Онлайн библиотека PLAM.RU

Загрузка...



Приложение

ПОЧЕМУ ЕГО НЕВЗЛЮБИЛИ

11 ноября 1966 года члены и кандидаты в члены Политбюро, секретари ЦК КПСС получили выписку из протокола № 25 заседания Политбюро от 10 ноября. Документ имел гриф «Совершенно секретно» и название «О вопросах идеологической работы, поднятых т. Брежневым Л. И. на заседании Политбюро ЦК КПСС 10 ноября 1966 г.».

Секретариату ЦК КПСС поручалось выработать и осуществить конкретные мероприятия по обсужденному вопросу на основе обмена мнениями на заседании Политбюро ЦК.

Что происходило на том заседании? Какие мнения были высказаны? В печати, естественно, об этом не было ни слова.


Из рабочей записи заседания Политбюро ЦК КПСС, состоявшегося 10 ноября 1966 года

Рабочая запись

Заседание Политбюро ЦК КПСС

10 ноября 1966 года

Председательствовал тов. БРЕЖНЕВ.

Присутствовали тт. Воронов, Кириленко, Косыгин, Пельше, Подгорный, Полянский, Суслов, Шелепин, Демичев, Устинов, Андропов, Капитонов, Кулаков, Пономарев.

(Политбюро ЦК КПСС в то время состояло из 11 членов и 8 кандидатов. На заседании присутствовали 9 членов, кроме К. Т. Мазурова и П. Е. Шелеста, и 3 кандидата. Отсутствовали Д. А. Кунаев, П. М. Машеров, В. П. Мжаванадзе, Ш. Р. Рашидов, В. В. Щербицкий. В работе заседания приняли участие секретари ЦК, не входившие в состав Политбюро.)

…28. О вопросах идеологической вопросы. (Так в тексте. Очевидно, описка. Правильно: работы. — Н. З.).

Брежнев. Товарищи, во многих областях жизни нашей партии, страны у нас достаточно твердо определились перспективы развития, наметились плодотворные последствия Октябрьского (1964 года) Пленума ЦК КПСС.

(Октябрьский (1964 г.) Пленум ЦК КПСС устранил от власти Н. С. Хрущева и избрал первым секретарем ЦК партии Л. И. Брежнева.)

Все мы ощущаем это и в сфере экономики, и в сельском хозяйстве, особенно последний год, и в промышленности. Мы провели целый ряд Пленумов по этим вопросам, очень детально обсудили состояние дел в этих отраслях и наметили ясные перспективы. И сейчас уже, несмотря на краткость времени, мы все ощущаем плодотворность этих мер. Но есть одна область нашей партийной и государственной работы, в которой мы еще сделали очень мало, — это область идеологической работы нашей партии и нашего государства. Недостатки, а кое-где и серьезные еще ошибки начинают все больше и больше чувствоваться, и они не могут нас не волновать, не могут не вызывать серьезной тревоги.

Все мы хорошо понимаем, что за последние десять лет, предшествовавших Октябрьскому Пленуму, в этой области было допущено не меньше ошибок, чем во всех областях, а даже больше. И самое главное, что эти ошибки не так просто, как некоторые другие, нам исправить. Всю сложность этого вопроса мы отчетливо понимали и понимаем. Но, мне кажется, нам надо ясно представить себе и всю ответственность за эту важнейшую часть нашей общепартийной и общегосударственной работы, ответственность в том смысле, что недостатки и ошибки в идеологической работе могут принести нам непоправимый вред.

Особую тревогу вызывает то обстоятельство, что некоторые средства массовой идеологической работы, такие, например, как некоторые научные труды, литературные произведения, искусство, кино, да и печать, нередко используются у нас, я бы сказал прямо, для развенчивания истории нашей партии и нашего народа. Преподносится это под всякого рода благовидными предлогами, благими якобы намерениями. И это тем хуже, тем вреднее.

Вот на днях, например, меня познакомили с новым произведением Константина Симонова. Оно, кажется, называется «Сто дней войны»…

(Речь идет о фронтовых дневниках К. М. Симонова, первая часть которых под названием «Сто суток войны» была набрана в сентябрьской книжке журнала «Новый мир» за 1966 год, однако по настоянию Главлита снята. В октябре 1966 г. К. Симонов написал об этом письмо Л. Брежневу, которое осталось без ответа. В январе 1968 г. писатель вновь обратился к генсеку с настоятельной просьбой о помощи. На письме К. Симонова есть пометка: «Т. Брежнев Л. И. читал 17.1 и говорил с т. Симоновым». Однако помощи писатель не дождался. Опубликованы дневники были в журнале «Дружба народов» в 1974–1975 гг. под названием «Разные дни войны».)

В этом произведении Симонов заводит нас в какие-то дебри. Подвергается критике в некоторых произведениях, в журналах и других наших изданиях то, что в сердцах нашего народа является самым святым, самым дорогим. Ведь договариваются же некоторые наши писатели (а их публикуют) до того, что якобы не было залпа Авроры (так в тексте. Название крейсера указано без кавычек. — Н. З.), что это, мол, был холостой выстрел и т. д., что не было 28 панфиловцев, что их было меньше, чуть ли не выдуман этот факт, что не было Клочко и не было его призыва, что «за нами Москва и отступать нам некогда».

