Онлайн библиотека PLAM.RU

Загрузка...



  • Праздник победы — повод для раздора?
  • Российские пособники сепаратистов
  • Союзники Фюрера
  • ПРИБАЛТИЙСКИЕ СОЮЗНИКИ ФЮРЕРА И ИХ РОССИЙСКИЕ ПОСОБНИКИ[5]

    Праздник победы — повод для раздора?

    Отгремели залпы праздничного салюта в честь 60-летия Великой Победы над нацистской Германией и ее сателлитами. Этот праздник многие в России ждали так, как в свое время наши отцы и матери ждали взятия Берлина. Не потому, чтобы насладиться торжеством победителей, а чтобы почтить память миллионов соотечественников, отдавших жизнь за свободу и независимость нашей Родины, отдать дань уважения ветеранам, ратным трудом приближавших «этот день», напомнить нашей молодёжи, что такое 9 мая и какой ценой досталась нам Победа.

    Такой праздник нужен был и для того, чтобы положить конец спекуляциям по поводу того, кто взял Берлин и каков был вклад Советского Союза в эту Победу. Празднование 60-летия Победы в Москве поставило всё на свои места. Мир воздал должное скорбной цене и вкладу советского народа в Победу, поэтому Москва стала центром торжеств и сюда приехало более 50 мировых лидеров.

    Свидетельством того, что Россия по-прежнему пока остаётся в числе ведущих мировых держав является то, что в Москву приехали первые лица государств, в том числе Д. Буш, Ж. Ширак, С. Берлускони, Дз. Коидзуми, Ху Цзиньтао. На Т. Блэра, который под надуманным предлогом отказался приехать, британская пресса обрушила буквально шквал самой жесткой критики, говоря, что подобное поведение премьер-министра не просто неправильно — «это позор международного масштаба».

    Говоря о политическом успехе празднования 60-летия Победы, нельзя забывать и о человеческом измерении праздника, т. е. с позиций ветеранов. Здесь необходимо согласиться с критическими оценками, которые прозвучали в большинстве российских СМИ. Как говорят, «после пира — горькое похмелье». Празднества закончились, и российские ветераны, о бедственном положении которых так много написано, опять остались наедине со своими проблемами. Как высказался один из них:

    «Нам осталось теперь надеяться на Царствие Небесное. Может быть, там нам воздастся по заслугам?».

    Вместе с тем трудно согласиться с мнением, которое высказал в газете «Московский комсомолец» от 13 мая 2005 г. журналист А. Минкин. Он считает, что празднование 60-летия Победы раскололо российское общество, что своим праздником мы возбудили злобу у соседей: прибалты твердят об оккупации и требуют репараций, поляки отменили концерты Большого театра и польская публика сдает билеты, Грузия объявила о блокаде российских военных баз. Так ли это? Если бы проблема заключалась только в праздновании Победы, то это был бы самый легкий вариант разногласий с нашими соседями. Корни здесь глубже, ответы надо искать в истории спорных вопросов.

    Но прежде о настоящем. Ясно, что ультиматумы в адрес России последовали не по поводу праздника, а как следствие визита в Прибалтику и Грузию американского президента Д. Буша. Антирусские настроения в последние пятнадцать лет, несмотря на то, что в 1989 г. Съезд народных депутатов СССР дал оценку пакту Риббентропа-Молотова и секретному протоколу к нему, Россия признала факт расстрела сотрудниками НКВД польских офицеров в Катыни, были и остаются краеугольным камнем во внешней политике стран Балтии и Польши.

    Требование о компенсациях за ущерб, якобы нанесенный действиями советских «оккупационных» войск в размере 462 (!!!) миллиардов долларов США, рассчитанных с помощью экономиста из Гарварда Л. Саммерса, Литва предъявила СССР ещё в 1991 году (см. газету «Согласие» (Вильнюс), № 18, от 30 апреля 1991 г. «Цена оккупации».). Второй раз с подобными претензиями, но с гораздо меньшей суммой — в 1994 г. А 13 июня 2000 г. Сейм Литвы принял закон «О возмещении ущерба, причинённого в ходе советской оккупации в 1940–1991 годах», по которому Россия должна выплатить Литве 20 млрд. долл. США.

