Онлайн библиотека PLAM.RU

Загрузка...



  • ТАГАНКА
  • ВАРИАЦИИ НА ТЕМУ МУЛЬТФИЛЬМОВ «НУ, ПОГОДИ!»
  • ВАРИАЦИИ НА ТЕМУ СКАЗКИ КОРНЕЯ ЧУКОВСКОГО «МУХА-ЦОКОТУХА»
  • ПАРОДИИ

    ТАГАНКА

    Евгений Евтушенко
    Мне говорил портовый грузчик Джо,
    Подпольный лидер левого движенья:
    «Я плохо понимайт по-русски, Женья,
    Но знаю, что Таганка—хорошо!»
    Потягивая свой аперитив,
    Мне говорил знакомый мафиозо:
    «Таганка, Женя, это грандиозно!
    Мадонна, мне бы этот коллектив!..»
    Душою ощущая ход времен,
    Забитая испанская крестьянка
    Сказала мне по-русски: «О, Таганка!
    Проклятый Франко, если бы не он...»
    Звезда стриптиза, рыжая Эдит,
    Сказала, деловито сняв рейтузы:
    «Ты знаешь, Женя, наши профсоюзы
    Считают, что Таганка победит!..»
    О том же, сохраняя должный пыл,
    Мне говорили косвенно и прямо—
    Рабиндранат Тагор и далай-лама,
    И шахиншах... фамилию забыл...
    Поскольку это шло от естества,
    И делалось, отнюдь не для блезира,—
    Спасибо вам, простые люди мира,
    За ваши безыскусные слова!
    Меня пытал главарь одной из хунт,
    Он бил меня под дых и улыбался:
    «Ну что, таганский выкормыш, попался?
    А ну положь блокнот и стань во фрунт!..»
    Таганка, ты подумай, каково
    Мне в сорок лет играть со смертью в прятки!.
    Но я смолчал. Я сдюжил. Все в порядке.
    Они про вас не знают НИ-ЧЕ-ГО!

    Роберт Рождественский
    Может, это прозвучит
    Резко,
    Может, это прозвучит
    Дерзко,
    Но в театр я хожу
    Редко,
    А Таганку не люблю
    С детства.
    Вспоминается такой
    Казус,
    Вспоминается такой
    Случай:
    Подхожу я как-то раз
    К кассе,
    Эдак скромно, как простой
    Слуцкий.
    Говорю, преодолев
    Робость,—
    А народищу кругом—
    Пропасть! —
    Мол, поскольку это я,
    Роберт,
    То нельзя ли получить
    Пропуск?..
    А кассир у них точь-в-точь
    Робот,
    Смотрит так, что прямо дрожь
    Сводит:
    «Ну и что с того, что ты —
    Роберт?
    Тут до черта вас таких
    Ходит!»
    Вот же, думаю себе,
    Дурни!—
    А в толпе уже глухой
    Ропот! —
    Да сейчас любой олень
    В тундре
    Объяснит вам, кто такой
    Роберт!
    В мире нет еще такой
    Стройки,
    В мире нет еще такой
    Плавки,
    Чтоб я ей не посвятил
    Строчки,
    Чтоб я ей не уделил
    Главки!
    Можно Лермонтова знать
    Плохо,
    Можно Фета пролистать
    Вкратце,
    Можно вовсе не читать
    Блока,
    Но... всему же есть предел,
    Братцы!
    ...Но меня, чтоб я не стал
    Драться,
    Проводили до дверей
    Группой...
    Я Таганку не люблю,
    Братцы.
    Нехороший там народ,
    Грубый.