(Имеется в виду младший политрук В. Г. Клочков (1911–1941), погибший при защите Москвы. Его слова «Велика Россия, а отступать некуда — позади Москва!» стали боевым девизом защитников столицы.)

Договариваются прямо до клеветнических высказываний против Октябрьской революции и других исторических этапов в героической истории нашей партии и нашего советского народа.

Разве это не может не вызывать серьезной тревоги у нас? И оно должно вызывать у нас тревогу прежде всего потому, что не дается должного отпора всем этим фактам и искажениям фактов. На днях мне об этих и других фактах рассказывал т. Епишев.

(Епишев А. А. (1908–1985) — начальник Главного политического управления Вооруженных Сил СССР.)

Да мы и каждый день сами с вами чувствуем, что есть серьезные вопросы в нашей идеологической работе, о которых следует нам не только поговорить, но, очевидно, принять по ним соответствующие меры.

Я думаю, неправильно и то, что у нас нет достаточно продуманной систематической информации Центрального Комитета партии, Политбюро о состоянии идеологической работы в партии, в стране. Информации не для информации, а информации, я имею в виду, настоящей, партийной, целенаправленной, с конкретными предложениями. Мы имеем такую информацию по вопросам международной политики и практики, по вопросам хозяйственного строительства в нашей стране, а вот по вопросам идеологической работы подобной информации у нас нет.

Вызывает также тревогу тот факт, что у нас до сих пор нет настоящего марксистского учебника по истории нашей партии. Все вы помните, что был «Краткий курс истории ВКП(б)». Этот «Краткий курс» был настольной книгой не только каждого коммуниста, но и каждого трудящегося в нашей стране. Вы помните также, как в то время, несмотря на ошибки, которые были в этом «Кратком курсе истории», Центральный Комитет партии отнесся к этому произведению и почему «Краткий курс истории ВКП(б)» стал действительно настольной книгой каждого, была проведена большая работа не только по его созданию, но и по его пропаганде. Целое поколение людей воспитывалось на этом учебнике. Что мы имеем после «Краткого курса?» Говорят, создали один учебник по истории, который как-то не привился у нас, второй, теперь, говорят, готовится третье издание. А вместе с тем настоящего марксистско-ленинского учебника, который бы действительно стал настольной книгой, который бы убедительно, аргументированно защищал марксизм-ленинизм, защищал нашу партию от разного рода псевдомарксистов и антимарксистов, до сих пор нет. А ведь партия должна иметь, любая партия, а особенно наша, многомиллионная партия, партия, живущая по заветам Ленина, партия, искренне стремящаяся оберегать марксизм-ленинизм, должна иметь знамя, и этим знаменем должен являться у нас марксизм-ленинизм. Так вот на этой хорошей плодотворной базе, на этих глубоких и всесторонних идеях, которые оставил нам Ленин, с учетом изменившейся обстановки во внутреннем и международном плане, разве нельзя создать такое учебное пособие, такую историю партии, которая бы действительно явилась настоящей настольной книгой каждого коммуниста, которая бы в марксистском плане излагала и фиксировала не только то, что уже завоевано нами, но и открывала бы перспективы нашего движения вперед.

Отсутствие такого учебника и дает повод разного рода «критикам» перетряхивать нашу историю. Ведь есть же у нас такие теоретики, которые говорят о так называемом преждевременном свертывании нэпа, критикуют партию за якобы допущенные ошибки, и всячески выискивая эти ошибки и выпячивая их на первый план при осуществлении индустриализации страны, коллективизации сельского хозяйства, за решительную борьбу нашей партии с троцкизмом и другими антипартийными группами.

Особенно модной стала критика партии за то, что она оберегала по-ленински наше социалистическое государство, делала все, чтобы избежать столкновения с германским фашизмом. Чего только не пишут о Великой Отечественной войне! И вот при всем этом вызывает беспокойство то, что наши газеты и наши партийные журналы не дают глубокого, аргументированного анализа и не подвергают настоящей партийной критике вот эту клевету на партию.

Ведь на самом деле, товарищи, никто до сих пор не выступил с партийных позиций по поводу книги Ивана Денисовича…

(Имелась в виду повесть А. И. Солженицына «Один день Ивана Денисовича», впервые опубликованная в 1962 году с согласия Н. С. Хрущева в журнале «Новый мир», главным редактором которого был А. Т. Твардовский.)

…против некоторых концепций Симонова, против огромного количества мемуаров, издаваемых у нас, в которых показывается, какую выдающуюся роль сыграл в Отечественной войне Хрущев.

Пономарев. Это в «Кратком курсе».

Брежнев. Да не только в «Кратком курсе». Ведь у нас, товарищи, доходит дело до того, что подобного рода критики начинают с разных сторон подкапываться под Ленина. Тут мы должны со всей большевистской принципиальностью восстать против подобного рода критики. Мы Ленина никому не дадим в обиду. Но это надо делать не только на словах, а практически, на деле, аргументированно, научно, доказывая правоту ленинских идей, не только не давать хода подобным выступлениям против Ленина, но и не допускать таких мыслей.

