноября Комитет профсоюза железнодорожников уже не представлял для Ленина никакого интереса. Еще 14-го, на заседании большевистского Центрального комитета, он заявил, что переговоры с Комитетом союза железнодорожников были только дипломатическим ходом, прикрытием военных действий. В тот же день ВЦИК принял предложенную Лениньм резолюцию, провозглашавшую, что соглашение с другими социалистическими партиями возможно только на условии признания ими программы советского правительства и необходимости безжалостной борьбы против контрреволюции. Так Ленин перехитрил Комитет союза железнодорожников и подготовил почву для того, чтобы покончить с ним.

Однако вскоре после этого среди самих членов большевистского Центрального комитета произошел раскол. Нервы многих большевиков сдали, Каменев и Зиновьев стали высказываться за необходимость уступок. Тогда Ленин от имени большинства Центрального комитета предъявил его меньшинству ультиматум: меньшая часть, следующая за Каменевым и Зиновьевым, либо подчинится партийной дисциплине, либо открыто отделится. «Честный и открытый раскол сейчас несравненно лучше внутреннего саботажа».

17 ноября четыре народных комиссара (и среди них Рыков) объявили о своем уходе с официальных постов. Объясняя мотивы, которыми они руководствовались, комиссары говорили, что считают необходимым формировать социалистическое правительство из всех советских партий. Если не сделать этого, продолжали они, остается только один путь — поддержка чисто большевистского правительства средствами политического террора. На эту дорогу вступил Совет народных комиссаров, они же лично вступать на этот путь не хотят.

Одновременно пять членов Центрального комитета (Каменев, Зиновьев и трое других, которые были членами Центрального комитета и подписали заявление народных комиссаров) заявили о своем отказе участвовать в заседаниях Комитета, выдвинув те же обвинения. Кроме того, Каменеву пришлось уйти с поста председателя ВЦИК, и 21 ноября на его место был избран Свердлов.

Через два дня возник новый политический кризис. 23 ноября в Петрограде собрался Чрезвычайный Всероссийский съезд советов крестьянских депутатов. В его состав вошли 195 левых эсеров, 65 — правых и только 37 большевиков. На заседаниях произошел резкий конфликт между большевиками и правыми эсерами. Левые эсеры колебались. Большинство съезда отказалось заслушать доклад Совета народных комиссаров. Ленин прибыл на съезд не как представитель комиссаров, а как лидер большевистской партии. В конце концов правые эсеры покинули съезд. Большинство оставшихся делегатов объявили о поддержке советского правительства.

28 ноября все оставшиеся явились в Смольный институт, где состоялось заседание ВЦИК, на котором было решено, что Всероссийский съезд советов крестьянских депутатов сливается с ВЦИК. 30 ноября большевики достигли соглашения с левыми эсерами об их участии в правительстве. Левые эсеры поставили одно непременное условие: контроль над Комиссариатом земледелия.

3

Всеми действиями Ленина в первые месяцы после взятия власти руководила одна идея: любыми способами и на любых условиях заключить мир с немцами. Если бы советскому правительству это удалось, советская система утвердила бы свои позиции в России. Ленинское желание заключить мир совпадало со стремлениями Людендорфа. Трудно себе представить, чтобы в обстановке полного беспорядка, господствовавшего тогда в России, германские агенты не пытались тем или иным способом повлиять на ход событий в стране. Полковник Николаи, глава германской военной разведки, недвусмысленно заявлял, что осенью 1917 года Германия успешно внедряла своих агентов в России. На самом деле германский Генеральный штаб и не нуждался в особых агентах. Если бы даже Ленин был германским агентом, он не смог бы действовать лучше в интересах Германии. Как утверждал полковник Николаи, немецкая и большевистская политика имели общую цель. И Ленину, и Людендорфу необходимо было любой ценой дезорганизовать русскую армию и поразить мозг армии — верховную Ставку.

Ленин опасался, что из рядов армии поднимется новая волна агитации против советской власти. Людендорфу же было важно предотвратить любое движение русской армии. Для поднятия авторитета большевиков в массах Ленину надо было показать — по контрасту со всеми предыдущими правительствами, — что их власть не только принимает резолюции, но может их осуществлять.

Без этого декрет о мире не мог дать Ленину желаемого результата.

Главнокомандующим в армии стал генерал Духонин; при Керенском он был начальником штаба и после исчезновения Керенского принял на себя обязанности Верховного главнокомандующего. 20 ноября Совет народных комиссаров отправил Духонину распоряжение предложить всем воюющим странам немедленное перемирие. Не получив от него никакого ответа до вечера 21 ноября, рано утром 22 ноября Ленин установил с ним прямую связь.