    Белла Ахмадулина
    О, вряд ли кто-нибудь предполагал,
    Что я, бродя в окрестностях Таганки,
    Однажды с праздным видом чужестранки
    Рискну войти в тот сирый балаган!..
    Надменно и взыскующе шурша
    Программкой предстоящего миракля,
    Я села. Все затихло. И обмякла
    Моя высокомерная душа...
    ...Как заново рожденная на свет,
    Я шла к дверям. И тут явился некто,
    Чей лоб, на редкость чуждый интеллекта,
    Являл намек, что он – искусствовед.
    Он закричал: «Должно быть, это сон!»
    (Когда б мы с ним вот так столкнулись лбами
    Не здесь, а раздевалке N-ской бани,
    Он, верно, был бы меньше потрясен.)
    Он продолжал: «В Москве полным-полно
    И даже свыше нужного, пожалуй!
    Иных театров. Есть Большой Малый.
    Есть МХАТ. Качели. Шашки. Домино».
    Я улыбнулась: «Вам не по плечу
    Представить жизнь вне покера и дерби,
    А мне, мой друг, за собственные деньги
    Угодно видеть все, что я хочу...»
    Он пригрозил: «От взрослых до детей
    Любой поклонник данного театра
    Закончит век в приемной психиатра,
    Страдая от навязчивых идей!..»
    Я рассмеялась: «Уж скорее вы—
    Находка для Канатчиковой дачи,
    А впрочем, я желаю вам удачи,
    Которой вы не стоите, увы!..»
    ...Я шла домой, бедное чело
    Точила мысль, похожая на ранку:
    Сойти с ума! Примчаться на Таганку!
    Пробиться в зал, где шумно светло!..
    Во тьме кулис, ликуя скорбя,
    Узреть простых чудес чередованье!
    Прийти в восторг! Прийти в негодованье!
    Прийти домой! И там прийти в себя.

    Расул Гамзатов
    У нас в ауле есть такой обычай:
    Мужчина—что поделаешь, Восток!—
    Приходит дом избранницы с добычей,
    Способной вызвать в девушке восторг.
    И если горец сватает горянку,
    Он знает, свадьбе попросту не быть,
    Покамест он билеты на Таганку
    Для милой не сумеет раздобыть.
    Для этого нужны – коварство кобры,
    Злость барса и выносливость коня,
    А все это, к моей великой скорби,
    Из всех мужчин есть только у меня.
    Печально, но под крышами аула
    Не родился еще такой орел,
    Который бы без помощи Расула
    Билеты на Таганку приобрел.
    Мне вывернули душу наизнанку,
    Когда я раз приехал в Дагестан:
    «Расул, достань билеты на Таганку!
    Ты можешь все! Пожалуйста, достань!»
    И, обращаясь к целому аулу,
    Я простонал, согнувшийся в дугу:
    «Хотите турпоездку в Гонолулу?
    Пожалуйста! А это – не могу».

    Сергей Михалков

    ТАГАНКА И ФИТИЛЬ

    (басня)

    Один Фитиль, гуляя спозаранку,
    Увидел у метро какую-то Таганку
    и говорит: «Сестра,
    Куда как ты остра,
    Занозиста не в меру!
    Слыхал, опять прихлопнули премьеру?
    Вот я... Могу воткнуть свечу
    Кому хочу.
    Однако же молчу!..
    «А ты? – Фитиль Таганку поучает,—
    Худа, бледна,
    Всегда в загоне и всегда одна...»
    Таганка слушает и головой качает,
    Потом тихонько отвечает:
    «Фитиль, Фитиль пошел ты на...»
    Мораль сей басни такова:
    Таганка не всегда права.
    Нельзя, когда стоишь с лауреатом,
    Браниться матом.

    ВАРИАЦИИ НА ТЕМУ МУЛЬТФИЛЬМОВ «НУ, ПОГОДИ!»

    Давид Самойлов
    Мне захотелось выпить и поесть.
    Я заглянул в кафе. Меня знобило.
    Внесли графин. В графине что-то было.
    И подумал: «В этом что-то есть!»
    Я сел за столик. Рядышком, в углу,
    Сидели Волк и Заяц. Их беседа
    Была занятной. На правах соседа
    Я наблюдал их странную игру.
    Вначале Заяц плюнул Волку в суп.
    Затем смахнул под стол его цыпленка.
    Он сделал это столь умно и тонко,
    Что Волк подумал: «Ба, да он не глуп!»
    Тщедушный Заяц был ничтожно мал
    В сравненье с Волком, истинным гигантом,
    Зато превосходил его талантом,
    И Волк прекрасно это понимал.
    Подумав, Заяц вылил Волку в торт
    Остатки недопитого глинтвейна.
    Он сделал это столь интеллигентно,
    Что Волк подумал: «Эк воспитан, черт!»
    Противники заспорили всерьез.
    Столкнулись глыбы двух мировоззрений.
    Добро и Зло. Посредственность и Гений.
    Дантес и Пушкин. Мускус и навоз.
    Тут Заяц вдруг нанес врагу прямой
    Удар, вложив в него всю силу духа.
    Удар пришелся Волку прямо в ухо,
    И Волк подумал: «Амба, боже мой!»
    Отважный Заяц знал в ударах толк,
    Он понимал, что глупо ждать ответа.
    Легко представить, что ему на это
    Ответил бы духовно нищий Волк.
    Меж тем внесли горячую фасоль,
    Душистый плов спешил за ней вдогонку.
    Я битый час вертел в руках солонку,
    И вдруг меня пронзило: «В этом—соль!»