А ведь на деле у нас происходит такой действительно курьезный факт. Вот здесь товарищи говорили, что немцы высказывают мысль о том, что история нашей партии — это история ошибок. А если мы серьезно посмотрим, что у нас создано после Ленина за этот огромный промежуток времени до наших дней, на чем мы, кроме трудов Ленина, можем воспитывать наши кадры, наш народ? Был у нас, как я говорил, «Краткий курс истории партии», его раскритиковали. А что после этого дали? Ничего. А ведь такой колоссальный, не столько по времени, сколько по содержанию, период борьбы нашей партии, нашего народа за коммунизм, такие колоссальные изменения, которые произошли у нас в стране во всех областях, они же должны научно быть осмыслены, апробированы и даны выводы серьезно продуманного труда, на котором бы мы воспитывали людей. Нам нужно действительно, товарищи, соединить эту эпоху между Лениным и нашими днями, создать новый учебник, который бы мог быть преподнесен партии и народу от Центрального Комитета партии, в котором были бы собраны все лучшие идеи наших современников, все, что сделали наш народ и наша партия за это время. И на этой основе, на этой базе открыли бы перспективы дальнейшей борьбы нашей партии за коммунизм. Это, я считаю, не только наше внутреннее дело, это имело бы колоссальное значение для всего международного коммунистического движения.

Если бы мы сумели, а мы должны суметь сделать действительно настоящий учебник по истории нашей партии, так, чтобы это учебное пособие можно было обсудить в ЦК, на Политбюро, может быть, на Пленуме ЦК партии и сделать его достоянием всего нашего народа.

Демичев. Я разделяю озабоченность за состояние идеологической работы и за те серьезные недостатки и ошибки, которые у нас еще имеются. Но я хотел бы при этом обратить внимание на то, с чем мы встретились два года тому назад, и на то, кто пропагандирует вот эти неверные взгляды, о которых говорил здесь совершенно правильно товарищ Брежнев. Это пропагандирует журнал «Новый мир». У нас после ХХ съезда партии образовалось три группы среди интеллигенции. Определенная группа интеллигенции стала группироваться вокруг журнала «Новый мир», другая группа стала формироваться вокруг журнала «Октябрь». Часть интеллигенции высказывает точку зрения о том, что ХХ, ХХI и ХХII съезды — сплошные ошибки. Действительно, наверное, есть у нас либерализм. Ну, вот, например, высказывается товарищ о том, чтобы снять с работы Твардовского. Мы считаем, что если мы сейчас его освободим от работы, он уйдет героем.

Среди интеллигенции есть действительно много всяких суждений, разговоров. Но это — только определенная часть интеллигенции. Мы их всех знаем, откуда идут эти нездоровые суждения. Ну, вот, например, последние съезды писателей, которые проходили сейчас в республиках. Они прошли очень хорошо, кроме Белоруссии, где тоже один-два человека выступили с подобного рода критикой.

Действительно у нас плохо дело с историей партии. А по всем другим дисциплинам мы сейчас создали учебные пособия, и хорошие учебные пособия. Сделали кое-чего и по истории. Например, ведется большая работа по шеститомнику истории партии, выпустили сейчас популярное учебное пособие — «Очерки по истории». Наши идеологические отделы ведут большую работу. Но, наверное, нам не поднять одним идеологическим отделом весь объем этой работы. Нам нужна помощь.

Моральная обстановка в стране у нас сейчас значительно лучше, чем была в прошлом. Конечно, это не только результаты нашей идеологической работы. Это, главным образом, наши успехи в промышленности, в сельском хозяйстве, в правильной политике ЦК партии и нашего правительства, во внешнеполитическом курсе и внутренней политике.

Очень слабый участок у нас — это кино. Я думаю, что настала пора освободить Романова от этой работы…

(Видимо, Демичев имел в виду председателя Комитета по кинематографии при Совете Министров СССР А. В. Романова.)

Он очень умный и подготовленный человек, но большой либерал. Наверное, нам надо сделать вывод из серьезных и совершенно правильных замечаний, которые сделал товарищ Брежнев. Я думаю, что мы сумеем поднять на новый уровень нашу идеологическую работу.

Брежнев. Я хотел бы, чтобы товарищи правильно поняли поднятые мною вопросы. Как вы видели, я никого в личном плане не критиковал. И сейчас не идет речь о том, кто конкретно повинен в большой сумме недостатков, которые имеются у нас в идеологической работе. Речь идет о том, чтобы мы все вместе, в том числе и я, почувствовали ответственность за этот участок работы и поняли, что эти недостатки, если мы с ними согласны, не могут быть дальше терпимы.

Я знаю, что большую работу проводит товарищ Демичев. Я, очевидно, знаю больше, чем другие, так как мне приходится соприкасаться повседневно с работой идеологических отделов. Но сейчас речь идет не о том, кто больше и кто меньше сделал, а речь идет о политических выводах, которые все мы должны сделать в связи с теми серьезными недостатками, которые имеются в идеологической работе.

