Онлайн библиотека PLAM.RU

Загрузка...



Глава 34

Покушение на Гитлера было совершено 20 июля 1944 в «Вольфшанце»…

План этой группы заговорщиков, по рассказам группенфюрера СС Фегеляйнена, занимавшегося делами войск СС и являвшегося референтом Гиммлера и доктора Кальтенбрунера при Гитлере, был разработан уже давно.

Руководитель службы безопасности в штаб-квартире начальника генерального штаба сухопутных сил директор полевой полиции доктор Арс заполучил дневники адмирала Канариса…

Из группы заговорщиков для проведения покушения сначала был выбран полковник Мейснер, находившийся при генерале Бюле в ставке Гитлера. Однако Мейснер отказался произвести.

Тогда покушение было запланировано на конец июня — начало июля 1944 года. Гитлеру должны были демонстрировать в это время новые танки на автостраде перед замком Клефагейм близ Зальцбурга, а также новую военную форму и новое снаряжение пехотинцев для атаки.

Заговорщики намеревались вмонтировать в снаряжение пехотинца бомбу, которая должна была взорваться одновременно с открытием молнии. Но и от этого отказались.

На 20 июля после обеда в два часа дня было назначено совещание о положении на фронтах, на котором должны были присутствовать Геринг и Гиммлер.

20 июля 1944 года одним из первых на совещание прибыл Клаус Шенк фон Штауффенберг.

ДОСЬЕ

Клаус Шенк фон Штауффенберг (1907–1944) — полковник генерального штаба германской армии, граф, ключевая фигура «Июльского заговора», бывший референт по вопросам народных гренадерских дивизий при начальнике запасной армии генерал-полковнике Фромме, недавно ставший его начальником штаба. Сын камергера баварского короля и внучки прусского генерала графа Гнейжнау, Штауффенберг с энтузиазмом воспринял приход Гитлера к власти. В начале Второй мировой войны служил в кавалерийском полку в Польше, Франции и Северной Африке. Получил тяжелейшее ранение в Тунисе (лишился глаза, правой руки, покалечил ногу). Чудом выжил благодаря мастерству крупнейшего немецкого хирурга Зауэрбруха и вернулся в строй, стал полковником, начальником штаба Резервной армии.

Поняв, что Гитлер ведет страну к катастрофе, присоединился к заговору против него, а позже и возглавил группу заговорщиков, в которую входили граф фон Мольтке, бургомистр Лейпцига доктор Герделер, бывший начальник генерального штаба генерал Бек и многие другие…

После неудавшегося покушения на Гитлера был расстрелян.

Штауффенберг вместе со своим адъютантом старшим лейтенантом фон Хефтером и начальником связи генералом Фельгиблем прибыли в ставку раньше, чем было назначено. Однако неожиданно совещание перенесли на полтора часа позже (1 час 30 минут дня). Три офицера находились ещё у фельдмаршала Кейтеля, когда получили сообщение о переносе совещания.

Штауффенберг использовал подходящий момент, чтобы выйти из комнаты и установить с помощью плоскогубцев находящуюся у него в портфеле бомбу с дистанционным взрывателем.

Вскоре он снова направился в сопровождении фельдмаршала Кейтеля в барак, где должно было проходить совещание…

Встретив Гитлера, они зашли с ним в помещение. Штауффенберг поставил портфель под стол, на котором находились карты Восточного фронта. Он прислонил портфель к правой ножке стола, над которой была часть карты Южного фронта, так как по опыту знал, что начнут с обсуждения положения на этом участке фронта.

Фельгибль и Хефтер ожидали Штауффенберга перед бараком. Положив портфель, Штауффенберг вышел, так как действительно начали с обсуждения положения на Южном фронте…

Трое заговорщиков направились в ожидании взрыва к машине, находившейся примерно в ста метрах от барака. Штауффенберг заказал телефонный разговор с Берлином…

…Когда, после окончания обсуждения положения на Южном фронте, перешли к армейской группе «Центр», Гитлеру потребовался полковник Штауффенберг. Генерал Боуле стал осведомляться о Штауффенберге. Наступила пауза. Гитлер отошел на несколько шагов влево. И в этот момент… произошел взрыв.

