Онлайн библиотека PLAM.RU  




  • ИЗУЧЕНИЕ ЛЕКАРСТВЕННОГО СРЕДСТВА
  • -
  • Аналитическое изучение
  • Характерные симптомы
  • Главные симптомы
  • Второстепенные симптомы
  • Модальности
  • Синтетическое изучение
  • -
  • Оценка лекарства
  • -
  • Субъективные симптомы
  • Объективные симптомы
  • Значимость лекарства
  • -
  • Клиническая значимость
  • Терапевтическая значимость
  • Гомеопатические антидоты
  • -
  • Показания к назначению
  • -
  • Внезапное ухудшение
  • Прогрессирующее ухудшение
  • Как понимать гомеопатические антидоты?
  • -
  • Alumina
  • Antimonium crudum
  • Antimonium tartaricum
  • Arsenicum album
  • Chamomilla
  • Ferrum
  • Mercurius
  • Гомеопатические антидоты
  • Несовместимость гомеопатических лекарств
  • -
  • Общие несовместимости
  • Особая несовместимость
  • -
  • Ammonium carbonicum и Lachesis
  • Apis и Rhus toxicodendron
  • Arsenicum album и Pulsatilla
  • Baryta carbonica и Calcarea carbonica
  • Causticum и Phosphorus
  • Naja и Lachesis
  • Digitalis и China
  • Dulcamara и Belladonna
  • Glonoin и Aconitum
  • Ignatia и Nux vomica
  • Kreosotum и Carbo vegetabilis
  • Lachesis и Aceticum acidum
  • Lilium tigrinum и Helonias
  • Moschus и Ambra
  • Nitricum acidum и Lachesis
  • Paris quadrifolia и Ferrum phosphoricum
  • Phytolacca и Mercurius
  • Selenium и China
  • Sepia и Pulsatilla
  • Sepia и Lachesis
  • Staphysagria и Ranunculus bulbosus
  • Zincum и Nux vomica
  • Zincum и Chamomilla
  • ПОНИМАНИЕ ГОМЕОПАТИЧЕСКОГО СРЕДСТВА
  • -
  • Дополняющие
  • -
  • Терапевтические связи
  • -
  • Belladonna — Calcarea carbonica
  • Aconitum — Sulphur
  • Pulsatilla — Silicea
  • Chamomilla — Magnesia carbonica
  • Colocynthis — Magnesia phosphorica
  • Клинико-терапевтические связи
  • Apis — Natrum muriaticum
  • Chelidonium — Lycopodium
  • Nux vomica — Sepia
  • Клинические связи
  • Семейства лекарств
  • -
  • Клинический порядок
  • -
  • Aconitum
  • Argentum nitricum
  • Magnesia carbonica
  • Chamomilla
  • Podophyllum
  • Aethusa cynapium
  • Терапевтический порядок
  • -
  • Группы лекарств
  • Токсинные категории
  • НАЗНАЧЕНИЕ ГОМЕОПАТИЧЕСКОГО ЛЕКАРСТВА
  • Выбор лекарства
  • Выбор потенции
  • -
  • Лекарство
  • Болезнь
  • Больной
  • Повторение дозы
  • Одно лекарство или несколько лекарств
  • Острые болезни
  • Хронические болезни
  • -
  • Клиническая точка зрения
  • Терапевтическая точка зрения
  • Конституциональная терапия
  • Гомеопатический хаос
  • Комплексная гомеопатия
  • Единая гомеопатия
  • ГОМЕОПАТИЧЕСКОЕ ЛЕКАРСТВО

    ИЗУЧЕНИЕ ЛЕКАРСТВЕННОГО СРЕДСТВА

    -

    Наибольшие трудности для начинающего гомеопата заключаются в обязанности изучения гомеопатической Materia Medica. Однако, это абсолютно необходимо, т. к. совершенное знание патогенезов лекарственных средств является необходимым условием для успешной врачебной практики.

    Как же следует правильно изучать гомеопатическую Materia Medical Если вы начнете это делать с «Materia Medica pura» С. Ганемана, то очень скоро, разочаровавшись, закроете эту книгу, т. к. увидите только обилие экспериментально выявленных симптомов с многочисленными, часто ненужными, подробностями, разумеется, симптомов точных, но расположенных не в очень удачном порядке и к тому же не разделенных по степени важности: важнейшие симптомы не выделены, модальности не выявлены.

    Первыми стали располагать симптомы в определенном порядке по степени их значимости Геринг[29] и Аллен[30], но только Кент[31] первым постарался описать патогенезы лекарств в «живой» форме, точно указывая «ментальность» лекарственного средства, т. е. совокупность психических симптомов, характерных для этого препарата. Следует отдать должное и д-ру Нэшу (Nash), который первым провел простое изучение лекарства, выявив важнейшие симптомы и дав им соответствующую оценку. Также я хочу отметить замечательные исследования д-ра Форниаса (Fomias) и моего друга д-ра Шида (Sheed).

    Не следует рассматривать гомеопатическую Materia Medica как энциклопедический справочник, все разделы которого врач-гомеопат обязан знать наизусть. Не загружайте свою память, не тратьте время и силы на пустую работу по запоминанию всех симптомов, но на каждой странице развивайте свои аналитические способности.

    Всегда начинайте изучение патогенеза любого лекарства с самого простого. — Не старайтесь с первого раза запомнить весь патогенез, т. к. вы попросту заблудитесь среди множества различных симптомов, упустите из внимания основные симптомы и загрузите свою память второстепенными, а в конечном итоге так и не сможете понять всю глубину и индивидуальность действия того или иного лекарственного средства.

    Аналитическое изучение

    Все симптомы каждого лекарства должны быть оценены по степени их важности.

    Характерные симптомы

    Среди всех симптомов, выявленных при испытании лекарственного средства, особое место занимают характерные симптомы, которые четко проявляются при всех испытаниях этого средства у всех, без исключения, испытателей. Они четко и недвусмысленно указывают на определенное лекарство, и если даже один и тот же симптом является характерным для нескольких лекарств, то по имеющимся модальностям врач-гомеопат сможет легко их дифференцировать.

    Например, жгучие боли являются характерным симптомом для Apis и Arsenicum album, но у Apis боли жгучие и колющие, а у Arsenicum album боли жгущие, как огнем.

    Ожоги с облегчением от применения холодных компрессов требуют назначения Apis, а ожоги с облегчением от теплых компрессов — Arsenicum album.

    Мы можем и дальше параллельно изучать эти два лекарственных средства: Arsenicum album всегда испытывает жажду, а у Apis никогда нет чувства жажды, даже когда у него повышена температура и т. д.

    Вы, кажется, шокированы тем, что мы персонифицируем наши лекарства. Но для гомеопата лекарство со своей совокупностью симптомов представляет личность — носителя этих симптомов, индивидуума, который, я согласен, возник в нашем сознании, но которого мы столь часто наблюдаем в нашей врачебной практике, что не можем это игнорировать. Пациент, которому показан Arsenicum album, имеет характерную только для этого препарата совокупность симптомов, и поэтому врач-гомеопат называет его Arsenicum album, понимая под этим названием совокупность представленных реакций больного организма в момент, когда он его наблюдает. Под термином Arsenicum album врач-гомеопат подразумевает не вещество мышьяк, а совокупность симптомов, характерную для патогенеза этого препарата, установленную опытным путем. Arsenicum album, как впрочем и любой другой препарат, имеет в своем патогенезе особые характерные симптомы, присущие только ему и определяющие его особое место в гомеопатической Materia Medica. И именно эти симптомы в сознании врача-гомеопата складываются в образ вымышленного человека, которому необходим для излечения препарат Arsenicum album.

    Поняв это, вы больше не будете удивляться той быстроте, с которой опытный врач-гомеопат практически безошибочно и одинаково лег- ко определяет нужное лекарственное средство при совершенно разных с точки зрения аллопатической медицины, заболеваниях. Ведь для гомеопата любое заболевание является лишь клинической формой индивидуальной реакции организма на патогенное воздействие, которое характеризуется строго определенной совокупностью симптомов.

    Главные симптомы

    Часть симптомов относится к категории «главных симптомов». Они добавляются к характерным симптомам и помогают более четко дифференцировать лекарство.

    Например, Cocculus и Tabacum имеют один и тот же характерный симптом «тошнота и головокружение, усиливающиеси при движении в автомобиле, поезде, пароходе».

    Два главных симптома добавляются к этому характерному симптому:

    — сильное вздутие живота, который становится очень болезненным у Cocculus;

    — ощущение тяжести в животе с желанием обнажить живот, что облегчает тошноту и рвоту у Tabacum.

    Зная эти главные симптомы, врач может легко дифференцировать эти препараты.

    Другой пример: Cactus.

    Характерный симптом: ощущение сжатия сердца, как в тисках.

    Главные симптомы:

    — ощущение сжатия в различных частях тела;

    — болезненная иррадиация в левую руку;

    — онемение левой руки;

    — отечность левой руки;

    — кровотечения черной кровью.

    Не находите ли вы, что это типичная клиника стенокардии?

    Второстепенные симптомы

    Второстепенные симптомы — это самая многочисленная группа симптомов. Являясь общими для многих лекарственных средств, они не могут точно указать на какое-то одно определенное лекарство, однако их полезно знать, т. к. они часто позволяют установить интересные взаимоотношения между различными лекарственными средствами, в патогенезе которых прослеживается очевидная аналогия.

    Рассмотрим, к примеру, следующий симптом, а точнее сказать, синдром: «менструации появляются раньше срока, кровь черная, как деготь; месячные прекращаются, как только женщина ложится; месячным предшествует сильное сердцебиение, сопровождаемое ощущением сжатия в области сердца или матки».

    Этот симптом находится в патогенезах многих лекарств, в том числе и у Cactus и Lilium tigrinum. И дифференцировать эти препараты можно именно по второстепенным симптомам.

    Cactus показан при болях, иррадиирующих в левую руку, и когда боль сопровождается онемением левой руки и ее отечностью.

    Lilium tigrinum, наоборот, назначается в тех случаях, когда боль иррадиирует в правую руку и успокаивается в положении лежа на левом боку и при растирании болезненных участков тела. Кроме того, у Lilium tigrinum есть еще один важный симптом: ощущение тяжести в малом тазу, настолько сильное, что вынуждает женщину сжимать половые органы рукой или перевязывать их.

    В руководствах по Materia Medica, как правило, характерные симптомы выделены жирным шрифтом, а главные — курсивом, что позволяет начинающему врачу-гомеопату рационально подходить к изучению патогенезов лекарств, запоминая сперва самые важные характерные и главные симптомы, которые помогут ему правильно подобрать лекарство.

    Модальности

    И вот, наконец, один из важнейших элементов — модальность.

    Рассмотрите любую боль: она может уменьшится, благодаря движению или покою, теплу или холоду, она может быть более интенсивной днем, чем ночью, в определенные часы, при определенных атмосферных условиях, т. е. зависит от факторов, которым не придают большого значения в аллопатической клинике, но они представляют интерес для гомеопата, т. к. «модальности» патологического состояния имеют свое место в Materia Medica.

    Знание этих модальностей очень важно и для дифференциации лекарств, и для группировки нескольких лекарств, модальности которых схожи.

    Ясно, что врач не сможет запомнить все модальности — условия ухудшения и улучшения, описанные в Materia Medica. Но он должен знать наиболее интересные. Например, у такого широко используемого в гомеопатии лекарственного средства, как Bryonia нет характерных симптомов. Боли, при которых показан этот препарат, не имеют никаких особых отличий, но они имеют очень интересную модальность: боли уменьшаются от сильного давления и усиливаются при малейшем движении. Боли, вынуждающие больного соблюдать абсолютный покой.

    Наоборот, Rhus toxicodendron представляет тянущую боль, сопровождающуюся ригидностью суставов и мышц, которая усиливается в начале движения, но уменьшается при продолжении движения, что заставляет больного постоянно двигаться.

    Возьмем другие примеры.

    У ребенка потеет ночью голова перед сном — Chamomilla, утром — Sambucus. Некоторые люди, страдающие запором, могут испражняться только стоя — Causticum; другие — хватаясь за сиденье руками и очень сильно напрягаясь — Alumina.

    Врач просит больного помочиться в своем кабинете, чтобы исследовать мочу, но пациент не может выдавить в присутствии врача ни капли, тогда как он обильно помочится через несколько минут, будучи один в туалете. Если человек не может помочиться в чьем-то присутствии, то этот симптом указывает на Natrum muriaticum.

    Боли в животе уменьшаются во время еды: желудочные боли — Anacardium; печеночные боли — Chelidonium.

    Приступ астмы улучшается при наклоне вперед — Kali carbonicum.

    Колики уменьшаются, когда человек сгибается пополам — Colocynthis.

    Эти несколько примеров позволят вам понять важность знания некоторых модальностей, а также их относительную ценность, зависящую от наблюдаемого клинического синдрома.

    Синтетическое изучение

    -

    Гомеопатическая Materia Medica не является чем-то мертвым. Она оживает, как только сознание врача-гомеопата вступает в контакт с симптоматикой болезненных состояний. Чтобы сделать ее изучение привлекательным, ее нужно сделать «живой». Нужно, чтобы студент, изучающий патогенез какого-нибудь лекарства, представлял себе человека, имеющего все симптомы лекарства, которое он изучает. Оживите его, заставьте болезнь развиваться в направлении симптомов, которые вы постараетесь выучить и запомнить. Дайте ему жизнь и болезнь ту же, что у лекарства, которое ему подходит. Но только никогда не старайтесь механически вызубрить наизусть вереницу симптомов; объедините их, «оживите» их, чтобы лучше понять (cum prehendere) лекарство, изучаемое вами синтетически.

    Каким бы ни казался парадоксальным этот педагогический метод, мы давно уже используем его при обучении и он всегда дает блестящие результаты. Вначале студент бывает немного удивлен, но у него вскоре проявится интерес к созданию таких вымышленных личностей, представляющих гомеопатические лекарства, принимающих в его сознании «образ», который он не может не познать.

    Позднее, когда такой врач начинает практиковать гомеопатию, он бывает приятно удивлен, «узнавая» в приходящих к нему на консультацию больных своих старых знакомых: лекарства, изученные подобным способом.

    Но чтобы подобное изучение смогло принести свои плоды, нужна абсолютная точность, иначе студент сохранит о каждом лекарстве только туманные понятия, а не четкое знание, набросок с зыбкими контурами, а не образ, четко обозначенные черты которого запечатляются в его сознании и останутся там зафиксированными навсегда.

    Лекарства, входящие в гомеопатическую Materia Medica, многочисленны: одни очень важные, другие — для обычного пользования и очень полезные, большая же часть представляет для врача второстепенный интерес и их использование ограничено. Мы должны различать их и знать их истинную ценность, мы должны уметь оценивать их.

    Оценка лекарства

    -

    Рассмотрим любое лекарство. По правде говоря, оно имеет только несколько важных симптомов, которые нужно запомнить. Эти симптомы характеризуют данное лекарство, их знание необходимо врачу-гомеопату. Одни из этих симптомов относятся к характерным и главным, другие — к второстепенным, но все они представляют бесспорную пользу, потому что именно они позволяют врачу легко дифференцировать лекарства между собой.

    Чтобы определить нужное лекарство, врач вынужден установить точный дифференцированный диагноз, аналогичный тому, который он привык устанавливать при обследовании больного. Определение лекарства и диагноза болезни — две аналогичные операции. Клинический и терапевтический диагноз не могут разделяться в практике врача- гомеопата, сознание которого ищет одновременно глубокую причину наблюдаемых расстройств и лекарство, которое бы идеально подходило больному.

    Поэтому необходимо уметь оценивать лекарство, иметь точные критерии, чтобы было возможным легко найти показания к его применению, опросив пришедшего на консультацию пациента.

    Для ясности изучим два вида симптомов: одни — субъективные, другие — объективные.

    Субъективные симптомы

    Действие вещества часто вызывает сенсорные расстройства (sensorium), проявляющиеся не только в дезорганизации мышления, зрительных, слуховых, тактильных галлюцинациях и т. д., но также в более или менее глубоком изменении характера, мышления, поведения. Отсюда интерес к познанию психических состояний больных, приходящих к практикующему врачу-гомеопату на консультацию. Мы можем их скорректировать, т. к. располагаем необходимыми лекарствами.

    У пациента ACTAEA RACEMOSA впечатление, что его голова окружена плотным и тяжелым облаком. Он плохо видит и слышит. Все смешалось в его сознании и вокруг него. Это состояние волнует его, он боится сойти с ума. Любопытно, что когда появляются боли в каких-то частях организма — лицевые или маточные невралгии, межреберные или суставные боли, — психически ему становится лучше: когда больной испытывает физические страдания, психика у него улучшается. Чередование сенсорных и чувствительных нарушений: чередование болей с психическими нарушениями.

    Возьмем другой пример: BOVISTA. У больного, которому показан этот препарат, странное ощущение: он внезапно чувствует, как увеличивается его объем, он чувствует себя раздувшимся. Это впечатление основано на реальном действии, т. к. отмечается генерализованный отек ног, пальцев, лица, что-то вроде легкой отечности, которая становится слишком явной, когда больной берет какой-то предмет: ножницы, авторучку, нож и они оставляют отпечаток на коже. Эта отечность делает его неуклюжим, он часто роняет предметы из рук. Но важнейшая характеристика Bovista заключается в том, что пациент воображает, что его голова значительно увеличилась в размерах. Эта мысль не основана ни на чем реальном, и, однако, она угнетает больного, который, несмотря на все увещевания и ободрения врача, упорствует в своем заблуждении. Все симптомы исчезают, как только больной примет Bovista: отечность и навязчивая идея, функциональные нарушения и психические расстройства.

    Посмотрите на больного IODIUM. Худой, нервный, раздраженный, он постоянно возбужден. Он не может усидеть на месте. Это нервное возбуждение встречается в патогенезе других лекарств и, в частности, у Chamomilla. Но пациент Iodium, если он возбужден, быстро «истощается» и представляет два симптома, которых никогда не нужно рассматривать отдельно от этого изнуряющего возбуждения: ужасное беспокойство охватывает его, когда он голоден, раздражительность и злость, тревога и гнев исчезают, как только он начинает есть, и внезапное чувство жара в лице, заставляющее его искать прохладу. Добавьте к этим характеристикам небольшой объективный симптом: пациент Iodium имеет легкую экзофтальмию, у него обычно выпученные глаза и расширенные зрачки.

    Больной LACHESIS страдает чрезмерной болтливостью. Он постоянно хочет говорить, это непреодолимое желание, которое он должен обязательно удовлетворить, и он до поздней ночи не ложится спать, если есть возможность поболтать, он легко перескакивает с одной темы на другую, он говорит на темы, никак не связанные между собой. Часто это маньяк: то он ревнует безо всякого повода и заставляет страдать окружающих, то боится за будущее спасение своей души (религиозная мания). Прибавьте к этому, что он часто видит во сне смерть и погребение и что ему всегда плохо после сна. По утрам у такого больного всегда депрессии, он сразу вспоминает все свои заботы и жизнь кажется ему отвратительной.

    Пациент LYCOPODIUM просыпается также с трудом, но у него настроение еще хуже. Плохое настроение при пробуждении — это психическая характеристика этого лекарства. Больной находится в угнетенном состоянии, т. к. потерял всякую уверенность в себе. Он не может себя больше контролировать. Чрезвычайно раздражительный, он впадает в гнев из-за пустяков, говорит всегда на повышенных тонах и часто употребляет грубые и сильные выражения. Разумеется, у него затронута печень, т. к. имеются (объективный симптом) желтоватые пятна в области висков.

    Рассмотрим другую форму депрессии, характерную дня NATRUM MURIATICUM. Больной грустит, он избегает общества. Он не раздражителен, но очень чувствителен. У него постоянно плаксивое настроение и если его хотят утешить, он плачет еще больше. Natrum muriaticum имеет и другие, менее значительные симптомы, могущие характеризовать его психическое состояние. Больной видит во сне воров, он их боится и с вечера баррикадирует свою дверь шкафом, столом, комодом и никогда не ляжет спать, не заглянув под кровать. Он всегда «надутый», его задевает малейшее противоречие. Это подозрительная чувствительность. Добавьте, что депрессии Natrum muriaticum особенно усиливается в определенное время, а именно в 10 часов утра.

    OXALICUM ACIDUM имеет любопытную модальность: у пациента всегда ухудшается состояние, когда он думает о своей болезни. Когда он думает о своих болях, они резко усиливаются. Эти боли тоже особенные — они линейные, локализуются всегда по ходу нерва или сухожилия и всегда усиливаются, когда больной не отвлекается ничем и только и думает, что о своих страданиях. Вы часто найдете этот симптом у больных с оксалурией.

    Посмотрите на деритмию пациента PSORINUM. Ему вечно холодно. Он боится холода даже летом. Даже в страшную жару он кутается, да еще как! Он носит две или три рубашки, четыре или шесть шерстяных жилетов, двое или трое подштанников. Ему холодно, вернее он постоянно думает о холоде. Вы найдете эту навязчивую идею у наиболее умных больных. Это больные, которые уже давно страдают какими-то неясными расстройствами, от которых их усиленно лечили врачи-аллопаты, но, увы, безрезультатно. Отчаявшись, они считают свою болезнь неизлечимой. Впрочем, они представляют характеристику, которая нам хорошо известна: отсутствие реакции на любое лечение. Наиболее показанные лекарства не действуют. Им поможет только psorinum, после использования которого сразу же появляются заметные изменения в лучшую сторону.

    PULSATILLA. Это робкий тип, эмоциональный, который может заплакать из-за пустяков, но также легко засмеяться. Кажется, что у ребенка горе, он в отчаянии, но вы отвлеките его внимание каким-нибудь смешным жестом, забавной шуткой, внезапным шумом и он тотчас начнет смеяться. Чередование смеха и слез характерно для пациента Pulsatilla, у которого в одно мгновение самая глубокая тоска может смениться неподдельной радостью. Впрочем, все изменчиво в этом лекарстве: боли, постоянно меняющие локализацию, стул то твердый, то жидкий, то желтый, то бурый и т. д.

    SEPIA. Здесь ничего изменчивого, наоборот, все постоянно. Пациент Sepia грустный и подавленный, апатичный и безразличный. Ничто его не забавляет и не развлекает, он не интересуется своими делами и своей семьей. Он избегает общества и ищет уединения, в котором находит удовольствие, сидя целыми часами в своем уголке, злясь на всех и на самого себя.

    SILICEA находится в депрессивном состоянии и такой же худой, как Natrum muriaticum, но его депрессия еще сильнее, у него полностью отсутствует жизненная энергия, нет ни моральных, ни интеллектуальных сил; вы констатируете настоящее умственное истощение, соответствующее прогрессирующему исхуданию. Больной Silicea зябок, как и Psorinum: ему холодно, его пронизывает холод до самых костей, но он не очень старается кутаться, считая, что это бесполезно, что он, все равно не сможет согреться. Заметьте навязчивую идею, присущую Silicea — боязнь булавок и всех колющих предметов.

    THUJA. Стремление к навязчивым идеям — вот симптом пациента, который всю жизнь является одержимым. То его навязчивое состояние фиксируется на небольшой неприятности, досадном обстоятельстве, воспоминание о котором постоянно присутствует у него в сознании и исчезает, чтобы уступить место другому, подобному, то «идее фикс», выражающейся в ощущении, будто рядом находится кто-то незнакомый. Ощущение своего тела, будто бы сделанного из стекла, или будто у него такие хрупкие ноги, что могут сломаться. Отметьте также знаменитый симптом: ощущение «будто в животе находится что-то живое», оно шевелится и давит моментами на брюшную стенку. Навязчивая идея беременности (беременность на нервной почве) и т. д.

    Я думаю, этих примеров вполне

    достаточно, чтобы понять, что; зная «психические состояния», врач может точно различать каждое из этих лекарств. Вы легко найдете у ваших больных показания к назначению этих препаратов.

    Теперь вы умеете оценивать каждое из этих лекарств, психический способ изображения которых точен и прост. Чисто воображаемое построение? Нет, эти симптомы были вызваны в ходе эксперимента и проверены на практике посредством тщательного наблюдения. Посмотрите вокруг себя, послушайте ваших пациентов, понаблюдайте за вашими больными и вы, несомненно, найдете пациентов LACHESIS или LYCOPODIUM, PULSATILLA или SEPIA. Дайте им показанное лекарство и вы их исцелите, восстановив в организме порядок.

    Объективные симптомы

    Страдая, больной организм буквально «выкрикивает» свое лекарство, предоставляя в распоряжение врача всю необходимую информацию терапевтического характера, чтобы он смог подобрать лекарство точно в соответствии с реакциями организма. Но часто лекарство выражается еще более значимым путем, оно, так сказать, «написано» на лице или на коже больного. Что касается этих объективных симптомов, они хорошо известны врачам-аллопатам и имеют для всех врачей определенное клиническое значение, но имеются другие значительные симптомы, которые в аллопатической медицине, как правило, игнорируются, но для гомеопатов они представляют огромную клиническую и терапевтическую ценность, потому что четко указывают на определенное лекарство.

    Рассмотрим несколько объективных симптомов лекарственных средств, которые проявляются на лице, коже, со стороны глотки, изменениями в составе мочи. Приведем только несколько примеров, чтобы вы получили представление, о чем идет речь.