Подгорный. Я полностью согласен с выдвинутыми замечаниями и предложениями товарищ Брежнева. Ведь на самом деле, товарищи, посмотрите наши партийные газеты «Правду», «Известия», журналы «Коммунист» и другие партийные журналы. Что вы найдете в этих журналах по всем вопросам, о которых говорил здесь тов. Брежнев? Почти ничего.

Вот говорят, что даются рецензии, критикуются недостатки. Да, бывают такие рецензии кое-когда. Но это где? В «Комсомольской правде», в «Красной звезде». И дело, наверное, сейчас, как я понял товарища Брежнева, не в отдельных случайных недостатках. Такие недостатки есть. Они могут быть и в будущем. Дело в том, чтобы эти недостатки видеть, своевременно замечать, критиковать, а главное — иметь такой документ, вокруг которого можно было бы вести всю нашу партийно-политическую работу, такой документ, где бы все вопросы теории, истории поставлены были на свое место.

Действительно, с историей нельзя шутить. История должна быть правдивой. Надо сказать правильно, как мы себе представляем на современном этапе, о Сталине, о Хрущеве. А то ведь на самом деле, что у нас происходит? То в один период у нас было так, что все делал Сталин, то настал период, что все делал Хрущев. А где же партия, где же наш народ, где же Центральный Комитет партии?

Я думаю, что действительно настала пора создать такое учебное пособие, в котором было бы поставлено все на свое место. И это надо делать безотлагательно.

Суслов. Я не подготовлен, как, очевидно, и другие товарищи к подробному разбору во всех аспектах состояния идеологической работы, но вопрос, поднятый товарищем Брежневым, очень правильный и, я бы сказал, очень интересный.

На самом деле, товарищи, состояние идеологической работы не может не вызывать у всех нас тревогу. Теперь, когда стоял у руководства Хрущев, нанесен нам огромнейший вред, буквально во всех направлениях, в том числе и в идеологической работе. Мы обманывали, развращали интеллигенцию, решали в ЦК одно, все соглашались, в том числе и он соглашался, а выходил к интеллигенции или куда-то на другую широкую аудиторию, говорил совершенно другое, противоречащее тому, что было принято в коллективе.

Вы помните, сколько было разговоров с Хрущевым о таком ошибочном произведении, как «Октябрь в огне». Всем было ясно, что это националистическая книга, а Хрущев требовал ее издать. А об Иване Денисовиче сколько мы спорили, сколько говорили, но он же поддерживал всю эту лагерную литературу. Правильно, конечно, и то, что нужно время для того, чтобы исправить эти ошибки, которые были допущены за последние десять лет, предшествовавших Октябрьскому Пленуму ЦК. Но правильно и то, я считаю, что пора уже нам кое-что делать, пора уже спрашивать ответственность за конкретные участки работы.

Очень слабый участок у нас — кино. И тут действительно надо подумать. Ведь это такое идеологическое средство, которое охватывает миллионы наших людей. У нас очень слабый учет, контроль за идеологическими участками работы. Вот до сих пор бродит этот шантажист Снегов. А сколько мы об этом уже говорили?

(Снегов А. В. (Фаликзон И. И.) (1898–1989) — партийный и советский работник, делегат многих партийных съездов. Был репрессирован и 18 лет провел в тюрьмах и лагерях. Реабилитирован и восстановлен в партии в 1954 г., после чего вел активную работу по разоблачению культа личности И. В. Сталина и его злоупотреблений властью.)

Брежнев. А на самом деле, он не только ходит, он, говорят, принимается во всех отделах ЦК, в других министерствах. Ну, почему этому не положить конец?

Суслов. Очень слабый участок у нас в разработке действительно научной, действительно марксистско-ленинской истории, и не только истории партии, но и гражданской истории, и не только для массового читателя, но и для учащихся, для школ. Это просто первостепенная задача, и правильно поставил эту задачу товарищ Брежнев.

Я думаю, что нам надо создать коллектив, который бы подготовил действительно настоящий марксистско-ленинский учебник, чтобы он приступил к работе незамедлительно.

Мне тоже непонятно, почему, например, Твардовский, если мы его освободим, уйдет сейчас героем. Что это за концепция? Если нельзя его освобождать, давайте мы туда дадим настоящего партийного товарища в качестве заместителя. Словом, очевидно, надо повысить ответственность всех наших идеологических работников перед партией за свою работу. Много нам надо в этой области потрудиться. Вопрос этот поднят очень правильно и очень своевременно.

Андропов. Вопросы, поставленные товарищем Брежневым, на мой взгляд, очень правильны и актуальны. И у нас не могут не вызывать большой озабоченности отдельные серьезные провалы и недостатки в нашей идеологической работе.