    Литовские политики, махая жупелом «компенсаций», не хотят понять, что в этом плане Литва более уязвима, нежели Россия. Если говорить о компенсациях, которые требует Литва, то необходимо заметить, что она должна быть признательна за территорию, с которой она вышла из Союза, так как во времена Второй мировой войны она фактически являлась союзницей нацистской Германии со всеми вытекающими отсюда последствиями, в т. ч. и в территориальных вопросах.

    Только благодаря Советскому Союзу Литва обрела утраченные в 1920 г. и 1939 г., Вильнюсский и Клайпедский края. Помимо этого из союзного бюджета за годы советской власти на развитие Литовской советской социалистической республики было выделено более 60 млрд. долл. США (в пересчете). Литва вышла из СССР с уровнем развитой европейской страны. Это сколько стоит?

    Латвия также пытается стать в очередь на получение от России компенсации за так называемую «оккупацию» на сумму 100 млрд. долл. США. Потом, вероятно, аналогичные требования предъявит Грузия, которая еще в 1989 г. насчитала, что она во времена СССР якобы ежегодно поставляла в Россию продукции на 4 млрд. рублей больше, чем ввозила из России.

    В то же время всем в Союзе было известно, что Прибалтика и Грузия были привилегированными республиками, получавшими из союзного бюджета в разы (до 3 раз) больше средств, чем ведущие российские области, в том числе и черноземные. В ЦК КПСС выезд работников отраслевых отделов в Прибалтику ценился на уровне выезда в соцстраны. Так что встречные иски будут не менее внушительными.

    Но самый разумный вариант предложил российский президент В. Путин. Во время визита в Венгрию он обратился с призывом «обнулить счётчик взаимных обид» к бывшим союзникам по Варшавскому блоку и бывшим советским республикам. Какой-либо реакции на этот призыв со стороны руководства стран Балтии не последовало.

    Трудно ожидать другой реакции от властей стран, где один из президентов (Адамкус, Литва) воевал на стороне фашистской Германии, другой — (Вике-Фрайберга, Латвия) не в ладах с историей своей страны, т. к. всю жизнь прожила вдали от нее и в последнее время прославилась лишь как активная пропагандистка воблы, как русской закуски под водку. Под стать им и молодой президент Грузии М. Саакашвили, который договорился до того, что обвинил русских в том, что они «подобно римлянам, туркам, персам и монголам пытались уничтожить грузинский народ». Это при том, что представительство грузин во властных структурах СССР сталинского периода было весьма значительным.

    Почему Буш, демонстрируя в Москве доброе отношение к Путину и России, тем не менее стал решающим фактором, обусловившим ультимативное поведение наших «добрых» соседей. Все очень просто. Администрация Буша просчитала, что после грандиозного празднества в Москве рейтинг России и Путина в международном плане существенно вырастет, что позволит продолжить курс на дальнейшее укрепление независимости России во внешней и внутренней политике (за который американские СМИ в прошлом году обвинили Путина в дрейфе к фашизму).

    Подобная ситуация США не устраивает. Поэтому наши «соседи.» почувствовали, что «американский старший брат» не против «удара» по России. Усугубление конфликта с «соседями» неизбежно вынудит Россию обратиться к Соединенным Штатам, которые тем самым восстановят в американо-российских отношениях свою роль «старшего партнера». Буш поступает так, как требуют американские интересы. Их защита для американского президента главное, остальное, в том числе и личные отношения, второстепенно. Пример, достойный подражания для любого политика. Пора и нам так действовать.

    Относительно раскола российского общества можно сказать следующее. Оно раскололось не по поводу праздника или роли Сталина в обеспечении Победы над Германией. Этими проблемами обеспокоено не так много людей. Страшнее раскол, с одной стороны, на богатых и бедных, а с другой — на защитников российских интересов и новых «печериных». В XIX веке был известен некий русский дворянин B. C. Печерин (1807–1885), который, будучи ярым поклонником Польши, перешел в католичество и так писал о России:

    «Как сладостно Отчизну ненавидеть и жадно ждать ее уничтоженья».

    Только современные «печерины» отстаивают в России интересы и ценности так называемого «цивилизованного» западного мира.