    Взглянем на глаза — отечность век может заставить врача-гомеопата подумать о следующих препаратах:

    Arsenicum album — отечность верхних век и особенно нижних, которые напоминают мешочки, наполненные водой.

    Kali carbonicum — отек во внутреннем углу верхнего века. Посмотрим на губы. Опытный врач-гомеопат довольно часто и без особого труда различит характерные объективные показания к назначению некоторых лекарственных средств:

    Berberis — синюшность внутренней поверхности нижней губы с наличием голубоватых пятен в уголках губ.

    Belladonna — припухлость образовалась внезапно за несколько часов с покраснением и болью, особенно чувствительна при прикосновении.

    Natrum muriaticum — отечность появляется периодически и довольно часто, всегда с трещиной посередине нижней губы.

    Hepar sulphur — верхняя губа постоянно припухшая или увеличенная. Верхняя губа кажется деформированной, оттопыренной вперед («морда тапира»).

    Посмотрев на нос, мы заметим варикозно расширенные сосуды или по всей поверхности носа — Carbo animalis, или в нижней части крыльев носа — Thuja.

    Исследуем цвет лица. Что можно сказать?

    Быстрые чередования покраснения и побледнения — Ferrum.

    Одна щека красная, другая бледная — Chamomilla.

    Желтые, коричневатые пятна на уровне висков — Lycopodium.

    Желтоватое пятно на спинке носа — Sepia.

    Многочисленные небольшие черные точки по всему лицу — Sulphur, более заметные на уровне лба — Sulphur iodatum.

    Ксантелазма — Chelidonium, связь которого с печенью очевидна и который дает блестящие результаты при лечении холестеринемии.

    Осмотрим повнимательней язык.

    Кончик языка красный — Sulphur.

    Красный треугольник на кончике — Rhus toxicodendron.

    Язык в виде географической карты — Natrum muriaticum, Arsenicum album или Taraxacum (характерные симптомы каждого из препаратов позволяют их легко дифференцировать).

    Язык белый, особенно по утрам, как будто больной только что выпил молоко — Antimorium crudum.

    Язык широкий и расплющенный, хранящий отпечаток от зубов, без налета — Ignatia; с желтоватым налетом — Mercurius.

    Рассмотрим глотку.

    Характерное покраснение на уровне передних небных дужек, как будто сделанное кистью — Phytolacca.

    Припухлость небного язычка, который висит как мешочек, наполненный водой — Apis и Kali bichromicum. Но пациент Apis не может переносить теплого питья, ему всегда плохо на жаре. Пациент Kali bichromicum, наоборот, любит теплое питье, впрочем, небный язычок Kali bichromicum имеет маленькие язвочки с правой стороны, покрытые желтоватой, липкой слизью.

    Наличие плотной и сероватой пленки заставляет врача подумать о Mercurius cyanatus, который хорошо себя зарекомендовал при лечении дифтерии.

    Внимательно исследуем кожу.

    Наличие красных новообразований потребует лечения Thuja — показание, которое подтверждается, если пот больного имеет специфический запах супа из груш.

    Желтоватые пятна в области грудины — Carduus marianus, в области правого ипохондрия — Sepia.

    Экхимозы, появляющиеся при малейшей травме — Arnica; то же, только появляющиеся спонтанно — Lachesis.

    Если травмированный участок остается бледным и онемевшим спустя долгое время после исчезновения экхимоза, явно показан Ledum.

    Кольцевидный герпес — Sepia.

    Подсыхающая в центре сыпь, оставляющая круглый пигментированный участок после выздоровления — Berberis.

    Венозный застой в руках, цианотичные конечности — Pulsatilla.

    Руки влажные и холодные — Thuja.

    Исследуем мочу.

    Специфический запах: зловонный, отталкивающий — Benzoicum acidum; запах конской мочи — Nitricum acidum; запах бациллы коли — Formica rufa.

    Результаты химического исследования также указывают на определенное лекарство:

    — повышенное содержание хлористых соединений — Natrum muriaticum;

    — уменьшение мочевины — Lycopodium;

    — увеличение мочевой кислоты — Berberis;

    — альбуминов — Serum anguillar;

    — сахара — Syzygium и Uranium nitricum;

    — ацетона — Senna.

    Совершенно очевидно, что одного, даже характерного «симптоматичного элемента» не достаточно для определения лекарства, но знание этих отношений делает возможной быструю терапевтическую ориентацию, точность которой подтверждается другими выявленными характерными симптомами.

    Значимость лекарства

    -

    Гомеопатическое лекарственное средство имеет не только «объективную ценность», зависящую от нужд настоящего момента, которую врач-гомеопат должен выявить в ходе гомеопатического обследования больного, чтобы свести к минимуму свои ошибки.

    Гомеопатическое лекарство также имеет «относительную ценность». В монументальной Materia Medica не все лекарства одинаковы по своей ценности. Как и всюду, там существует определенная иерархия ценностей, которую нужно уметь отыскать.

    Лекарственным средствам должна быть дана оценка. Мы должны их оценить как с точки зрения их терапевтического действия, глубина которого варьируется, так и с точки зрения широты их клинического использования.

    Клиническая значимость

    Гомеопатия — это не исключительно симптоматическая терапия. Несомненно, что любое наблюдаемое болезненное проявление является для врача-гомеопата ценным симптомом, т. к. он пробуждает в его сознании мысль об аналогичном соответствии терапевтического порядка.

    В аллопатической медицине масса симптомов, констатируемых каждый день, — не принимается во внимание, т. к. для врача-аллопата они не представляют никакого интереса. Он их не «видит», потому что не может объяснить; они кажутся для него бесполезными. В действительности же, они передают основные индивидуальные реакции больного организма, симптоматически указывая на необходимое для излечения лекарство. Для гомеопата они являются очень ценными показаниями, т. к. предоставляют возможность реальной ориентации на точную и правильную терапию.

    Однако не подумайте, что подбор гомеопатического лекарства обязательно основан на симптоматическом соответствии. Изучение и знание Materia Medica не исключает изучения и знания клиники. Чтобы стать хорошим гомеопатом, нужно, прежде всего, стать хорошим клиницистом.

    Рассмотрим больного с сердечными нарушениями: у него сильное сердцебиение, он страдает от чувства стеснения в груди при малейшем движении. В этом случае назначаются Strophantus или Spigelia.

    Основным показанием для назначения Strophantus является нестабильность кровообращения, выражающаяся чередованием гиперемии головы с переполнением кровью сердца; зрачки то суженные, то расширенные; пульс то медленный, то быстрый.

    Spigelia назначается, главным образом при сильнейшем сердцебиении, заметном даже через одежду, особенно ощущаемом больным, когда он лежит. И у Strophantus и у Spigelia состояние ухудшается при малейшем движении, что проявляется в одышке, появляющейся при ходьбе и при подъеме по лестнице, а больной Spigelia чувствует стеснение в груди, даже сидя или наклоняясь вперед. Ему всегда лучше лежа на правом боку с высоко поднятой головой, он очень страдает от болей в левом соске, иррадиирующих в левую лопатку и левую руку, которые всегда усиливаются во время глубокого вдоха или выдоха.

    Очевидно, что патогенезы этих двух лекарств делает возможным их дифференциацию, но не проще ли в этом случае прибегнуть к клиническому осмотру?

    С помощью Strophantus лечат: сердечную недостаточность, глухие шумы, нерегулярные и быстрые удары сердца; сердечную недостаточность со склонностью к отекам. Типичная некомпенсированная недостаточность митрального клапана. Strophantus особенно показан алкоголикам или больным с никотиновой интоксикацией.

    С помощью Spigelia лечат: усиление шумов, интермиттирующую нерегулярность, проявляющуюся больше в интенсивности шумов, чем в их ритме. Типичное хроническое заболевание сердечных клапанов, миокардит.

    Spigelia соответствует также функциональным нарушениям деятельности сердца рефлекторного происхождения при глистной инвазии. У больного все нормально с сердцем, но внутри у него паразиты. Даже название лекарства хорошо объясняет спектр его действия: Spigelia authelminthica.

    Рассмотрим больного, страдающего внезапными приливами крови к лицу и застоем крови в голове с учащенным сердцебиением. При этой патологии врач-гомеопат сразу подумает о трех лекарствах: Glonoine, Lachesis и Aurum. Основные клинические показания для этих препаратов следующие: постоянное высокое артериальное давление — Glonoine; нарушения в период менопаузы — Lachesis; приобретенный или наследственный сифилис — Aurum.

    Естественно, что гомеопат не выпишет ни одно из этих лекарств только по одному симптому, он отыщет у больного другие характерные симптомы каждого из этих препаратов: Glonoine — сильная и видимая пульсация артерий на голове и шее, пульсация в ушах, пульсация по всему телу; Lachesis — ощущение сжатия головного мозга и торакальной области, мешающие больному переносить даже не очень тугую одежду, ощущение удушья и странгуляции, которое заставляют его внезапно выскакивать из постели, чтобы вдохнуть свежего воздуха у окна, неожиданные кровоподтеки, особенно после сна; Aurum — сильное сердцебиение, вынуждающее больного сидеть, наклонившись вперед; ощущение, будто сердце остановилось на несколько секунд, затем следует резкий скачок сердца с последующим сильным сердцебиением; постоянное ухудшение ночью и стремление к самоубийству.

    Как мы видим, клинический и терапевтический диагнозы тесно связаны между собой, поэтому есть смысл разработать новый метод изучения гомеопатических лекарственных средств, основывающийся на клинике и создать клиническую Materia Medica. Поставленная цель заключается в извлечении из патогенеза лекарства соответствующих клинических синдромов, характеризующихся совокупностью нарушений в соответствии с функциональным или органическим поражением органа. Таким образом более тесно связываются полученные и проверенные нами клинические данные с точно определенным терапевтическим действием.


    Рассмотрим в качестве примера первое лекарство, представленное в гомеопатической Materia Medica — Abrotanum.

    Патогенез Abrotanum соответствует трем клиническим синдромам:

    1. Атрепсия.

    Старческий вид, сморщенное лицо, сморщенная кожа.

    Сильная слабость с очевидным крайним исхуданием.

    Худеет, даже когда много ест.

    Значительное похудение, особенно ног.

    Не может прямо держать голову и твердо стоять на ногах.

    2. Перитонит.

    Живот вспучен с твердыми участками.

    Генерализованная аденопатия.

    Чередование запора и поноса.

    Быстрое похудение.

    3. Хронический ревматизм туберкулезной этиологии.

    Острые боли в ригидных и опухших суставах.

    Болезненные сокращения конечностей.

    Затрудненная мобилизация.

    Ревматизм, чередующийся с поносом.

    Сердечные нарушения с внезапным исчезновением ревматических проявлений.


    Возьмем другой пример: Rhododendron.

    Три области воздействия: нервная система, суставы, яички. Три группы нарушений: сенсорные, функциональные и органические.

    1. Сенсорные расстройства.

    Психический элемент доминирует в патогенезе Rhododendron. Больной боится грозы и грома. Все имеющиеся симптомы обостряются во время грозы. Боли, от которых он страдает, усиливаются всегда при изменении погоды и в грозовую погоду, когда разражается гроза с молниями и громом.

    Боли четко невралгического характера локализуются по ходу тройничного нерва в верхних конечностях и ногах. Правая сторона всегда поражена больше. Боли острые, тянущие и всегда уменьшаются в тепле.

    2. Функциональные нарушения.

    Припухлость суставов с резкой болезненностью. Суставной ревматизм, появляющийся или усиливающийся при изменении погоды, особенно перед грозой. Суставные боли имеют две характерных особенности: они блуждающие и обостряются ночами. Интересный факт: во время болей у больного обильное мочеиспускание, но как только боль исчезает, оно уменьшается.

    3. Патологические изменения. Правое яичко увеличенное, уплотненное и болезненное. Боли ощущаются на уровне двух яичек, они иррадиируют вдоль семенного канатика в брюшную полость. Они имеют блуждающий характер и наиболее выражены справа.

    Чему может соответствовать эта совокупность симптомов с клинической точки зрения? Больной с показаниями Rhododendron страдает, несомненно, нервным артритом неизвестного происхождения (колибактериального, гонорейного или неоплазмического) с особой чувствительностью к грозе, и ревматические боли которого локализуются в яичках.


    Рассмотрим Solidago virga.

    Это лекарство назначается довольно часто. Оно действует на печень, почки, легкие.

    1. Печень.

    Часто горечь во рту. Живот вздут. Боли по обе стороны пупка, усиливающиеся от сильного давления. Склонность к запорам, но также бывает и понос с обесцвеченным стулом. Анализ мочи дает следующие важные симптомы: уменьшение мочевины, наличие желчных пигментов и, иногда, уробилина.

    2. Почки.

    Затрудненное мочеиспускание. Количество отделяемой мочи незначительное. Боли в области почек. Четкая боль при надавливании на уровне реберно-поясничного угла.

    3. Легкие.

    Хронический кашель со слизистым отделяемым. Периодический спазматический насморк. Астма с нарушениями со стороны мочевого пузыря.

    С точки зрения клиники, мы хорошо понимаем «болезнь» Solidago: легкая печеночная- недостаточность с наклонностью к азотемии у больных со склонностью к туберкулезу.

    Любое значительное лекарство может быть изучено подобным способом и «клинически оценено». Результатом этого для врача-практика будет большая надежность в выборе лекарства, основание для назначения которого находит новое объяснение. Наоборот, установление совокупности симптомов лекарства заставляет думать соответственно о клинических симптомах, наличие которых можно было предполагать или смутно догадываться о них, но «неясно представлять».

    Терапевтическая значимость

    Не все лекарства одинаковы по ценности и с терапевтической точки зрения, предлагаемой нам врачебной наукой: одни находятся вверху шкалы, другие занимают только нижние ступени.

    Действие одних препаратов глубокое и длительное — это основные лекарства.

    У других действие поверхностное и недолговечное — это лекарства для острых состояний.

    Первые необходимы для полного преобразования организма, для восстановления больного. Вторые показаны для лечения острых болезненных состояний или нарушений, связанных с травмами, а также пароксизмальных состояний, которые могут появляться в ходе развития хронических заболеваний. Их связывают тесные отношения, которые врач-гомеопат должен знать.

    Лекарство для острых состояний должно всегда дополняться соответствующим основным лекарством, соответствующим ему, чтобы избежать повторения болезненного состояния. В этом случае говорят, что два лекарства «дополняют друг друга». Некоторые лекарства для пароксизмальных состояний определенным образом группируются вокруг основных лекарств. Их показания к назначению обычно дополняют друг друга: образованная таким образом группа препаратов составляет «семейство», род которого определяется основным лекарством, а индивидуумы — менее важными лекарствами.

    Одним словом, если следовать нашему клинико-терапевтическому рассуждению, мы можем установить постоянную связь между каждым образованным таким образом семейством лекарств и одной из пяти хронических интоксикаций, которые мы обычно находим, отдельно или в определенном сочетании, в основе каждой болезни или, лучше сказать, болезненного состояния (токсинные категории).

    Таким образом, мы можем рассматривать совокупность гомеопатических лекарств как настоящую «терапевтическую серию», в которой могут быть описаны: род — токсинные категории; вид — семейства лекарств; индивидуумы — лекарства.

    Вы найдете то же расположение не только в природной классификации животных или растений, но также и в классификации людей. Эта классификация представляет полную аналогию с нашей терапевтической классификацией.

    Дополняющие лекарства, семейства лекарств, токсинные категории образуют в действительности настоящую терапевтическую серию, элементы которой точно соответствуют реакционным модальностям каждого больного и различным этапам каждого заболевания.

    Гомеопатические антидоты

    -

    Гомеопатический антидот — это не то же самое, что антидот в аллопатической фармакопее.

    С точки зрения аллопатической фармакологии, антидот вещества — это агент, борющийся с интоксикацией, вызванной этим веществом, посредством химической нейтрализации. Другими словами, антидот — это противоядие. Интоксикация медью нейтрализуется сульфатом железа, т. к. в этом случае образуется нерастворимое соединение, которое организм не может больше поглотить. Интоксикация фосфором нейтрализуется сульфитом меди и скипидаром, интоксикация мышьяком — солями магнезии и известью и т. д.

    Гомеопатический антидот — это лекарство, нейтрализующее патогенное действие вещества. Это лекарство, которое противодействует другому лекарству. Оно определяется согласно закону подобия, а не закону противоположности. Речь идет не о том, чтобы нейтрализовать вредное или токсическое действие вещества, речь идет только о том, чтобы помешать и остановить действие лекарства, прописанного в слишком высокой потенции или принимаемого слишком долго. Гомеопатический антидот определяется, как и любое гомеопатическое лекарство, в соответствии с симптомами, имеющимися у пациента.

    Рассмотрим основное различие между антидотами аллопатическими и гомеопатическими. При видимом результате или даже продолжая предписанное лечение, врач-аллопат будет увеличивать дозу лекарства в надежде добиться более быстрого результата. Даже если больной жалуется на новые нарушения, которые не связываются в сознании врача-аллопата с клинической причиной болезни, он обычно посоветует больному продолжать лечение. «Раз оно успешно, продолжайте!»

    Рассуждение врача-гомеопата при подобных обстоятельствах совершенно противоположно. Опытного гомеопата всегда настораживает слишком сильное, продолжительное и слишком глубокое действие лекарства, которое он прописывает.

    Действие гомеопатического лекарства не должно вызывать появление никаких новых нарушений, т. к. если оно и не становится вредным в обычном смысле, т. к. бесконечно малая доза никогда не может быть токсичной, оно не может больше быть и полезным, его благотворное терапевтическое воздействие исчерпало себя. Никогда нельзя позволить гомеопатическому лекарству работать сверх необходимого терапевтического действия.

    На практике могут наблюдаться два следствия действия гомеопатического лекарства:

    — если вы добиваетесь результата, прекратите давать лекарство или уменьшите его концентрацию, увеличивая временной интервал между дозами или переходя к более высокой потенции;

    — если появляются новые недомогания, не связанные с клиническим развитием заболевания, прекратите лечение и снова обследуйте больного, чтобы подобрать подобный препарат.

    Показания к назначению

    -

    Антидот должен назначаться при любом медикаментозном ухудшении, являющимся следствием приема лекарств.

    Что понимается под медикаментозным ухудшением?

    Медикаментозное ухудшение — это появление новых нарушений, проявляющихся внезапно или постепенно во время курса гомеопатического лечения. В зависимости от быстроты появления болезненных проявлений различают два случая.

    Внезапное ухудшение

    Внезапное ухудшение может наблюдаться у больных, которым были назначены препараты в высоких потенциях, например Sulphur 9С, Natrum murianicum 9С, Ignatia 9С.

    Рассмотрим следующий случай. Врач-гомеопат назначает пациенту, страдающему гипертонической болезнью, показанный по имеющимся симптомам Sulphur 9С, рекомендуя принять дозу вечером перед сном. На другой день ему звонит жена больного и говорит: «Мой муж как отупевший, у него страшные головные боли, он почти не мочится и не в состоянии встать с постели».

    Это является указанием на то, что врач совершил грубую ошибку. Разумеется, он прописал нужное лекарство, в самый раз подходящее больному, но он прописал Sulphur в потенции 9С, не расспросив больного о состоянии его почек и печени. Под влиянием высокой потенции токсины высвободились, но они не могут быть удалены из-за недостаточного функционирования естественных выводных путей: врач «заблокировал» организм больного, вместо того, чтобы разгрузить его. Ничего этого не произошло бы, если бы врач предварительно сделал анализ крови или мочи. С помощью соответствующего лечения он смог бы активизировать функции печени и почек, проведя таким образом предварительный дренаж, позволяющий вывести токсины.

    Рассмотрим другой случай. Речь идет о старом солдате колониальных войск, у которого, с тех пор как он возвратился в Европу, наблюдается раз в месяц или раз в шесть недель приступ лихорадки. В интервале между приступами он жалуется на частые головные боли. В этом случае врач сразу же подумал о том хинине, который поглотил больной за многие годы, перенасытив им свой организм, и выписал дозу Natrum muriaticum 9С. На следующий день больной слег в постель с ужасной цефалгией, какую он еще никогда не испытывал, он с трудом мочится и жалуется на сильное чувство голода.

    Разумеется, в последующие дни все приходит в норму и в дальнейшем приступы лихорадки наблюдаются все реже и все слабее и уже не повторяются головные боли, но врач смог бы избежать подобной тягостной для больного реакции, не начиная лечения с высоких потенций, действие которых он не мог не знать.

    Другой случай. Вы часто встречаете больных, у которых обнаруживаются характерные симптомы Ignatia. Никогда никакое лекарство вам не казалось столь показанным. Но будьте осторожны и не забудьте спросить: «Принимали ли вы стрихнин?» В основном, ответ отрицательный. Продолжайте выяснять, какие другие патентованные фармацевтические средства мог еще принимать больной. Таким образом, вы быстро узнаете, злоупотреблял ли больной стрихнином, который ему назначали, чтобы «поднять на ноги».

    Никогда не давайте Ignatia 9С подобному больному. Сразу же появится целый ряд нарушений, драматичный вид которых испугает родственников больного, навсегда отвратив их от гомеопатии.

    Я вспоминаю об одной больной, которая спустя несколько часов после приема Ignatia 9С, находилась в чрезвычайно возбужденном состоянии, совершая спазматические движения головой и конечностями, с ригидностью затылка, контрактурами мышц конечностей, с тремором и судорогами. Потом произошла настоящая нервная разрядка, после чего она почувствовала себя лучше, как будто бы одним махом освободилась от всего стрихнина, который поглощала в течение ряда лет.

    Можно привести еще множество подобных примеров. Важно, чтобы врачи знали возможность появления подобных ухудшений, которых они могут избежать. Достаточно дать Nux vomica 5С и Berberis 5С больному с симптомами Sulphur, чтобы у него не было никакого первичного ухудшения. У нашего малярийного больного не было бы никаких неприятностей, если бы он принял заранее Helianthus annus 7С или если за дозой Natrum muriaticum тотчас бы следовала доза Silicea 5С Что касается больной Ignatia, то Pulsatilla 5С, принятая вовремя, смогла бы почти сразу же устранить появившиеся нарушения и вывод стрихнина осуществился бы безо всяких осложнений.

    По правде говоря, все эти случаи не являются результатом медикаментозного ухудшения. Описанные расстройства соответствуют только реакциям больного, вызванным препаратом в высокой потенции. Это является проявлением «криза выведения», резко спровоцированного лекарством в высокой потенции (7С или 9С). Лекарства, выписываемые вами для уменьшения этого действия, такие, как Nux vomica, Berberis, Silicea, Helianthus, Pulsatilla, не являются настоящими антидотами. Они не нейтрализуют действие данной один раз микродозы, они, наоборот, помогают ей, облегчая выведение высвобожденных токсических веществ, действуя как дренажные средства.

    Поэтому, если в начале гомеопатического лечения врач наблюдает (после приема лекарства в высокой потенции) бурную реакцию, не рассматривайте эти проявления как ухудшение, но как полезное, благотворное действие, драматизма которого можно было избежать, если бы вы заранее провели дренирование вашего больного назначением соответствующих препаратов. Интенсивность реакций показывает, что врач-гомеопат попал в точку, что он не ошибся в предписании лекарства. Постарайтесь всегда предупредить ваших больных, особенно новичков, которые никогда не прибегали к гомеопатическому лечению, о возможных первичных ухудшениях состояния.

    Часто пациенты бывают, и не без основания, так напуганы этим первичным ухудшением, что тотчас прекращают лечение. Они испытывают больше страданий, когда им не помогают лекарства, призванные помочь выведению освобожденных токсинов в результате действия основного лекарства, прописанного в высокой потенции. На практике резкого медикаментозного ухудшения почти всегда можно избежать. Оно является результатом погрешности врачебной техники: отсутствие предварительного дренажа организма с сильной интоксикацией. Nux vomica, назначенный после Sulphur, Hydrastis после Thuja и т. д. играют роль дренажных факторов, обеспечивая таким образом выход токсинов, освободившихся в результате действия основного гомеопатического лекарства.

    Прогрессирующее ухудшение

    Истинное медикаментозное ухудшение будет всегда прогрессирующим. Оно появляется после длительного назначения гомеопатического лекарства в следующих случаях:

    — слишком частое повторение лекарства в высокой потенции;

    — слишком длительное применение лекарства в низкой потенции.

    Частое повторение лекарства в высокой потенции

    Высокие потенции (7С, 9С) действуют как аутовакцины. При введении человеку аутовакцины вначале отмечают фазу ухудшения, затем фаза улучшения, длящуюся какое-то время, затем снова появляется незначительное ухудшение, и именно в этот момент, когда действие аутовакцины кажется законченным, нужно произвести новую инъекцию. В этом случае фаза ухудшения будет короче, фаза улучшения продолжительней и, именно благодаря постепенным этапам, добиваются желаемого иммунитета.

    Действие препарата в высокой потенции протекает примерно таким же образом. Отрицательная фаза соответствует псевдоухудшению, описанному нами ранее, затем появляется положительная фаза, проявляясь состоянием благополучия, эйфории, длящейся довольно продолжительное время в зависимости от лекарства, как правило, 10–12 дней, после чего больной, кажется, возвращается к своему предыдущему состоянию.

    Тогда дается вторая доза препарата в высокой потенции, и после более короткой фазы ухудшения, о которой больной часто не имеет никакого представления, наступает более продолжительная фаза улучшения, длящаяся от 15 до 20 дней.