Духонин отвечал, что только центральная правительственная власть при поддержке армии и нации может начать переговоры о мире и что Ставка не имеет права этого делать. Он добавил также, что, по его мнению, в интересах России заключить как можно быстрее общий мир. Ленин расценил ответ Духонина как отказ выполнять распоряжение народных комиссаров и отстранил его от должности. Новым Верховным главнокомандующим назначили Крыленко, имевшего чин прапорщика, — низший офицерский чин. Тут же Ленин направил по телеграфу обращение ко всем полковым, дивизионным, корпусным, армейским и другим комитетам, а также ко всем солдатам революционной армии и матросам революционного флота. Он объявил, что Духонин отказался подчиняться распоряжениям правительства и его поведение несет «неслыханные бедствия трудящимся массам всех стран и в особенности армиям».

Таким образом Ленин снял ответственность за незаключенный до сих пор мир с Совета народных комиссаров и переложил ее на Духонина. В то же время он предложил солдатам действовать самостоятельно:

«Пусть полки, стоящие на позициях, выбирают тотчас уполномоченных для формального вступления в переговоры о перемирии с неприятелем».

На следующий день советское правительство обратилось к представителям нейтральных стран с предложением, чтобы они официально известили правительства враждебных государств о готовности России незамедлительно заключить перемирие и приступить к мирным переговорам.

27 ноября был получен ответ германского главнокомандующего, соглашающегося на конференцию по перемирию. Совет народных комиссаров сразу же обратился к союзникам с вопросом: готовы ли они начать в декабре мирные переговоры с четырьмя Центральными державами? Одновременно Крыленко с отрядом матросов отправили в Могилев, где размещалась Ставка, поставив перед ним задачу предпринять решительные действия. 3 декабря его отряд занял Могилев. Генерал Духонин был зверски убит матросами, когда садился на поезд, чтобы отправиться в Петроград. 5 декабря в Брест-Литовске было подписано соглашение, согласно которому военные действия между Россией и австро-германскими силами приостанавливались на 10 дней. Мирные переговоры возобновились 13 декабря, а 15 декабря было подписано соглашение с Центральными державами о перемирии до 14 января 1918 года.

4

7 ноября, в день свержения Временного правительства, в своей речи на заседании Петроградского совета Ленин сказал: «В корне будет разбит старый государственный аппарат и будет создан новый аппарат управления в лице советских организаций».

Перед большевиками встала задача получить командные посты в министерствах. Вначале большевики столкнулись с забастовкой гражданских служащих, но они сумели достаточно быстро сломить сопротивление старых служащих или поставить на их места новых. Конкретные задания выполнялись очень быстро, — например, Комиссару по иностранным делам Троцкому с помощью матроса Маркина всего за несколько дней удалось разобрать тексты секретных соглашений с союзниками в бывшем министерстве иностранных дел (вскоре их опубликовали). Но конечно, в разгар господствовавшего в стране экономического и административного хаоса, функции работников центрального аппарата были сведены к минимуму.

Более важным, чем захват министерских канцелярий, явилось взятие банков. 24 ноября уволили целый ряд чиновников министерства финансов и в их числе директора Государственного банка Шилова. Главным комиссаром Государственного банка был назначен коммунист Оболенский. В знак протеста чиновники центральной службы Государственного банка начали забастовку, которая привела ко временной приостановке всей банковской деятельности; затем, использовав свои резервы, временно закрылись частные банки. Но к середине декабря операции центральной службы Государственного банка возобновились. Объединению частных банков разрешили в течение недели снять со своих текущих счетов 50 миллионов рублей. Среди хаоса, вызванного сломом старой военной и гражданской систем, для защиты своей власти Ленин вскоре стал прибегать к новому оружию — политической полиции, отмененной при Временном правительстве. Ленин нашел способы не только восстановить политическую полицию, существовавшую при царском режиме, но превратить ее в неизмеримо более грозную и действенную силу. Теперь к поддержке полиции привлекалась значительная часть всего населения — пролетарские массы. Прежнюю практику, когда Департамент полиции пытался осуществить контакты с рабочими при посредстве Зубатова и через Союз русского народа, Ленин сумел поставить на куда более широкую основу. Он перенес конфликт со своими политическими противниками на почву классовой войны, обвиняя всех, кто выступал против него, в саботаже и спекуляции.

18 ноября Ленин выпустил обращение к народу, призывающее всех рабочих сплотиться вокруг Советов, установить строгий контроль над производством и распределением всего необходимого, а также арестовывать и предавать суду революционного трибунала каждого, кто мешает производству или скрывает запасы хлеба или других продуктов. Теперь его нетерпимость стала проявляться повсюду, прежние споры с политическими оппонентами преобразовались в правительственные декреты. Захватив власть, Ленин усвоил мышление самого безжалостного диктатора, и все политические противники стали представляться ему преступниками просто потому, что думали по-другому. Ленин, в июле 1917 года протестовавший против преследования большевиков Временным правительством без должного основания, теперь стал рассуждать о правых и левых с высоты своего поста как настоящий диктатор. Он говорил об угрозе со стороны Каледина и впутывал в его дела лидеров партии буржуазии, хотя Каледин, атаман донских казаков, говорил только об автономии Войска Донского и не имел никаких агрессивных намерений. А главная буржуазная партия — кадеты — все еще возлагала свои надежды на Учредительное собрание и парламентские методы борьбы против большевиков.