    Белла Ахмадулина
    Который день—и явно, и во сне—
    Меня томит нежданная забота:
    Я поняла, что появилось что—то
    Неизлечимо заячье во мне. 
    Среди не тонко чувствующих масс
    Меня одну гневила и бесила
    И гнусная безнравственность бензина,
    И пошлая разнузданность пластмасс.
    Комфорт, что прежде мной был так ценим,
    Мне опостылел, ибо я открыла:
    Неискренность мочалки, подлость мыла
    И унитаза явственный цинизм.
    Поскольку зов природы мне не чужд
    И я питаю ненависть к эрзацам—
    Меня влечет—подобно вольным зайцам
    Направить бег колен в лесную глушь.
    Какой восторг, – попав в дремучий лес,
    Свободный от бетона и дюраля,—
    Вершить – при виде волка – удиранья
    Пленительный и горестный процесс!
    Бежать, и быть все время впереди,
    И размышлять над суетной судьбою,
    И временами слышать за собою:
    Ну-о, наивность просьбы!—погоди
    – Возможно ль?—удивится кое-кто.
    – Ах, полно! – усмехнусь я на расспросы. —
    Ужели же глаза мои раскосы
    Без всяческого повода на то?
    О, эта блажь меня не в первый раз
    Тревожит, и, не знай своей беды я,
    Я до сих пор винила бы Батыя
    За дерзкую раскосость этих глаз!..
    От автора:
    – Какая чепуха, увы и ах!
    Зевнет Читатель, в корень не вникая.
    – Да, чепуха, Читатель. Но какая
    Премилая! И главное, в стихах.

    Андрей Вознесенский
    Травят зайца...
    Веками травят.
    Травят в Африке
    и в Австралии.
    Во Флориде
    и в Арканзасе.
    Травят зайца!..
    Травят зайца!..
    Несет цианистым!..
    Кто посмел
    Быть инициатором,?..
    Проклинаю того мерзавца!
    Травят зайца!..

    Заяц был юн и неопытен. Он выскочил на поляну, ослепительно белый, как трусики св. Инессы. Гони, Косой!..

    Блещет фикса.
    Хрустит манишка.
    Волк страшен,
    как анатомичка,
    Кто рискнул бы
    с таким связаться?..
    Травят зайца!..
    Морфинист,
    доходяга, циник,
    Грудь в наколках
    и лапы в цыпках.
    Вот он, срам твой,
    цивилизация!
    Травят зайца!..

    Волку было под сорок. Он был безнадежно сер, как макинтош лондонского клерка. Атас, Косой!..

    Травят зайца!..
    Да как старательно!
    Травят в прессе,
    в кино, по радио.
    В баснях, в пьесах,
    в экранизациях —
    Травят зайца!..
    Травят зайца!..
    Смотреть противно!
    Травят бомбами
    и тротилом.
    Безработицей
    и инфляцией
    Травят зайца!..

    Вспоминаю свой фотопортрет на страницах парижского «Фигаро». Самодовольная физиономия в заячьем малахае. Прости, Косой!..

    Р.S. Он, усталый, лежал в снегу.
    Полуангел. Полурагу.

    Юлия Друнина
    Прошлой ночью снились мне ученья
    Энского стрелкового полка,
    Но на середине—вот мученье—
    Мне пришлось проснуться от звонка.
    Я—девчонка фронтовой закваски,
    Мне на крем и пудру наплевать.
    Как спала – с гранатою и в каске,—
    Так и побежала открывать.
    У меня на штатских нюх отменный,
    Враз определяю, что к чему.
    Вижу, хлопец. Вижу, не военный.
    Вижу, Заяц, судя по всему.
    Без сапог, без каски, без одежи,
    Кровь на лбу совсем еще свежа...
    – Сзади—полк?—спросила я без дрожи.
    – Сзади – Волк! – ответил он, дрожа.
    На себя от страха непохожий,
    Заяц был измучен и продрог.
    Я ему на коврике в прихожей
    Разложила легкий костерок.
    Что до Волка—быть ему в уроне,
    Слишком он нахален, этот Волк.
    Не скажу – в стихах, но в обороне
    Я еще покамест знаю толк.
    Зря я, что ли, бегала все лето
    С просьбами и жалобами, чтоб
    Выбить разрешенье Моссовета
    Перестроить кухню под окоп?..
    Волк, конечно храбр и бесшабашен,
    Только как он, глупый, не поймет,
    Что в родном окопе мне не страшен
    Собранный им за ночь миномет!..