    Именно таким образом, повторяющимися дозами одного и того же лекарственного средства, прописываемого все с более и более длительными интервалами, вы сможете постепенно «восстановить» своего больного.

    Такова обычная практика гомеопатического лечения, от которой врач-гомеопат не должен отходить. Вы легко поймете, что, если вы будете повторять дозу Sulphur 9С каждый пятый день, не ожидая окончания действия каждой дозы, вы нанесете вред здоровью вашего больного.

    Отрицательная фаза от действия первой дозы лекарства в высокой потенции еще не закончена, но уже дается вторая доза, действие которой препятствует появлению фазы улучшения и таким образом нейтрализует положительное действие первой дозы[32]. Очевидно, что, если врач заставит своего больного принять — как это, к несчастью, делают некоторые врачи, называющие себя гомеопатами, — высокие потенции Sulphur, Lycopodium, Thuja, Lachesis, чередуя их все каждые 4–6 дней, он поступит необдуманно. Все это похоже на то, как если бы врач наносил своему бедному больному множество ударов кулаком то с одной стороны, то с другой. В этом случае появляется множество дополнительных болезненных состояний, требующих прерывания лечения и назначения нового лекарства, способного приостановить пагубное действие этих неуместных назначений.

    На практике вы иногда встретите больных, которые приходят к вам «в последний раз», как говорят они, «потому что гомеопатическое лечение не принесло результатов», но вызвало серию странных, испугавших их явлений. Расспрашивая их, вы узнаете, что они принимали дозы Sulphur 9С пять или шесть раз за 15 дней или аналогичные, так же часто повторяющиеся дозы Lachesis 9С или Lycopodium 9С.

    В качестве иллюстрации вышесказанного рассмотрим следующий пример.

    Пусть это будет больной с показаниями к назначению Lachesis, которому врач и дает каждые 3 или 4 дня дозу Lachesis 7С. Неопытный врач думает, что при более частых повторениях будет более быстрый результат, но опытный наблюдатель сразу же станет констатировать усиление симптомов, на основании которых был назначен, — и совершенно правильно — Lachesis.

    Больной становится слишком предрасположенным к приливам крови — у него уже были приливы крови — его лицо всегда багровое, заметно биение сонной артерии. Ощущение странгуляции Lachesis, проявляющееся только в жарком помещении или утром, становится постоянным и превращается мало-помалу в ощущение сжатия, такое выраженное, что пациент не может даже глотать. Все происходит, в общем, так, как если бы вы присутствовали при резком обострении обычных симптомов Lachesis, становящихся более острыми, сильными, более «объективными». Показания Lachesis уступает место показаниям Belladonna. Belladonna — это, действительно, гомеопатический антидот Lachesis.

    Таким образом, Sulphur может быть антидотом Pulsatilla, Lycopodium — антидотом China и т. д., когда в усилении болезненных симптомов, вызванных повторными приемами высоких потенций, врач узнает симптомы Pulsatilla или Lachesis.

    Я вспоминаю, как 20 лет назад меня позвали на консультацию к больному, которому давали повторяющиеся дозы Lycopodium 7С. Спустя несколько часов после 3-ей дозы у него появился такой метеоризм, что его живот утроился в объеме и он не мог вынести малейшего прикосновения — обруч ограждал его живот от простыней; его обычная раздражительность так усилилась, что теперь он не мог переносить ни малейшего шума, малейшего толчка: внезапно закрывающаяся дверь заставляла его вскакивать с постели. Клинически у него были все симптомы кишечной непроходимости. Состояние быстро нормализовалось, благодаря приему China и Lycopodium. Вы знаете отношения, объединяющие China и Lycopodium. Оба оказывают разрушающее действие на печень, но в патогенезе China более резко выражены обычные симптомы Lycopodium. China — это гомеопатический антидот Lycopodium.

    Этот простой пример показывает, как можно изучить прогрессирующее обострение болезни во время лечения, при котором слишком часто повторялись высокие разведения гомеопатических полихрестов.

    Длительный прием лекарств в низкой потенции

    Любой врач-аллопат знает, что может вызвать «медикаментозное обострение», если ежедневно в течение длительного времени будет давать больному 20 или 30 капель основной настойки какого-нибудь лекарственного средства. Врач-гомеопат получит аналогичный результат, если будет слишком долго применять гомеопатическое лекарство в потенции 7С или 6С. Вы не обнаружите явлений интоксикации, нет, но будете констатировать усиление симптомов, на основании которых вы прописали лекарство.

    Bryonia, снявшая в начале боль у вашего больного, кажется, больше не действует; Drosera, которая вроде бы уменьшила кашель у больного коклюшем ребенка, не дает больше результата. Почему? Потому, что вы не соблюдали главного правила, доминирующего над всем гомеопатическим предписанием: необходимо сделать интервал в приеме лекарства сразу же, как появился результат.


    Однако не следует думать, что нужно применять гомеопатические лекарства только в тех потенциях, которые приведены в этой книге.

    Указывая величину потенции, я лишь указываю, какие — высокие, средние или низкие — потенции следует использовать в том или ином случае.

    Старые гомеопаты имели привычку говорить: гомеопатия действует «omni dosi» т. е. независимо от величины дозы. И они были правы при условии, однако, что лекарство подобрано правильно, что характерные симптомы лекарства подобны конкретным симптомам болезни. Вы можете найти в сочинениях Кента (Kent) и его учеников прекрасные примеры случаев выздоровления благодаря высокому, один раз данному, разведению. Купер (Cooper) описывает блестящие результаты, достигнутые единственной каплей основной тинктуры Scrophularia nodosa или Condurango, принимаемой каждые 15 дней. Но у всех авторов вы найдете мудрый совет не злоупотреблять гомеопатическими средствами, какой бы потенцией вы не пользовались, не назначать более одного препарата за раз и избегать частого повторения доз.

    Если повторение высоких потенций вызывает серию «несвоевременных шоков», способствующих усилению деритмии пациента и разладу его внутреннего состояния, повторение низких разведений и, тем более, основных тинктур, сразу же «добавляет» к действию болезни действие выписанного без разбора лекарства в материальных дозах или пролонгированного действия[33].

    Как понимать гомеопатические антидоты?

    -

    Гомеопатический антидот определяется клиническим синдромом, появляющимся во время массивной и длительной абсорбции гомеопатического лекарства.

    Этот синдром добавляется к совокупности патогенетических расстройств, вызванных болезнью пациента — острой или хронической. Одной-единственной дозы лекарства-антидота бывает достаточно, чтобы явления, появляющиеся в результате чрезмерного действия препарата, применяемого в течение слишком долгого времени.

    Лекарство-антидот — это обычно лекарство, патогенез которого содержит симптомы, подобные симптомам, обычно вызываемым упомянутым средством, и которые определяют его гомеопатическое использование при этом пароксизмальном состоянии.

    Несколько примеров позволят вам быстро понять смысл определения гомеопатического антидота.

    Alumina

    Представьте себе больного, которому врач давал какое-то время Alumina из-за запоров с сухим, твердым, с трудом выходящим стулом. Почему испражнения пациента Alumina сухие? Из-за сухости слизистых оболочек, таких же сухих, как и кожа. Но если испражнения бывают иногда твердыми, они также могут быть мягкими. Если от них трудно освободиться, то это потому, что у них глинистая консистенция, они выходят и возвращаются обратно в прямую кишку, так что больной часто вынужден помогать себе пальцем. К сухости слизистых оболочек и кожи добавляется еще сухость глотки.

    Alumina не относится к быстродействующим лекарствам, она действует длительно. Но предположим, что после улучшения, продолжающегося определенное время, больному стало хуже: запор появился снова и с теми же симптомами, что и раньше — испражнения сухие и твердые, но к этому добавились еще другие симптомы. Например, сильная жажда, тогда как раньше он такой жажды не испытывал; кожа стала жирной, желтушного цвета. Больной боится даже пошевелиться, так как боли усиливаются от движения.

    Основным лекарством, нейтрализующим действие Alumina, является Bryonia. Вы увидите впоследствии, что ее патогенез соответствует пароксизмальному хроническому состоянию, представленному пациентом Alumina.

    Antimonium crudum

    Возьмем другое лекарство: Antimonium crudum. Вы знаете характерный симптом этого лекарства: боли в животе после переедания (идет ли речь о ребенке или о взрослом), которые характеризуются следующими объективными симптомами: на языке плотный, белый, как молоко, налет; появляются позывы к рвоте, часто с рвотой; в уголках рта трещинки; обильное слюнотечение и особенный понос — полужидкий полутвердый. Печень увеличенная и твердая. Вот краткая картина желудочного расстройства, соответствующего Antimonium crudum.

    Предположим, что врач дает больному это лекарство в разведении от 3С до 6С уже длительное время, тогда как хватило бы одной или двух доз для выздоровления; вначале будет наблюдаться улучшение, затем последует ухудшение здоровья, проявляющееся другими симптомами того же порядка, что и симптомы Antimonium crudum, но более выраженными. Усилится слюнотечение, появится металлический и немного солоноватый привкус; язык, вместо белого налета, будет покрыт желтым, более плотным налетом и на нем будут оставаться отпечатки зубов. Если вы осмотрите рот, то заметите небольшие афты, что указывает на глубокое изменение состояния пищеварительного аппарата; слизистая оболочка затронута, вы заметите маленькие язвочки неодинаковой формы. У больного отмечается рвота и боли в области печени. Что касается кишечника, испражнения не будут состоять из двух частей — жидкой и твердой, но стул весь будет жидкий и зеленоватого цвета. Когда больной идет в уборную, у него впечатление, что он никогда не сможет до конца совершить акт дефекации, он испытывает тенезмы и будет тужиться, как будто в прямой кишке у него что-то осталось.

    Это характерные показания для назначения Mercurius — антидота Antimonium crudum.

    Antimonium tartaricum

    Рассмотрим другое лекарство — Antimonium tartaricum. Теоретически можно сказать, что у Antimonium tartaricum симптомы развиваются над диафрагмой, тогда как симптомы Antimonium crudum развиваются под диафрагмой. Это прием мнемотехники, позволяющей лучше запомнить различия патогенезов двух лекарств.

    Симптомы Antimonium tartaricum следующие: у больного кашель, ему тяжело дышать, дыхание шумное. При осмотре отмечаются диссеминированные хрипы повсюду, больной отхаркивает, но немного, он задыхается от мокроты, которую с трудом может сплюнуть. Кашель проявляется сильнее ночью, особенно около трех часов, и вынуждает его сидеть в постели, но не наклоняясь вперед, как это делает пациент Kali carbonicum.

    Другой небольшой объективный симптом Antimonium tartaricum: ноздри трепещут, широко открыты, движения их синхронны с дыхательными движениями. Я вам подскажу еще другой симптом: ужасная сонливость.

    Какое лекарство давать при обострении симптомов Antimonium tartaricuml Состояние уже и так довольно тяжелое, т. к. пациент задыхается и имеется неярко выраженный цианоз. В Materia Medica есть лекарство, патогенез которого соответствует отеку легкого с клинической точки зрения. У больного непрерывный кашель, удушающий, длящийся всю ночь. При аускультации слышны частые, очень диссеминированные хрипы без всякого отхаркивания. Если отхаркивание возможно, то мокрота часто с кровью. Однако если врач будет длительное время прописывать Antimonium tartaricum, то появятся кровянистые прожилки в мокроте и другие симптомы Ipecacuanha, и не нужно вспоминать о тошноте и геморрое, вызываемых ею, нужно вспомнить о чрезвычайно быстрой блокаде легкого.

    Когда врач входит в комнату такого больного, его поражает тяжелое дыхание и кашель, напоминающий кашель Phosphorus; но у пациента Phosphorus кашель сотрясает все тело больного, у него температура и ограниченные гиперемированные участки, а у Ipecacuanha нет частых хрипов по всему легкому и, если мокрота отходит плохо, то тошнота постоянная с обморочным состоянием и холодным потом.

    Ipecacuanha — антидот Antimonium tartaricum.

    Но не нужно думать, что существует единственный антидот для данного лекарства. Так, мы можем взять Antimonium tartaricum и противопоставить его другому лекарству.

    Одной из характеристик Antimonium tartaricum является сонливость. Если врач будет давать часто и долго Antimonium tartaricum в низких разведениях при ухудшении бронхопневмонии или пневмонии, то вы получите симптомы, на основании которых было прописано это лекарство.

    Пациент настолько слабый, что постоянно находится в сонном состоянии, из которого его трудно вывести, дыхание шумное, как у пациента Antimonium, но более глубокое потому, что оно хрипящее. Он будет багровым, сонным, обессиленным, почти в коме, и, тогда как при Antimonium tartaricum пульс учащенный, теперь он слабый и еле прощупывается. Это показания для назначения Opium.

    Antimonium tartaricum может иметь два антидота, в зависимости от эффектов, получаемых от его применения.

    Arsenicum album

    Продолжим наше исследование и возьмем хорошо известное лекарство — Arsenicum album. Какие лекарства можно использовать в качестве антидотов при ухудшении состояния вследствие приема Arsenicum album?

    Arsenicum album, например, показан при приступах астмы, чувстве стеснения в груди, появляющихся при малейшем физическом напряжении: подъеме по лестнице, совершении какого-нибудь жеста и т. д. Небольшой симптом Arsenicum album — утром, как только больной повернется в своей постели, его сердце начинает быстрее биться; пульс утром более частый, чем вечером. Приступ астмы появляется обычно между полуночью и 3 часами ночи, и, вместо того, чтобы сесть в постели, как это делает пациент Antimonium tartaricum, больной поднимается и идет к открытому окну, чтобы подышать свежим воздухом. Кашель сухой, раздирающий; мокрота пенистая и в то же время больной страдает от жгучей боли в верхней трети правого легкого, которую можно успокоить только теплыми компрессами. Пациент пьет холодную воду небольшими порциями, но часто, и через некоторое время у него появляются позывы на рвоту. Он постоянно находится в возбужденном состоянии со страхом смерти.

    Представим теперь, что одышка этого больного после временного улучшения возобновляется, легкое полностью блокировано, пациент не может больше ни дышать, ни отхаркивать, у него повсюду диссеминированные хрипы и постоянное удушье, кашель затяжной, особенно по ночам — какое же лекарство нейтрализует в этом случае действие Arsenicum album? Это будет Ipecacuanha. Так же, как она была антидотом Antimonium tartaricum, также она будет антидотом Arsenicum album.

    Это следует хорошо знать, чтобы избегать чередования двух лекарств, противоположных друг другу. Если в один день врач прописывает Ipecacuanha и Arsenicum album в чередовании, не нужно удивляться, что он не получает никакого результата. Показанным может быть только одно из этих лекарств: или Ipecacuanha или Arsenicum album, или Antimonium tartaricum. Только тогда, когда врач будет назначать каждое из этих лекарств по отдельности, руководствуясь точными показаниями, он избежит риска быть вынужденным искать средство для нейтрализации своего собственного лечения, и, как только станет заметно улучшение, то вместо того, чтобы повторить или увеличить дозу, следует перейти от 6 к 12 делению или от 12 к 30 с достаточными интервалами.

    Таким образом врач избежит возможного ухудшения и не возникнет больше вопроса, стоит или не стоит использовать гомеопатические антидоты.

    Представим теперь больного, которого уже лечат уколами какодилата натрия, и вследствие этого лечения у него поражена печень, пожелтело лицо и т. д., в общем, налицо незначительные симптомы отравления мышьяком. В этом случае ему не поможет Ipecacuanha, т. к. у него нет симптомов, характерных для этого препарата, но из-за жгучих болей, возбужденного состояния по ночам, из-за его желания найти местечко попрохладнее, из-за его угнетенного состояния и усталости врач даст ему единственное лекарство, показанное при этом состоянии — Sulphur, который обезвредит пагубные последствия интоксикации мышьяком.

    Теперь подумайте о Sulphur 5С или 7С для вашего больного, отравленного инъекциями какодилата натрия. Подождите несколько дней, прежде чем заново, путем тщательного обследования подобрать ему необходимое для излечения лекарство.

    Chamomilla

    Существует растение, которое часто используют и как целебный настой, и как лекарство: Chamomilla. Ромашка сыграет в конце концов скверную шутку с тем, кто ею злоупотребляет. Некоторые люди с плохим пищеварением, выпивая чашечку отвара после приема пищи или в интервале между приемами, находятся в состоянии нервного возбуждения, у них изменяется характер болей, а возбудимость усиливается до такой степени, что иногда бывает трудно различить в наблюдаемой клинической картине симптомы, вызванные действием поглощаемого ежедневно отвара ромашки, и симптомы, принадлежащие собственно заболеванию пациента.

    У больных усиливаются, главным образом, боли в животе, они страдают от колик с отхождением газов, что, однако, не облегчает состояния, а боли заставляют сгибаться вдвое. Появляется понос зеленого цвета с характерным запахом тухлых яиц. Больной раздражен, обидчив, жалуется на все. Вскоре его состояние изменяется. Если это ребенок, требовавший ранее, чтобы его постоянно носили на руках, или взрослый, хотевший ездить на машине, то теперь он не хочет даже двигаться, он не может переносить ни автомобиль, ни поезд. Если он двигается, особенно если едет в машине, то у него возникает тошнота, боли в животе, как если бы острые камни бились внутри друг о друга. Боли сопровождаются поносом: испражнения больше не зеленоватые, а желтоватые, и стул бывает или утром, или когда он начинает ходить; в то же время он испытывает ощущение все увеличивающейся слабости. Это четкие показания для назначения Cocculus. И действительно, Cocculus — превосходный антидот ромашки, принимаемой в виде настоя в течение длительного времени.

    Предположим, что речь идет о больном, страдающим непереносимостью боли и бессонницей; в этом случае антидотом Chamomilla будет Coffea.

    Предположим, что речь идет о женщине или беспокойном ребенке, которому вы прописали Chamomilla и получили хорошие результаты. Если вы будете продолжать рекомендовать это лекарство, то ваш беспокойный пациент станет очень неприятным и чувствительным, плачущим из-за пустяков; сейчас он хочет игрушку, через минуту она ему уже не нужна — это характер Chamomilla (в то время как окружающим кажется, что какая-то вещь ребенку вредна, ребенок просит ее и она ему нравится, и, что парадоксально, приносит ему пользу). Все это явления нервной неустойчивости, требующей назначения Ignatia.

    Cocculus, Coffea и Ignatia — вот три основных антидота Chamomilla[34].

    Ferrum

    Это обычно используемое в аллопатической медицине лекарство очень часто смущает наших пациентов: «Как же так, Вы выписали мне железо?» При анемии обычно назначают протоксалат железа или железосодержащее драже. И такие пациенты приходят потом на прием не с симптомами какого-то заболевания, а с симптомами лекарственной интоксикации. Это симптомы полезно знать, т. к. они позволяют врачу-гомеопату быстро подобрать соответствующий антидот.

    Основные показания, по которым обычно назначают препараты железа в аллопатической медицине, и, особенно, в гомеопатической — резкие чередования покраснения и бледности лица, бледность слизистых оболочек. Тщательно осматривая больного Ferrum, вы заметите легкое улучшение от холодных вещей, например, если у него болят зубы, ложка холодной воды облегчит боль; впрочем, такой человек испытывает постоянное желание поесть хлеба с маслом.

    Заметьте эти два незначительных симптома: зубная боль, уменьшающаяся от холодной воды и постоянное желание хлеба с маслом. Первый симптом характерен для Pulsatilla, но зато Pulsatilla не может терпеть жирные продукты, особенно масло. Хотя ребенок Ferrum не будет завтракать, но съест четверть фунта масла с хлебом в 4 часа дня, он будет постоянно хотеть только масла и хлеба. Поэтому у него появятся нарушения пищеварения, причина которых единственная: чрезвычайное употребление жирных продуктов.

    С другой стороны, больной Ferrum испытывает чередование ненасытного голода с полной анорексией и эта изменчивость снова заставит подумать о Pulsatilla, у которой «все изменчиво». Другим интересным симптомом Ferrum является ночное обострение. После полуночи у больного начинается рвота пищей, которую он съел в полдень — это запоздавшая рвота; у него также бывают поносы, главным образом, непереваренной пищей.

    Что же происходит с пациентом Pulsatilla? Здесь рвота наблюдается как ночью, так и днем и, что характерно, у больного полностью отсутствует жажда. Рвота содержит пищу, съеденную уже очень давно, — симптом, принадлежащий и Ferrum. Наконец, у Pulsatilla понос бывает тоже ночью, что, однако, не мешает больному иметь жидкий стул и днем, но, тем не менее, он не имеет никогда ни той консистенции, ни того вида, ни даже того цвета.

    Я мог бы еще долго продолжать противопоставление патогенезов Ferrum и Pulsatilla. Если у Ferrum все изменчиво только со стороны органов кровообращения, то у Pulsatilla все изменчиво со стороны всех органов: нервной системы, дыхательной, циркуляторной и т. д. Больной Ferrum чувствительный, он краснеет при любой эмоции, больной же Pulsatilla плачет по пустякам. Существуют совершенно одинаковые симптомы в патогенезах обоих лекарств, например, люмбаго. У Ferrum это отражается болью в почках ночью, больной должен встать и медленно ходить, т. к. он испытывает облегчение при медленной ходьбе; больной Pulsatilla предпочитает быть на свежем воздухе и совершать длительные прогулки. Между этими двумя модальностями нужно провести параллель.

    Ferrum: облегчение от легкого движения и небольшой прогулки медленным шагом.

    Pulsatilla: улучшение от длительных прогулок по свежему воздуху.

    Боль в почках у Pulsatilla облегчится, если лечь на бок и усилится при лежании на спине; боль Ferrum облегчается в положении стоя.

    Вы видите, какие отношения существуют между этими двумя лекарствами. Pulsatilla, демонстрирующая преувеличение всех симптомов Ferrum, которые проявляются в основном со стороны органов кровообращения, тогда как Pulsatilla представляет более обширное воздействие, но которое всегда характеризуется переменчивостью.

    Mercurius

    У Mercurius очень много антидотов, интересных для изучения. Изучая их, вы поймете, как можно свести к минимуму во время лечения первичные ухудшения от действия гомеопатических лекарств, необходимых для лечения больного.

    Психический симптом, который преобладает у больного, принимающего препараты ртути, — это замедленность его мышления, и вы это заметите сразу, как только он переступит порог вашего кабинета. Напрасно вы будете его торопить, изводить вопросами, он все равно будет отвечать вам медленно. Вы его спрашиваете: «Сколько вам лет?» Поколебавшись, он ответит: «Сорок два». — «Какими болезнями вы болели?» Через несколько минут: «Ветрянкой». Затем, еще через несколько минут: «Скарлатиной» и т. д.

    Эта медлительность очень характерна для сифилитиков, которых лечили ртутью в аллопатических дозах. У таких больных вы всегда найдете этот лекарственный симптом: полусонное сознание, больному лень отвечать на поставленные вопросы. Существует другой характерный симптом: они не могут выносить яркого света, хотя Mercurius является очень ценным лекарством для кинематографистов, которые вынуждены работать при ярком освещении. Mercurius corrosivus особенно хорошо излечивает конъюнктивиты у артистов кино.

    У больных Mercurius отмечается зловонный запах изо рта и при осмотре вы заметите отпечатки зубов на языке, который покрыт желтоватым налетом. С другой стороны, вы заметите симптомы стоматита: десны опухшие и болезненные при пальпации, афты и маленькие язвочки могут наблюдаться или на внутренней стороне щек, или на деснах. Вы можете отметить также острую ангину со склонностью к нагноению.

    Представьте себе, что состояние обостряется. Связано ли это с ртутной интоксикацией, или с тем, что болезнь развивалась, минуя стадию Mercurius, но вы теперь видите перед собой больного с чрезвычайной чувствительностью к надавливанию (пациент Mercurius не был особенно чувствительным), со склонностью к нагноению десен (гной пополам с кровью), с более выраженной болью в горле, как будто в гландах заноза или острый предмет. То есть появляются показания для назначения Hepar sulphur.

    Неважно, из-за какой из перечисленных выше причин ухудшается состояние, в любом случае вы отмечаете глубокие язвочки с характерными болями, с ощущением чего-то колющего или занозы при малейшем ощупывании. Они более красные в центре, чем на периферии, что является противопоказанием к назначению Mercurius: у них вид бифштекса с кровью; общее состояние очень тяжелое. Это ясное показание pjui Nitricum acidum.

    Hepar sulphur и Nitricum acidum — это не только антидоты при интоксикации ртутью на различных стадиях, они также лекарства, которые «дополняют» Mercurius, когда его действие истощается или когда последний не смог подействовать, так как его слишком поздно прописали.

    Вы видите, что, изучая гомеопатические антидоты, мы также изучаем тесные связи, которые существуют между различными лекарствами. Эти связи полезно знать, т. к. они помогают врачу в выборе лекарства. Во время войны, в госпитале, которым я руководил, я лечил солдат, подвергнувшихся газовой атаке: состояние одних, пораженных слезоточивым газом (при котором назначение Sabadilla оказывает превосходное действие), облегчалось с помощью Pulsatilla, а состояние пораженных ипритом быстро улучшилось, благодаря применению Hepar sulphur — гомеопатического антидота веществ, входящих в состав иприта.