11 декабря 1917 года Ленин опубликовал декрет, объявляющий кадетов «партией врагов народа». Согласно этому декрету члены партии кадетов подлежали ответственности по суду революционных трибуналов. 19 или 20 декабря Ленин написал Ф. Э. Дзержинскому записку, содержащую проект общего декрета о борьбе против контрреволюционной деятельности и саботажа. Он предложил, чтобы Комиссариат внутренних дел с помощью домовых комитетов принял на себя наблюдение за всем буржуазным, помещичьим и зажиточным классом. В категорию лиц, принадлежавших к зажиточным классам, попали все граждане с доходом 500 и более рублей в месяц, а также те, кто обладал городской собственностью, ценными бумагами или деньгами на сумму более 1 тысячи рублей. Таким лицам, а также всем служащим банков, инвестиционных фирм и подобных учреждений надлежало представить домовым комитетам сведения о своих доходах и владениях.

На основе этой записки была учреждена Всероссийская чрезвычайная комиссия (позже известная как Чека) под руководством Дзержинского. Последний оказался не просто хуже своего предшественника Белецкого, он сильно превзошел его.

5

Как мы уже знаем, до свержения Временного правительства Ленин неоднократно объявлял о необходимости скорейшего созыва Учредительного собрания и даже обвинял Временное правительство в намеренной задержке созыва. В момент захвата власти он рассуждал в том же духе. 8 ноября в своих комментариях по поводу принятия декрета о земле Ленин упомянул тот факт, что наказ по аграрной реформе составлен эсерами: «И если даже крестьяне пойдут и дальше за социалистами-революционерами и если они даже этой партии дадут на Учредительном собрании большинство, то и тут мы скажем: пусть так».

Согласно постановлению Временного правительства от 22 августа 1917 года выборы в Учредительное собрание были назначены на 25 ноября, а днем созыва собрания считалось 11 декабря 1917 года. 10 ноября во время переговоров с Комитетом профсоюза железнодорожников, Совет народных комиссаров принял постановление о созыве Учредительного собрания в надлежащее время. Действительно, 25 ноября 1917 года почти повсеместно прошли выборы в Учредительное собрание. Они дали ошеломляющие для большевиков результаты. Из 715 избранных в Собрание 412 были эсерами, причем большинство из них принадлежало к правым эсерам, 183 депутата представляли большевиков, 17 — меньшевиков и 16 — кадетов.

Как только результаты выборов стали известны, Ленин решил их «подправить». 4 декабря ВЦИК Советов утвердил декрет, представляющий народу право отзыва членов Учредительного собрания. На основе этого декрета Советы рабочих и солдатских депутатов, а также Советы крестьянских депутатов наделялись правом назначать новые выборы по своему усмотрению во все городские, сельские и представительные институты, включая Учредительное собрание. В связи с этим созыв Учредительного собрания был отложен.

9 декабря Совет народных комиссаров провел декрет, постановляющий, что первое заседание Учредительного собрания должно открыться только после прибытия в Петроград более 400 избранных членов Собрания и одобрения комиссара по выборам в Учредительное собрание. Комиссаром по выборам был назначен большевик Урицкий. 11 декабря 1917 года, в день, назначенный Временным правительством для открытия Собрания, эсеры и кадеты организовали уличные демонстрации в Петрограде в его защиту. Уже прибывшие в Петроград эсеры и кадеты попытались войти в Таврический дворец и открыть Собрание без разрешения большевиков. Но по приказу Совета народных комиссаров отряды Красной гвардии заняли Таврический дворец, и попытка не удалась. Вечером того же дня Ленин объявил кадетов врагами народа (в отношении эсеров он еще не решился так поступить).

Несколько кадетов — членов Учредительного собрания — были арестованы и заключены в Петропавловскую крепость. В середине января двоих из них — Шингарева и Кокошкина — по болезни перевели в госпиталь. Там их убили матросы и красногвардейцы, силой ворвавшиеся в палату.

14 декабря левые эсеры сделали запрос во ВЦИК об основаниях ареста членов Учредительного собрания, обладавших правом депутатской неприкосновенности. В ответ Ленин заявил:

Нам предлагают созвать Учредительное собрание так, как оно было задумано. Нет-с, извините! Его задумывали против народа. Мы делали переворот для того, чтобы иметь гарантии, что Учредительное собрание не будет использовано против народа, чтобы гарантии эти были в руках правительства.

Большинством (150 против 98 при 3 воздержавшихся) ВЦИК принял резолюцию, одобряющую действия Совета народных комиссаров и подтверждающую необходимость решительной борьбы против контрреволюционной буржуазии.