    К сожалению, мы ещё долго будем разгребать политические, экономические и дипломатические завалы, которые создали «печерины» за последние 15 лет. Вспомним известную Декларацию о государственном сувернитете России, поспешно принятую 1 съездом народных депутатов РСФСР 12 июня 1990 г. До сих пор никто не может объяснить, от кого и от чего Россия провозгласила независимость? От того, что было создано трудом и завоевано поколениями наших предков?

    Или трагические события в Тбилиси в апреле 1989 г. Результаты их поспешного и явно предвзятого депутатского расследования Россия переживает еще и сегодня. До сих пор жив миф о применение советскими (считай русскими) солдатами саперных лопаток при разгоне демонстрации в Тбилиси. Официальное (не депутатское) расследование показало, что это ложь. Люди погибли в толпе от сдавливания и удушья. Прочитав в прессе официальные выводы о тбилисской трагедии, я был уверен, что генерал Радионов подаст в суд на народных депутатов СССР, запустивших информацию о сапёрных лопатках. Но кому-то было выгодно, чтобы правда о тбилисских событиях пока была скрыта от широкой общественности. За это и платим. Блокада наших военных баз в Грузии — первая ласточка, тем более что, несмотря на грозные речи «думцев», Грузия фактически добилась своего.

    Российские пособники сепаратистов

    Проблема «оккупации» стран Балтии, которая сегодня вновь активно муссируется там, оформилась не без активного участия новых российских «печериных». Резолюция 2-го съезда народных депутатов СССР (декабрь 1989 г.), осудившего секретный протокол к договору о ненападении между СССР и Германией от 23 августа 1939 г. (так называемый пакт Риббентропа-Молотова), готовилась комиссией под руководством известного прораба перестройки А. Н. Яковлева при активном участии депутатов от Прибалтики.

    Комиссия рассматривала пакт и секретные протоколы к нему по принципу per se, т. е. сам по себе, вне связи с событиями до и после. Поэтому выводы комиссии и соответственно проект подготовленной ею резолюции получились соответствующими, так как в основе работы комиссии лежала в американская концепция оккупации Прибалтики Советским Союзом. На съезде резолюция была принята под давлением прибалтийских депутатов в основном в выгодной для них редакции.

    Несмотря на то, что ни сам пакт, ни секретный протокол не предусматривали никаких агрессивных действий СССР в Прибалтике (для этого достаточно внимательно прочитать эти документы, которые сегодня доступны каждому), съезд квалифицировал секретный протокол как средство «предъявления ультиматумов и силового давления на другие государства» (как может быть средством то, что для всех являлось секретным?).

    Съезд также констатировал, что секретный протокол от 23 августа 1939 г. и другие секретные документы, подписанные с Германией в 1939–1941 гг., как по методу их составления, так и по содержанию являлись отходом от ленинских принципов советской внешней политики. Предпринятые в них разграничения:

    «…„сфер интересов“ СССР и Германии и другие действия находились с юридической точки зрения в противоречии с сувернитетом и независимостью третьих стран…»

    Однако даже при внимательном изучении четырех пунктов секретного протокола, трудно найти нечто, что свидетельствовало бы о намерении СССР напасть на Прибалтику. Все пункты протокола были гипотетичны, то есть их действие предполагалось лишь:

    «…в случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав прибалтийских государств…»

    При этом надо понимать, что раздел «сфер интересов» это не раздел суверенных государств и не договоренность об их захвате. Это просто взаимное самоустранение договаривающихся сторон от военной и политической активности за пределами совместно определенной ими географической линии. В пункте первом протокола подчеркивается:

    «…При этом интересы Литвы по отношению Виленской области признаются обеими сторонами».

    Следует добавить, что сомнения в споре о содержании секретных договоренностей Германии и СССР разрушает нота (Меморандум) МИД Германии Советскому Правительству от 21 июня 1941 г. («Военно-исторический журнал», № 6, с. 32–40.). В ноте немцы обвинили Советский Союз в нарушении секретных договоренностей от 23 августа 1939 г. и объяснили, что эти договоренности основывались на обязательстве правительства Советской России:

    «…не занимать, не большевизировать или аннексировать входящие в сферу его влияния государства…».

