Онлайн библиотека PLAM.RU

Загрузка...



Глава 1

Восточная Пруссия, район Мазурских озер. Здесь в треугольнике Растенбург — Летцен — Ангенбург расположена «немецкая», она же главная ставка Гитлера «Вольфшанце» («Волчье логово» или «Волчья яма»).

В радиусе пятидесяти километров, помимо главной ставки фюрера, размещались главная квартира Гиммлера, резиденция Риббентропа, ставка командования германских сухопутных войск, гостиница «Охотничий дом», где проживали высшие чины германского командования, приезжавшие на прием к Гитлеру.

Вблизи от «Вольфшанце», по другую сторону железной дороги, находился ещё один железобетонный бункер, в котором размещался командный пункт и штаб противовоздушной обороны ставки.

Расположенная в лесу северо-восточнее города Растенбурга ставка в радиусе десяти километров была объявлена ЗАПРЕТНОЙ ЗОНОЙ. Все подъезды и площадь, свободная от застроек, заминированы. К ней подведены были шоссейная дорога и железнодорожная ветка. В пяти километрах южнее аэродром Гитлера.

При въезде в лес установлен первый шлагбаум. Надписи:

«Стой, военный объект. Для гражданских лиц въезд воспрещен».

Сразу за шлагбаумом ещё объявление:

«Сходить с дорог запрещается, опасно дня жизни. (Комендант».)

Аналогичные предупреждения развешаны по всей территории.

…Ставка надежно спрятана в лесу. Внешняя сторона обнесена в несколько рядов колючим витым проволочным заграждением системы «Спираль Бруно». В самом лесу тоже много проволочных заграждений.

Шлагбаум. С правой стороны от него несколько бараков. Они обнесены маскировочными материалами и подходы к ним… заминированы. С левой казармы. В них разместилась охрана частей СС и полка «Великая Германия». Рядом склады с боеприпасами и автоимущество.

За шлагбаумом, в глубине леса, расположились тщательно замаскированные наблюдательные вышки высотой более тридцати метров.

Слева и справа от шоссе — траншеи и окопы. Через полтора километра второй шлагбаум. На нем надпись:

«Лица, направляющиеся на объект, должны явиться в караульное помещение.

(Комендант».)

Сразу за ним — второй вал проволочных заграждений. Устроенные на специальных железных кольцах, они (заграждения) в несколько рядов окружали всю ставку. Кроме этого, забор из металлической сетки с колючей проволокой наверху под током высокого напряжения. Создавалось впечатление, что все вокруг окутано, обмотано, обтянуто, обкинуто, обложено, обвязано… колючей проволокой!

И повсюду россыпь земляных и железобетонных огневых точек.

Наконец, ворота номер один… Здесь начиналась территория самой ставки: двенадцать огромных железобетонных сооружений. Немцы назвали их бункерами: высота — до пятнадцати метров, толщина боковых стен — пять, потолочных железобетонных покрытий — до восьми метров. Внутри сквозные проходы в два метра шириной и до трех высотой, ответвление в центральную часть, где имелись комнаты; тяжелые люки, ведущие вниз… в подземелье.

Эти железобетонные сооружения служили Гитлеру и его свите надежным убежищем при налете авиации. По тем временам они вполне обеспечивали безопасность в случае прямых попаданий авиабомб.

Главная часть ставки была окружена ещё одним — третьим — кольцом проволочных заграждений. И ещё одним металлическим забором. Внутри третьего кольца — главный бункер, к которому прилегал одноэтажный железобетонный домик Гитлера с бронированными ставнями. Вокруг находилось более десятка огневых точек.

В восьми метрах от бункера — гараж, рассчитанный на шестнадцать автомобилей.

Внутри сооружения, примыкавшего к бункеру Гитлера, был коридор, по левую сторону которого находилось шесть комнат. С правой стороны коридора одна большая комната — зал. Здесь Адольф Гитлер проводил заседания.

В шести — кровати, шкафы. В одной — замурованный в стене сейф…

Обстановка в комнатах простая: кровати деревянные, железные. Мягкой мебели не было.