    Гомеопатические антидоты




    Фактически, гомеопатический антидот — это «лекарство, быстро нейтрализующее действие предыдущего лекарства», действие, перешагнувшее порог полезности, перешагнувшее границы терапевтического воздействия и вызвавшее совокупность физических или субъективных, функциональных или сенсорных нарушений, которые иногда имеют драматические последствия, когда они вызывают тяжелые состояния или органические поражения, ставящие жизнь пациента в опасность.

    В случае, который известен как «ухудшение вследствие медикаментозного лечения», вы должны, с помощью ваших собственных методов обследования, найти в Materia Medica необходимое лекарство-антидот. Точное знание Materia Medica дает практикующему врачу-гомеопату полную уверенность в правильности своих действий, т. к. он всегда может эффективно нейтрализовать нежелательные последствия действия гомеопатического лекарства, независимо от причины.

    Несовместимость гомеопатических лекарств

    -

    В любом общественном коллективе и даже в сообществе животных одних людей тянет к другим; некоторые, наоборот, не могут ужиться друг с другом или понять друг друга и при малейшем контакте возникают споры и конфликты. Так же дело обстоит и с гомеопатическими лекарствами. Некоторые не могут вместе уживаться или, вернее сказать, не могут «сочетаться».

    Говорят, что существует «несовместимость», когда взаимные действия двух лекарств диаметрально противоположны. Эти лекарства, находящиеся в «состоянии вражды», никогда не должны назначаться вместе или в чередовании. Из-за того, что они действуют по-разному, наступает расстройство жизненной силы, проявляющееся в различных болезненных состояниях, которые заставляют страдать больного, компрометируют гомеопатическую медицину и подрывают репутацию лечащего врача-гомеопата.

    Знание несовместимых между собой гомеопатических лекарственных средств необходимо практикующему врачу-гомеопату. Оно избавит его от многих неприятностей в его практике и объяснит точную причину неудач, которые он не смог объяснить.

    Общие несовместимости

    Всегда нужно учитывать, что некоторые вещества вредны для гомеопатического лечения, что их употребление ослабляет или полностью нейтрализует действие гомеопатических лекарств.

    Основные из них:

    — кофе;

    — уксус;

    — мята;

    — ромашка;

    — камфора.

    В большинстве случаев, они не полностью нейтрализуют действие лекарства, а лишь ослабляют или уменьшают объем действия. В некоторых особых случаях, они радикально вредят терапевтическому воздействию: вещество как бы действительно оказывается антидотом назначенного лекарства.

    Asterias rubens, Caulophyllum — кофе;

    Ignatia, Nux vomica — кофе;

    Tabacum — уксус;

    Causticum — ромашка;

    Benzoicum acidum, Zincum — вино;

    Bromium — соль;

    Arum triphyllum — сыворотка и кислоты.

    Эти взаимозависимости легко запомнить. Скажем, Asterias rubens, Caulophyllum, Ignatia и Nux vomica не будут действовать, если больной будет продолжать пить кофе. Не забывайте следить за диетой ребенка, который принимает Arum triphyllum, т. к. лимонад или молочная сыворотка помешают действию прописанного лекарства и вы не добьетесь результата.

    Особая несовместимость

    -

    Большой интерес представляют «враждебные» отношения, существующие между некоторыми лекарствами, которые делают невозможным их совместное назначение из-за изменений, происходящих вследствие их взаимных терапевтических воздействий и нарушений, которые они могут вызвать в организме.

    Вот список этих несовместимых друг с другом гомеопатических лекарственных средств.



    Ammonium carbonicum и Lachesis

    Ammonium carbonicum, карбонат аммония, является химическим веществом, тогда как Lachesis — змеиный яд. Изучим их действие и тогда мы ясно увидим, почему они несовместимы[35].

    У пациента Ammonium carbonicum ухудшение состояния происходит обычно в сырую погоду, ночью, около 3 часов ночи, а улучшение наступает от тепла.

    У пациента Lachesis, наоборот, ухудшение утром, при изменении погоды и из-за жары. Это последнее ухудшение и ухудшение вследствие действия прямых солнечных лучей характерны для данного лекарства. Пациенту лучше на свежем воздухе и после истечений. Это не является соответствующей модальностью, противоположной Ammonium carbonicum, который совершенно отличается относительно могущих произойти истечений.

    Основной характеристикой Ammonium carbonicum со стороны психики и нервной системы является склонность к обморокам: пациент вынужден носить с собой флакончик с нюхательной солью, т. к. каждую минуту он может потерять сознание.

    Пациент Lachesis совершенно не думает, что ему может стать плохо, но у него особое нервное состояние, что-то вроде маниакальной одержимости: религиозная мания, мания преследования. Обморочное состояние у него бывает очень редко, только во время острой сердечной недостаточности или при кровотечении.

    Пациент Ammonium carbonicum все время сонный; Lachesis, наоборот, всегда находится в состоянии сильного возбуждения, что проявляется в чрезмерной болтливости.

    Вы уже видите огромный контраст, существующий между этими двумя лекарствами. При детальном изучении вы заметите у пациента Ammonium carbonicum чувство боли в голове, распирания, как будто она сейчас лопнет, и это ощущение бывает особенно сильным по утрам.

    У пациента Lachesis вы заметите не только ощущение переполнения, но и прилив крови к голове и нарушения со стороны кровообращения с покраснением лица. Эти нарушения наблюдаются как утром, так и вечером, но особенно после пребывания на солнце. Особенно отмечают приливы крови к лицу в период менопаузы или при отсутствии менструации.

    Симптом, общий для двух препаратов: кровотечения. Кровотечения Ammonium carbonicum черной кровью со сгустками, оно может появиться в любой момент и из любого естественного отверстия. Кровотечения Lachesis тоже из естественных отверстий, черной со сгустками кровью, но сгустки разложившиеся и имеющие особый вид: рубленой соломы. Кровь очень неприятно пахнет. Характерное кровотечение Ammonium carbonicum — это носовое кровотечение во время умывания лица, особенно по утрам. Носовое кровотечение Lachesis не представляет ничего особенного, но у пациента Lachesis часто наблюдаются кровоподтеки, синяки, внезапные кровотечения, пурпуры, петехии, т. е. то, чего вы не найдете у Ammonium.

    В патогенезе обоих препаратов имеется геморрой: геморрой, обостряющийся во время месячных — Ammonium carbonicum; улучшающийся во время месячных — Lachesis. Заметьте, как только у больной Lachesis начинаются месячные, ей тотчас становится лучше. Какова особенность геморроидальных шишек у Lachesis с объективной точки зрения? Они пурпурные, синеватые, иногда черноватые.

    Итак, налицо различие между двумя лекарствами, как с патогенетической, так и с клинической точки зрения.

    Возьмем другой общий для обоих препаратов симптом: сердечную недостаточность. Сердечная недостаточность Ammonium carbonicum сопровождается обмороками, но причина обмороков скорее нервного характера, нежели циркуляторного. Я напомню вам, что больной всегда находится в сонливом состоянии и имеет склонность к обморокам, тогда как сердечная недостаточность Lachesis является следствием геморрагии и наблюдается во время тяжелой болезни, например, септицемии. Этот обморок сопровождается ощущением сжатия, которое характерно, впрочем, для действия всех ядов.

    Сжатие у Lachesis наблюдается в области грудной клетки. Поэтому больной не может переносить, когда что-то сжимает ему горло или талию. У него обнаруживается и другое нарушение кровообращения — прилив крови к лицу.

    Существует еще один симптом, общий для Ammonium carbonicum и Lachesis — это чувство стеснения в груди. Постоянное стеснение у Ammonium carbonicum, усиливающееся при малейшем движении, даже если больной поднимает руку, когда он находится в кровати или немного походит, но особенно это стеснение усугубляется в жаркой комнате.

    У Lachesis это скорее всего ухудшение, появляющееся внезапно. Когда пациент засыпает, то чувствует, что сейчас задохнется, он отбрасывает одеяло, спрыгивает с постели и открывает форточку, чтобы вдохнуть свежего воздуха. Подобная форма удушья наблюдается при некоторых видах аортита. Пациент Lachesis нуждается в свежем воздухе, он хочет быть обдуваемым на расстоянии и не спеша, это расходится с желанием Carbo vegetabilis, который хочет, чтобы его быстро обмахивали и воздух шел прямо на него, т. к. он не может вдыхать воздух из-за состояния асфиксии; это больной, которому постоянно нужен баллон с кислородом.

    Вы заметите гангренозные изъязвления как у Ammonium carbonicum, который является химическим веществом, так и у Lachesis — который является ядом. Но особенностью гангренозных язвочек Lachesis является то, что они совершенно черные, синюшные, тогда как у Ammonium carbonicum они имеют зловонный, гнилостный запах и сопровождаются выраженной аденопатией.

    Если вы хотите теперь подчеркнуть общую модальность, разделяющую Ammonium carbonicum и Lachesis, вы заметите, что пациенту Ammonium carbonicum хуже всего, когда у него кровотечение, тогда как у пациента Lachesis, наоборот, состояние облегчается, когда у него гуморрагия или месячные.

    Рассматривая и сравнивая этих двух пациентов с клинической точки зрения, заметим, что у обоих налицо нарушения токсического порядка, но нарушения у Ammonium carbonicum вызваны сильной интоксикацией крови, тогда как нарушения Lachesis являются следствием эндокринных нарушений: критический возраст или микробная инфекция крови (септицемия).

    У пациента Ammonium carbonicum постоянно понижено давление тогда как у Lachesis, как правило, повышено.

    Итак, вы видите, с одной стороны, гипотонию из-за воздействия химического вещества и, с другой — гипертонию из-за действия яда. Вы не можете назначать эти два лекарства одновременно или в чередовании т. к. клинически они связаны с различными синдромами, а также потому, что они представляют совершенно различные патогенетические симптомы.

    Теперь, надеюсь, вам понятны причины полной несовместимости между Ammonium carbonicum и Lachesis.

    Apis и Rhus toxicodendron

    Чтобы понять, почему два лекарственных средства несовместимы между собой, всегда следует рассматривать их патогенезы параллельно.

    Укус пчелы, Apis, вызывает отек; Rhus toxicodendron, растертый на коже, вызывает образование волдырей. Вот уже два различия: с одной стороны — локализованный или общий отек; с другой стороны — опухоль с волдырями. Изучая отек Apis внимательнее, вы заметите, что он — розовый, в то время как опухоль Rhus toxicodendron никогда не бывает розовой, наоборот, она имеет бросающийся в глаза темно-красный цвет. Это еще одно большое различие.

    Отек Apis — это скорее полупрозрачная припухлость, которая часто локализована на веках или, в частности, на язычке мягкого неба, который свисает как полупрозрачный язык колокола. Вот точная характеристика отека этого лекарства, которая, кстати, характерна и для патогенеза Kali bichromicum, но в этом случае отек сопровождается вязкими выделениями, зеленоватыми и липкими, которых нет у Apis.

    Отек Rhus toxicodendron представляет собой красную опухоль со жжением и зудом, которая, как правило, локализована на коже.

    И у Apis, и у Rhus toxicodendron наблюдается гиперчувствительность — невозможно дотрагиваться ни до отека одного, ни до волдырей другого. Но у Rhus toxicodendron свежий воздух и особенно холодный воздух усиливает боль, т. е. отмечается чувствительность кожи к холодному воздуху. У Apis, наоборот, улучшение от холодного воздуха. Вы, кстати, знаете характерные боли этого лекарства: колющие и жгущие, как раскаленными на огне иголками, с улучшением от холода и ухудшением от жары.

    Следует хорошо помнить основное отличие: у Rhus toxicodendron — ухудшение от холода, у Apis — улучшение от холодных компрессов.

    Маленьким симптомом, общим для двух лекарств является желание холодного молока; но если вам будет трудно заставить Apis выпить жидкость, потому что для него характерно полное отсутствие жажды, то больной Rhus toxicodendron всегда испытывает непреодолимую жажду.

    Наконец, у Apis не увеличиваются лимфоузлы, а у Rhus toxicodendron они почти всегда увеличены при любом заболевании. Если, например, вы сталкиваетесь с рожистым воспалением, то у Apis будет поражена больше поверхность тела, а лимфоузлы не будут прощупываться; у Rhus toxicodendron воспаление будет локализированным, лимфоузлы увеличены.

    Если вы откроете рот субъекта Rhus toxicodendron, вы увидите характерный только для этого лекарства симптом — красный треугольник на кончике языка. Во рту субъекта Apis вы увидите отек и сухость слизистой оболочки, которая блестящая и красная, что характерно для воспаления слизистой Apis.

    С психической точки зрения оба этих больных немного отчаявшиеся, особенно больной Apis, который из-за выраженности воспаления и остроты симптомов сильно страдает и у него потребность кричать, стонать. Он двигается в постели, ворочает голову с одной стороны на другую, испускает нечленораздельные пронзительные крики (энцефалитические), конвульсивно подергивает головой и конечностями, и, растянувшись, вскоре впадает в кому.

    Субъект Rhus toxicodendron постоянно находится в движении. Он двигает не только головой, но и руками и ногами. Он останавливается, только когда чрезмерно устал от ломоты в костях, но все равно и в этом состоянии он испытывает потребность в движении. В лихорадочном состоянии он не кричит, у него бред с бормотанием, он распростерт, но никогда не впадает в кому.

    Рассмотрим ревматическое состояние с опуханием суставов. У больного Apis суставы розовые, до них невозможно дотронутся, не вызвав острую боль, улучшение наступает от холодных компрессов, что кажется любопытным, т. к. обычно тепло — седативное средство, применяемое в этих случаях. Напротив, субъект Rhus toxicodendron будет чувствителен, когда вы его выявите, он не переносит холод и не может держать сустав неподвижным. При осмотре вы констатируете, что затронут не сам сустав, а околосуставные ткани и сумка.

    Антагонизм между действиями Apis и Rhus toxicodendron также хорошо заметен и в избирательной локализации: при Apis обычно поражаются слизистые и серозные оболочки; при Rhus toxicodendron — кожа и фиброзная ткань. Эта существенная разница и делает их несовместимыми.

    Arsenicum album и Pulsatilla

    Это полностью несовместимые между собой препараты, что заметно уже с первого взгляда. Почему? С одной стороны, вы имеете субъекта с постоянной тревогой, страхом смерти и находящегося в возбужденном состоянии — Arsenicum album. С другой стороны — робкого, плаксивого, меланхоличного и смиренного — Pulsatilla. Пациент Pulsatilla находится в подавленном состоянии и не двигается; Arsenicum album подавлен, но моментами он очень подвижен, тревожен, беспокоится о своем состоянии; возбуждение более выражено ночью между часом и тремя часами. Маленький объективный симптом: больной Arsenicum album всегда засыпает, держа руки над головой, в то время как субъект Pulsatilla всегда засыпает, держа руки за головой.

    У Arsenicum album боли жгучие, успокаивающиеся от теплых компрессов; у Pulsatilla они дергающие, блуждающие, внезапно появляются и исчезают постепенно, сопровождаются ознобом и жаром, а боли Arsenicum album могут существовать сами по себе без жара и озноба.

    Arsenicum album испытывает жажду, которую утоляет маленькими дозами, но часто повторяемыми. У Pulsatilla никогда нет жажды (полное отсутствие жажды: Apis, Gelsemium, Pulsatilla).

    Воспаление органов дыхательной системы Arsenicum album раздражающее: насморк жгучий, вызывающий экскориацию слизистой; трахеит со жгучими болями; легочная гиперемия со зловонной или кровяной мокротой; астма, которая пробуждает в полночь и заставляет покинуть кровать; спазматический кашель с пенной мокротой. Ничего раздражающего нет у Pulsatilla: воспаление слизистых характеризуется появлением желтоватых выделений без запаха. Кашель влажный днем, сухой — ночью; непрекращающийся, он мешает спать, т. к. больной должен оставаться в положении сидя.

    Рассмотрите состояние кожи. У Pulsatilla не имеется зуда, в то время как кожа Arsenicum album сухая, часто наблюдается экзема с чешуйчатым шелушением, жжением и уменьшением зуда от теплых компрессов. У Pulsatilla нарушено венозное кровообращение (цианоз конечностей) с тенденцией к варикозному расширению, ухудшение при воздействии холода. Наконец, прострация, которая выражена у Arsenicum album, не наблюдается у Pulsatilla, вы скорее отмечаете покорность. Если у Arsenicum album наблюдается чередование возбуждения и депрессии в один и тот же день, что является особенностью лекарства (больной чувствует себя хорошо, потом, внезапно, он думает, что произойдет что-то серьезное, т. к. внезапно он чувствует себя угнетенным); то у Pulsatilla отмечается изменчивость настроения, симптомов, но вы никогда не заметите похожего чередования прострации и возбуждения.

    В целом, если у Arsenicum album наблюдается некоторая периодичность, то у Pulsatilla этого не отмечается. Все меняется легко, но в глубине, это то же состояние, которое выражается различными симптомами. Периодичность Arsenicum album проявляется через день, каждые три дня, или каждую неделю. Значит, вы не можете давать вместе Arsenicum album и Pulsatilla, даже чередуя их, т. к. между ними — полная несовместимость.

    Baryta carbonica и Calcarea carbonica

    Оба препарата являются химическими субстанциями и можно подумать, что их можно назначать одновременно. Но следует помнить, что Calcarea carbonica или, скорее, «ostrearum» — белая, покрытая налетом часть створки раковины устрицы.

    Calcarea carbonica и Baryta carbonica имеют общие симптомы: они чувствительны к холоду и к влажности. У больного, нуждающегося в одном из этих лекарств, всегда увеличены миндалины с тенденцией к возникновению абсцессов и острых тонзиллитов. Он страдает ревматическими болями в суставах, усиливающимися или появляющимися во влажную погоду.

    На первый взгляд можно подумать о совместном назначении Baryta и Carcarea carbonica, но если углубится в детали, то вы поймете невозможность этого.

    У человека Baryta carbonica застывшее выражение лица. Такая своеобразная маска бывает у людей с врожденным сифилисом.

    У взрослого Calcarea carbonica средняя часть тела очень расширена и выпячена вперед, у него большой желудок, как перевернутая соусница.

    Женщины Baryta carbonica маскулинизированы. Женщина Calcarea carbonica — это толстая блондинка с бледной как мел кожей, часто потеющая. Пот имеет несколько кисловатый залах. Менструации наступают раньше срока, очень обильные и сопровождаются такой сильной усталостью, что женщина ожидает их с ужасом. Она почти всегда в крови, каждые двадцать дней с периодом от 10 до 15 дней; она вялая, утомленная, апатичная.

    Ребенок Baryta carbonica обычно дебил или умственно отсталый. Ребенок Calcarea carbonica имеет большую голову и большой живот, и вы знаете его характеристики: увеличенные лимфатические узлы, экзема за ушами, кислотность пищеварительного тракта, медлительность и апатия. В целом, эта медлительность доминирует в патогенезе Calcarea carbonica. Вы найдете ее и у Baryta carbonica, но это будет замедленность развития: ребенок Baryta carbonica начинает ходить очень поздно он медленно растет, медленно учится говорить, отстает в умственном развитии. Ребенок Calcarea carbonica медлителен в движениях, но если он апатичен, то он быстро растет, у него наблюдаются ростовые боли, он умен и если он сильно устает при интеллектуальной работе, это проходит после приема лекарства.

    С клинической точки зрения, субъект Baryta carbonica — «остановившийся», «фиксированный» больной. Хотя лимфатические узлы поражены, но они затвердевшие и неизменные, хотя волокнистая ткань затронута, но деформации развиваются медленно (ретракция ладонного апоневроза), частые атеромы. Baryta carbonica — одно из главных лекарственных средств при повышенном давлении. В анамнезе такого больного часто можно найти давний врожденный сифилис. У больного Calcarea carbonica болезненное состояние постоянно эволюционирует. Его защитная аденопатия, особенно против туберкулинной интоксикации, деформации, потения головы, кислотность пищеварительного тракта — все заставляет думать о рахите. Практически никогда Calcarea carbonica не назначается пожилым людям, это лекарство растущего и развивающегося организма, устанавливающее равновесие тканевых и эндокринных функций.

    Causticum и Phosphorus

    Патогенезы этих двух химических субстанций такие разные, что вы не сможете обмануться. У Causticum доминирует правая локализация болезненных состояний, у Phosphorus — левая.

    У них есть общий симптом — жжение. Жжение, как от негашеной извести у Causticum в застарелых хронических язвах или язве желудка; жжение у Phosphorus повсюду — на ногах, на спине, в желудке, в кишечнике. Это индивид, все тело которого «горит», точно фосфор со своими горючими свойствами; кажется, что он освобождается от жара.

    Causticum очень угнетенный, обессиленный, уставший; Phosphorus, наоборот, чрезвычайно подвижен и тревожен. Он также боится смерти, но он очень подвижен, в то время как субъект, нуждающийся в Causticum, скорее страдает парезом; кстати, одна из основных характеристик этого субъекта — паралич.

    У Causticum никогда не наблюдается геморрагий, в то время как phosphorus — лекарство геморрагии. У Causticum никогда не бывает жара; это — не лекарство фебрильного или острого состояния. Phosphorus наоборот, часто используется при фебрильных и острых состояниях. Но не нужно думать, что Phosphorus — это лекарство, показанное только при острых состояниях, потому что в лечении повышенного артериального давления, холецистита или гепатита он используется с успехом.

    Naja и Lachesis

    Naja и Lachesis имеют одинаковые симптомы со стороны нервной и сердечной систем: у обоих ощущение сжатия сердца, ощущение, которое мы находим, кстати, у всех ядов. Оно более выражено на уровне сердца у Naja, но у Lashesis это ощущение проявляется на шее, в груди и на поясе.

    У Naja ощущение сокращения сердца сопровождается функциональными расстройствами: сердечный кашель (расширение аорты), боль на уровне левого виска, в левой затылочной области, надорбитальная боль слева, которая сопровождается сердечными расстройствами и наконец, отмечается особая тенденция к самоубийству.

    Тяга к самоубийству у Naja не такая, как у Lachesis, где это чувство постоянное и становится настоящей навязчивой идеей. У Naja оно появляется внезапно, особенно вечером или ночью, когда он лежит в кровати: сначала появляется что-то вроде хандры, а затем внезапное желание самоубийства[36].

    Lachesis не думает о смерти, но во сне видит смерть, он видит тех, кого потерял или присутствует на собственных похоронах.

    Другой симптом Naja: это чрезвычайная слабость со стороны сердца; пульс быстрый, но очень слабый и в то же время у больной боль в левом яичнике, которая всегда сопровождается иррадиацией со стороны сердца.

    У Lachesis также наблюдается боль в левом яичнике, но без иррадиации. Больной Lachesis испытывает ощущение сокращения сердца, он не может выносить тесную одежду, у него внезапное чувство жара и ощущение, что он задыхается, как только начинает засыпать.

    Digitalis и China

    Назначать эти препараты вместе было бы большой ошибкой, т. к. между ними абсолютная несовместимость. Однако у них есть и общие симптомы: слабость, нарушения деятельности печени с тенденцией к желтухе. Но у Digitalis имеется предрасположенность к сердечным нарушениям, а у China — к печеночным. У Digitalis поражается сердце, у China — печень.

    Характерный симптом Digitalis — ощущение, словно сердце сейчас перестанет биться; больной вынужден застыть неподвижно, чтобы сердце начало нормально биться. Этот симптом противоположен Gelsemium, который чувствует, что сердце останавливается, но он должен двигаться или сделать какой-то жест, чтобы снова завести «мотор».

    У China наблюдается увеличение печени, вздутие живота, тимпанит, метеоризм с ухудшением состояния после еды, часто диарея. Испражнения желчные, желтоватые с непереваренной пищей и последующим состоянием депрессии и полной усталости.

    Но существуют два симптома, которые полностью разделяют Digitalis и China: у первого вы заметите отеки, у второго — кровотечения. Отеки Digitalis — локализованные или общие, зависят от функционального состояния сердца; сердце бьется неравномерно, есть аритмия, в то время как у China сердце бьется ритмично, но быстро, с крайне слабым пульсом, поэтому характерны обильные потери физиологических жидкостей: бели, диареи, кровотечения.

    С клинической точки зрения патогенез Digitalis соответствует асистолии и сердечной недостаточности: пульс редкий, больной думает, что сердце остановится в любую минуту. Патогенез China соответствует клинике анемий, вызванных кровотечением, которые сопровождаются печеночными расстройствами.

    Итак, имеется абсолютный антагонизм между действиями этих лекарств, и мы констатируем это как с клинической точки зрения, так и с терапевтической.

    Dulcamara и Belladonna

    В начале рассмотрим общие для обоих препаратов симптомы: увеличение лимфоузлов при остром заболевании. Но у Belladonna наблюдается чрезмерная выраженность симптомов, которые сопровождаются расстройством кровообращения. Каждый раз воспаление сопровождают четыре симптома: опухоль, боль, чувствительность и жар, особый жар, потому что он излучает тепло. Больной Belladonna излучает свою температуру; если вы дотронетесь до опухоли или абсцесса, нуждающегося в этом лекарстве, вы констатируете интенсивный жар, даже приближая руку, вы ощутите излучающийся жар.