Эсеры попытались устроить демонстрацию против Советского правительства на II Всероссийском съезде крестьянских депутатов, который открылся 9 декабря. Однако после продолжительных и бурных дебатов съезд раскололся. Правые эсеры покинули его и созвали отдельное заседание. Левые эсеры одобрили (с оговорками) политику Совета народных комиссаров и избрали Всероссийский ЦИК советов крестьянских депутатов в составе 81 левого эсера и 20 большевиков. 22 декабря съезд закончил свою работу. После этого Ленин заключил, что почва для прямого столкновения с Учредительным собранием подготовлена. 24 декабря он составил свои тезисы об Учредительном собрании. В соответствии с ними Собрание могло быть разрешено только на основе соглашения о выборах новых членов по требованию местных советов, а также на условии безусловного признания советской власти. Вскоре было опубликовано распоряжение Совета народных комиссаров о созыве Учредительного собрания 18 января.

За два дня до открытия Собрания ВЦИК одобрил предложенную Лениным резолюцию о том, что вся власть в Российской республике принадлежит Советам и советским учреждениям. Поэтому любая попытка, от кого бы она не исходила, присвоить себе те или иные функции правительственной власти будет рассматриваться как контрреволюционное действие.

Совершенно очевидно, что эта резолюция была прямо направлена против Учредительного собрания. В противовес ей эсеры и кадеты выдвинули лозунг: «Вся власть Учредительному собранию!». В поддержку этого призыва 18 января, в день открытия Учредительного собрания, в Петрограде была организована уличная демонстрация, подавленная Красной гвардией. Тем не менее, заседание открылось. Его председателем был избран лидер партии эсеров Чернов. Он получил 244 голоса против 151. После этого, а также после отказа Собрания следовать программе, предложенной ВЦИК, большевики покинули заседание. Левые эсеры последовали за ними. В ночь с 19 на 20 января В ЦИК, заслушав доклад Ленина, принял декрет о роспуске Собрания. Заседания закрыл отряд матросов. Часть членов Собрания — большевики и левые эсеры — были включены в состав ВЦИК советов. Остальные тихо покинули Петроград и или совсем отошли от политической деятельности, или вступили в открытый конфликт с советским режимом.

6

В течение первых месяцев существования советского правительства после перехода власти от Временного правительства ожидалась сильнейшая поддержка со стороны рабочего класса. Кардинальной мерой в пользу рабочих (в соответствии с планом, выработанным еще до свержения Временного правительства) было введение рабочего контроля над производством и распределением. Проект резолюции о рабочем контроле был написан Лениным немедленно после смены власти и опубликован 16 ноября в «Правде». Он лег в основу декрета Совета народных комиссаров, принятого 28 ноября.

Согласно этому документу во всех промышленных, рабочих, финансовых, сельскохозяйственных, транспортных кооперативах и других учреждениях, выплачивающих заработную плату рабочим или нанимающих лиц по контракту для работы на дому, предполагалось ввести рабочий контроль над производством, продажей продукции и сырых материалов, над их запасами, а также над финансовым управлением предприятий. Рабочие каждого предприятия должны были организовать свой контроль через выборные органы — такие, как фабзавкомы и т. п. Рабочий контроль получал право надзирать за производством и устанавливать норму выпуска продукции на предприятии. Ему предоставлялось также право контроля над всей деловой перепиской, за сокрытие ее владельцы подлежали суду. Коммерческая тайна отменялась.

Рабочий контроль не предполагал национализации предприятий или лишения права собственности их владельцев. В сущности он являлся полумерой. На предприятиях вводилось двоевластие буржуазии и пролетариата, подобное тому, которое существовало в сфере политики с марта по ноябрь 1917 года. Таким образом, диктатура пролетариата оказалась весьма осторожной и сдержанной именно в той области, которая напрямую была связана с интересами пролетариата.

Ленин полагал, что рабочие не смогут технически командовать производством. Кроме того он хотел сначала завоевать полное доверие рабочего класса и передать в руки правительства организацию рабочих профсоюзов, чтобы со стороны профсоюзов не возникало никакой оппозиции. Дело в том, что в профсоюзах меньшевики в те дни оказались намного сильнее, чем в политических делах вообще. Такие влиятельные союзы, как Всероссийский исполнительный комитет железнодорожных рабочих, союз типографских рабочих, союз служащих торговых и промышленных объединений симпатизировали меньшевикам. В высших кругах профсоюзного движения с лета 1917 года меньшевики играли ведущую роль, но постепенно почва стала уходить у них из-под ног. Члены профсоюзов, вступавшие в них после смены власти, были настроены в пользу большевиков.