    Так что все разговоры о значении пакта Риббентропа-Молотова и секретного протокола к нему на вхождение Прибалтики в СССР не более чем пропагандистская уловка, на которую «купилось» тогдашнее руководство СССР.

    Более того, если быть предельно точными, секретный дополнительный протокол, по которому вся территория Литвы была включена в сферу интересов СССР, был подписан 28 сентября 1939 г. И договор от 23 августа и от 28 сентября в соответствии с нормами международного права утратили свою силу в момент нападения Германии на СССР. Если бы итоги войны были иными, о них никто бы и не вспомнил.

    Ввод подразделений Красной Армии на территорию Прибалтики регламентировался договорами, не имеющими отношения к пакту. Так, в соответствии с «Договором о передаче Литовской республике города Вильно и Виленской области и о взаимопомощи между Советским Союзом и Литвой» от 10 октября 1939 г. Советскому Союзу было предоставлено:

    «…право держать в установленных по взаимному соглашению пунктах Литовской Республики за свой счёт строго ограниченное количество советских наземных и воздушных сил».

    Кстати, на отмене этого договора почему-то никто не настаивает? Вероятно, потому что тогда встанет вопрос о Вильнюсском крае.

    Необходимо заметить, что вступление частей Красной Армии на территорию Литвы в 1939 г. на основе этого договора проходило без каких-либо эксцессов. Более того, 11 октября 1939 г. президент Литвы В. Сметона, выступая перед демонстрантами, благодарил «дружественный великий Советский Союз» за Вильно и Виленскую область. Ссылки на то, что три прибалтийские республики, которые к этому времени заключили военное соглашение о взаимопомощи и могли рассчитывать на помощь западных держав, панически, до паралича боялись «большего соседа», не вполне состоятельны, если иметь в виду, что маленькая Финляндия в том же 1939 г. дала бой большому Советскому Союзу при попытках вступить на её территорию.

    Вхождение прибалтийских республик в СССР состоялось на основании Деклараций Народных сеймов Литвы и Латвии и Государственной Думы Эстонии, которые были избраны в результате всеобщих выборов в июле 1940 г. Американский тезис о «недемократичном» избрании этих органов верховной власти, т. к. они проходили в присутствии на территории Прибалтики частей Красной Армии, сегодня опровергли сами американцы, проведя в 2004–2005 гг. в условиях фактической оккупации в Афганистане и Ираке выборы верховных органов власти этих стран. Правда, существует серьезная разница между тогдашними выборами в Прибалтике и выборами, недавно состоявшимися на Ближнем Востоке.

    В Прибалтике, в 1940 г., несмотря на присутствие частей Красной Армии, выборы проходили в атмосфере спокойствия, без каких-либо акций противодействия ни со стороны вооруженных сил прибалтийских республик, ни со стороны местного населения. На выборы пришло более 90 % избирателей и абсолютное большинство проголосовало за «советскую власть». Итоги выборов 1940 г., например, в Литовской республике, признали все европейские государства, представители которых в то время были в Каунасе. В Латвии весь дипломатический корпус присутствовал на церемонии открытия Народного Сейма.

    А в какой атмосфере военного противостояния состоялись выборы в Афганистане и Ираке, всем известно. Но американцы называют эти выборы лигитимными и демократичными. Налицо двойные стандарты. А точнее, полная уверенность американцев в том, что их любую оценку мир просто обязан принять.

    Несколько слов о современном «разделе сфер интересов». Спустя шесть десятилетий Америка наполнила «новым» смыслом это понятие. Оно трансформировалось в «зоны жизненных интересов» американских «борцов за демократию», которые позволяют им под надуманными предлогами осуществлять агрессию против суверенных стран (Югославия, Афганистан, Ирак). Но преступлением это не считается. Сегодня подобные действия преподносятся как новая форма борьбы за демократию. Только в отличие от Сталина и Гитлера, включавших в зону своих интересов лишь приграничные районы и страны, США сегодня, не стесняясь, объявляют зоной своих жизненных интересов регионы, находящиеся в тысячах километров от Америки: Прибалтику, Закавказье, Ближний Восток, Среднюю Азию и т. д. И пока мир считает это нормальным.