    У Dulcamara ночью, особенно во влажную погоду, также увеличиваются лимфоузлы. При резком изменении погоды у ребенка увеличиваются шейные лимфоузлы, но они нечувствительные, ни красные, ни желтые. Увеличение лимфоузлов у Dulcamara наблюдается преимущественно осенью, а у Belladonna появляется в любой момент, как летом, так и зимой.

    Могут быть поражены суставы. Боли Dulcamara сильнее всего при влажной погоде с улучшением при движении. Боли Belladonna, наоборот, требуют абсолютного покоя: больной не должен шевелиться, легкий толчок кровати пробуждает боль в пораженном суставе.

    Наконец, со стороны слизистых отмечается сильная секреция у Dulcamara — обильный насморк или бели; в то время как у Belladonna наблюдается сильная сухость слизистых с ощущением стягивания глотки: слизистая такая сухая, что больной хочет сглотнуть, но не может сделать этого, потому что появляется спазм при каждом глотке.

    Glonoin и Aconitum

    Glonoin действует только на сосудистую систему, Aconitum действует на артериальную и нервную системы. Они несовместимы: назначив Aconitum субъекту с патогенезом Glonoin, вы ухудшите состояние больного.

    Со стороны головы симптомы Glonoin следующие: горячая голова с приливами жара; прилив крови и гиперемия с пульсацией; пульсация сонной артерии на уровне шеи; больной пытается оставаться совершенно неподвижным, сидит, замерев и зажав голову между руками, чтобы полностью обездвижить ее. Он часто чувствует сильную пульсацию в голове и врач также может видеть сильные толчки, синхронные с пульсацией сердца.

    У больного Aconitum нет этих симптомов: у него тяжелая голова, ощущение жара, но он не пытается оставаться спокойным, он, наоборот, подвижен. Он подвижен также и с психической точки зрения: больной тревожен, боится умереть и считает неизбежным свой близкий конец.

    Больной Glonoin полностью отупевший, он не думает ни о чем, потому что имеется сильная гиперемия мозга; он ближе к полной коме тогда как субъект Aconitum, наоборот, подвижен, просит помощи и постоянно думает о приближающейся смерти, которую он считает неминуемой. Он красный, но его лицо менее багровое, менее гиперемированное, менее синюшное, чем лицо Glonoin. Однако его краснота представляет типичную модальность: как только больной усаживается в кровати, он бледнеет и ему становится плохо. Этого состояния не существует у Glonoin: сидит ли больной или лежит, его лицо всегда красное и с видимой пульсацией сонной артерии на шее.

    Ignatia и Nux vomica

    У Ignatia все парадоксально и ничто не основывается на реальности. У Nux vomica существуют реальные функциональные нарушения, выраженные точными симптомами, как, например, бессонница, когда больной не может заснуть вечером, просыпается в 3 часа ночи и потом не спит, или он засыпает, чтобы проснуться утром измученным. Имеются расстройства со стороны печени и желудка, геморроидальные узлы, неэффективные позывы к дефекации, короче, все симптомы постоянные, в отличие от симптомов Ignatia, которые соответствуют болезненному состоянию с парадоксальными проявлениями и представляют чрезмерную вариативность. У Nux vomica повышенная возбудимость нервной системы, но наблюдается определенное постоянство в имеющихся симптомах.

    Для Ignatia антидотами являются кофе и табак, между ними — несовместимость. Когда вы назначаете этот препарат человеку, который много курит или пьет много кофе, первое, что вы должны сделать — это убрать этот напиток и значительно уменьшить количество выкуриваемых сигарет, иначе Ignatia не принесет результата.

    Kreosotum и Carbo vegetabilis

    Kreosotum и Carbo vegetabilis имеют общий симптом: кровотечение разложившейся кровью. Но кровь Kreosotum сильно раздражает слизистые и кожу; Carbo vegetabilis соответствует заключительной фазе болезни и если из-за слабости или деструкции органических тканей происходит это кровотечение, вы констатируете всегда один и тот же результат: разложившаяся кровь.

    Кровотечение Kreosotum из слизистых вызвано деструкцией тканей; кровотечение Carbo vegetabilis — из естественных отверстий тела; кровотечение Kreosotum — очень обильное, у Carbo vegetabilis — частое и повторяющееся, но не обильное, скорее несильное.

    У Kreosotum есть небольшой характерный симптом: малейшая рана сильно кровоточит, как у Phosphorus, и малейшего столкновения или травмы достаточно, чтобы вызвать кровотечение; например, после коитуса у женщины идет кровь из шейки матки. У Carbo vegetabilis вы не встретите кровотечения травматического происхождения, но зато отметите множественные спонтанные экхимозы, петехии с чередованием обильных кровотечений, соответствующих конечному периоду серьезной болезни.

    Основное различие между Kreosotum и Carbo vegetabilis заключается в том, что действие Kreosotum вызывает разъедание слизистых оболочек и костей, например, особый кариес, который появляется на едва прорезавшихся зубах: зубы у детей 7, 8, 9 лет поражены кариесом и распадаются на куски, как только появляются.

    Выделения и экскориация тоже различные: у Kreosotum они особенно разъедающие, раздражающие; бели настолько едкие, что прожигают белье, у них отвратительный запах. Кожа раздражена, больная страдает от зуда наружных половых органов или промежности, а также от болей, особенно, жгучих.

    У Carbo vegetabilis также отмечаются жгучие боли, особенно в желудке, которые сопровождаются газами и тимпанитом. У больного асфиксия, у него потребность в свежем воздухе, необходимо быстро обмахивать его веером и с близкого расстояния, т. к. он не может вдохнуть достаточно кислорода, необходимого легким, у него воздух в животе и его нет в легких. К тому же он весь холодный: ноги, руки, губы, нос, даже дыхание холодное. У Kreosotum, наоборот, сильный жар, как у Sulphur.

    Lachesis и Aceticum acidum

    Почти всегда существует несовместимость между ядами и кислотами. Однако Lachesis и Aceticum acidum имеют общую характеристику: это — кровотечения. Но эти кровотечения различны: у Lachesis они из естественных отверстий тела разложившейся кровью и сопровождаются очень серьезными нарушениями со стороны сосудистой системы. Кровотечения Aceticum acidum появляются после работы и при раковых опухолях: желудочные, кишечные, маточные.

    Основное различие, позволяющее дифференцировать эти два лекарства, заключается в том, что у Lachesis приливы жара и нарушения кровообращения сопровождаются гиперемией и краснотой лица, а у Aceticum acidum — сильной бледностью. Он бледный, похудевший, с опухшим лицом и отеком конечностей, особенно ног.

    Таковы объективные различия больных Lachesis и Aceticum acidum. Но если изучать параллельно два патогенеза, то можно заметить, что есть и другие довольно характерные различия.

    У Lachesis вы отметите ощущение сжимания шеи и живота; больной представляет щипчики, которые сжимают его в правой ипохондриальной области. У него также гиперчувствительность кожи стенки живота: он не может переносить давления рубашки или простыни.

    У Aceticum acidum нет ощущения сжатия, но у него ощущение жжения в желудке и в груди, сопровождаемое холодным потом на лбу. Больной Aceticum acidum очень напоминает больного Veratrum album, для которого тоже характерен холодный пот на лбу, появляющийся после кишечных нарушений и после диареи. У Aceticum acidum диарея характеризуется водянистыми испражнениями, которые появляются особенно утром и всегда сопровождаются тимпанитом. Живот вздутый, напряженный; часто кровь примешана к этой водянистой диарее, что говорит о кишечном кровотечении. Часто скапливается жидкость в животе, т. е. наблюдается водянка брюшной полости.

    Характерный симптом Aceticum acidum — отек из-за скопления жидкости под кожей или в брюшине. Характерный симптом Lachesis — расстройство кровообращения с тенденцией к гиперемии.

    Lilium tigrinum и Helonias

    Оба действуют на матку, вызывая рефлекторные расстройства, распространяющиеся из матки; для обоих характерна несильная психическая депрессия. Но депрессия Lilium tigrinum сопровождается отчаянием, потому что больная думает, что умрет, так как очень больна; ее душа в опасности, она тревожится за свое благополучие. Имеется особое психическое расстройство. Больная представляет, что она неизлечимо больна; постоянно двигается, стонет, ворочается, каждую минуту меняет положение, ее моральные страдания удваиваются физической подвижностью.

    Больная Helonias, наоборот, угнетена, у нее полный упадок сил, она удручена, остается неподвижной, спокойной, и если она раздражена, то не в физическом смысле, а в психическом, потому что не способна выдержать ни малейшего противоречия, ни малейшего умственного напряжения. Ей лучше, когда она рассеяна.

    Существует и другое значительное различие: у больной Lilium tigrinum отмечается выраженное сексуальное возбуждение, которого нет у Helonias, наоборот, у нее часто сниженное половое желание. Сексуальное возбуждение Lilium tigrinum объясняется тем, что она постоянно испытывает ощущение давления внизу живота, словно ее внутренние половые органы вываливаются наружу и она вынуждена поддерживать их рукой или носить бандаж в виде буквы «Т», чтобы бороться с этим ощущением. У нее происходит постоянное физическое раздражение гениталий, ее мысли направлены в эту сторону и иногда эти мысли превращаются в непристойные, напоминающие мысли Staphysagria. Эти болезненные идеи глубоко затрагивают ее и часто наблюдается что-то вроде религиозной мании, в которой она считает себя проклятой и преследуемой.

    Больная Helonias часто жалуется на боли со стороны молочных желез, опухших и болезненных, особенно в период менструации. Lilium tigrinum жалуется на боли под левой грудью и в то же время на ощущение сжатия сердца; сердечные расстройства интересны тем, что они сопровождаются болезненной иррадиацией в правую руку, а не в левую. Клинически представлены все признаки стенокардии, характеризующиеся ощущением сжатия сердца, невозможностью ходить, иррадиацией в правую руку.

    С клинической точки зрения также отмечается значительная разница между этими двумя лекарствами. Если Lilium tigrinum соответствует выпадению матки, перемещению органа (ретроверсия или антеверсия), то Helonias соответствует метритам, изъязвлению шейки матки и рефлекторным функциональным расстройствам. Таким образом, Helonias показан больным, которые страдают от желудочных нарушений и у них улучшение при лейкорее. При гинекологическом осмотре констатируется изъязвление шейки матки.

    Moschus и Ambra

    Moschus и Ambra — два несовместимых лекарства, однако они кажутся близкими по вызываемым ими нарушениям и клиническим проявлениям этих нарушений.

    Оба вызывают нервозность с сексуальным возбуждением, но у Ambra проявляется значительная нервная гиперчувствительность, а у Moschus — спазматическое состояние. Можно было бы подумать, что эти два лекарства могут вместе использоваться в лечении больного. Но нет они несовместимы и во всех справочниках по Materia Medica особо отмечают эту несовместимость. Посмотрим почему.

    У Moschus сексуальное возбуждение психического порядка, а у Ambra возбуждение чисто физического порядка.

    Больного Moschus осаждают идеи, у него страстные сексуальные желания. Если это мужчина, то у него страстные желания со сперматореей. Если это женщина, у нее тоже страстные желания, но сразу появляется тошнота после коитуса, иногда даже рвота, которая заставляет думать, что она беременна, хотя это не так. Это нервная гипервозбудимость сопровождается потребностью плакать, стонать, жаловаться; через минуту появляется сумасшедший смех, который длится 4–5 минут и эти чередования означают глубокое нервное нарушение равновесия.

    С другой стороны больной Moschus, который много жалуется и беспрерывно стонет, неспособен точно описать свою боль, дать ее характеристику, особенно уточнить место, где она локализована. Если врач настаивает, он разгневается, т. к. очень раздражителен. Наконец, его легко испугать.

    Moschus — несдержанный человек, он легко «вскипает», но иногда у него возникают душевные кризисы с чувствительностью к некоторым запахам. У него тенденция терять сознание из-за пустяка и желание стимулирующих веществ. Ammonicum carbonicum хочет вдохнуть что-то возбуждающее через слизистую носовых полостей, a Moschus пытается набраться сил, выпивая алкогольные коктейли или портвейн. Ему это, может быть, удается, но так как он еще больше возбуждает нервную систему, появляются спазматические конвульсии с истерической формой кризов, иногда вплоть до потери сознания, что заставляет думать о сердечных нарушениях, в то время как никаких других сердечных симптомов нет. Основная характеристика Moschus — чрезвычайная бледность лица, которая появляется резко с ощущением упадка сил и сильного холода.

    Если вы посмотрите на больную Ambra, то увидите, что это немного другое. Она гипервозбудима до такой степени, что звуки музыки вызывают слезы, как и у Natrum muriaticum. С другой стороны, она настолько раздражительна, что не переносит никого рядом с собой, любит оставаться одна, т. е. она необщительна, тогда как больная Moschus охотно общается и предпочитает общество.

    Больная Ambra представляет, с другой стороны, что-то вроде преждевременной старости: она усталая, у нее чувство слабости с нежеланием думать, ходить, выполнять повседневные обязанности, читать и т д., она больше не останавливает свое внимание на чем-либо, кажется, что она преждевременно постарела. У нее, как и у Moschus, учащенное сердцебиение, но, в то время как сердцебиение Moschus — сумасшедшее из-за испуга или неприятности, то сердцебиение Ambra сопровождается ощущением тяжести в груди. Если вы ее осмотрите, то выявите также онемения и зуд, и у Ambra всегда есть физическое раздражение, которого нет у Moschus.

    У Moschus речь идет скорее о психических симптомах; у Ambra — о раздражительности и о физических симптомах.

    Nitricum acidum и Lachesis

    В этом случае имеется обычный антагонизм между ядом и кислотой.

    Чрезвычайно важно установить параллель между этими двумя лекарствами; часто дают Lachesis, когда показан Nitricum acidum и наоборот. Ни в коем случае нельзя давать их вместе, они имеют различные модальности, хотя у них есть и общие симптомы.

    У обоих левосторонняя локализация поражений и кровотечения. Но в то время как у Nitricum acidum кровь ярко-красная, кровь Lachesis красно-черная, коричневая, разложившаяся, со сгустками, которые напоминают порезанную солому, что характерно для кишечного кровотечения.

    Кровотечения Nitricum acidum из раны или изъязвления; кровотечения Lachesis — это кровоточивость всех органов из-за того, что нарушен состав крови. У Nitricum acidum нет изменения крови; у Lachesis кровотечения часто септического порядка.

    Что касается психики этих двух больных, то они оба — гиперчувствительны, но Nitricum acidum очень раздражителен и не выносит даже малейшего противоречия, потому что он болен очень давно и именно болезнь является причиной плохого настроения, раздражительности, сварливости. У него навязчивые идеи, он в отчаянии: «Я посетил много врачей и никто не смог мне помочь, я никогда не выздоровею». Он беспокойный, озабоченный и встревоженный. Но этот невыносимый больной Nitricum acidum становится совершенно очаровательным, если он проедет сотню километров в автомобиле. Достаточно посадить его в автомобиль и ему уже лучше. Характерная модальность Nitricum acidum, которая доминирует над всем патогенезом, — улучшение при езде в автомобиле. У Cocculus или Tabacum, наоборот, ухудшение при езде на пароходе или в машине.

    У Lachesis наблюдается нервная гиперчувствительность, но это не раздражение Nitricum acidum, это — другое: чрезвычайная словоохотливость, особенно вечером, человек не может спать, у него потребность говорить, т. к. пациент знает, что ему станет хуже после сна, особенно утром. Он представляет особенные психические расстройства, религиозную манию, ревность без мотива, что у Nitricum acidum отсутствует. У Lachesis есть еще особенный симптом — это меланхолия после сна: больному отвратительна жизнь при пробуждении, потому что у него ухудшение после сна, а также потому, что он давно болен и имеются глубокие изменения в составе крови. Существует любопытный феномен — улучшение состояния Lachesis при выделениях. Как только появляется кровотечение, насморк или бели, ему тотчас же становится лучше. У больного Nitricum acidum состояние улучшается при езде в машине. Вот две довольно странных модальности, которые помогут выбрать одно из этих лекарств.

    Боли Nitricum acidum колющие, как от заостренного предмета. Боль Lachesis сжимающая; как и у всех ядов — ощущение сжатия шеи, сердца, живота.

    Боль Nitricum acidum всегда ухудшается ночью и при перемене погоды. Боль Lachesis ухудшается после сна, при пробуждении и от жары: больной Lachesis не может выносить жару и особенно прямые солнечные лучи.

    Рассмотрим боли более детально, например, головную боль. У Nitricum acidum особая головная боль, словно голова сильно сжата в тисках, и эта головная боль уменьшается, как только больной окажется в машине. Напротив, у Lachesis ощущение сжатия шеи, живота, но не головы. Две основные характеристики головной боли Lachesis — это прилив крови, часто с приливами жара и любопытным ощущением «словно глаза тянут назад», которое есть и в патогенезе Paris quadrifolia.

    При внимательном обследовании можно заметить, что на языке Nitricum acidum имеются маленькие везикулы, чрезвычайно болезненные, с колющими болями, как от заостренного предмета, т. е. это характерные боли Nitricum acidum. Язык очень болезненный, часто на внутренней стороне щек имеются маленькие язвочки. Они неровные, дно — кровоточаще красное, как сырое мясо, и они чрезвычайно болезненны при прикосновении, легко кровоточат.

    У Nitricum acidum доминирует кровотечение из раны или из язвы: когда дотрагиваешься до язвы Nitricum acidum, тотчас же появляется кровь.

    Язык у Lachesis блестящий, как отлакированный, но он дрожит и когда больной высовывает язык, то цепляется за нижнюю зубную дугу. Губы Lachesis словно отлакированные, голубоватые, блестящие, в то время как на губах Nitricum acidum имеются с каждой стороны на уровне спаек губ маленькие язвочки, как правило, гладкие и болезненные.

    Вы видите основное различие между Nitricum acidum и Lachesis; язва, с одной стороны, гиперемия — с другой.

    Продолжим дальше сравнительное изучение патогенезов этих двух препаратов.

    Запор Nitricum acidum сопровождается болями перед, во время и после дефекации. Присутствуют боли и во время испражнений, когда существует трещина или язва прямой кишки; эта боль остается после дефекации как ощущение занозы в прямой кишке. В патогенезе Ignatia есть сходный симптом: ощущение иголок в прямой кишке, оно сопровождается парадоксальной модальностью: чем тверже кал, тем меньше страдает больной. У Lachesis также наблюдается запор с ощущением давления в прямой кишке. Чем сильнее больной хочет в туалет, тем больше увеличивается чувство давления; у него часто появляется ощущение закрытого ануса. Такой же симптом есть и у Lycopodium: ребенок тужится, чтобы сходить в туалет, но не может освободиться от кала и плачет; все происходит, словно анус закупорен.

    Геморроидальные узлы Nitricum acidum наполнены кровью, кровоточащие красной кровью и с колющими болями. Основная характеристика — больной не может дотрагиваться до них, он вынужден пользоваться ватой, потому что малейшее прикосновение туалетной бумаги причиняет ему сильную боль — это характерное показание для этого лекарства при поражениях ануса или прямой кишки. Геморроидальные узлы Lachesis — голубоватые, черноватые, но они не болезненные, как у Nitricum acidum. Заметьте, что при малейшем кровотечении больному сразу же становится легче; улучшение при выделении — характерная модальность Lachesis.

    Маленький симптом Nitricum acidum — красный кончик носа, а у Lachesis — все лицо опухшее, багровое, у больного гиперемия.

    У Lachesis отмечается разъедающее ощущение в мочевом пузыре; а у Nitricum acidum — покалывание в уретре и мочевом пузыре. Моча имеет особую окраску, как осадок сидра и, с другой стороны, специфический запах лошадиной мочи. Этот запах, свидетельствующий о повышенном содержании гиппуровой кислоты в моче, требует назначения Nitricum acidum. Отметьте также характерный признак Nitricum acidum — ощущение холода в уретре при мочеиспускании. На половых органах имеются кондиломы и вегетации.

    Если вы исследуете кожу этих двух больных, антагонизм станет еще более ясным.

    У Nitricum acidum на коже имеются очень болезненные кровоточащие язвы с неровными краями. На коже Lachesis находим спонтанные экхимозы, пурпуру и петехии, иногда варикозные язвы с голубоватыми, мертвенно-бледными, почти черными краями.

    Нельзя давать вместе эти два лекарства — Nitricum acidum и Lachesis. Вы никогда не найдете характерные симптомы этих двух лекарств одновременно, т. к. с точки зрения патогенеза, также как и с клинической точки зрения, эти два препарата являются антагонистами: кислота со своими язвами и кровотечениями, яд — с изменениями крови и нарушением кровообращения.

    Paris quadrifolia и Ferrum phosphoricum

    В патогенезах этих двух препаратов находим только одно общее показание: невралгия, но в то время как невралгии Paris quadrifolia — настоящие невралгии, невралгии Ferrum phosphoricum всегда сопровождаются симптомами гиперемии. Значит, они различаются с клинической точки зрения.

    Если углубиться в детали, то можно увидеть с помощью нескольких симптомов различия, которые реально существует между Paris quadrifolia и Ferrum phosphoricum.

    Головная боль Paris quadrifolia охватывает всю голову, у больного впечатление, что голова внезапно увеличилась в размерах. Это впечатление увеличения объема головы характерно и для Bovista, но у Paris quadrifolia оно сопровождается ощущением тяжести во лбу и на орбитах. Существуют два характерных ощущения со стороны глаз: с одной стороны — ощущение давления в глазах, точно они выпучиваются; с другой — ощущение, словно глазные яблоки тянут друг к другу нитью, привязанной к корню носа, что имеется также в патогенезе Lachesis.

    Головная боль Ferrum phosphoricum другая, у нее нет особенных приступов. Голова очень горячая, головная боль с гиперемией, приливами жара, иногда температурой, т. к. вы знаете, что Ferrum phosphoricum — лекарство для фебрильных состояний. Всякий раз, когда больной шевелится или оступается, когда он кашляет, все ему отдается в голову, как у Belladonna. Боли сильные, уменьшающиеся только от холодных компрессов. Глаза не выступают вперед, как у Paris quadrifolia, но они налиты кровью, красные, в них жжение, больной часто трет веки, словно в глаз попала песчинка.

    Основное отличие состоит в том, что у Paris quadrifolia поражается левая сторона тела, а у Ferrum phosphoricum — правая. Paris quadrifolia соответствует левосторонней невралгии лица; Ferrum phosphoricum — надорбитальным невралгиям правой стороны. Если у Paris quadrifolia наблюдаются невралгии в чистом виде, то невралгии Ferrum phosphoricum всегда сопровождаются гиперемией.

    И у Paris quadrifolia, и у Ferrum phosphoricum есть в патогенезе невралгия скуловой кости. Но у Ferrum phosphoricum — это правосторонняя невралгия с воспаленным красным ухом, покраснением глаза и щеки, а у Paris phosphoricum — это левосторонняя невралгия без симптомов гиперемии.

    Межреберные невралгии Paris quadrifolia сопровождаются спазматическими симптомами со стороны пальцев одной руки, особенно левой, и иррадиацией в шею, в голову или в руку с этой же стороны.

    У Ferrum phosphoricum межреберные невралгии всегда правосторонние, нередко с плевролегочной локализацией. Все затронуто: плевра, легкое, кожа и состояние сравнимо с тем, что описывали раньше под названием «активной гиперемии груди».

    Paris quadrifolia соответствует боль на уровне шестого шейного позвонка. У Ferrum phosphoricum нет особой локализации боли, только правосторонняя иррадиация в правую руку, в сочетании с симптомами лихорадки при поражении плевры и легкого.

    Симптомы Paris quadrifolia — невралгического порядка, симптомы Ferrum phosphoricum — воспалительной природы.

    Phytolacca и Mercurius

    Необходимо запомнить, что эти два лекарства несовместимы, т. к. легко можно назначить их вместе больному застарелым сифилисом или врожденным сифилисом: оба эти лекарства действуют на железы, слизистые оболочки и кости, с ухудшением во влажную погоду, но при детальном изучении отмечаются существенные различия между патогенезами Phytolacca и Mercurius.

    Больной Phytolacca полностью изнурен и испытывает ощущение слабости в мышцах, ломоту в теле, немного напоминая этим Arnica. Он чрезвычайно уставший, дрожь появляется при малейшем движении. У больного Mercurius также наблюдается слабость с дрожью, которая усиливается при малейшем напряжении. Как только больной Mercurius совершает физическое усилие, появляется сильное дрожание, которое ярче выражено утром.

    Phytolacca имеет очень любопытную характеристику — потребность сильно сжимать зубы. Это больные, которые просыпаются ночью, сильно сжимая челюсти. Тот же симптом наблюдается у детей или взрослых, страдающих зубами. А у Mercurius другой характерный симптом — ощущение удлинения зубов: больной не пытается соединить зубные дуги, т. к. это вызывает ужасную боль. С другой стороны, у Mercurius находим объективные симптомы, которых не существует у Phytolacca — симптомы гингивита или стоматита, в т. ч. и зловонный запах изо рта, характерный для Mercurius. У Phytolacca язык обычно красный, словно он ободран, с маленькими везикулами по бокам и очень болезненный. Язык Mercurius не болезненный, но он очень широкий, распластавшийся, покрыт очень густым желтоватым налетом и сохраняет отпечатки зубов. У Mercurius повышенное слюноотделение, слюна неприятно пахнет, она гнойно-кровянистая и вязкая. У Phytolacca есть характерная особенность: давление на язык вызывает боль в корне языка.