    ВАРИАЦИИ НА ТЕМУ СКАЗКИ КОРНЕЯ ЧУКОВСКОГО «МУХА-ЦОКОТУХА»

    Булат Окуджава
    Ах, бывают всякие
    в жизни карамболи
    Дивные события,
    странные дела
    На обычной улице,
    а не в чистом поле
    Муха – представляете? —
    денежку нашла!..
    Что случилось с Мухою,
    резвой хохотушкой?..
    Муха – не поверите!—
    сделалась иной!
    Не вульгарной Мухою,
    а пикантной Мушкой
    Над прелестным ротиком
    Е. Карамзиной.
    Ах, как это весело,
    ах, как это глупо,
    Ах, какое счастье,
    ах, какой кошмар!
    Возле – представляете? —
    Аглицкого Клуба
    Заприметил барышню
    Доблестный Комар!
    Был он смел до одури
    и красив до жути,
    В звании поручика
    и в расцвете сил,
    И к тому же в юности
    был замечен в смуте:
    Графа Аракчеева
    лично укусил.
    Ах, какой любовию
    встреча увенчалась,
    Ах, того не выразить
    кистью и пером!
    Муха – представляете? – тут же обвенчалась
    С ихним благородием
    оным Комаром!
    Праздновали во среду,
    накануне пасхи.
    Сколько было сказано
    спичей и острот!
    Целый вечер кушали
    рыбу по-гишпански,
    Целый вечер спорили,
    прав ли Дидерот!..
    Ах, какие славные
    прежде были пьянки—
    Вист и философия,
    нега и азарт!..
    ...Было это в Питере.
    В доме на Фонтанке.
    В щелке под обоями.
    Много лет назад.

    Борис Слуцкий
    Мухи имеют совесть.
    Дико, но это так.
    Вот вам простая повесть,
    Грубая, как наждак.
    У одного главбуха,
    Ползая на столе,
    Некая дура муха—
    Бац—и нашла сто рэ.
    Твердая, как зубило,
    Строгая, как пила,
    Муха так поступила:
    Муха их не взяла.
    Вот она чешет брюхо,
    Вот она ест бульон.
    Муха. Простая Муха.
    Муха, каких мильён.
    Кланяюсь Мухе в пояс
    И отдаю в набор
    Эту простую повесть,
    Честную, как топор.

    Юрий Левитанский
    Вот начало фильма. Дождь
    идет
    Муха вдоль по улице идет.
    Крупный план. Усталый
    профиль Мухи.
    Ей за тридцать. Она не
    в духе.
    В том, как она курит и
    острит,
    Чувствуется скепсис и гастрит.
    Дальше в фильме вот что
    происходит:
    Муха в луже денежку
    находит.
    Магазин. Изделья из фаянса.
    Еле слышный запах
    декаданса.
    За прилавком—грустный
    продавец.
    Неврастеник. Умница. Вдовец.
    В том, как он берет у вас
    червонец,
    Чувствуется Чехов и
    Чюрленис.
    Посмотрев предложенный
    товар,
    Муха выбирает самовар.
    Продолженье фильма в том
    же духе.
    Муха дома. Мы в гостях у
    Мухи.
    Том Хемингуэя. Бюст
    Вольтера.
    Сиротливый привкус
    адюльтера.
    Тонкая французская игра:
    Муха в ожиданье Комара.
    Он приходит.—Он снимает
    плащ.
    Он провинциален и ледащ.
    В том, как он стыдится
    сантиментов,
    Чувствуется бремя алиментов.
    Тихо. Он молчит. Она молчит.
    Самовар тем более молчит.
    Он вздыхает. Муха понимает.
    И из шкафа чашки вынимает.
    Пьют без разговоров. Молча
    пьют.
    Общий план. Всеобщий неуют.
    За окном, в мерцанье сонных
    луж,
    Чувствуется острый Клод
    Лелюш.








    Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

    Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.