    Но вернемся к резолюции 2-го съезда народных депутатов СССР. После принятия этой резолюции выход прибалтийских республик из Союза становился делом техники. Не случайно нынешнее руководство прибалтийских стран активно защищает эту резолюцию. Так, в качестве одной из причин отказа президента Литвы В. Адамкуса прибыть в Москву на юбилейные торжества стали «неприемлимые» (для литовской стороны) оценки пакта Риббентропа — Молотова и, соответственно, попытки «пересмотреть решение съезда народных депутатов СССР», прозвучавшие в интервью российского президента В. Путина словацкому радио 22 февраля 2005 г.

    Кстати, В. Путин в своём интервью лишь повторил весьма уважаемого в странах Балтии У. Черчилля, который считал, что Сталин после безуспешных попыток найти союзников против Гитлера на Западе был вынужден пойти на договор с Гитлером для защиты своих западных границ.

    Не удовлетворит прибалтийских политиков и ответ Путина эстонской журналистке во время майской пресс-конференции по поводу «оккупации» Прибалтики: вопрос закрыт, и пора прекратить спекуляции на данную тему. Дело в том, что в настоящее время вся концепция оккупации Прибалтики построена на резолюции 2-го Съезда народных депутатов СССР и договоре, подписанного Ельциным в Таллине в 1991 г., в котором Россия признала:

    «…осуществленную Советским Союзом аннексию республик Балтии и взяла обязательства ликвидировать последствия этой аннексии».

    Тема оккупации будет подниматься и впредь, пока не будет дана всеобъемлющая и полноценная с исторической точки зрения правовая оценка фактов вхождения Прибалтийских республик в СССР. А может быть, это и не требуется?

    За минувшие со дня 2-го съезда народных депутатов СССР шестнадцать лет появились многочисленные публикации и исследования, аргументированно доказавшие правовую несостоятельность увязки так называемой «аннексии» Прибалтики с пактом Риббентропа-Молотова и секретным протоколом к нему (для этого достаточно внимательно прочитать эти документы, сегодня доступные каждому). К сожалению, это пока мало интересует российскую власть. Как мало ее интересуют высказывания некоторых российских дипломатов.

    14 мая этого года в телепрограмме «Постскриптум» депутат В. Алкснис рассказал о своей недавней встрече в Молдове с послом России Рябовым, известным по скандалу с подсчётом голосов на выборах президента в 1996 г., когда он возглавлял ЦИК. В беседе Рябов заявил, что для России Молдова и Калининград окончательно потеряны и оттуда надо уходить. До сих пор ни Министерство иностранных дел, ни Администрация президента РФ не отреагировали на эту информацию. Представьте, что было бы, если бы нечто подобное позволил себе посол любой из прибалтийских стран? Поэтому на дипломатическом фронте Россию пока бьют.

    Завершая тему «оккупации», необходимо сделать вывод (о нем уже в течение 16 лет говорит ряд российских и зарубежных историков и политиков). Непризнание факта вхождения Прибалтийских Советских Социалистических республик в состав СССР de jure может основываться только на непризнании июльских 1940 г. выборов в верховные органы власти и пересмотре решений Ялтинской и Потсдамской конференций.

    Не случайно даже президент Буш в телеинтервью журналисту НТВ В. Соловьёву накануне празднования 60-летия Великой Победы был вынужден признать, что ответственность за послевоенный раздел Европы (соответственно, и за восстановление прибалтийских республик как частей СССР), осуществленный на Ялтинской и Потсдамской конференциях, в равной степени несут три лидера: Рузвельт, Черчилль и Сталин. Правда, через неделю Буш в Риге опять заявил об оккупации стран Балтии. Но его можно понять: нельзя же в одночасье отказаться от 60-летней традиции. Правда, президенту США и его советчикам достаточно было бы поинтересоваться правовыми определениями «военная оккупация» и «послевоенная оккупация», и стало бы ясным, что послевоенные режимы власти в прибалтийских республиках не имеют ничего общего с оккупацией.