    У Phytolacca имеется на небных дужках покраснение в виде двух красных мазков. Вся глотка Mercurius красная, этих двух мазков нет, но миндалины — большие и очень болезненные; часто у врача создается впечатление, что образуется абсцесс или флегмона. Больной хочет пить, но рот очень влажный, т. к. есть гиперсаливация. У обоих затруднено глотание, которое вызывает острые боли. У Phytolacca они иррадиируют в уши.

    У Mercurius наблюдаем зеленоватую диарею, которая всегда сопровождается сильными тенезмами. Больной считает, что он никогда не опустошит кишечник. У Phytolacca не бывает ни диареи, ни кишечных расстройств, но он представляет особый симптом: внезапно больной просыпается ночью с ощущением кинжальной боли в анусе. Это ужасное ощущение, которое длится иногда минуту. При наружном осмотре находят только небольшую местную гиперемию, иногда проктит. Phytolacca — единственное лекарство, в патогенезе которого есть беспричинная боль в анусе, появляющаяся ночью и внезапно будящая больного.

    В патогенезе обоих лекарств есть поражения гланд. У Mercurius доминирует тенденция к нагноению, гланды рыхлые, есть аденит и периаденит. Важный характерный симптом Phytolacca — это плотные, длинные гланды.

    Боли Phytolacca невралгические и распространяются по ходу нервных путей. Они неожиданно появляются и также исчезают, как удары электрического тока. Эти боли усиливаются ночью и во влажную погоду, В этом они похожи на боли Mercurius, которые также ухудшаются ночью и во влажную погоду, но эти боли подергивающие, глубокие, локализованы в костях, в отличие от болей Phytolacca, которые более невралгические, более невритические. Костные боли облегчаются при назначении Phytolacca, когда они заставляют больного двигаться.

    У Phytolacca кожа очень сухая; у Mercurius, наоборот, она влажная и липкая. Итак, имеется большое различие между двумя лекарствами. Наконец, вы можете отметить маленький клинический симптом: перкуссия большеберцовой кости болезненна у Phytolacca, такой она является и у Mercurius.

    Вы наблюдаете, например, больного с фтористой конституцией, и вы, естественно, думаете об особой совокупности наследственных и приобретенных свойств организма, характеризующихся предрасположенностью к некоторым заболеваниям. Если при перкуссии большеберцовой кости появляется боль, вы можете сразу думать о Phytolacca и искать другие характерные симптомы.

    Selenium и China

    Selenium и China — два очень интересных для изучения лекарства. Часто их пытаются давать вместе, потому что основным характерным показанием и у Selenium и у China является усталость, сильнейшая слабость.

    Но если слабость у Selenium появляется после нервной усталости, то у China она возникает после потери физиологических жидкостей при лейкорее, диарее, кровотечениях.

    Нервная слабость Selenium появляется после злоупотребления сексом, интеллектуальной перегрузки или изнуряющей болезни, глубоко затронувшей нервную систему (например, при брюшном тифе наблюдается потеря сознания или бред в течение 5 или 6 дней). В этих случаях показан Selenium, но это — лекарство для взрослого, а не для ребенка, т. к. оно имеет в своем патогенезе особенные симптомы.

    Всегда в основе заболеваний у Selenium лежат сексуальные излишества или занятия этого же порядка. У China вы также можете отметить сперматорею, усталость, некоторое бессилие, но никогда — постоянное сексуальное желание, как у Selenium.

    Selenium постоянно хочет спать, но он хочет спать потому, что устал. China хочет спать, но не может: малейшая мелочь, малейший шум волнует его и мешает заснуть. Итак, имеется существенная разница между двумя лекарствами: с одной стороны — постоянное желание быть в постели, желание спать, больной постоянно дремлет — это Selenium; с другой стороны — пациент хотел бы спать, но не может (малейшей помехи достаточно, чтобы он не спал) — полная бессонница у China.

    Больной Selenium также иногда дремлет и не может заснуть, но потому, что чувствует пульсацию артерии живота, симптом, который часто присутствует у больных Nux moschata. К тому же он часто жалуется на невралгии, особенно левосторонние, например, надорбитальную невралгию (особенно у любителей чая). Невралгии у China всегда сопровождаются ощущением, словно голова вот-вот разорвется. Эти невралгии иногда сопровождаются пульсацией, часто они появляются периодически.

    Оба лекарства с клинической точки зрения действуют на один и тот же орган: печень. Но существует большое различие между действием на печень Selenium и China. Оба они показаны при увеличенной болезненной и чувствительной печени, но есть и дополнительные симптомы, которые позволяют их дифференцировать.

    У больного Selenium часто можно заметить характерную сыпь в области печени с болью в правом ипохондрии, которая усиливается при движении и дыхании; тогда пациент сильнее страдает от боли справа. Вы можете подумать о Bryonia, потому что у него боли также усиливаются при движении, но у Selenium нет улучшения при нажатии, наоборот, как только вы дотрагиваетесь до печени Selenium, боль усиливается. У больного Selenium характерный запор: он часто вынужден помогать себе пальцем, чтобы кал, который высовывается и прячется обратно в прямую кишку, мог выйти.

    У больного China печень увеличенная, болезненная, чувствительная, но живот сильнее вздут в своей верхней части, как у Nux vomica, и в нижней части, как у Lycopodium. Живот очень чувствителен, China не может выносить ни малейшего давления, как и Lachesis, который не может выносить даже давление простыни или рубашки. Вместо запора, как у Selenium, у China диарея, безболезненная, но желчная, с желтоватыми испражнениями, содержащими непереваренную пищу. Эта диарея наблюдается после первого завтрака или второго плотного завтрака; это диарея, появляющаяся после приема пищи. Наконец, у него обычно жар.

    Если вы наблюдаете у больного China желтоватую окраску конъюнктивы и кожи, то у Selenium землистый оттенок лица. Но объективная характеристика, свойственная Selenium — это трещина посередине верхней губы, в то время как трещина посередине нижней губы указывает на Natrum muriaticum.

    Наконец, со стороны органов мочеиспускательной системы вы не найдете ничего особенного у China. Больной Selenium имеет важные симптомы: красная моча с красным песком и постоянное ощущение, что еще одна капелька мочи должна выйти; больной думает, что никогда не опустошит мочевой пузырь.

    Selenium ближе к Thuja, это объясняется тем, что есть осложнения со стороны половых органов; China эволюционирует ближе к Natrum muriaticum или Carbo vegetabilis (соответственно — при улучшении или ухудшении). China словно опустошена своими кровотечениями, а у Selenium изнурена половая система.

    Sepia и Pulsatilla

    В этом случае несовместимость очевидна. Правда, часто при лечении Sepia может быть назначена вслед за Pulsatilla, но никогда нельзя назначать эти два лекарства одновременно.

    Больной Pulsatilla робкий и эмоциональный, меланхоличный и послушный, плачет из-за пустяков, но слезы быстро высыхают и сменяются улыбкой. Sepia всегда грустный и удрученный, апатичный и безразличный, он ищет одиночества. Это — одиночка, раздраженный на других и самого себя. Все изменчиво у Pulsatilla, все фиксировано у Sepia. Боли Pulsatilla блуждающие, появляются и исчезают неожиданно, боли Sepia продолжительные и локализованы главным образом в нижней части малого таза, где больной испытывает сильное чувство тяжести. Pulsatilla замерзает, дрожит, но боится жары, которая ведет к гиперемии. Sepia страдает от холода, локализованного на голове, между плечами и особенно в ногах, которые не может согреть. Менструации Pulsatilla — скудные, прерывистые, более интенсивные днем, чем ночью. Менструации Sepia начинаются с опозданием, очень короткие и появляются утром, им предшествуют молочные бели, кислые, раздражающие и экскориирующие кожу. Бели Pulsatilla — тоже молочные, но появляются, как правило, когда больная лежит; они безболезненные и не раздражающие. Если у Pulsatilla часто бывает кратковременная крапивница, особенно после употребления мясного, то Sepia страдает от хронических кожных поражений: экземы в складках локтя, кольцевой экземы или герпеса. У Pulsatilla всегда имеется более или менее выраженный цианоз и видимое варикозное расширение вен, а у Sepia кожа всегда желтоватая, с характерным желтоватым пятном на спинке носа.

    Клинически Pulsatilla соответствует туберкулиновой интоксикации на стадии расстройства кровообращения; Sepia соответствует более поздней стадии, когда венозная гиперемия постоянная и существует портальная гиперемия органов малого таза с поражением яичников.

    Sepia и Lachesis

    Для Sepia характерны волны холода; для Lachesis — волны жара с приливами крови. У Sepia постоянные бели, особенно перед менструациями, у Lachesis — частые маточные кровотечения, связанные с хрупкостью сосудов и глубоким изменением состава крови. Генитальные и печеночные расстройства у Sepia, эндокринные нарушения у Lachesis. Половая неврастения и рефлекторные расстройства у Sepia; максимальное возбуждение в период менопаузы у Lachesis.

    Различия между этими двумя препаратами глубоки и очевидны.

    Staphysagria и Ranunculus bulbosus

    Оба лекарства характеризуются высыпаниями. У Staphysagria экзема, покрытая толстыми корочками с раздражающим отделяемым, при контакте которого с кожей образуются зудящие везикулы. У Ranunculus bulbosus герпетические высыпания с везикулами темно-синего цвета, прозрачными и сливающими, сильно зудящие, часто этот зуд сопровождается острыми жгучими болями. Ranunculus bulbosus — прекрасное средство от опоясывающего лишая. У Staphysagria нет боли, но есть только сильный зуд из-за раздражения кожи. Но доминирующая характеристика Staphysagria — блуждающий зуд. Сильный зуд, успокаивающийся от чесания в одном месте, тотчас же появляется в другом.

    Основные причины, которые провоцируют появление нарушений, требующих назначения Staphysagria, — пищеварительного характера (несварение или пищевая интоксикация из-за злоупотребления мясом) или нервного (гнев или обида). Ranunculus bulbosus всегда обеспокоен атмосферными изменениями или грозой. Больной Staphysagria — обычно сексуальный фанатик.

    Zincum и Nux vomica

    Zincum не выносит даже глотка вина. Nux vomica пьет вино, он его любит. Он вообще любит возбуждающие средства, у него потребность в них, т. к. он находится в состоянии постоянной усталости. Он гиперчувствителен к шуму, свету, запахам, малейшему возражению. Он постоянно думает, что о нем плохо говорят: это чрезвычайно раздражительный, возбудимый субъект, особенно когда выпьет вина. Он ведет сидячий образ жизни и его организм не выводит полностью токсины, поступившие извне или образованные в процессе жизнедеятельности.

    Для Zincum характерно спазматическое нервное состояние, такое, что малейшее употребление вина делает его больным. Он возбужден внутренне и внешне. Доминирующая характеристика — постоянное движение ног, которое сохраняется даже во сне. Наблюдаются также конвульсивные движения, которые сопровождаются нервной слабостью, в то время как Nux vomica — гиперчувствителен и страдает расстройством пищеварения.

    У обоих появляется боль, когда пьют вино. Больной Zincum не может выносить ни капли вина, он это знает и воздерживается от него, в то время как Nux vomica, не замечая, что вино ему вредит, постоянно его пьет. Nux vomica чувствует сначала тяжесть и вздутие живота, вынуждающие расстегнуть пуговицу на поясе брюк. У него внезапно в 3 часа появляется непреодолимая сонливость, где бы он ни находился в это время. Наблюдается запор со срочными и неэффективными позывами, геморроидальные узлы, постоянная портальная гиперемия. Печень — болезненная, чувствительная, имеются маленькие поверхностные варикозные расширения в правой ипохондриальной области.

    Zincum представляет противоположные симптомы: немедленное жжение в желудке, как только выпьет вина. Если он не пьет вино, то не страдает от жжения в желудке. Около 11 часов появляется голод, напоминающий голод Ignatia или Sulphur, спазматические боли после завтрака; запор с твердыми, как свинцовые шарики, испражнениями, выходящими с трудом. Значительное различие с Nux vomica.

    У обоих препаратов в патогенезе есть диарея, но в то время как диарея Zincum — спазматическая и появляется после нервного шока, диарея Nux vomica — результат несварения пищи, съеденной накануне в излишнем количестве. Утром после сна — обильная диарея и сильная головная боль. Клинически вы наблюдаете два различных субъекта. Zincum — больной с истощенной нервной системой; Nux vomica — больной с интоксикацией пищеварительного происхождения.

    Zincum и Chamomilla

    Между Zincum и Chamomilla также существует определенная несовместимость, но она менее выражена, чем между Zincum и Nux vomica.

    У обоих лекарств есть подвижность. У одного — это возбуждение психического происхождения, Chamomilla никогда не чувствует себя хорошо там, где находится. Вы даете ей то, что она просит, она отталкивает это, гневается, не может оставаться на месте. Больной Zincum сидит, но он постоянно двигает ногами, даже в кровати. Наблюдается физическое возбуждение с психическим изнурением. Индивид Chamomilla страдает от возбуждения одновременно психического и физического.

    Подвижность Chamomilla, что интересно, прекращается, когда он находится в машине, если это — ребенок; подвижность Zincum исчезает вскоре после того, как появляются выделения. Здесь наблюдается та же модальность, что и у Lachesis — улучшение во время менструаций. Как только у женщины Zincum начинаются менструации, ее нервные расстройства, возбудимость и спазмы уменьшаются. Но любопытный симптом, она тотчас же начинает кашлять, хотя нет никаких объективных нарушений со стороны дыхательных органов. Когда менструации заканчиваются, кашель исчезает, и снова появляется нервное возбуждение.

    Теперь вы понимаете всю важность знания несовместимости гомеопатических лекарственных средств. Существуют несовместимости очевидные (между такими препаратами, как Paris quadrifolia и Ferrum phosphoricum, Pulsatilla и Sepia), но есть и такие, которые необходимо объяснить. Начинающий врач-гомеопат может решить, что я излишне много времени уделяю этому вопросу, но знание несовместимостей позволяет оценить распространенность действия гомеопатических лекарств, которые адаптированы не только к известным клиническим синдромам, но также и к больным, реакции которых охарактеризованы. В этом случае вы лучше понимаете, как и почему гомеопатические лекарства должны быть «индивидуализированы», и как важно для практикующего врача-гомеопата знание этих особенностей препаратов, разделяющих их и делающих невозможным чередование и последовательное назначение в процессе гомеопатического лечения.

    ПОНИМАНИЕ ГОМЕОПАТИЧЕСКОГО СРЕДСТВА

    -

    Гомеопатическое средство должно быть не только изучено, оно должно быть понято. Врач-гомеопат должен знать (cum prehendere) не только показания к его применению, которые дают его характеристики, но и понимать границы его действия, которые показывают его связи.

    Рассмотрите простую острую болезнь: бронхит или корь. Она обычно развивается через несколько болезненных этапов или клинических стадий, чью последовательность хорошо знает любой врач. Этим клиническим стадиям, которые проявляются определенными симптомами, соответствуют гомеопатические средства, подобные имеющимся симптомокомплексам.

    Болезненным этапам соответствуют терапевтические этапы.

    Клиническим стадиям соответствуют различные лекарства.

    Но так же, как клиническая стадия является частью последовательного развития одного болезненного процесса, определяя синдром или болезнь, так же имеется терапевтическая последовательность, состоящая из серии лекарств, «связанных» общими пунктами, которые образуют «семейное родство», и опытный врач-гомеопат, определяя лекарство, думает уже о том, какое назначить в ближайшем будущем.

    И действительно, лекарства могут быть сгруппированы в семьи. Знание «семейств лекарств» очень полезно, т. к. позволяет их лучше понимать и облегчает назначения. Семьи, в свою очередь, связаны общностью назначения; они могут быть сгруппированы в «категории», определение которых не является больше терапевтическим, а лишь клиническим, т. к. относится к генезу болезни.

    Дополняющие

    -

    Лекарство называется «дополняющим» действие другого лекарства, когда оно представляет такие же патогенетические симптомы, но на другом уровне или с противоположными модальностями.

    Рассмотрим любую болезнь. Болезнь может эволюционировать в сторону выздоровления или ухудшения. Каждый раз, когда врач выписывает лекарство, он должен — особенно при лечении острого заболевания — предотвращать всякую возможность осложнения и, следовательно предвидеть необходимое терапевтическое предписание, следуя которому больной эволюционирует не к худшему, а к лучшему.

    Так, Bryonia дополняет Aconitum.

    Rhus toxicodendron дополняет Bryonia.

    Sulphur дополняет Rhus toxicodendron.

    Никогда не рассматривайте лекарство как изолированный терапевтический фактор, всегда думайте о клиническом этапе, который соответствует показанному лекарству, и предвидьте последствия.

    Когда врач назначает больному Aconitum, он должен понимать, что через некоторое время ему будет необходима Bryonia. Если врач не может предвидеть развитие болезни, что иногда трудно, он может назначить Aconitum и Bryonia в чередовании или, если он имеет дело с интеллигентным человеком, объяснить больному, когда он должен принять Bryonia.

    Возьмем лекарство Aconitum. Показание к назначению Aconitum кончается, когда больной начинает потеть: больной уже не Aconitum. В этом случае болезнь будет развиваться дальше через фебрильную стадию с испариной, подавленностью, гиперемией лица и пульсацией артерий и потребует назначения Belladonna; или все локализуется в одну болезненную фиксированную точку с жаждой, постоянным жаром, сухостью губ, беловатым языком, и вы тогда будете наблюдать стадию Bryonia.

    При приступе острого суставного ревматизма сначала появляется острая боль с характерными для Aconitum возбуждением, тревогой, жаром. Вскоре больной замирает, стараясь не двигаться, хотя ранее был подвижным. Сустав опухает, малейшее движение болезненно, но при сильном нажатии боль уменьшается — появились симптомы Bryonia. С другой стороны, предположим, что ревматизм развивается далее. У больного нет больше симптомов Bryonia, жидкость, которая образовалась, исчезла, но больной борется против угрожающего анкилоза, против ригидности, которая появляется, как только он отдыхает, он будет мобилизовываться, чтобы размять свои жесткие суставы, ему будет лучше при движении. Стадия Bryonia уступила место стадии Rhus toxicodendron.

    Aconitum, Bryonia и Rhus toxicodendron являются дополняющими средствами.

    Некоторые больные останутся на клинической стадии, соответствующей терапевтическому назначению Aconitum. в течение нескольких дней. Другие быстро пройдут эту стадию и вскоре появятся показания к назначению Bryonia, которые будут держаться очень долго, пока больной не примет Bryonia. То же и для клинического этапа, соответствующего Rhus toxicodendron. Эти последовательные стадии, которые подобны патогенезу Aconitum, Bryonia и Rhus toxicodendron, составляют, например, клинические этапы суставного острого банального ревматизма, чью обычную эволюцию прекрасно знает любой врач. Факт чрезвычайно важный: если на любом рассматриваемом этапе врач назначит необходимое подобное гомеопатическое лекарство, он значительно уменьшит продолжительность этого этапа. Все происходит, словно под влиянием правильно подобранного гомеопатического лекарства эволюция болезни была ускорена. Здесь можно понять причину быстроты выздоровления при гомеопатическом лечении. У осложнения нет времени развиться в более серьезную клиническую форму. Болезнь управляема, ускорена и сведена на нет. Больной не «испытывает», он «избегает»; врач не «следует» за больным, но он «ведет» болезнь, клинические и терапевтические проявления которых он предвидит заранее.

    Рассмотрим банальный бронхит.

    Вас вызвали к больному, который заболел после сильного охлаждения. Внезапно он почувствовал себя плохо и слег. Вы нашли его стонущим, лежащим в кровати, с гиперемией, температура поднялась до 39 °C — 40 °C. Пациент страдает от болей, которые усиливаются при дыхании, и не может лечь на болезненную сторону. Кашель сухой без каких-либо характерных признаков. Очень угнетен, тревожен и подвижен, считает, что серьезно болен и думает, что умрет. Кожа сухая и горячая, сильная жажда.

    При выслушивании выявляется общая жесткость дыхания, иногда уменьшение везикулярного дыхания с болезненной стороны. Первым делом вы думаете о легочном воспалении: бронхит? Гиперемия легких? Плеврит? Вы еще не можете предвидеть клиническую эволюцию, но вы можете точно определить лечение — Aconitum.

    На следующий день больному лучше, возбуждение исчезло, жар уменьшился, но осталась сильная жажда. Болезненная точка на боку исчезла, осталась лишь легкая боль, которую больной успокаивает, ложась на болезненную сторону. Но кашель усилился, он сухой, судорожный, ухудшающийся при малейшем движении. Как только ваш больной сел, чтобы врач мог выслушать его, он начинает кашлять и вы вынуждены прервать осмотр, так как каждый глубокий вдох вызывает кашель. Больной опасается кашлять, т. к. это усиливает боль в груди и голове, он пытается оставаться полностью неподвижным, сжимая голову двумя руками, когда кашляет, чтобы уменьшить содрогание, вызванное кашлем. Мокрота скудная или ее вовсе нет. При прослушивании выясняется что дыхание стало более жестким, появились хрипы. Диагноз становится очевидным: простой бронхит. Лекарство также легко определить — Bryonia.

    Через день при очередном посещении вы найдете этого больного очень изменившимся. Жар уменьшился, но кашель теперь влажный, особенно днем, мокрота обильная, состоящая из слизи, желтоватая, легко отхаркивается. Ночью больной спит плохо, т. к. остается сухой кашель, вынуждающий его садиться в постели. При прослушивании хрипы более влажные и распространенные. Бронхит эволюционирует, терапевтическое назначение изменяется — Bryonia уступает место Pulsatilla.

    В дальнейшем или все быстро придет в порядок, или сохраняются менее серьезные расстройства, которые не будут связаны с каким-либо клиническим симптомом. Временами днем появляется стеснение в груди, волны жара, неприятные ощущения, однако пациент почти не кашляет, лишь утром отхаркивает сероватый сгусток мокроты. При прослушивании больше ничего не обнаруживается. Вечером или ночью больной чувствует жар, он беспокоен, его температура 36,8-37 °C. Однако он боится, что болезнь возобновится, он не считает себя полностью выздоровевшим, в то время как клинически при осмотре вы больше ничего не найдете.

    Больной прав: там, где врач-аллопат ничего больше не находит, врач-гомеопат увидит показания к назначению Sulphur, прекрасного лекарства, которое, ускоряя выздоровление, предотвращает любой рецидив, возможно, не дает токсинам задерживаться в каком-либо органе.

    Aconitum, Bryonia, Pulsatilla, Sulphur — клинические стадии, обычные для простого бронхита, последовательные терапевтические этапы, а эти лекарства являются дополняющими.

    Но болезненное состояние не всегда эволюционирует в сторону выздоровления. Часто врача не позвали в начале болезни, иногда он не смог подобрать необходимое лекарство; врач, наконец, мог иметь дело с больным, у которого сопротивляемость организма к болезням ослаблена возрастом, излишествами, плохими привычками, предыдущими болезнями.

    В этом случае неожиданно однажды вечером может наблюдаться обострение: температура поднялась, появилось сильное чувство стеснения в груди, больной не прекращает кашлять. Кашель — сухой, раздражающий, болезненный, изнуряющий. Все тело сотрясается кашлем, который сопровождается жгучими болями в груди. Больной должен сесть в кровати, чтобы отхаркивать вязкую, гнойную, кровянистую и слизистую мокроту. При прослушивании определяется гиперемический легочный блок с характерным тубарным дыханием.

    Клиника соответствует отеку легкого и характерное гомеопатическое назначение — Phosphorus.

    На следующий день кажется, что опасность миновала, но больной очень ослаб. При малейшем движении его руки дрожат, и как только он хочет поднять свою голову над подушкой, у него появляется головокружение. Пациент постоянно находится в полубодрствующем состоянии, он распростерт на постели. Дыхание тяжелое и громкое, сильная одышка, нечастый спазматический кашель при малейшем употреблении пищи, особенно около 3 часов ночи. Слабость настолько велика, что для того, чтобы посадить больного, должны обложить его подушками. Кашель успокаивается после многочисленных отрыжек или после рвоты; не откашливается почти ничего, однако, при прослушивании констатируется наличие обильной слизи. Терапевтическое назначение — Antimonium tartaricum.

    Под действием лекарства слабость отступает, асфиксическая тенденция уменьшается, отделение мокроты становится все более обильным. Итак, вашему больному теперь показан Kali carbonicum, потом — Pulsatilla, и наконец — Sulphur, характерные симптомы которого подобны имеющимся клиническим симптомам.

    Phosphorus, Antimonium tartaricum, Kali carbonicum — также являются дополняющими лекарствами.

    Вы можете провести подобное изучение и хронической болезни или, скорее, болезненного хронического состояния. Эволюция в этом случае протекает значительно медленнее, но если вы умеете хорошо наблюдать вашего больного, вы отметите серию болезненных проявлений, которые следуют друг за другом, т. е. серию болезненных этапов, соответствующих нескольким различным лекарствам. Следуя хронологическому порядку появления этих болезненных проявлений, вы определите точный генез сегодняшнего состояния. Вы поймете последовательные трансформации организма, вы установите, наконец, стадии трансмутации субъекта. Но в то же время вы сможете ретроспективно определить основные лекарства, которые были бы показаны для каждого выявленного этапа. Вы можете также установить полный список одновременно клинический (болезненные предшествующие состояния) и терапевтический (глубоко действующие лекарства, которые могли быть предписаны).