Действительно, период, предшествовавший Октябрьскому Пленуму ЦК, нанес огромный ущерб партии и нашему народу в области идеологической работы. Нам известно, что Хрущев использовал идеологию в личных целях, в целях саморекламы, его не интересовали интересы партии, интересы нашего государства. Но время идет и недостатков у нас остается еще много. Возьмите, товарищи, вузовскую молодежь. Это вопрос не новый, мы о нем много говорили, но, мне кажется, мало что делается в направлении улучшения воспитательной работы молодежи. И действительно, учили на одних учебниках, говорили — это так должно и быть; теперь даем новые учебники, то есть не даем, а рекомендуем отдельные пособия, а настоящих учебников, раскрывающих всю глубину происшедших событий в жизни партии и народа за последние годы, мы не даем. Вот почему возникает разная путаница в головах, особенно у нашего молодого поколения.

У нас нет единства взглядов. Я имею в виду идеологических работников, пропагандистских работников, по целому ряду вопросов много путаницы. Надо выработать единую точку зрения на базе марксистско-ленинского учения по основным вопросам внешней и внутренней политики нашей партии.

В освещении вопросов о Сталине, об Отечественной войне, о перспективах развития нашей страны и партии и т. д. — и это правильно, как сказал товарищ Брежнев, не только наше внутреннее дело, этого просят и ждут от нас наши друзья в социалистических странах, да и все коммунистическое движение мира.

Действительно нужен учебник, настоящий марксистско-ленинский труд, который бы раскрывал все многообразие и богатство нашей эпохи. И правильно, что нужно, чтобы этот учебник был апробирован в Политбюро. Может быть, на Пленуме ЦК партии хотя бы основные вопросы этого учебника обсудить, как полагается, в предварительном порядке. У нас на самом деле возник совершенно ни в чем не обоснованный провал в теории, и особенно в истории между ленинским периодом и современностью. Ведь в этот период была партия, был советский народ, столько проведено созидательной работы, а мы об этом периоде толкуем вкривь и вкось, а за нами повторяют и в социалистических странах, и не только повторяют, наши враги используют это против нас.

Мы понимаем, как недавно Гомулка сказал, что ленинское учение о коллективизации, видите ли, не подходит для поляков.

(Гомулка Владислав (1905–1982) — генеральный секретарь ЦК Польской объединенной рабочей партии.)

Брежнев. Когда мы говорим о том, что печатать и что не печатать в прессе и как к этому относиться, мне вспоминается случай из истории нашей партии, когда Ленин, узнав об ошибочных взглядах Горького — этого гиганта в нашей литературе, — запретил печатать его, и Горький об этом сам вспоминает с благодарностью к Ленину.

Нам не нужно администрирование, но мы должны быть принципиальными до конца.

Андропов. Нам нужно серьезно продумать целую группу вопросов и правильно дать освещение их в связи с ХХIII съездом партии. На самом деле, столько времени прошло со времени съезда, столько замечательных идей было выдвинуто на съезде, а вот в пропагандистском плане мы эти идеи по-настоящему не преподносим народу. Нам надо очень серьезно продумать вопросы в связи с 50-летием Советской власти и 100-летием со дня рождения В. И. Ленина. Словом, очень большая работа предстоит нам в этой области. И сегодня очень правильно подняты товарищем Брежневым эти вопросы.

И еще одно замечание. Мне не совсем ясно: говорят об администрировании. Но пока, во-первых, ничего в этой области не сделано, никакого администрирования нет, фактов таких никто не называет, а во-вторых, Твардовский — коммунист, Симонов — коммунист, и целая серия, которая здесь называлась и не называлась людей, которые допускают серьезные идеологические ошибки, — это коммунисты. Имеем мы право, как с коммунистов, с них спросить ответственность? Разделяют ли они с нами ответственность за требования Устава нашей партии и Программы нашей партии, признают ли в конце концов они эти документы или не признают? Я думаю, есть партийные организации и они должны спросить с этих деятелей. И здесь никакого администрирования нет, это просто правильный партийный подход, правильная партийная требовательность, она должна быть везде и всюду.

Пономарев. Вопросы идеологической работы чем дальше, тем больше должны занимать место во всей нашей партийной работе. Я думаю, что нет более важного вопроса, как вопрос о создании марксистско-ленинского учебника по истории нашей партии. Нам нужно показать во всю силу в этом учебнике Ленина и ленинизм. Этот учебник будет иметь международное значение.

Мы сейчас готовим тезисы в связи с 50-летием Советской власти. В этих тезисах нужно последовательно и ясно изложить в принципе вопросы теории и истории. Нам нужно действительно подготовить хорошее, развернутое решение по вопросам идеологической работы.

О том, что подрываются основы нашей партии, нашей Советской власти некоторыми нашими горе-марксистами, а если учитывать при этом еще китайскую пропаганду против нас и нашей партии, то можно себе представить ясно, какая это действительно важная проблема в наши дни.

Шелепин. Это очень серьезный и большой вопрос. Я полностью поддерживаю все, что здесь высказал товарищ Брежнев. Нам всем нужно обращать больше внимания в своей практической работе на вопросы идеологии. Нам надо подниматься действительно до обобщения, как вот это сделано сейчас, на заседании Политбюро. А мы в повседневной своей практике часто обращаем внимание только на отдельные факты.