В январе 1918 года собрался I съезд профсоюзов, на котором большевики имели абсолютное превосходство (273 делегата из 476). Меньшевики сформировали сильную оппозиционную группу. Началась острая дискуссия, в которой меньшевики защищали положение о независимости профсоюзов от правительственной власти. Большевики же говорили, что поскольку государственная власть перешла к советам, профсоюзы должны стать проводниками идей государственной власти. Точка зрения большевиков, разумеется, победила. Они овладели также новым Всероссийским центральным советом профсоюзов. С прежним расколом профсоюзного движения было покончено: фабрично-заводские комитеты стали первичными ячейками профсоюзной организации на отдельных предприятиях. Всероссийский центральный совет профсоюзов, таким образом, объединил фабричные комитеты.

7

Во время I съезда профсоюзов Ленин уже разработал генеральный план социализации российской экономической жизни. 14 декабря 1917 года ВЦИК принял резолюцию об образовании Высшего совета народного хозяйства.

При обсуждении этого проекта в ВЦИК Ленин указал, что намечаемый Совет должен быть не парламентом, а органом борьбы с капиталистами и помещиками в экономической сфере — такой же борьбы, которую в сфере политической ведет Совет народных комиссаров. На первом же заседании Бюро ВСНХ (примерно 27 декабря 1917 года) Ленин предложил проект декрета о социализации национальной экономической системы. Он включал пункты о национализации всех акционерных учреждений и банков, аннулировании всех государственных займов — и иностранных, и внутренних, — введении универсальной рабочей книжки и установлении строгого контроля за распределением по карточкам всех продовольственных и непродовольственных товаров.


Бюро ВСНХ приняло ленинский проект как генеральную программу деятельности и предписало своим членам разработать индивидуальные планы, исходя из положений декрета. Ленинскую программу национализации банков начали немедленно осуществлять. Все банки и кредитные учреждения в Петрограде были заняты отрядами Красной гвардии, директоров арестовали и отправили в Смольный институт.

Следующим мероприятием стал декрет о потребительских коммунах, разработанный Лениным в начале января и опубликованный в середине января за подписью наркома продовольствия Шлихтера. Согласно этому декрету:

Все граждане государства должны принадлежать к местному потребительскому обществу (сельскому, волостному, поселковому или объединяющему известную часть города, часть улицы и т. п.)… С уществующие потребительские общества национализируются, обязуясь включить в свой состав все население данной местности поголовно… Не менее 2/3 числа семей каждого общества должно принадлежать небогатым классам (т. е. рабочим, крестьянам, не нанимающим вовсе наемных рабочих, и т. п.).

Немного позже, 8 февраля 1918 года, был опубликован декрет, аннулирующий все национальные займы, одобренный ВЦИК 3 февраля 1918 года.

8

Одно из основных обвинений, которое Ленин в свое время выдвигал против Временного правительства, заключалось в том, что оно неспособно справиться с общим экономическим кризисом и в особенности с нехваткой продовольствия.

Теперь, после двух месяцев полной власти, в течение которых он постепенно преодолевал трудности политического и военного характера, Ленин оказался в положении ничуть не лучшем, чем прежде Временное правительство. Несмотря на планы экономических реформ, намеченные на бумаге, на деле экономическая система страны распадалась на глазах. Фабрики и заводы, еще не национализированные и остававшиеся в руках прежних владельцев, почти перестали выпускать продукцию. Железные дороги с каждым днем сокращали перевозки. Недостаток продовольствия становился все ощутимее. Стоимость бумажных денег неудержимо падала, и в сельской местности уже отказывались принимать их в обмен на зерно и другие необходимые в городе продукты. Города встали перед угрозой голода. В январе 1918 года хлебный паек для красногвардейцев в Петрограде, снабжаемых лучше гражданского населения, составлял четверть фунта в день на человека.

27 января 1918 года Ленин, присутствовавший на заседании президиума Петроградского совета, предложил принять чрезвычайные меры для улучшения экономического положения. Он заявил, что спекулянтов надо расстреливать на месте. Кроме того: «Зажиточную часть населения надо на 3 дня посадить без хлеба, так как они имеют запасы и других продуктов и могут по высоким ценам достать у спекулянтов» (тех самых спекулянтов, которых он только что предложил расстреливать без суда).

Необходимо, — сказал Ленин, — созвать пленарное собрание Совета и постановить произвести массовые обыски в Петрограде и на товарных станциях. Для обысков каждый завод, каждая рота должны выделить отряды, к обыскам надо привлечь не желающих, а обязать каждого под угрозой лишения хлебной карточки.

Для спасения городов решили посылать в деревни за продовольствием специальные отряды рабочих. Но жители деревень вряд ли захотят добровольно отдать свои запасы зерна: скорее всего, рабочим отрядам придется забирать зерно силой. Поэтому важно было заранее ослабить сопротивление крестьян. Учитывая все это, Ленин привел в действие свою старую идею об организации беднейшего крестьянства.