    Это представляет не только теоретический интерес. Часто врач, назначая больному хроническим заболеванием лекарство, замечает любопытный феномен. Больной говорит: «Мне лучше, я чувствую себя менее усталым; болезни, из-за которых я к вам обратился за консультацией излечиваются, но странно, у меня появляются старые симптомы и старые болезни, которые я перенес 10–15 лет назад, когда только начинал заболевать». Все происходит, словно человек последовательно переносит в противоположном направлении стадии болезни, которые он уже давно прошел. Так удается гомеопатическим лечением, точно обозначающим этапы выздоровления, возвратить больного в его нормальное состояние. Это выздоровление может протекать только последовательными этапами, требующими назначения различных лекарств, которые являются дополняющими.

    Лекарства объединяют различные связи:

    — терапевтические;

    — клинико-терапевтические;

    — клинические.

    Они должны быть тщательно изучены.

    Терапевтические связи

    -

    Острая болезнь всегда является особой формой проявления патологического состояния по отношению к предшествующему состоянию человека. Хроническая болезнь представляет в своей эволюции периоды обострения болезни, пароксизмальные проявления.

    Любому острому проявлению соответствует лекарство острого, «пароксизмального состояния».

    Любому хроническому проявлению соответствует основное глубоко действующее лекарство.

    Рассмотрим примеры.

    Belladonna — Calcarea carbonica

    О каком основном лекарстве может подумать врач, когда дает Belladonna? Вы знаете клинические характеристики Belladonna: испарина, невозможность двигаться, гиперемия лица. Больной удручен. Если вы его видите в обычной жизни, то он, как правило, медлителен, апатичен. Например, это ребенок, который будет медленно воспринимать, медленно двигаться, у него будет эта «болезненная мудрость», заставляющая его не двигаться, потому что от движения становится хуже. Он типичный Calcarea carbonica. В действительности, всегда у больного Calcarea carbonica (я говорю не о субъекте карбонической конституции, а о больном, нуждающемся в Calcarea carbonica для излечения своего хронического заболевания) при острых состояниях будут появляться симптомы, указывающие на необходимость назначения Belladonna.

    Aconitum — Sulphur

    Симптомы Aconitum при пароксизмальном состоянии появятся у субъекта Sulphur, а не у субъекта Calcarea carbonica. Вы знаете разницу, которая существует между этими двумя лекарствами: Sulphur всегда красный, жгучий, активный; он пытается вывести из организма аутотоксины. Наоборот, Calcarea carbonica — «кислый» больной, апатичный, бледный, охлажденный. Но когда у Sulphur имеется жар, он никогда не похож на Belladonna, т. к. он не удручен, у него, наоборот, возбуждение, страхи, жар с сухой кожей, без пота, в отличие от обычного возбуждения Sulphur.

    Все выглядит так, словно при остром состоянии, которому соответствует пароксизмальное лекарство, усиливается обычное хроническое состояние, которому соответствует основное лекарство, обычно показанное больному.

    Pulsatilla — Silicea

    Существует много дополняющих Pulsatilla лекарств, одно из которых особенно интересно — это Silicea.

    Основная характеристика Pulsatilla — это густые выделения, желтоватые, не раздражающие. Больной выделяет токсины через слизистые с сопутствующей венозной гиперемией. Когда элиминация происходит с образованием фистулы, появляется абсцесс и деминерализация — это показания для Silicea. Больной худеет, хотя ест хорошо.

    Если вы рассмотрите психику Pulsatilla и Silicea, то заметите большое сходство. Pulsatilla — смиренная, нежная, боязливая; Silicea — вялая, не хочет, чтобы к ней приближались, всегда боится, угнетена.

    Chamomilla — Magnesia carbonica

    В патогенезе обоих препаратов имеется диарея, повышенная кислотность, сильные невралгические боли, расстройства при прорезывании зубов. Но Chamomilla представляет более острые реакции, больной не может терпеть малейшую боль вследствие настоящей непереносимости боли; он чрезвычайно подвижен. Magnesia carbonica — угнетен, удручен своими страданиями. Все его секреции и выделения кислые и имеют стойкий запах — пот, рвота, диарея. Chamomilla — необычайно подвижная, Magnesia carbonica — угнетенная, истощенная.

    Colocynthis — Magnesia phosphorica

    Та же связь имеется и между Colocynthis и Magnesia phosphorica. Оба лекарства имеют в своем патогенезе одни и те же острые спастические боли в животе, которые вынуждают больного согнуться вдвое, лечь на живот. Больному легче, когда он выпустил газы, но через небольшой промежуток времени боль возвращается.

    Magnesia phosphorica — хронический аналог Colocynthis. Colocynthis соответствует острому, пароксизмальному состоянию больного Magnesia phosphorica. Он представляет такую же боль, но не с такой интенсивностью, и вызвана она другими причинами. У Magnesia phosphorica хронические колики с хроническим энтеритом. У Colocynthis — острые боли, спровоцированные или холодом, или гневом, или обидой. Тогда больной представляет патогенез Colocynthis со спазмами в животе, которые заставляют его согнуться вдвое и которые временно уменьшаются при отхождении газов.

    Связи, которые мы описали, между Belladonna и Calcarea carbonica, Aconitum и Sulphur, Chamomilla и Magnesia carbonica, Colocynthis и Magnesia phosphorica — это связи, дополняющие только в терапевтическом смысле. Патогенетические симптомы те же, но у одного лекарства они соответствуют пароксизмальным состояниям, у другого — обычным проявлениям темперамента, т. е. конституциональному типу, или хроническому болезненному состоянию.

    Во всех справочниках по гомеопатической Materia Medica упоминаются эти связи. При изучении любого лекарства вы найдете в его патогенезе симптомы всех указанных дополняющих препаратов. Нужно только знать, в каком случае основное хроническое лекарство дополняет и углубляет действие лекарства острого состояния — это бывает в том случае, когда патогенетические симптомы одинаковые или когда они более выражены, или имеют противоположные модальности.

    Клинико-терапевтические связи труднее воспринимать, так как вы должны противопоставить не только два патогенеза, но также два соответствующих клинических синдрома, оценить их двойное отношение и высказать свое суждение.

    Клинико-терапевтические связи

    Apis — Natrum muriaticum

    Дополняющие связи, которые могут существовать между Apis, ядом пчелы и Natrum muriaticum, хлористым натрием, не заметны на первый взгляд.

    Оставьте на минуту в стороне патогенетические симптомы двух лекарств. Понаблюдайте, что происходит, когда дети возвращаются с берега моря. Родители очарованы: у ребенка хороший цвет лица и они думают, что, наконец-то, этой зимой он не будет болеть. Неделю спустя после возвращения в город у ребенка неожиданно появляются сильные острые симптомы. Температура поднялась, появились признаки менингита, плевролегочные проявления; сразу можно подумать о менингите или плеврите, острые проявления которых развиваются аналогично симптомам Apis. Все происходит так, словно у маленького больного, который был подвержен на берегу моря воздействию морского воздуха, содержащего хлорид натрия, развиваются после возвращения симптомы Apis.

    Я вспоминаю также случай с девочкой моего коллеги, которая была больна туберкулезом. По возвращении с берега моря, у нее появились симптомы менингита с менингиальной ригидностью мышц затылка, симптом Кернига, прострация, крики и т. д. Все прошло через 36 часов после назначения Apis.

    Но нужно знать дополняющую связь, существующую между Apis и Natrum muriaticum не только с клинической точки зрения, но также и с терапевтической.

    Оба вызывают отек, но у Natrum muriaticum отек постоянный, потому, что больной сохраняет воду в организме, не выводя ее в достаточном количестве. У больного Apis мгновенный отек, острый, сильный, как при укусе пчелы; этот отек в основном розовый, очень болезненный, с ощущением колющих жгучих болей, как иголками, раскаленными на в огне. Наблюдается обострение при жаре и от теплых компрессов. Хотя жар сильный, характерно отсутствие жажды и постоянные ознобы.

    Связь Natrum muriaticum и Apis играет важную роль как в одном случае, так и в другом. Я не говорю, что Apis, для которого характерны внезапные и сильные реакции, сразу же эволюционирует в стадию Natrum muriaticum, но каждый раз, когда вы наблюдаете серьезную острую реакцию: менингит, плеврит или воспаление сустава, нуждающийся в Apis, вы наблюдаете затем деминерализацию и похудение, которое может остановить только одно лекарство — Natrum muriaticum.

    Итак, дополняющая связь — клиническая (например, действие хлорированного воздуха к яду Apis, симптомы которого появляются у субъекта, долго пробывшего на море), или терапевтическая (от Apis к Natrum muriaticum, когда у пациента Natrum muriaticum проявились внезапно обычные симптомы Apis) существует, и ее необходимо знать.

    Chelidonium — Lycopodium

    Обследуя больного, жалующегося на боль в правом плече, желтуху с золотисто-желтой или красновато-коричневой мочой, обесцвечивание кала, горький привкус во рту и ухудшение около 11 часов утра и в 17 часов вечера, врач подумает о Chelidonium. Этому пациенту после приема Chelidonium стало лучше: он меньше страдает, меньше запор, т. е. он переходит на другую стадию, развивается новое состояние, которое характеризуется сильным метеоризмом со вспучиванием живота, скудным мочеотделением (моча с небольшим количеством мочевины, стойкость индикана, легкие следы уробилина). Он не сможет поправиться: каждую минуту он будет спрашивать что-то, будет чувствовать себя ослабевшим и угнетенным. Необходимое на этой стадии лекарство — Lycopodium.

    Связь между Lycopodium и Chelidonium — дополняющая, но только Chelidonium может быть лекарством пароксизмального состояния субъекта Lycopodium, а не наоборот. Связь идет именно от Chelidonium к Lycopodium, т. к. у этих двух лекарств главный орган, который поражен — это печень. Нарушения со стороны печени всегда должны заставлять врача подумать о Lycopodium или Chelidonium. Без сомнения, существует множество других печеночных средств, но вы не найдете ни у одного их них такие тесные клинические и терапевтические связи.

    Nux vomica — Sepia

    Связь между Nux vomica и Sepia хорошо объясняется. Оба лекарства вызывают портальную гиперемию, периодическую у Nux vomica и постоянную у Sepia. У Sepia наблюдается также гиперемия органов малого таза; все зафиксировано. Причем у Sepia эта гиперемия постоянна, тогда как у Nux vomica она зависит от режима человека или от более или Менее сильной перерузки.

    Nux vomica и Sepia — два дополняющих друг друга лекарства. Старые гомеопаты даже говорили, что Nux vomica усиливает действие Sepia; когда они назначали Sepia 30 или Sepia 200, то давали затем Nux vomica, чтобы усилить действие Sepia. Назначая Nux vomica, они действовали на систему кровообращения больного Sepia, чтобы позволить ему быстрее вывести токсины.

    Если больной Nux vomica эволюционирует к Sepia или больной Sepia эволюционирует к Nux vomica, то и тот, и другой будет нуждаться в назначении Tuberculinum, чтобы полностью вылечиться, т. к. патогенез Sepia почти всегда связан с туберкулиновой интоксикацией. Эволюция к клинической стадии Sepia является не только указанием на необходимость лекарства Sepia. Она указывает также на присутствие латентного болезненного состояния, вызванного туберкулиновой интоксикацией, которое врач мог ранее уже подозревать и которое четко вырисовывается теперь, обязывая врача «предвидеть» необходимую терапию, чтобы предохранить больного в будущем.

    Дополняющие связи не должны изучаться в узком смысле этого слова; не нужно автоматически давать Silicea потому, что выписали Pulsatilla, так как может быть показано другое лекарство. Назначение подчиняется не только теоретическим данным, оно обусловлено не только патогенетическим значением лекарства, но также клиническими связями, которые врач должен уметь находить.

    Клинические связи

    Существуют чисто клинические связи, объединяющие гомеопатические лекарства между собой. Когда опытный врач находит у больного показания к назначению определенных лекарств, он часто может предположить или точно определить органическое поражение, о котором идет речь или токсинную природу рассматриваемого болезненного состояния.

    Гомеопатический диагноз не основывается только на определении лекарства, подобранного на основании подобия, которое существует между наблюдаемыми симптомами и установленным патогенезом лекарственного средства. Гомеопатический диагноз — одновременно клинический и терапевтический, ставится не только на основании внешних признаков, но требует знания глубоких причин, которые постепенно привели пациента к наблюдаемому болезненному состоянию.

    Когда врач обследует пациента, у которого четкие указания к назначению Nux vomica, Pulsatilla или Phytolacca, он должен рассуждать следующим образом: почему больной стал Nux vomica, Pulsatilla или Phytolacca? Почему ему стало необходимо одно из этих лекарств? Интерпретируя причины появления выраженных расстройств, зная тесные связи, которые объединяют лекарства с функциональными и органическими нарушениями, врач может осуществить то, что я называю «глубокая диагностика».

    Когда врач будет знать одновременно терапевтическое действие лекарства и болезненные проявления, которым оно соответствует, диагноз будет полным, т. к. если наблюдение больного приводит врача к диагнозу лекарства, то наоборот, назначение лекарства обязательно приведет врача к клиническому диагнозу, но не к «медицинской этикетке», характеризующей синдром или болезнь, как это принято в аллопатической медицине, а к действительному генезису наблюдаемых расстройств, к реальной природе рассматриваемого болезненного состояния.

    Пациент Nux vomica ведет сидячий образ жизни, страдает от тяжести в желудке и геморроидальных узлов, у него дремота после еды, запор с неэффективными позывами и бессонница. Клинический осмотр позволяет констатировать наличие диспепсических расстройств с гиперемией печени. В последующем врач подумает о нарушении, вызванном излишествами, и отнесет рассматриваемые расстройства к аутоинтоксикации из-за печеночной недостаточности. В этом случае будут необходимы дополнительные лекарства: Lycopodium или Sulphur.

    Больной Pulsatilla — всегда туберкулиник. Чрезвычайная изменчивость симптомов, воспаление слизистых, которое проявляется желтоватыми выделениями, цианоз конечностей и внезапная гиперемия — все эти характерные расстройства Pulsatilla разве не являются также основными симптомами туберкулинического состояния? Назначение Pulsatilla приведет к последующему назначению Tuberculinum.

    Пациент Phytolocca постоянно усталый. Он жалуется на ломоту в суставах, чувство разбитости, изнурение. Он страдает от болей: одни неврастенические, как удар тока, другие локализованы глубоко в костях, но все они усиливаются ночью. Лимфоузлы увеличенные и твердые, как дерево; появляются уплотнения в молочных железах. Врач сразу подумает о существовании и совокупности наследственных и приобретенных свойств организма, характеризующихся предрасположенностью к сифилитическому заболеванию, т. к. вы знаете тесные связи, которые объединяют Phytolocca и Syphilinum.

    Изучайте вашего больного не только для того, чтобы определить гомеопатическое средство, которое подобно его состоянию, но чтобы также узнать, почему симптомы именно этого лекарства появились у больного, чтобы отдавать отчет в глубоких причинах, которые привели его к появлению сегодняшних симптомов. Работая таким образом, врач-гомеопат уточняет свой диагноз, подтверждение правильности которого появится, когда врач констатирует улучшение нарушений со стороны желудка и печени при назначении Nux vomica, нормализацию кровообращения и токсических расстройств при назначении Pulsatilla, изнурения и болей — Phytolocca. Но вы знаете, что Nux vomica, Pulsatilla или Phytolocca не вылечат полностью больного, они только временно улучшат его состояние. Окончательное выздоровление наступит при назначении более глубокого лечения, клиническое определение которого вам уже знакомо с вашего первого терапевтического диагноза.

    Наоборот, при поиске причины заболевания пациента, вы сможете установить связи, необходимые для уточнения клинического диагноза. Если вы рассматриваете индивида, который выздоровел после назначения потенцированного Tuberculinum или Syphilinum, вы делаете логический вывод, что болезненное состояние вызвали токсины туберкулинической или сифилитической природы. Вы установите тесную связь между симптоматической картиной, которую представляет такой больной, и рассматриваемым токсином.

    Итак, существуют клинические связи между лекарствами; эти связи врач должен тщательно изучить. Их знание позволит ему лучше понять своего больного, выявить реальные глубокие причины его состояния, оценить реакции, значимое выражение которых он интерпретирует. Больной организм сам указывает врачу лекарство для настоящего момента и лечение, которого требует его прошлое.

    Врач должен терпеливо выслушать жалобы своего больного, тщательно записать все его реакции, тщательно собрать все симптомы, имеющиеся у больного, и их достаточно для того, кто умеет видеть. Определение конституции больного, карбонической, фосфорической или фтористой, дает врачу ценные знания о его биологической эволюции и наследственности. Кожа, слизистые, радужная оболочка глаз открывают важные симптомы, которые очевидно проявляются потому, что клинический диагноз не факт анализа, а результат полного синтеза, которые наконец позволяет понять (cum prehendere) больного и назначить индивидуальное лечение, необходимое именно этому человеку.

    Семейства лекарств

    -

    Дополняющие связи, объединяющие лекарства между собой, позволяют сгруппировать их определенным образом в семейства, которые можно систематизировать по клиническому, терапевтическому или типологическому порядку.

    Клинический порядок

    -

    Рассматривая болезнь или синдром, вы заметите последовательные стадии в эволюции к выздоровлению, обычное развитие которых мы уже изучили. Но мы можем рассмотреть эволюцию и в сторону ухудшения состояния: интересно пронаблюдать, как показанные лекарства дополняют одно другое при прогрессировании заболевания. Возьмем простой пример: детская зеленая диарея

    Какие лекарства, показанные при этом патологическом состоянии, можно сгруппировать в последовательном порядке при ухудшении, опираясь на дополняющие связи? Это три основных лекарства: Aconitum, Argentum nitricum, Magnesia carbonica.

    Aconitum

    После действия холода у ребенка внезапно появилась диарея, напоминающая мелко порезанный шпинат. Вскоре появляются характерные показания Aconitum: ребенок испуган, боится, кричит (если он совсем маленький, он не хочет, чтобы к нему приближались), у него жар, кожа сухая, без испарины. Это болезненное состояние спровоцировано холодом. Диарея непродолжительная, серьезной патологии нет. В этом случае Aconitum хорошо помогает.

    Argentum nitricum

    У ребенка, болеющего уже некоторое время, диарея, напоминающая нарезанный шпинат, проявляется почти каждый день. В этом случае также имеются характерные симптомы Aconitum, но здесь диарея не разовая, вызванная действием холода, она продолжается уже достаточно долго, налицо энтерит, почти хронический. Кстати, желудочные растройства проявляются по-разному; в данном случае наблюдается вздутие живота и чрезмерный метеоризм; громкие и дурнопахнущие газы сопутствуют разбрызгивающимся испражнениям. Отмечается также отрыжка. Наконец, маленькая деталь: ребенок любит сладкое, употребляет напитки с сахаром, ест слишком много конфет или, если этого ребенка вскармливает кормилица, то последняя злоупотребляет сахаром, диагноз: Argentum nitricum.

    Диарея Argentum nitricum серьезнее, чем диарея Aconitum, т. к. вызвана нарушениями со стороны печени.

    Magnesia carbonica

    Посмотрите на испражнения: они зеленоватые, пенистые, как икра лягушки, с очень кислым запахом. Это характерные показания к назначению Magnesia carbonica.

    Magnesia carbonica соответствует более серьезной стадии развития заболевания, чем два предыдущих лекарства: Aconitum соответствовал острой, разовой диарее, вызванной действием холода, Argentum nitricum — энтериту в сочетании с несильной печеночной недостаточностью, вызванной чрезмерным употреблением сахара. При Magnesia carbonica ребенок очень страдает. Он испытывает ощущение тяжести и очень болезненные колики, более выраженные в области слепой кишки, которые принуждают его согнуться пополам (Colocynthis имеет такие же боли, но они разовые и непродолжительные) и уменьшаются при обильном от- хождении газа. К тому же больной не может выносить молоко, т. к. не может его переваривать, его рвет.

    Эти три клинические формы, каждой из которых соответствует свое лекарство, могут появляться последовательно друг за другом и могут быть рассмотрены как дополняющие при определенном виде диареи, как в порядке терапевтическом, так и клиническом. Теперь вам становится понятен переход от одного лекарства к другому: если вы пропустили этап Aconitum, вы наблюдаете этап Argentum nitricum, если вы пропустили этап Argeutum nitricum, больному становится хуже и он переходит на этап Magnesia carbonica.

    Возьмем другой простой пример: диарея, появляющаяся при прорезывании зубов.

    Три основных лекарства:

    Chamomilla, Podophyllum, Aethusa cynapium.

    Эти три лекарства соответствуют трем последовательным стадиям при прогрессирующем ухудшении.

    Chamomilla

    У малыша вздутый живот, он страдает от спастических болей в животе из-за метеоризма, отхождение газов не облегчает его состояние. Колики очень сильные, заставляющие согнуться пополам. Диарея появляется в основном ночью; испражнения горячие, жгучие, водянистые, иногда зеленые, но всегда похожие на мелкорубленые яйца. У них отвратительный запах протухшего яйца. Эта диарея Chamomilla характерна для ребенка, у которого начинаются прорезываться зубы и у которого одна щека красная, другую — бледная, одна сторона лица теплая, другая — холодная. Это является характерным указанием на Chamomilla.

    С другой стороны, ребенок пребывает в состоянии постоянной подавленности; он не может спокойно сидеть на одном месте. Chamomilla возбужден потому, что он никогда не доволен: когда ему дают вещь, которую он просит, он отбрасывает ее; это ребенок, который никогда не удовлетворен и, что интересно, эта возбужденность исчезает, как только он начинает двигаться.

    Как только ребенка начинают укачивать, взяв на руки или положив в коляску, он перестает кричать.

    Клиническая картина точно соответствует патогенезу Chamomilla.

    Podophyllum

    Испражнения более обильные, но всегда водянистые, и они вылетают, словно струя из крана. Они желтоватые, а не зеленоватые; очень дурно пахнут, им предшествует громкое урчание в животе. Маленький феномен: выпадение прямой кишки во время дефекации, что является характерным указанием на Podophyllum.

    У Chamomilla речь шла только о рефлекторных пищеварительных расстройствах, появляющихся при прорезывании зубов. У Podophyllum нарушена деятельность печени: диарея желтая, печень болезненная, чувствительна к надавливанию и малыш все время потирает рукой правую ипохондриальную область — характерный жест пациента podophyllum.

    Aethusa cynapium

    Вот еще один ребенок с диареей во время прорезывания зубов, но у него более тревожные симптомы: быстрое и значительное похудение, постоянная сонливость. Основное показание: он не переносит молоко, его сразу же вырывает большими кислыми сгустками. Полная непроходимость. Испражнения водянистые, зеленоватые и липкие. Они сопровождаются конвульсиями, слабостью, прострацией.

    Здесь вы видите три последовательных этапа, через которые может проходить ребенок с диареей во время прорезывания зубов, и когда вас позвали к нему, вы можете застать его нуждающимся в Aethusa cynapium, в то время как перед этим ему был нужен Podophyllum, а в самом начале — Chamomilla.

    Теперь любопытно провести параллель между этими двумя маленькими группами лекарств и изучить их не в вертикальном порядке по степени тяжести состояния, а в горизонтальном.

    Acontum, — Chamomilla,

    Argentum nitricum, — Podophyllum,

    Magnesia carbonica, — Aethusa cynapium.

    Aconitum и Chamomilla имеют общую характеристику: непереносимость боли, болезненные состояния или функциональные нарушения, спровоцированные холодом. Оба очень подвижны.

    Argentum nitricum и Podophyllum также имеют общие симптомы. И там, и там наблюдается поражение печени: легкая печеночная недостаточность у субъекта Argentum nitricum, которая поддерживается неумеренным употреблением сахара; гиперемия печени у больного Podophyllum.

    Наконец, после излечения малыша с помощью Aethusa cynapium, врач часто вынужден назначать Magnesia carbonica, чтобы уменьшить кислотность пищеварительного тракта и нормализовать деятельность желудка и кишечника. Не следует забывать, что оба препарата полностью не переносят молоко: Magnesia carbonica — химическое вещество и препарат для лечения хронического состояния; Aethusa cynapium — растительный препарат и используется при острых состояниях.

    Мы не станем рассматривать все дополняющие препараты, связи которых с клинической точки зрения позволяют объединить лекарства в группы. На практике вы довольно четко обнаружите эти связи. Достаточно, чтобы вы поняли их значимость, чтобы не игнорировать их.

    Наконец, вместо того, чтобы изучать болезнь или синдром, вы можете подробно изучить какое-нибудь лекарство и установить его связи с другими лекарстаами и дополняющие его препараты.

    Рассмотрим в качестве примера следующие препараты.

    Abrotanum

    Как правило, Abrotanum показан детям с атрепсией или страдающих от нарушения пищеварения, вызванного туберкулезом брюшной полости, табесом брыжейки или туберкулезным перитонитом. Другой клинический синдром, при котором показан этот препарат, — псевдоревматическая инфекция, чередующаяся с приступами энтероколита: суставные проявления сменяются желудочно-кишечными расстройствами, как правило туберкулезной этиологии.