Действительно, самое неблагополучное положение, на мой взгляд, в кино. Сколько у нас разных чепуховых фильмов создано за последнее время, и они ведь идут, их смотрят люди. И чему, и как мы воспитываем этими фильмами наших людей, никому неведомо. Или возьмите, например, такой вопрос, как концертная деятельность. Мне кажется, что в этом деле у нас никакого контроля не существует. С эстрады наших театров часто слышим всякую пошлость, а подчас прямо антисоветчину. Не может нас не тревожить и то, что нет у нас настоящих глубоких, с политическим смыслом пьес. И вот сейчас ставятся в театрах такие ублюдочные пьесы. Как «Я снимаюсь в кино» и другие. Нам необходимо поднять серьезно требовательность к министрам и председателям комитетов и всем ответственным за идеологическую работу людям.

(А. Н. Шелепин имел в виду пьесу Э. Радзинского «Снимается кино», поставленную в 1965 году.)

Надо вести настоящую партийную борьбу против монополий на идеологическом фронте. У нас очень узкий круг авторов, хотя вместе с тем много талантливой молодежи, которую мы просто не замечаем. Много у нас разного рода ненужных изданий, а подчас и вредных.

О Твардовском, я считаю, мы много говорим. Его нужно просто освободить от работы. И это можно сделать не в ЦК, это может сделать Союз писателей.

Действительно, идеологические работники ведут большую работу, и отделы наши, но из всех сказанного здесь надо делать всем нам серьезные выводы.

Воронов высказывает соображение о том, что по принципиальным вопросам выступать секретарям ЦК, членам Политбюро. Рассказывает, что он подготовил одну статью, но до сих пор не опубликовал в печати.

Мы молчим, не пишем, не выступаем по принципиальным вопросам, а вместе с тем действительно в печати у нас много всякой дряни. Вот я недавно прочитал новое произведение «Тысяча дней, или Стоя на глобусе». Это вредное произведение. И надо усилить контроль за тем, что печатается, что издается, контроль за всеми идеологическими участками нашей работы. У нас на самом деле много неясного во многих вопросах, и эту ясность никто не пытается внести. А это, очевидно, должны делать конкретные люди, которым Центральный Комитет партии поручит.

Кириленко. Все мы разделяем озабоченность за состояние дел в идеологической работе и за недостатки, о которых здесь очень правильно сказал товарищ Брежнев.

Речь идет, как я понял, не об отдельных недостатках и слабостях, а о настоящем серьезном подъеме на новый уровень, я бы сказал, на уровень задач, поставленных съездом партии, всей нашей идеологической работы. В первую очередь действительно нам нужно создать по-настоящему марксистско-ленинский учебник по истории нашей партии, по истории нашей Родины. Нам нужно и самим действительно выступать по отдельным вопросам. Нужно повысить ответственность и спрос за недостатки в идеологической работе.

Вот, например, мы говорим о Твардовском. Давно говорим о несостоятельности его произведений, о вредности, в частности, его произведения «Теркин на том свете». Но ведь они идут в театре и до сих пор, а там есть партийная организация, директор-коммунист, есть у нас министерство, никто не спрашивает за это. Ведь, на самом деле, если на заводе допущен какой-то брак, так за это сразу же спрашивают и райком, и горком, и министерство, и дирекция наказывает людей, а тут, в идеологической работе, извращают ленинизм, наносят нам непоправимый вред, и никто не спрашивает, а мы говорим о каком-то администрировании. Я думаю, это просто какое-то ложное представление.

Я думаю, настала пора спросить всерьез ответственность с министров, с других ответственных лиц и подумать о том, как ведется партийная и политическая работа среди интеллигенции.

Мы говорим, что печатается много разной чепухи, но ведь всегда, на всех этапах жизни и деятельности и даже при царизме была цензура, есть цензура и у нас, но какой же толк от этой цензуры, если мы печатаем разную чепуху? Я думаю, нам надо сделать очень серьезные выводы всем из вопросов, которые здесь поднимал тов. Брежнев, и действительно наметить ясный и четкий план действий в этой области.

Пельше. Я считаю, что товарищ Брежнев поднял очень верно вопрос о состоянии идеологической работы. На самом деле, у нас есть информация, и достаточно подробная, иногда даже излишне подробно по всем вопросам, но вот в области идеологической работы этой информации нет. И мне кажется очень странным заявление товарища Демичева о том, что у нас существуют какие-то три группировки интеллигенции, что вот одна группа вокруг журнала «Новый мир», другая группа — вокруг журнала «Октябрь», третья группа — я так и не слышал, вокруг кого она формируется, — что эти журналы, группируя неправильные взгляды интеллигенции, ведут из месяца в месяц, из года в год неправильную, не соответствующую духу партийности, духу времени работу. Ну как же так происходит, товарищи? А где же мы находимся? Почему эти журналы группируются, ведут работу, а мы не принимаем мер? У нас же есть замечательный образец — это Ленин. Как он относился к вопросам истории, к вопросам теории, к вопросам марксизма, как учил кадры быть требовательными в этих делах?