В начале февраля 1918 года, произнося речь перед отправлявшимися в провинцию большевистскими агитаторами, Ленин сказал: разгорается «борьба между богатеями и трудящимися крестьянами, и надо помочь бедноте… Мы не для того отняли землю у помещиков, чтобы она досталась богатеям».

«Мы убеждены, — произнес он через несколько дней на конференции крестьянских депутатов и земельных комитетов, — что трудовое крестьянство объявит беспощадную войну своим угнетателям, богатым крестьянам»[29].

Однако ленинские высказывания были лишь пробным шаром. Официально ленинскую точку зрения большевики еще не приняли. 19 февраля был опубликован закон о социализации земли, одобренный месяцем раньше на III съезде советов. Закон этот разработали левые эсеры на основе идеи об уравнительном землепользовании и крестьянской общине.

Весной по всей России крестьяне делили землю (и общинную, и принадлежавшую частным владельцам) на равные доли. Они не знали еще проектов красного диктатора.

9

Центральными державами. 25 декабря глава немецкой делегации Кюлман согласился принять советский декрет о мире без аннексий и контрибуций за основу обсуждения при условии, что государства Антанты поддержат этот принцип. 28 декабря мирная конференция в Брест-Литовске объявила перерыв на 10 дней. Советская делегация вернулась в Петроград.

В это время в Петрограде открылся съезд, посвященный демобилизации армии. Из 234 делегатов съезда 199 были большевиками. Съезд подтвердил невозможность для русской армии продолжать войну. После разгрома Ставки дезорганизация в армии достигла предела, началась массовая стихийная демобилизация. Солдаты без разрешения толпами покидали свои полки, захватывая военное имущество, амуницию, лошадей, винтовки, и бежали к железнодорожным станциям. Они штурмом брали поезда, выбрасывали гражданских пассажиров, заполняли крыши и открытые платформы составов, угрозами заставляли железнодорожных служащих отправлять поезда вне расписания, избивали тех, кто возражал, стреляли в них.

31 декабря 1917 года Крыленко представил отчет в Совет народных комиссаров. По его приказу сразу же начали работу по формированию добровольческих частей «социалистической армии» с тем, чтобы заменить войска, покидающие фронт. В это же время Ленин поставил перед большевиками вопрос о необходимости немедленного заключения мира с Центральными державами. 2 января 1918 года советское правительство предприняло последнюю попытку придать своим переговорам с немцами широкий международный характер. Оно предложило перенести мирную конференцию из Брест-Литовска в Стокгольм. Но немцы отклонили это предложение. Переговоры предстояло продолжить в Брест-Литовске, куда прибыла также делегация от украинской Центральной рады — националистического социалистического правительства, захватившего власть в Киеве. Германия признала Украину как участника договора.

Перед большевиками встал вопрос, заключать ли сепаратный договор с Германией. Дальнейшие проволочки исключались. И тут обнаружилось, что среди самих большевиков есть группа, которая, хотя и повторяет с весны 1917 года вслед за Лениным фразу о необходимости немедленного заключения демократического мира, на деле не готова допустить мысль о сепаратном мире с Германией.

Эта оппозиция, образовавшаяся в рядах коммунистической партии, называла себя левыми коммунистами. Во главе ее стоял Бухарин, который (как мы уже отмечали) во время мировой войны выступал против пораженческой политики Ленина. 10 января 1918 года Московское областное бюро большевиков приняло резолюцию, требующую прекращения мирных переговоров с империалистами Германии и разрыва дипломатических отношений с «империалистическими бандитами всех стран». Бюро потребовало созыва партийной конференции для решения вопроса о мире. Петроградский комитет принял подобную же резолюцию. Тогда Троцкий сделал компромиссное предложение: «Мы мир не подписываем, но объявляем, что войну заканчиваем». Образование в коммунистической партии группы левых, выступавших против сепаратного договора, имело большое политическое значение, поскольку среди левых эсеров тоже многие были против мира с Германией.

21 января большевики собрали партийное совещание, которое обсудило вопрос о мире. Ленин готовил его тезисы, которые защищали немедленное заключение аннексионистского сепаратного мира. Он утверждал: необходимо заключить мир с Германией, чтобы «иметь вполне развязанные руки для победы над буржуазией сначала в своей собственной стране и для налаживания широкой и глубокой массовой организационной работы».

24 января на заседании Центрального комитета большевиков Ленин выдвинул тот же аргумент: «Конечно, тот мир, который мы заключим, будет похабным миром, но нам необходима оттяжка для проведения в жизнь социальных реформ… Нам необходимо додушить буржуазию, а для этого нам необходимо, чтобы у нас были свободны обе руки».

Однако на партийном совещании 21 января Ленин оказался в меньшинстве. Из 63 присутствовавших 32 высказались за революционную войну с Германией, 16 — в пользу идеи Троцкого (ни войны, ни мира) и только 15 поддержали Ленина. 24 января на заседании большевистского Центрального комитета Ленин предложил компромиссную резолюцию о продолжении обсуждения условий мира. Это предложение собрало в Центральном комитете больше голосов, чем предложение Троцкого, но на следующий день, 25 января, совместное заседание Центральных комитетов большевиков и левых эсеров одобрило позицию Троцкого.