    Американские политики, впервые озвучившие в свое время тему «оккупации» Прибалтики, вначале пытались разыграть карту «нелигимности» выборов. Однако вскоре поняли, что юридически выборы трудно уязвимы, и были вынуждены сделать основную ставку на весьма сомнительный в правовом, но беспроигрышный в пропагандистском смысле вариант с секретным протоколом к пакту Риббентропа — Молотова. В этом и есть секрет Полишинеля всей пропагандистской интриги восьмидесятых годов с якобы имевшей место «оккупацией» Прибалтики.

    Что же касается определенного давления, которое СССР оказывал накануне войны на Прибалтику, пытаясь создать вдоль своих границ некую буферную зону, повышающую безопасность, то это была общепринятая практика как тогда, так и сейчас, и ничего противоречащего международному праву здесь нет.

    Союзники Фюрера

    В 1939 г. в Прибалтике складывалась сложная ситуация. В немецком плане нападения на Польшу «Вайс» указывалось, что положение Балтийских государств:

    «…будет определяться военными потребностями Германии. С развитием событий может возникнуть необходимость оккупировать лимитрофные государства до границы старой Курляндии и включить эти территории в состав империи».

    ((Сиполс. С. 44.))

    В мае 1940 г. Гитлер заявил, что «все Балтийские государства должны быть включены в состав рейха». В это время в Германии были изданы карты с включением этих стран в состав немецкой империи. Возможно, если бы не явное заигрывание руководства этих стран с Германией, дело ограничилось бы размещением на их территории ограниченных контингентов Красной Армии. Но дело шло к явному включению стран Балтии в состав германского рейха. Если бы в 1939 г. Польша и Прибалтика были оккупированы Германией, то сегодня, вероятно, мировая история развертывалась бы по сценарию Гитлера. Это хорошо понимал не только Сталин, но и руководители западных держав.

    Следует напомнить, что 22 марта 1939 г. был подписан договор между Литовской республикой и Германским рейхом, более известный как пакт Риббентропа — Урбшиса. Статья первая этого договора, подписанного в Берлине министром иностранных дел Литвы Ю. Урбшисом и посланником в Берлине К. Шкирпой с литовской стороны и министром иностранных дел Германии И. фон Риббентропом с немецкой стороны, гласит:

    «…Клайпедский край, который был отторгнут от Германии согласно Версальскому договору, вновь воссоединяется с Германским рейхом».

    Значение этого договора ясно без комментариев. Первого апреля 1939 г. этот договор ратифицировал и обязался в соответствии с Конституцией Литовской республики 1938 г. неукоснительно выполнять президент Литовской республики А. Сметона.

    Учитывая, что актом от 11 марта 1991 г. Верховный Совет Литвы фактически восстановил действие Конституции 1938 г., вышеотмеченный договор в настоящее время не потерял своей силы. Надо иметь в виду, что в Германии пока слабы политики, требующие возврата «германских территорий». Но как знать, что произойдёт в ближайшие 50 лет?

    О союзническом рвении Литвы в 1941 г. свидетельствуют следующие факты. Прежде всего это «Слово к народу Временного Правительства Независимой Литвы» от 25 июня 1941 г. (Nepriklausamos Lietuvos Laikinosios Vyriausybes zodis i Tauta…), подписанное премьер-министром К. Шкирпой, министром иностранных дел Р. Скипитисом и др. членами Временного правительства, в том числе тогдашним министром коммунального хозяйства В. Ландсбергисом-Жямкальнисом, отцом главы Сейма Литовской Республики в начале 1990-х годов. Телеграмма аналогичного содержания с соответствующими подписями была также направлена Гитлеру.

    В этом «Слове» Временное правительство Литвы благодарит:

    «…спасителя Европейской культуры рейхсканцлера великой Германии Адольфа Гитлера и его отважную армию, освободившую территорию Литвы».

    В пункте 3 «Слова» Временное правительство «провозглашает»:

    «Национализированное еврейское богатство, а также национализированное богатство, ранее принадлежавшее другим лицам, активно действующим против интересов литовского народа, остается в собственности Литовского государства…».

    Вот где идеологические и правовые истоки варварского истребления 94 % всех проживавших на территории Литвы евреев. Литовские националисты, единственные в мире, «решили» «еврейский вопрос» по рецептам Гитлера, хотя по нацистской расовой теории они сами попадали в разряд неполноценных наций.