…Услышав взрыв, Штауффенберг, фон Хефтер и Фельгибль, не зная о результате покушения, сели в машину, чтобы ехать на аэродром.

Криминальный советник Хегль из личной охраны Гитлера, находившийся на контрольном входе распорядился немедленно оцепить все подступы к ставке. Однако офицеры, которые дошли уже до внешней охраны, были пропущены: они заявили, что имеют срочное задание немедленно лететь в Берлин.

В результате покушения Гитлер получил легкое ранение руки, сильное расстройство слуховых проходов и небольшой нервный шок — его руки начали дрожать.

Тем временем Хегль установил, по образовавшемуся отверстию от взрыва, что в помещение, где происходило совещание, был принесен предмет и поставлен под стол с картами.

Обрывки ковра были обращены книзу, значит бомба должна была стоять на ковре. Все участники совещания подтвердили, что именно здесь стоял портфель полковника Штауффенберга.

Хегль сам поставил в известность группенфюрера СС Мюллера о покушении и о том, что виновники покушения Штауффенберг, фон Хефтер и Фельгибль только что вылетели в Берлин. При этом он указал тип самолета и его опознавательные знаки.

В свою очередь Мюллер велел не задерживать виновников покушения после их высадки из самолета, а следовать за ними на машине гестапо…

…Штауффенберг и фон Хефтер явились к генерал-полковнику Фромму, командующему Резервной армией, и сообщили ему о покушении на Гитлера.

ДОСЬЕ

Фридрих Фромм (1888–1945) — генерал, главнокомандующий германской Резервной армией и начальник вооружения с 1 сентября 1939 по 20 июля 1944 года. Кадровый офицер. Был хорошо осведомлен об «Июльском заговоре» 1944 года, но активного участия в нем не принимал, хотя и знал, что война проиграна и что Гитлер ведет страну к катастрофе.

Узнав по телефону от Кейтеля о провале покушения и надеясь спасти собственную жизнь, он приказал немедленно расстрелять прибывших к нему Штауффенберга и фон Хефтера, что и было исполнено. Однако это не спасло самого Фромма. Вскоре он также был арестован как участник заговора и казнен в марте 1945 года.

Генерал-полковник Фельгибль был задержан несколькими месяцами позднее и повешен в Берлине в сентябре 1944 года.

Итак, планы фельдмаршала Витцлебена, генералов Вагнера, Фельгибля, Стиефа и других рухнули. Покушением на Гитлера они рассчитывали выйти из войны и заключить мир на условиях, что Германия останется в границах 1914 года, сохранив военную и хозяйственную независимость.

Покушение стало возможным потому, что Гитлер запретил наблюдать за офицерами действующей армии и производить обыск их вещей. Теперь последовал приказ: всех офицеров, посещающих ставку, обыскивать и отбирать у них личное оружие, а также производить обыск их личных вещей.

Исключение составляли рейхсмаршал Геринг, рейхсфюрер Гиммлер, гросс-адмирал Дениц, фельдмаршал Кейтель, генерал-полковники Гудерман, Йодль, генералы Буге, Коллер, Винтер, Бургдорф, амбициозный нацист Кристиан, женатый на одной из секретарш Гитлера, адмиралы Вагнер, Путткамер, Фосс.

Последний был посредником между гросс-адмиралом Деницем и Гитлером. Он — участник битвы за Берлин, с первых лет находившийся в подземном убежище Гитлера и предоставлявший фюреру сообщения о действиях германского военно-морского флота.

До ставки Гитлера Фосс командовал крейсером «Принц Евгений».