Поэтому именно Троцкий, а не Ленин появился в качестве докладчика по вопросу о войне на III съезде советов, который проходил в Петрограде с 23 по 31 января 1918 года. Этот съезд предоставил самые широкие полномочия Совету народных комиссаров. Затем группа левых коммунистов, возглавляемая Бухариным, внесла в большевистский Центральный комитет предложение о необходимости созыва экстренного совещания и съезда для решения вопроса о мире. Совещание состоялось 3 февраля, а съезд назначили на 5 марта.

При обсуждении вопроса о мире ни одна группа не победила, и никакого решения не приняли. 3 февраля был опубликован декрет об организации Красной Армии на добровольных началах. Он развивал дальше те идеи, которые легли в основу формирования добровольческих частей социалистической армии. Тем временем переговоры с Германией в Брест-Литовске зашли в тупик: необходимо было или подписывать германские условия или отвергнуть мир.

10 февраля глава советской мирной делегации Троцкий объявил в Брест-Литовске, что советское правительство отказывается подписать мирный договор, но в то же время объявляет о прекращении войны и о демобилизации своей армии.

10

Германское правительство не удовлетворилось этой половинчатой мерой. Оно потребовало официального формального подписания мирного договора[30].

16 февраля германское военное командование объявило, что перемирие заканчивается в полдень 18 февраля. Это известие поразило советских руководителей. 17 февраля спешно созвали заседание большевистского Центрального комитета. Ленин предложил резолюцию о немедленном предложении мира Германии, но она была отвергнута 6 голосами против 5.

На следующий день началось немецкое наступление. Утром Ленин опять внес предложение немедленно заключить мир с Германией. Оно было отвергнуто 7 голосами против 6. Днем 18 февраля с фронта стали поступать неутешительные сообщения: деморализованные остатки русской армии охватила паника. Целые полки отказывались защищать свои позиции, не выполнялись даже приказы об уничтожении перед отступлением запасов продовольствия и снаряжения. Распад старой армии не мог не повлиять и на вновь сформированные батальоны социалистической или Красной Армии.

Вечером 18 февраля большевистский Центральный комитет снова обсуждал вопрос о мире. Обращаясь к Бухарину и другим защитникам революционной войны, Ленин бросил им циничный, но вполне заслуженный упрек: «Если этого (войны) хотеть, тогда нельзя было демобилизовать армию».

В этот момент большинство Центрального комитета встало на сторону Ленина. Предложение о мире было одобрено 7 голосами против 6 при 1 воздержавшемся. Троцкий теперь голосовал вместе с Лениным. В ночь с 18 на 19 февраля от имени Совета народных комиссаров по телеграфу было послано согласие принять германские условия мира. Но телеграмма не могла принести немедленных результатов. Немецкое наступление продолжалось. Германия торопилась установить стратегически более выгодные позиции. Состояние русской армии в тот момент Ленин характеризовал так: «Бегство, хаос, безрукость, беспомощность, разгильдяйство».

Бухаринские идеи революционной войны пришли в действие. Впервые после взятия власти большевиками Ленин стал думать о борьбе против Германии[31]. 21 февраля Совет народных комиссаров заявил: «Социалистическое Отечество в опасности».

В это время большевистский Центральный комитет, а затем и Совет народных комиссаров по инициативе Ленина и Троцкого высказались за принятие помощи от «бандитов англо-французского империализма» (то есть от бывших союзников). Французский посол в России Нуланс и глава французской военной миссии генерал Ниссель от имени Франции выразили готовность помогать советскому правительству в войне против Германии. Но эта помощь не была востребована.

23 февраля в половине одиннадцатого утра Совет народных комиссаров получил текст новых германских условий мира. Эти условия оказались более тяжелыми, чем раньше. России предлагалось очистить Украину, Латвию и Эстонию и заключить мир с буржуазным правительством Финляндии. Большевистский Центральный комитет немедленно обсудил эти новые условия и 7 голосами против 4 при 4 воздержавшихся они были приняты.

Затем вопрос обсуждался на объединенном заседании большевистского и левоэсеровского Центральных комитетов. В ночь с 23 на 24 февраля было созвано заседание ВЦИК. Рано утром 24 февраля 116 голосами против 85 при 26 воздержавшихся Центральный комитет решил принять германские условия мира. Решение сразу же было передано Центральным державам.

Советская мирная делегация немедленно выехала в Брест-Литовск, место Троцкого занял Чичерин. 1 марта возобновились мирные переговоры.