В конце коридора — туалетные комнаты и специально сделанный железобетонный проход в бункер фюрера. Когда угрожала опасность с воздуха, Гитлер направлялся через него в бункер. На двери помещения, где находился Гитлер, висела табличка: «Адъютант вооруженных сил при фюрере».

С тех пор как Гитлер начал поход на Восток, бункер стал его командным пунктом и постоянным жилищем. Убежищем…

Сохранился приказ коменданта растенбургской ставки Гитлера от 8 января 1945 года «О необходимости сохранения военной тайны для всех военнослужащих, занятых на этом особо важном объекте». В этом приказе бункер условно именуется «Вольфшанце» — «Волчье логово» («Адольф» на старогерманском языке означает «Отважный волк»).

В «логове» особое внимание уделялось маскировке укреплений. Все сооружения были окрашены под цвет леса: натянуты специальные маскировочные сети, расставлены искусственные кусты и даже деревья. Все аллеи и дороги также были покрыты зелеными маскировочными сетями.

Дороги и подходы к объектам освещались темно-синими электрическими лампами с абажурами. Их мертвенная синь сливалась с бледностью лунных ночей.

Система маскировки территории ставки была настолько тщательна, что исключала возможность обнаружения каких-либо сооружений с воздуха.

Ставка охранялась большим количеством войск и специальными зенитными частями.

Сюда была подведена высоковольтная электрическая сеть, большое количество проводов телефонной и телеграфной связи…

…Читатель уже заметил, что рассказ о ставке Гитлера ведется в прошедшем времени: «система маскировки… была», она «охранялась», «была подведена»… Это потому, что сооружений сейчас нет. Все взорвано. И в Виннице, и в Растенбурге. Были попытки провести экспедицию по обследованию ставки под Винницей, но, кроме обломков бывших железобетонных бункеров, поросших лесом и кустарником, невозможно обнаружить и толики из того, что о них удалось «раскопать» в архивах…

ДОСЬЕ

Генерал-полковник Абакумов Виктор Семенович родился 11 апреля 1908 года.

В органах НКВД с 1932 года.

В 1941 году назначен заместителем наркома НКВД СССР.

С 1943 года по 1946 год возглавлял военную контрразведку «Смерш» (Главное управление НКО «Смерш»), подчиненную лично председателю Государственного комитета обороны И.В.Сталину, и был подчинен лично Председателю Государственного комитета обороны И.В.Сталину.

В 1946–1951 годах — министр госбезопасности СССР (МГБ СССР).

18 июля 1951 года Абакумов был арестован и в декабре 1954 года расстрелян.

…Сохранился документ-донесение от 17 февраля 1945 года «Народному комиссару внутренних дел Союза ССР товарищу Берия Л.П.» его заместителя Абакумова. Вот что писал Абакумов, побывавший по горячим следам в ставке Гитлера под Растенбургом:

«Как Вам известно из многих оперативных материалов, в Восточной Пруссии, в районе г. Растенбург до последнего времени находилась главная ставка Гитлера. После занятия нашими войсками этого района, мы побывали в расположении ставки Гитлера… Территория, где размещалась ставка Гитлера, по своим железобетонным сооружениям, состоянию проволочных заграждений, минных полей, большого количества дзотов и дотов, тщательной маскировке и расположению помещений для охраны представляет собой неприступное железобетонное логово, и трудно себе представить, чтобы кто-нибудь из лиц, не имевших непосредственного отношения к ставке, мог бы каким-либо путем туда проникнуть…»

И далее:

«…все бункеры взорваны», «…люки завалены в результате взрывов».

Ставка была сокрушена. Немцы, отступая, взорвали все сооружения. Естественно, все ценное из обстановки и документация были вывезены. Вошедшие туда передовые отряды советских воинов мало чего обнаружили. Но были и любопытные находки, в том числе — фото, запечатлевшее Гитлера вместе с Муссолини и генералами.

…Почему-то у «великих» принято посылать или оставлять свои портреты. Сталин однажды послал Черчиллю свой портрет специальным самолетом. И Черчилль долго не мог понять, что этим хотел сказать «дядюшка Джо» показать «фигу с маслом» или передать «дружеский привет»?..