Не подлежали обыску, по личному распоряжению фюрера, полковники Браухич, Стребе, фон Билов, подполковники Вайценэккер, Лехлер, Аккерман, фон Ион, Вайс, майоры Фрайтаг-Лоренгофен, Пюхс, Брудермюллер, Шимонски, Иоганнмайер и Зиберт, а также капитан-лейтенант Люхте-Нейрот.

Обыск не производился и личное оружие не отбиралось также у тех офицеров, которые прибыли с фронта и в отношении которых имелось личное указание Гитлера или указание генерала Бургдорфа, личного адъютанта Гитлера по вермахту и начальника управления кадров, умелого царедворца и законченного подлеца.

…Месть Гитлера была чудовищной. Он приказал не жалеть ни одного близкого родственника заговорщиков. Он подписал смертный приговор даже своему самому любимому генералу Роммелю, взятому лишь по подозрению. К раненому Роммелю фюрер послал Бургдорфа и предложил тому либо отравиться, либо отдать всех своих близких на растерзание гестаповцам. Роммель принял яд.

Последовали также репрессивные меры и казни других заговорщиков и подозреваемых. Гитлер и Гиммлер не щадили никого. Только с августа и до конца 1944 года было казнено более трех тысяч «предателей» мужского и женского пола, ещё несколько тысяч были отправлены в концлагеря…

Сохранилась фотография 1942 года, на которой запечатлены Гиммлер с парадной шпагой, которую носили члены СС, Фрик — протектор Богемии и Моравии, тогда ещё министр внутренних дел, и граф Хельдорф полицай-президент города Берлина. Хельдорф был арестован лично Гиммлером и казнен…

А теперь ещё об одной интересной детали, имеющей отношение к готовившейся операции по уничтожению Гитлера, — участии в этом известного английского писателя Грэма Грина и легендарного советского разведчика Кима Филби. Оба, кстати, в то время носили «мундиры» английской разведки…

Когда в 1944 году в Германии среди оппозиционно настроенных офицеров стала вызревать идея заговора против Гитлера и заговорщики стали искать связи на Западе, эта информация попала в руки английского разведчика Грэма Грина, горячо поддержавшего эту затею. Однако Филби, будучи начальником Грина в английской разведке, запретил ему делать какие-либо шаги в поддержку заговорщиков.

Грин, естественно, не мог знать, что Филби одновременно является ещё и советским разведчиком, которому Москва запретила участие в подготовке покушения на Гитлера… (Существует версия, что Москва посчитала невыгодным устранение Гитлера для стратегических интересов Советского Союза. Убрав Гитлера, заговорщики получили бы возможность выйти на прямые контакты с Западом и создать свой плацдарм для сепаратистских переговоров о мире с Германией. Выгоднее было продолжать войну до полного свержения гитлеровского режима, чтобы после войны добиться максимальных преимуществ при последующем разделе Европы на сферы влияния.)

Бомба, подложенная графом Штауффенбергом, как известно, все-таки взорвалась. Но к ней Грин и Филби не имели никакого отношения. Впоследствии пути классика приключенческого триллера Грина и классика шпионажа Филби резко разошлись и уже больше никогда не пересекались…

С 19 февраля по 13 марта 1943 года Гитлер находился в ставке «Вервольф». До этого двое суток, 17–18 февраля, фюрер инспектировал войска в районе Запорожья. Там он принял важное решение и пообещал «верным солдатам фюрера» разгромить советские войска, прорвавшиеся уже к этому времени к Днепропетровску, а также отбить Харьков, освобожденный Красной армией.