Правильно здесь ставился вопрос о создании учебника. И если мы не только в учебнике, но и во всей нашей практической идеологической работе будем связывать вопросы не с каким-то именем, как это было в прошлом, а будем связывать все вопросы с партией, с ее деятельностью, с народом, с его героическим трудом, все встанет сразу на свое место.

Я думаю, действительно для этого нам нужно создать такой документ, который бы воплотил в себе все, что нам завещал Ленин, все, что сделала партия после Ленина, все, что сделал наш народ.

Полянский. Сделано у нас в этой области много. Любой вид идеологической работы мы возьмем, даже кино: есть у нас и хорошие кинокартины, есть у нас и хорошие пьесы, но, во-первых, этого мало, а, во-вторых, наряду с этими хорошими, у нас очень много, к сожалению, действительно разного рода ерунды.

Мне кажется, что мы очень увлекаемся открытием новых журналов, новых газет. Например, журнал «Курьер». Кому он нужен, на кого он рассчитан? А он распространяется у нас, читается.

Брежнев. Или вот журнал, я на днях смотрел, «Радио и телевидение». Используется хорошая бумага, но кому нужен такой журнал, совершенно непонятно.

Полянский. Я думаю, правильно сказал здесь товарищ Брежнев, что нам нужен учебник по истории партии, нам нужен марксистский учебник по истории СССР, нам нужен марксистский учебник по политэкономии. То, что мы имеем сейчас, это никого не удовлетворяет.

Я думаю, правильно, что нужно поручить отделам или группе товарищей создать такое учебное пособие. Замечание по журналу «Октябрь», что там формируется какая-то бездарь, я не согласен. У нас очень много интересных произведений опубликовано в этом журнале. Или вот возьмите, например, произведение «Бабий яр», опубликованное в «Юности». Досадно только то, что вот это хорошее омрачается разного рода плохими произведениями.

(«Бабий яр» — поэма Е. Евтушенко о расстреле фашистами в пригороде Киева жителей столицы Украины.)

Гришин признает правильной постановку вопросов товарищем Брежневым. У нас много хороших, замечательных процессов, которые идут сейчас в жизни, в народе, но мы это хорошо не освещаем в печати, в прессе. Мне кажется, что есть какая-то инерция в проведении идеологической работы.

Нам нужен действительно учебник, который бы мог читаться массами, нам нужен учебник и для школ. Нам нужно дать продуманное, учитывающее современные события и идеи нашей партии направление в истории, в искусстве, в кино, во всех наших формах идеологической работы.

Надо хорошо подготовить тезисы к 50-летию Советской власти. Я бы считал, что нужно собрать широкий круг идеологических работников и сказать им наше слово, ответить на все животрепещущие вопросы.

Кулаков считает правильным поставленные тов. Брежневым вопросы. И это касается нас всех, за какой бы мы участок работы ни отвечали. Это я вот, например, чувствую по себе — сколько у нас ерунды печатается в разного рода сельскохозяйственной литературе. Да что там в сельскохозяйственной литературе! Вот ведь мы помним все высказывания товарища Брежнева на ХХIII съезде партии в области сельского хозяйства и, в частности, о колхозсоюзе. А вот недавно в 11-м номере журнала «Коммунист» выступает тов. Кэбин и запросто опрокидывает все эти идеи, которые были высказаны и одобрены ХХIII съездом партии.

(Кэбин И. Г. (1905) — первый секретарь ЦК Компартии Эстонии.)

Я думаю, у нас много вольности в литературе, в газетах, во всех наших изданиях и нет настоящего партийного контроля.

Капитонов. Я считаю правильными все вопросы, которые выдвинул товарищ Брежнев. Вопрос идет сейчас об осмысливании в широком плане вопросов идеологической работы. Нам действительно нужно по всем основным вопросам: истории, теории дать ясное представление всем нашим партийным кадрам, всем нашим идеологическим работникам. У нас очень много хороших, полезных тенденций и в партийной работе, и в пропаганде, и в агитации, но действительно у нас очень много недостатков, и эти недостатки омрачают все наше хорошее.

Я считаю, что у нас серьезное неблагополучие в некоторых наших союзах, и серьезной партийной работы там не ведется. Правильно, я считаю, что надо подумать о проведении партийно-политической работы буквально во всех сферах идеологических учреждений: кино, театры, печать и т. д.

Брежнев. Я очень доволен, что вы так широко и подробно обсудили этот вопрос, хотя действительно и я, и другие товарищи не были достаточно подготовлены к тому, чтобы давать готовые рецепты, преподносить готовые истины. Но я вам скажу, товарищи, откровенно, что меня этот вопрос последнее время волнует очень серьезно. Я, несмотря на то, что за все это время после Октябрьского Пленума ни по одному вопросу не писал никаких записок, как это было в прошлом, но на этот раз я подготовил в Политбюро ЦК КПСС записку и хотел ее направить вам, но решил посоветоваться, прежде чем вносить эту записку. Я думаю, что теперь я посылать ее не буду, потому что я чувствую полное единство взглядов, полное и правильное понимание всех назревших вопросов в области идеологической работы буквально у всех товарищей в Политбюро ЦК.