Последняя попытка сопротивления со стороны советского правительства была связана с украинским вопросом. Дело в том, что Германия признала делегацию Украинской народной рады, с которой 9 февраля Центральные державы подписали мирный договор. Но 8 февраля Киев заняли советские войска, и, естественно, правительство Советской России хотело, чтобы в Брест-Литовске выступала делегация, представляющая Советскую Украину.

Немцы задержали эту делегацию на границе и не пустили ее в Брест-Литовск. 3 марта 1918 года советская делегация, уступив германским требованиям, подписала мирный договор.

11

Мир был подписан, но оставалось еще его ратифицировать. Формально это должен был сделать высший орган советского государства — Съезд советов. Однако в действительности решающим влиянием обладал не Съезд советов, а Съезд большевистской партии. Партийный съезд планировался на 5 марта. Он состоялся в Москве 6–8 марта 1918 года и стал VII съездом партии. На нем присутствовали 46 делегатов с решающим голосом и 24 с совещательным. Они представляли около 300 тысяч членов партии.

В качестве докладчика от Центрального комитета на съезде выступил Ленин. Он представил на рассмотрение резолюцию о необходимости ратификации мирного договора. Она была принята 28 голосами против 9, при 1 воздержавшемся.

Неделей позже в Москве собрался IV Чрезвычайный Всероссийский съезд советов; он заседал с 14 по 16 марта 1918 года. В съезде участвовало 1204 делегата с решающим голосом. Среди них было 795 большевиков, 284 левых эсеров, 38 меньшевиков различных оттенков и 29 эсеров-центристов.

Остальные были анархистами или беспартийными. Ленин сделал доклад о необходимости ратифицировать Брест-Литовский мир, левого эсера Камкова выдвинули в качестве содокладчика против ратификации.

Ленин говорил спокойно, почти не прибегал к жестам, внешне казался бесстрастным. Но он защищал свое мнение настойчиво и с безжалостной логикой. Он описал положение немецких войск, сказал об угрозе нападения на Петроград и Москву. С характерной для него изворотливостью он убеждал, что подписание и ратификация мирного договора в действительности ничего не значат, а только дают России необходимую передышку, поскольку ожидаемая мировая революция аннулирует все соглашения с империалистами.

Резолюция за ратификацию мирного договора была принята 724 голосами против 276 при 118 воздержавшихся.

Съезду предстояло обсудить еще один вопрос из области международных отношений — послание президента США Вильсона, в котором он писал:

Могу ли я не использовать собравшийся съезд советов, чтобы не выразить искреннюю симпатию, которую чувствует народ Соединенных Штатов к русскому народу в тот момент, когда Германия угрожает прервать и повернуть обратно его борьбу за свободу и навязать свою волю народу России? Хотя, к несчастью, правительство Соединенных Штатов сейчас не обладает возможностью оказать прямую и эффективную помощь, которую оно желало бы осуществить, я прошу делегацию съезда известить народ России, что будет использована любая возможность, чтобы предоставить России более полный суверенитет и независимость в ее внутренних делах и полностью восстановить ее великую роль в жизни Европы и современного мира.

Народ Соединенных Штатов всем сердцем на стороне народа России в его попытках навсегда освободиться от самодержавного строя и стать хозяином собственной жизни.

Послание Вильсона, очевидно, было составлено под влиянием сообщений представителей США в России относительно решения советского правительства вступить в войну против Германии, принятого в период немецкого наступления 18–23 февраля. Но оно пришло в тот момент, когда съезд советов ратифицировал мир с Германией.

В ответ на обращение Вильсона съезд советов принял составленную Лениным резолюцию, выражающую признательность за сочувствие «и в первую голову трудящимся и эксплуатируемым классам» США. Далее в ней говорилось, что недалеко то время, «когда трудящиеся массы всех буржуазных стран свергнут иго капитала и установят социалистическое устройство общества».


Примечания:



2

Так в английском издании книги Вернадского. У Ленина: выродились в «пошлый мещанский радикализм» (Прим. перев.)



3

В английском издании книги Вернадского вместо «поднявшись во главе всех демократических элементов», дается «взяв руководство над всеми демократическими элементами» (Прим. перев.)



27

В декрете: «Помещичья собственность на землю». (Прим. перев.)



28

В декрете: «Помещичьи имения». (Прим. перев.)



29

У Ленина: «угнетателям-кулакам». (Прим. перев.)



30

Если допустить гипотезу о предварительном соглашении Ленина с германским правительством, то в данных обстоятельствах германское правительство могло заключить, что Ленин соглашения не выполняет. Как отмечалось выше, лично Ленин делал все возможное, чтобы убедить своих сторонников подписать мирный договор. Однако в январе и начале февраля 1918 года он оставался в меньшинстве на всех совещаниях по вопросу о мире.



31

Еще раз: если признать гипотезу о предварительном соглашении между Лениным и Германией, в этот момент Ленин мог заключить, что Германия грубо нарушила условия соглашения, и почувствовать себя полностью свободным.









Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.