Но, как часто бывает в случаях, когда желаемое не совпадает с действительностью, — «пошел по шерсть, а вернулся стриженым». В то время как Гитлер разрабатывал планы новых сражений против русских, готовилось осуществление тщательно разработанного плана покушения на него немцами. Вот что рассказывает В. Бертольд в своей книге «42 покушения на Гитлера»:

«17 февраля, спустя три недели после Сталинграда, в два часа ночи Гитлер выехал в обстановке полной секретности из Растенбурга в направлении Винницы. План «Лани», по которому командир танкового корпуса «Великая Германия» полковник граф Штрахвиц намеревался арестовать Гитлера, а в случае сопротивления убить его, — так и остался планом. Гитлер не появился в Валках, где размещался штаб группы армий возле Полтавы, а вместо этого полетел в Запорожье…»

Вот так! Следим за ходом событий и читаем далее:

«…Баур и другие пилоты эскадрильи фюрера посадили свои машины около 6 часов утра к востоку от Запорожья. Фронт был недалеко, и пока Баур и остальные члены экипажей ожидали на аэродроме распоряжений Гитлера, поступило известие о том, что из района Днепропетровска по шоссе, которое протянулось вдоль летного поля, идут 20 русских танков!..

Несколько танков уже появилось в восточной части аэродрома, после чего Баур срочно запросил разрешения на переброску «Кондоров» на другой аэродром — к югу от города. Гитлер, однако, велел передать, что не усматривает в этом необходимости, так как вскоре будет готов к отлету…

«Кондоры» взмыли в небо. Следом поднялись несколько транспортных самолетов «Гигант» с противотанковыми пушками.

Удача сопутствовала фюреру и на сей раз. Выяснилось, что русские танки остановились из-за отсутствия горючего…»

Итак, Гитлер, сам того не подозревая, разом ушел от двух зол: и от покушения, и от пленения! И это ещё не все…

Выясняется, что в эти же дни на Гитлера готовилось новое покушение! Правда, уже другими немецкими военачальниками и уже на обратном пути: из Винницы в Растенбург…

«Плановым» покушением на Гитлера на сей раз руководил непосредственный организатор этой акции — начальник штаба группы армий «Центр» полковник Хенинг фон Тресков!

…Утром 13 марта 1943 года по дороге из Винницы в Растенбург Гитлер сделал кратковременную посадку в Смоленске, где дислоцировался штаб группы армий «Центр». Вначале заговорщики имели намерение арестовать Гитлера по дороге с аэродрома в штаб. Это должны были сделать кавалеристы полковника фон Безалагера. Однако для охраны Гитлера неожиданно прибыла ещё одна очень большая группа СС из Растенбурга. Кавалеристы, естественно, даже ценой своих жизней не только не могли напасть на Гитлера, но даже приблизиться к нему на пушечный выстрел…

Покушение вновь сорвалось. И тогда одержимый фон Тресков, руководствуясь уже не столько расчетом, сколько безрассудством и отчаянием, решил взорвать самолет Гитлера. После окончания совещания в штабе Гитлер намеревался сразу же вылететь в свою главную штаб-квартиру — ставку в Растенбурге. Тресков, провожая подполковника Брандта, который сопровождал фюрера в полете, попросил того взять для передачи полковнику Штиффу в штабе главного командования сухопутных сил пакет с двумя фляжками коньяка «Куангро». И в тот момент, когда на аэродроме Гитлер прощался со старшими офицерами штаба группы армий «Центр», заговорщики раздавили ключом… ампулу с кислотою в детонаторе бомбы (мина с химическим детонатором была завернута в пакет, похожий на тот, что с фляжками коньяка).

…В полете Брандт сидел рядом с Гитлером. Их обоих могло разорвать на мелкие куски. А в корпусе самолета «Кондор» взрыв мог бы сделать по меньшей мере большую дыру. И что же?

Мина не взорвалась…

Через два часа «везунчик» Гитлер был уже в Растенбурге…

После такого попробуй не поверить, что фюрера «бомба и пуля боится», что он «в воде не тонет» и «в огне не горит»…

Как тут не сказать, что он не сын Сатаны, если целых двадцать (!) танков, готовых разметать в клочья и проутюжить целый большой город с многотысячным населением, вдруг неожиданно, словно по мановению волшебства, беспомощно останавливаются перед одним невооруженным человечком — Гитлером! Почему-то у всех двадцати танков сразу кончилось горючее?! У всех… Сразу… Как по команде… И самолет Гитлера под носом танкистов спокойно взмывает в небо!









Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.