Оставлен был и очень важный документ с грифом «особо секретно» список абонентов ставки, раскрывавший структуру и личный состав аппарата «Волчьего логова», где под номером один значился сам Волк — Гитлер. Найдена была также топографическая карта, с указанием места расположения ставки, а также главной квартиры Гиммлера, резиденции Риббентропа и ставки главного командования сухопутных сил…

Японский посол в Берлине генерал Ошима, посетивший в мае 1942 года главную ставку Гитлера, находившуюся в треугольнике Растенбург — Ангенбург — Летцен и занимавшую площадь двадцать на тридцать километров, рассказывал:

«В ставке, на берегу озера Маурзее, восточнее железнодорожной станции Каршен, я имел беседу с Риббентропом и начальником генштаба Гальдером…»

…Ошима, естественно, не мог не заметить, как военный человек, аэродром в Растенбурге, обслуживавший ставку Гитлера, и на юг от шоссе, на опушке леса ещё один аэродром — Геринга.

Около станции Шварцштейн располагалось отделение имперской службы безопасности…

Само Главное управление имперской безопасности (РСХА) было создано 27 сентября 1939 года и являлось одним из двенадцати главных управлений СС. До мая 1942 года его возглавлял группенфюрер Рейнхард Гейдрих, а после его гибели — Эрнст Кальтенбруннер.

РСХА состояло из шести управлений:

— административно-юридического (Бест);

— политического анализа (Зикс);

— контроля (СД-Инланд) за особо важными сферами внутренней жизни общества и партии (Олендорф);

— государственная тайная полиция — гестапо (Мюллер);

— криминальная полиция (Небе);

— служба внешней разведки СД (Шелленберг).

На РСХА была возложена и личная охрана Гитлера. Главная задача РСХА координация ЗИПО (полиция безопасности), и СД — нацистская секретная служба безопасности, разведывательное управление, сформированное в марте 1934 года с целью обеспечения безопасности Гитлера и нацистского руководства.

26 июня 1936 года Гиммлер назначил Гейдриха шефом и Зипо, и СД. Важнейшей их частью было ГЕСТАПО — тайная государственная полиция Третьего рейха, созданная ещё в 1933 году для борьбы с инакомыслящими, противниками нацистского режима, ставшая символом террора. Если СД занималась исследованием полученных материалов, их экспертизой, установлением связей, то ГЕСТАПО, опираясь на разработки СД, проводило следствие по конкретным делам, производило аресты и реализовывало полученные материалы.

Что касается личной охраны Гитлера, во главе с Раттенхубером, то она, в отличие от многих подразделений охраны первых лиц других государств мира, в том числе и СССР, по структуре своей не была моноплановой, как, скажем, 9-е управление КГБ, а состояла из подразделений правоохранительных ведомств. Сам Раттенхубер, например, пришел в охрану Гитлера из криминальной полиции в чине капитана, а стал генералом СС.

Для организации личной охраны Гитлера он имел право использовать возможности войск и спецподразделений СС, СД, криминальной полиции, ГЕСТАПО — в зависимости от того, кому и какой вопрос необходимо было решать: проверка по учетам, организация охранных сторожевых мероприятий, внедрение агентуры и т. д.

Все гостиницы, например, брались под охрану только ГЕСТАПО, однако наблюдение за подъездами и во внутренних помещениях гостиниц возлагалось на криминальную полицию. Зато запись прибывших в гостиницу и контроль над ними осуществлялись только сотрудниками имперской службы безопасности.

Отдельные функции были у «команды сопровождения» из числа эсэсовцев, контролирующих все подходы к Гитлеру.

Комнаты отдыха Гитлера охраняли только люди из личной охраны RSD, зато внешнюю охрану гостиниц несли сотрудники уголовной полиции.

Каждому подразделению из разных ведомств в личной охране Гитлера отводилась своя роль.

В деревне Карлсдорф стояли противотанковые части СС. В других окрестных деревнях — части моторизованной и конной полиции, части СС и противовоздушной обороны.