Очень хорошо и правильно, что товарищи пополнили мое выступление. Это значит, что сама постановка этого вопроса действительно назрела, и форма этой постановки вопроса также была правильной и своевременной. Я еще раз повторяю, что не хотел кого-либо обидеть или критиковать, да и вы сами, товарищи, понимаете, что когда речь идет об интересах партии, об интересах государства, о защите марксизма-ленинизма, здесь не может быть иного критерия, как полная партийная принципиальность во всех вопросах, а это, как мы видим, именно те вопросы, которые затрагивают все стороны жизни нашей партии, нашего государства. Мы действительно видим с вами, как плодотворно сказываются решения Центрального Комитета партии, пленумов, ХХIII съезда партии на всех сторонах жизни нашей партии, и мы уже ощущаем плоды этих решений и в промышленности, и в сельском хозяйстве, и в материальном обеспечении нашего народа. А вот в вопросах идеологической работы много у нас еще огорчительного, много у нас еще не сделано, очень много серьезных недостатков. Наверное, нам нужно всем взять в свои руки этот ответственный общепартийный участок нашей работы, причем, первостепенным, как я чувствую и понял, что вы все согласны с этим, является вопрос о создании такого стержня, такой сердцевины, я бы сказал, вокруг которой формировались бы все наши вопросы идеологической работы, все ее многообразные формы, то есть создать такую историю партии, которая действительно бы воспитывала всех наших людей, всех наших коммунистов и беспартийных в духе марксизма-ленинизма, то есть документ, вокруг которого бы велась вся наша партийная работа.

Я думаю, нужно поручить Секретариату серьезно продумать все эти вопросы, учесть полностью обмен мнениями, происходивший сегодня на заседании Политбюро, и разработать конкретный план с указанием сроков и ответственных лиц, направленный на коренное улучшение всей нашей идеологической работы. Хорошо и серьезно нам нужно продумать тезисы о 50-летии Советской власти. Это не надо оттягивать, нужно делать сейчас. Пока я ничего не вижу в этом направлении. И не только тезисы, но весь круг вопросов, связанный с 50-летием Советской власти.

Я думаю также, товарищи, нам нужно при всем этом помнить указание Ленина о том, что на всех участках работы, а тем более в идеологии, все решают люди, все решают кадры. Вы помните, как Ленин говорил, в частности, о лекторах. Мы не говорим сегодня, кого снять, кого переместить — Твардовского ли, Симонова ли, других ли, не об этом идет речь. Речь идет о поднятии ответственности буквально на всех участках идеологической работы. Речь идет о том, что нам нельзя не видеть и не поднимать по-настоящему молодую творческую интеллигенцию, не крутиться вокруг Твардовского и Симонова, не замечая, что вокруг нас растут замечательные кадры, замечательные люди, поднимать их, вовремя подсказывать им, помогать. Нам нужно найти такую форму, когда любое новое явление в искусстве, в кино, в литературе, в печати было бы вовремя замечено и поддержано.

Мне вспоминается, например, такой случай. Вы помните, когда вышла картина «Чапаев», вслед за этим была опубликована замечательная передовая в «Правде» о том, что такое картина «Чапаев», а вокруг этой передовой была развернута большая пропагандистская работа, и вы все знаете последствия этой работы, как Чапаев вошел в кровь и плоть нашего народа.

(Кинофильм «Чапаев» вышел на экраны страны в 1934 году. Потрясающая память!)

А вы припомните мне, по какому явлению в литературе или искусстве за последнее время у нас была такая передовая, были какие-то решения? Не значит, что нужно буквально повторять пройденное, но можно же найти новые формы, когда не только «Правда», но и Центральный Комитет партии или своим решением, или письмом, или как-то иначе мог бы отметить положительные и отрицательные стороны в той или иной форме идеологической работы. Я думаю, товарищи, что состояние дел в идеологической работе требует от нас действительно большого внимания, от всех нас буквально, и не просто внимания, но нам нужно помнить и в этой области указания Ленина и не жалеть деньги на идеологическую, на пропагандистскую работу, но в тех случаях и там, где мы уверены, что это принесет действительную пользу, что это сработает на нас, на партию. Вот в этих случаях нам не нужно жалеть денег и не нужно жалеть времени и иных средств.

Нам нужно действительно привести в систему на новой основе, на новой базе, на тех идеях, которые дал ХХIII съезд партии, и историю нашей Родины, и историю Отечественной войны, и прежде всего историю нашей партии.

Нам нужно чаще самим посещать театры, кино. Словом, нам нужно всерьез заняться вопросами идеологической работы. Я считаю, эта насущная потребность выдвинута жизнью перед нами и выдвинута задачами, которые стоят перед партией сегодня.

Я думаю, надо поручить Секретариату разработать и осуществить конкретные мероприятия, а необходимые вопросы внести в Политбюро ЦК партии. Сделать это нужно в ближайшее время. К этому нужно подключиться всем — и товарищу Суслову, и товарищу Кириленко, и товарищу Шелепину, я уже не говорю, что товарищу Демичев будет вести эту работу. Словом, всем секретарям Центрального Комитета партии и всем членам Политбюро нужно включиться в эту работу.









Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.