    Обратимся к газете «Los Angeles Times» от 29 апреля 1990 г., в которой журналисты Б. Франкл и Б. Д. Куке вспоминают «тёмное прошлое литовского национализма».

    «…Когда 23 июня 1941 г. Красная Армия оставила Каунас (бывшую столицу Литвы), партизаны Литвы под руководством народного героя Климайтиса начали в массовом порядке истреблять евреев, жечь их дома и синагоги.

    С 25 по 29 июня литовские националисты убили 5000 евреев (3800 в Каунасе и 1200 в других городах). Убийства совершались примитивно, но эффективно — сотни еврейских мужчин, женщин и детей были схвачены и палками забиты, на каунасских улицах и площадях, в присутствии и с одобрения прохожих. 28 июня литовская полиция, проявляя нетерпение из-за медлительности убийств, выпустила заключенных, дала им железные ломы в руки и послала в города Литвы истреблять евреев. Тех, которых не убили публично или смертельно не замучили, партизаны Литвы расстреляли подальше от городов.

    …Один из руководителей СС, Карл Егер, сообщал в штаб СС в Берлине, что… благодаря литовским партизанам столица Литвы превратилась в „рай для стрельбы“. В собственных документах СС выражается восхищение литовской „акцией самоочищения“».

    Далее авторы статьи отмечают, что:

    «…надо серьёзно учесть беспокойство русского и польского меньшинств. Обращение литовцев с национальными меньшинствами в прошлом вряд ли вызывает их доверие».

    Да, это во многом обусловило противостояние по национальному признаку, которое началось в Литве в 1988 г.

    О практических военных действиях литовских националистов против Красной Армии свидетельствует то, что в июне 1941 г. многие советские летчики не добрались до своих аэродромов, расположенных в Литве, т. к. автобусы с ними расстреливались так называемыми «партизанами», которые также наносили удары по группам отступающих красноармейцев.

    Нынешний президент Литвы В. Адамкус в 1944 г. записался добровольцем во второй литовский пехотный полк, входивший в одну из дивизий вермахта. И если бы он стоял на Красной площади во время парада в честь 60-летия Победы, это было бы кощунством над памятью погибших в войне. Карательные подразделения, сформированные из литовских националистов, активно привлекались вермахтом для борьбы с партизанами.

    Однако осуждать за это весь литовский народ было бы неправильно. В своем большинстве это трудолюбивые и доброжелательные люди. Но «в семье не без урода». И, когда России и, прежде всего русским, предъявляются претензии, приходится напоминать, что свой «скелет в шкафу» есть и у литовцев. И не только у них.

    Аналогичная ситуация была и в Латвии. Здесь Гитлер Железным крестом отметил заслуги Р. Бангерскиса, командира латвийского легиона СС, который также прославился своей жестокостью, расправляясь с партизанами и мирными жителями Прибалтики, Белоруссии и России. Недавно его кости, с одобрения г-жи Вике-Фрайберга, были торжественно перезахоронены в Латвии. Это ли не 60-летняя верность нацистскому союзнику по борьбе с антигитлеровской коалицией? Комментарии излишни.

    И в Латвии и в Эстонии преподносят своих бывших эсэсовцев как патриотов, сражавшихся за независимость. Однако надо знать, что эсэсовцы любой национальности давали клятву верности не своим отечествам, а лично фюреру А. Гитлеру. При чём здесь патриотизм? Это чистейший воды нацизм! Ясно также и то, кому надо каяться и перед кем.

    Вместе с тем, нельзя игнорировать то, что 9 мая этого года к памятнику Героям-освободителям в Риге пришло более 100 тысяч человек, значительная часть из них была латышами, и ВСЯ площадь перед памятником была усыпана цветами. Нельзя также забывать, что десятки тысяч латышей и литовцев сражались в Красной Армии против нацистов.

    К этому следует добавить, что за освобождение Прибалтики заплатили своей жизнью треть миллиона советских солдат. Сколько это стоит в долларах, господа, живущие сегодня на берегах мирного Балтийского моря?


    Примечания:



    5

    Сокращённый вариант настоящей статьи под названием «Плюют в тех, кто утирается» был опубликован в газете «Фельдпочта» № 21(81) в 2005 г.









    Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

    Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.