Только одна 1-я рота имела на вооружении 22 броневика, из которых пять были оснащены противотанковыми пушками, четыре — противотанковыми винтовками (так в документах), два — гранатометами и тяжелыми пулеметами.

2-я рота имела такое же вооружение.

3-я, так называемая «гренадерская», рота имела транспортные машины и была вооружена пулеметами и гранатами.

4-я рота имела четыре орудия, четыре противотанковые пушки, семнадцать бронетранспортеров с минометами.

5-я бронетанковая рота имела пятнадцать тяжелых танков и десять штурмовых орудий.

6-я зенитная рота имела четыре зенитки калибра 2,2 и четыре четырехствольные пушки-зенитки.

7-я разведрота имела 16 разведброневиков, каждый из которых был вооружен двумя пулеметами и орудием, и тридцать автоамфибий.

8-я рота выполняла снабженческие функции — имела 72 грузовые машины, вооруженные пулеметами, автоматами и винтовками.

В казармах Гинденбурга размещались ещё одна воинская часть из четырех рот, 112-й саперный батальон, саперный взвод, санитарный взвод, рота связи. А в городе Арисе на казарменном положении содержались в полной боевой готовности отборные части Гиммлера.

И все они защищали одного человека — фюрера.

О службе в войсках охраны Гитлера рассказывает типичный рядовой солдат вермахта — Ганс Фер:

«Призван 18 февраля 1940 года в г. Нахсне, вначале для прохождения трудовой повинности. В звании формана служил ординарцем у командира рабочего батальона обер-фельдмайстера Мюленса. В составе рабочего батальона был направлен в Польшу, в Варшаву, где находился четыре месяца на складах боеприпасов и занимался их перевозкой на Центральный фронт.

Служил в Борисове до ноября 1941 года, после чего отпущен домой.

2 февраля 1942 года был вновь призван, но уже на воинскую службу, в дивизию «Великая Германия», дислоцированную в г. Нейрупин. В числе двухсот призывников обучался два месяца на спецкурсах для службы в верховной ставке Гитлера…»

В конце марта 1942 года Фер выехал в Растенбург и был помещен в Гинденбургские казармы в 23-й резервный батальон. Здесь же размещались батальон конного транспорта, штаб технической роты, караульный батальон «Фюрер-гренадербатальон», до 900 человек под командой капитана Матейса, награжденного Рыцарским крестом.

Фера определили в маршевую роту капитана Пульмана — кавалера Рыцарского креста.

Непосредственными командирами Фера были унтер-офицер Шефер (погиб на Восточном фронте) и обер-лейтенант Фогель. Надо сказать, что большая часть батальона в составе трех пехотных рот, одной танковой и роты связи «Вестерташе» погибла под Сталинградом.

Фер не попал на фронт и остался в Растенбурге — его отец, погиб под Воронежем, Фер был единственным сыном в семье и поэтому не был направлен на фронт. «Растенбургское» обучение, необходимое для службы в ставке, проходил в деревне Герлиц.

С командиром взвода обер-фельдфебелем Берзеном и командиром роты капитаном Пульманом Ганс Фер в направлении на Летцен проехал по местам дислокации своего батальона — деревням Карузендорф, Карлсгоф, Шварцштейн.

Что касается Герлица, то его население было эвакуировано ещё в 1939 году. Фер и его сослуживцы жили там в двенадцати бараках, по пятьдесят человек в каждом.

Распорядок дня был жестким: в 6.00 подъем, один час маршировки, один обучение караульной службе, до 12.00 приведение в порядок одежды, в 14.00 обед, затем подготовка к несению службы. Смена караула в 17.00 ежедневно. 54 человека, каждый с двумя гранатами, а также вооруженные пулеметами, автоматами, пистолетами, винтовками, заступали ежедневно на один и тот же пост в зону, огражденную забором высотой в 2,5 метра с колючей проволокой наверху…

…А теперь вернемся в Винницу, куда вызван в ставку Гитлера для чествования немецкий летчик Франц Беренброк…









Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.