    Пациент Abrotanum — тяжелый больной. И если после приема этого лекарства появляется тенденция к улучшению, эволюция болезненного состояния проходит, как правило, через последовательные этапы, соответствующие Bryonia, затем Lycopodium или Natrum muriaticum. Или, в другом случае, после назначения Abrotanum может появиться клиника Arsenicum album, затем Psorinum или Natrum muriaticum.

    Острое состояние с появлением экссудата всегда служит свидетельством проявления защитных сил организма: резорбция жидкости, как хорошо известно, производит антитоксическое действие. Bryonia — это препарат, который показан при острых состояниях с появлением экссудата в суставных полостях, сердечной сумке, плевральной или брюшной полости. Больной старается как можно меньше двигаться, т. к. боли усиливаются даже при малейшем движении, но уменьшаются при сильном надавливании. Чрезвычайная сухость слизистых с неутолимой жаждой контрастирует с выделением жидкости из серозных оболочек в полости. Но подобное состояние является скорее свидетельством целительного действия защитных сил организма.

    Но появившаяся боль может быть следствием реакции со стороны печени, и в этом случае наблюдается красная моча, а боль в правой ипохондриальной области такая сильная, что больной не может дышать или кашлять из-за чувствительности печени. Клинические проявления свидетельствуют о поражении печени и указывают на Lycopodium, что не удивительно, т. к. патогенезы этих двух препаратов похожи. В обоих случаях больные имеют старческий вид, морщинистое лицо, оба слабые и исхудалые, особенно в нижней части, у обоих наблюдается чередование запора и поноса, причем живот вздут.

    Abrotanum — Bryonia — Lycopodium — эти три этапа наблюдаются, когда болезнь эволюционирует в сторону улучшения и лечение закончится выздоровлением. А если болезнь развивается по этапам Lycopodium — Abrotanum, то это свидетельствует об утяжелении состояния, т. к. для Abrotanum характерно более выраженное поражение и слабость с увеличением лимфатических узлов и диареей.

    Эти же симптомы есть и в патогенезе Arsenicum album, который часто назначают после Abrotanum в тех случаях, когда на первый план выходят нарушения со стороны кровообращения или увеличение лимфоузлов, а не симптомы со стороны серозных оболочек или печени. В этом случае появляются кишечные симптомы (гнилостная жгучая диарея с рвотой) или кожные (чешуевидная эрупция с жжением и зудом, уменьшающаяся от местного тепла).

    Ребенок Abrotanum «холодный», поэтому у него не появляются симптомы, указывающие на Sulphur, чей внутренний жар десятикратно усиливается при действии защитных сил организма (жжение, краснота естественных отверстий тела, поиск прохладного места и т. д.). Его защитные силы едва способны реагировать на болезнь, и в этом случае необходимо назначить Psorinum, особенно если раньше его «вылечили» от экземы, замазав ее мазью.

    Abrotanum — Arsenicum album — Psorinum — этапы улучшения состояния, заканчивающиеся выздоровлением. Если болезнь развивается по этапам Psorinum — Arsenicum album — Abrotanum, то это свидетельствует об ухудшении состояния пациента.

    Наконец, когда больной уже перешел на стадию Bryonia или Arsenicum album или даже остается на стадии Abrotanum, у него могут выйти на первый план симптомы Natrum muriaticum: сильное исхудание, хотя ребенок и нормально кушает, сильная мышечная слабость до такой степени, что даже не может прямо держать голову и т. д. Сильная деминерализация организма, которая глубоко и достаточно быстро изменяет метаболизм в организме, требует глубоко и быстродействующего лекарства, каким и является Natrum muriaticum в высокой потенции. Действие этого препарата будет еще более эффективным, если предварительно будет нормализована деятельность печени (.Lycopodium) или нейтрализовано влияние миазма Psora (Psorinum).

    Apis

    Больной Apis имеет сильнейшую туберкулиновую интоксикацию. Острое воспаление и внезапный отек являются доминирующими характеристиками в патогенезе этого препарата, который назначается в основном при внезапно появившихся состояниях: у человека внешне здорового за несколько часов развивается тяжелейшее патологическое состояние. Выраженность и сила внешних проявлений, характерных для Apis, объясняется глубинной причиной болезненного состояния. В первую очередь при воспалении поражаются оболочки, что проявляется появлением отека слизистой или отека, локализованного в подкожной клетчатке, а также появлением экссудата в полостях, выстланных серозной тканью — плевральная полость, брюшная, перикардиальная, мозговая и суставные. Затем нарушается работа почек: олигурия и альбуминурия свидетельствуют о серьезности поражения, быстрое прогрессирование которого приводит к коме.

    Врачу необходимо помнить два характерных симптома этого препарата: острые, колющие и жгучие, как от раскаленных иголок, чрезвычайно сильные боли, усиливающиеся от тепла и в покое, и уменьшающиеся от холодных компрессов и при движении, и отсутствие жажды? даже при сильнейшем жаре.

    На первый взгляд, подобные симптомы имеются в патогенезе многих лекарств. Например, в патогенезе Arsenicum album мы также находи локализованные или общие отеки, жгучую боль, уменьшающуюся от тепла, глубокое поражение органов (легочная гиперемия или альбуминурия), особое действие на некоторые серозные оболочки (водянка брюшной полости); Bryonia показана при экссудате в плевральной полости или суставных сумках, только модальности у нее противоположные — улучшение в покое и ухудшение при движении; Cantharis показан при остром нефрите, a Kali carbonicum — при любых воспалительных состояниях с колющими болями, локализованным отеком и т. д. Казалось бы, почему не использовать в подобных состояниях вышеуказанные препараты?

    Все дело в том, что у Apis есть одна доминирующая характеристика, которая делает его незаменимым: все наблюдаемые расстройства являются вторичными и обусловлены действием миазма, скрытого от нашего взора. Поэтому складывается впечатление, что у совершенно здорового человека вдруг ни с того ни с сего за считанные часы развилось тяжелейшее болезненное состояние. В действительности же острый отек легкого или менингит, отит или нефрит, крапивница или рожистое воспаление являются видимым проявлением скрытого глубоко внутри организма и постоянно эволюционирующего миазма. При своевременном назначении Apis, если оно действительно показано в данном случае, состояние больного сразу же начнет улучшаться: все эти болезненные проявления, серьезность которых, казалось бы, предполагает тяжелые поражения внутренних органов, быстро и бесследно исчезают. Обычно все происходит так быстро, что врач-аллопат, наблюдая за действием гомеопатического лекарства, не может поверить в реальность происходящего.

    Острый приступ болезни удалось нейтрализовать, но причина не устранена, и если не провести соответствующее антимиазматическое лечение, то новый острый приступ не заставит себя долго ждать. Внимательно понаблюдайте за своим пациентом и вы обнаружите характерные симптомы, которые имелись и до приступа, но которым ни лечащий врач-аллопат, ни сам больной не придавали особого значения: нервная нестабильность, меняющиеся и блуждающие боли, дрожь без жара, полное отсутствие жажды, запоры, скудные и прерывистые менструации, венозная гиперемия конечностей. Все эти симптомы указывают на Pulsatilla, а синдром Apis теперь представляется пароксизмом усиления этих симптомов. Pulsatilla относится к туберкулиновой токсинной категории; синдром Apis является пароксизмальным проявлением кризиса выведения. Патогенез Pulsatilla представляет собой проявление латентной интоксикации, очевидной для того, кто умеет наблюдать. Синдром Apis является выраженной защитной реакцией организма, которая проявляется выделением токсинов через секрет серозных оболочек, резорбция которых является одновременно и аутоиммунизацией, благотворной для организма.

    Apis — Pulsatilla — логически вытекающая последовательность назначения препаратов, что подтверждается и наличием показаний к применению этих препаратов.

    Сравнивая характерные симптомы Apis с аналогичными симптомами других препаратов, вы увидите, что Apis по силе своего действия располагается между Natrum muriaticum и Tuberculinum. Мы знаем, что у больного, нуждающегося в Natrum muriaticum, нарушен минеральный обмен: он худой, ослабленный, апатичный, угнетенный около 10 часов утра. Пациент обычно жалуется на периодические сильные головные боли, усиливающиеся при умственном напряжении, на появляющиеся время от времени непродолжительные отеки век, лица и лодыжек, на длительные запоры, частые насморки, нерегулярные менструации, на быстропроходящие кожные эрупции, экзематозные или герпесные высыпания. Он худеет, хотя нормально питается, ему всегда холодно и он не может согреться. Все его болезненные проявления нерегулярные и неуправляемые, даже сердечные сокращения, когда ритм сердца нарушается во время отдыха.

    Когда эти состояния внезапно обостряются, мы видим клинику, характерную именно для назначения Apis. У больных Natrum muriaticum минеральный обмен нарушен не очень сильно и они также относятся к группе туберкулиновой интоксикации. Когда такой человек находится на берегу моря, его состояние улучшается объективно и субъективно, он даже набирает вес. Но после его возвращения в город уже через пару дней внезапно развиваются серьезные болезненные состояния, клиника которых указывает на необходимость Apis. Если в этот период Apis не был назначен, то суставные боли сменяются суставным ревматизмом в тяжелейшей форме; симптомы со стороны мозговых оболочек — клиникой туберкулезного менингита, плевролегочная гиперемия — тяжелым плевритом, что является прелюдией скорого туберкулеза.

    Natrum muriaticum — Apis является важной клинической и терапевтической связью, которую обязательно должен знать каждый врач-гомеопат. Одна-единственная доза Natrum muriaticum 200 C, данная вовремя ребенку с туберкулиновой интоксикацией, позволяет избежать любых осложнений, а несколько доз Apis 30 C, принятых ребенком, у которого наблюдается улучшение состояния на морском берегу, надежно гарантирует нас от неожиданного появления острых приступов при его возвращении в город.

    Tuberculinum является обязательным дополняющим Apis средством. Это очевидное заключение логично вытекает из знания реальной глубокой причины имеющегося болезненного состояния, которое предшествует появлению симптомокомплекса Apis. Любой больной с туберкулиновой интоксикацией должен быть дренирован или иммунизирован. Но было бы неосторожным назначать Tuberculinum сразу после Apis, когда пациент только начинает выздоравливать. Гораздо полезнее в этой ситуации назначить сначала такие препараты, как Pulsatilla или Natrum muriaticum, которые способствуют более быстрому и эффективному выводу токсинов, т. е. дренируют организм. После чего появятся симптомы, указывающие на необходимость назначения Tuberculinum 1000. Иногда, чтобы избежать осложнений при сильной дополнительной внешней туберкулинной интоксикации, назначается высокопотенцированная сыворотка Marmoreck.


    Эти два примера я привел с целью показать, как можно изучать гомеопатическую Materia Medica и какую большую пользу может дать такое изучение врачу. В этих примерах много подробностей, которые мои коллеги, врачи-гомеопаты, сочтут излишними, но я считаю их необходимыми, т. к. адресую эти объяснения врачам, которые еще пока мало знакомы или вовсе не знакомы с гомеопатической терапией и желают побольше узнать об этом методе, понять его и использовать в своей повседневной практике на благо больным.


    Теперь, когда вы уже знаете, как можно сгруппировать лекарства по клиническим показаниям, попробуем объединить их в группы по терапевтическим характеристикам.

    Терапевтический порядок

    -

    Сравнивая патогенезы различных препаратов, можно заметить, что вокруг глубоко действующего лекарства всегда группируются несколько лекарств пароксизмальных состояний, показания к назначению которых соответствуют обострению некоторых характерных синдромов этого основного лекарства. Из этого следует, что можно выделить группу лекарств, состоящую из основного глубоко действующего лекарства хронического состояния вокруг которого группируются определенные лекарства острых состояний. Мы можем описать таким образом, например, группу Sulphur, группу Thuja, группу Lycopodium, группу Natrum muriaticum и т. д. Но не следует забывать, что каждое глубоко действующее лекарство хронических состояний по своим сенсорным, функциональным или органическим проявлениям соответствует одной из токсинных категорий. Поэтому обязательно нужно знать, к какой токсинной категории относится рассматриваемая группа лекарств.

    Группы лекарств

    Мы не можем рассмотреть здесь все группы лекарств, это вы найдете в специальной литературе. В качестве примера мы разберем всего три группы: группу Natrum muriaticum (во всех деталях), группу Nitricum acidum и группу Sulphur, которые относятся к различным токсинным категориям.

    Natrum muriaticum (Туберкулиновая категория)

    Показания к назначению Natrum muriaticum могут быть вызваны различными причинами. Рассмотрим следующую схему.

    Вверху слева и справа расположены лекарства, которые соответствуют начальным стадиям развития болезненного состояния Natrum muriaticum. Вы хорошо знаете характерные особенности патогенеза Sulphur, но в данном случае на первый план выходят не гиперемия и не симптомы аутоинтоксикации, а симптомы Sulphur iodatum, потому что прежде чем стать Natrum muriaticum, больной Sulphur обязательно проходит стадию Sulphur iodatum.


    Синтетическое изучение Natrum muriaticum.

    В патогенезе Sulphur iodatum на первый план выходит поражение лимфоузлов, причем поражаются все лимфоузлы, в том числе и бронхиальные, паховые и шейные. Клинически это проявляется аденией и полиаденией. Похудение у такого больного значительное, быстрое, трудноостанавливаемое. У него часто одновременно наблюдается выраженная гипотрофия и герпетические высыпания на губах.

    Вы уже заметили два общих симптома Natrum muriaticum — прогрессирующее исхудание и герпетические высыпания на губах. Естественно, этих двух симптомов недостаточно, чтобы связать Sulphur iodatum и Natrum muriaticum, но в патогенезе Sulphur iodatum мы находим насморк, частый кашель с беловатой трудно отхаркиваемой слизью и более или менее сильными болями в груди. После отхаркивания мокроты кашель прекращается. В патогенезе Sulphur iodatum имеется еще два интересных для нас симптома: учащенное сердцебиение и прилив крови к лицу. Учащенное сердцебиение сопровождающееся пульсацией в конечностях, которую находим и в патогенезе Natrum muriaticum.

    Другой характеристикой Sulphur iodatum являются кожные поражения. Но если кожные высыпания Sulphur сухие, сопровождающиеся жжением и усиливающиеся от воды и тепла, то эрупции Sulphur iodatum мокнущие, но это не густое отделяемое, как у Graphites, и не жгучее отделяемое из везикул, как у Rhus toxicodendron, а серозное, необильное отделяемое, лишь увлажняющее кожу. Высыпания, характерные для Sulphur iodatums появляются на лбу, на границе волосяного покрова или за ушами, иногда на тыльной стороне кистей. А у Natrum muriaticum высыпания сухие.

    Клиника Sulphur iodatum словно показывает, что организм, стараясь защититься от глубокой латентной интоксикации, пытается нейтрализовать токсины (что проявляется увеличением лимфоузлов) и вывести их через кожу.

    Представим теперь, что такому больному с хронической туберкулиновой интоксикацией вовремя не дали необходимое лекарство и болезненное состояние прогрессирует, переходя в более тяжелую форму. И первым признаком перехода болезни в следующую, более тяжелую форму будет появление острого приступа болезни. При внимательном изучении анамнеза любого заболевания у любого больного становится ясно, что все острые заболевания являются лишь последовательными этапами развития хронического заболевания. Например, ребенок, который внезапно охрип, или взрослый с бронхитом либо часто болеющий гриппом, представляет лишь определенный этап развития хронического заболевания, которое не может пройти самостоятельно. Именно поэтому часто при рентгеноскопии выявляют склеротические рубцы легкого у больного, который уверяет врача, что никогда в своей жизни не болел легочными заболеваниями. Но этот больной постоянно кашлял в течение последних 5, 8 или 10 лет своей жизни.

    Этот новый, более тяжелый этап развития хронического заболевания у пациента Natrum muriaticum проявляется следующим образом. Выделения внезапно становятся раздражающими и едкими, у больного жар и другие симптомы, характерные для патогенеза Arum triphyllum. Появляется охриплость и кашель. Охриплость является следствием усталости: внезапно голос «ломается», когда человек пытается говорить или петь. Затем постепенно охриплость усиливается и появляются жгучие боли в груди, особенно мучительные в момент кашля. Эти жгучие боли локализуются, как правило, в левой половине грудной клетки: мы знаем что и Sulphur, и Sulphur iodatum являются левосторонними лекарственными средствами. Характерным является то, что охриплость, становящаяся острой, и кашель сопровождаются воспалением слизистой глотки, которая становится красной, напоминающей сырое мясо и очень болезненной. Одновременно, у больного наблюдаются характерное покачивание головы из стороны в сторону и подвижность пальцев, которыми он скребет простыню (карфология), засовывает в нос, сдирает кожу с губ, особенно с верхней, пока они не станут кровоточить. Это объективные симптомы Arum triphyllum, которые сопровождаются жаром с обильным слюнотечением; слюна кислая, терпкая, вызывающая саднение и раздражение углов губ. Язык малиновый, как при скарлатине.

    Симптомокомплекс Arum triphyllum соответствует приступам острого туберкулеза или, если вам так больше нравится, это лекарство острых состояний, вызванных туберкулиновой интоксикацией. Показания к назначению Arum triphyllum появляются всегда только в случае туберкулиновой интоксикации, а когда с помощью этого препарата излечивается острое пароксизмальное состояние, через некоторое время у ослабевшего, угнетенного, с нарушенным минеральным обменом больного появляются симптомы, четко указывающие на необходимость назначения Natrum muriaticum.

    Существуют и другие клинические этапы, приводящие к необходимости назначения Natrum muriaticum. Рассмотрим больного, у которого болезнь начинается с поражения легкого или плевры. Этим случаям соответствует Bryonia — лекарство, которое показано при острых воспалениях легких, гортани, верхних дыхательных путей и, в частности, перикардиальной, плевральной или суставных серозных оболочек. Всегда, когда поражается серозная оболочка, с появлением экссудата можно говорить о защитной реакции организма: состояние улучшается, когда приходит резорбция экссудата и таким образом осуществляется аутоиммунизация организма против токсинов.

    Bryonia является лекарством острых состояний, появляющихся при развивающихся, постоянно прогрессирующих заболеваниях, и когда этап Bryonia заканчивается, появляются показания к назначению либо Sulphur iodatum, либо Natrum muriaticum, т. к. все они являются лишь различными этапами развития одного и того же хронического заболевания.

    Патогенез Bryonia напоминает патогенез Natrum muriaticum. Для обоих препаратов характерна неутолимая жажда, но у Bryonia она появляется через длительные интервалы времени после питья, а больной Natrum muriaticum пьет часто и помногу. Другим общим для обоих препаратов симптомом является запор, но у Bryonia кал сухой, твердый, черный, как обожженный, и всегда объемный, а у Natrum muriaticum кал сухой, твердый, крошится на мелкие кусочки на краю ануса. Больной не испытывает позывов к дефекации и иногда довольно долго не посещает туалет. Характерным симптомом Bryonia является носовое кровотечение в 3 часа утра, когда больной внезапно просыпается. У Natrum muriaticum тоже есть подобное кровотечение, но встречается оно, как правило, у женщин, у которых отсутствуют менструации.

    Больной Bryonia может жаловаться на боль в ограниченном участке в боковой части грудной клетки, которая уменьшается при сильном надавливании, но усиливается от малейшего движения. Считается, что подобная боль появляется при поражении плевры или легких от действия холода и Bryonia устраняет эту боль. Но если предположить, что подобный симптом появляется у больного с туберкулиновой интоксикацией при ослаблении защитных сил организма, тогда становится ясным, что поражается серозная оболочка или бронхи, и с клинической точки зрения это картина острого отека легких с экссудатом, который рассасывается значительно быстрее, чем у Bryonia. Тогда мы выходим на Apis и действительно, легочный отек или экссудат у Apis развиваются всего за несколько часов, тогда как у Bryonia в течение 4–5 дней.

    Основной характерный симптом Apis — это острое и сильное воспаление, объективно проявляющееся отеком с колющей и жгучей болью, уменьшающейся от холода, а усиливающейся, наоборот, от теплых компрессов и согревания. Любопытный симптом — отсутствие жажды, несмотря на жар и дрожь, в противоположность Natrum muriaticum, у которого, наоборот, сильная жажда. Лекарства острых состояний не обязательно имеет такие же модальности, как их хронические аналоги. Apis всегда показан при тяжелом состоянии. Небольшой важный клинический симптом: у ребенка часто наблюдаются головные боли с менингиальными нарушениями вплоть до потери сознания, которые сопровождаются жаром, печальным настроением и почти коматозным состоянием — он качает головой из стороны в сторону и кричит. Если ребенка с терапевтической целью поместят в теплую ванну, у него тотчас начинаются конвульсии. Веки, как верхние, так и нижние, опухшие, наблюдается обильное раздражающее слезотечение. Горло блестящее, красное, как отлакированное. Характерный симптом: между двумя дужками язычок мягкого неба висит как мешочек, наполненный водой. Диарея, характерная для Apis, часто непроизвольная, словно анус широко раскрыт. Очень важно нарушение дыхания, т. к. Apis имеет очень любопытный симптом: у больного впечатление, что каждый вдох последний, словно он сейчас умрет.

    Для Apis, как и для Bryonia, характерны реакции со стороны серозных оболочек. Суставы не красные, но они опухшие, кожа натянутая и порозовевшая, чувствительная к малейшему прикосновению: боли острые, жгучие, как от раскаленных иголок; улучшение от ледяных компрессов, ухудшение от тепла.

    У Apis, как и у Arum triphyllum симптомы появляются всегда очень выраженно. Но у Arum triphyllum доминирующим является глубокое повреждение слизистой с едкими и раздражающими выделениями, а у Apis — отек и воспаление. Симптомокомплексы и Arum triphyllum и Apis являются характерными острыми проявлениями туберкулиновой интоксикации, идет ли речь о клинике туберкулеза или хронической интоксикации. Natrum muriaticum является основным глубоко действующим лекарством при хронической туберкулиновой интоксикации.

    Но интересно, как будет развиваться заболевание после приема Natrum muriaticum и какие лекарства могут помочь действию этого препарата?

    Действующими подобно препаратами являются Pulsatilla и Ignatia. Хотя их патогенезы очень различные, но в действительности они дополняют действие Natrum muriaticum, нормализуя отдельные функции организма. Pulsatilla, в частности, действует на кровообращение, a Ignatia — на нервную систему, освобождая ее от накопившихся токсинов.

    Pulsatilla показана при некоторых острых болезненных состояниях, но чаще ее назначают при хронических состояниях, когда налицо серьезные нарушения кровообращения, венозная гиперемия конечностей, застой крови. Больному хуже в теплом помещении и лучше от прогулки на свежем воздухе, потому что в тепле его кровообращение еще больше замедляется, а при мышечной активности оно активизируется. Пациент слабый, медлительный, апатичный, покорный. Настроение часто меняется — он то веселый, то грустный. Для Pulsatilla вообще характерна изменчивость.

    У Apis нет жажды, но есть дрожь. Такие же симптомы мы находим и в патогенезе Pulsatilla, но если для Apis характерно острое воспаление, то для Pulsatilla просто венозная гиперемия; у Apis — отек слизистой, у Pulsatilla — гиперсекреция слизистых, что является характерным симптомом этого препарата. Эти выделения всегда желтоватые и нераздражающие. В то время как для Arum triphyllum характерны выделения раздражающие, едкие, вызывающие жжение слизистых, у Pulsatilla наблюдается слезотечение и лейкорея, хотя очень обильные, но безболезненные. Состояние у Pulsatilla ухудшается от тепла, а улучшается от холода. Эта модальность, противоположная модальности Natrum muriaticum, который, наоборот, не выносит холода, после действия которого у него появляется насморк, боли и различные болезненные состояния. Тепло не только вызывает гиперемию у Pulsatilla, но и усиливает обычные выделения.

    Если у Pulsatilla ухудшение от тепла, то у Ignatia, наоборот, улучшение. У этих двух препаратов противоположные модальности, что в некоторых случаях помогает их дифференцировать.

    Ignatia показана при сильном нервном истощении и особенно при резкой психической подавленности после сильного огорчения, несчастья, длительного горя, когда человек находится в угнетенном состоянии с упадком энергии. Он не только угнетен, но и раздражается из- за пустяков: любая мелочь вызывает у него отчаяние и провоцирует целую серию болезненных состояний. Ignatia такая же непостоянная, как и Pulsatilla, но у Ignatia, к тому же, все проявления парадоксальны. У нее может быть реальная непереносимость боли, что указывает на Chamomilla: при малейшей боли пациент начинает стонать, кричать и требовать анальгетиков. Физическое беспокойство добавляется к психическому возбуждению. Нервная система гиперчувствительна. Так же, как и венозная гиперемия, замедление кровообращения у Pulsatilla может локализовываться в отдельных участках. Теперь уже нарушения не меняются, они постоянные и врач констатирует портальную гиперемию с увеличением объема печени, прилив крови к органам малого таза с ощущением тяжести, направленной вниз, словно все органы малого таза вот-вот вывалятся через влагалище, и тяжесть в прямой кишке. Этот симптомокомплекс указывает на необходимость назначения Sepia, как препарата следующей за Pulsatilla клинической стадии.

    После того как врач хорошо изучил развитие хронического состояния Natrum muriaticum и патогенез дополняющих его действие лекарств, необходимо изучить последующие клинические стадии развития хронической болезни, которые проходит больной, если Natrum muriaticum не был назначен или его прописали слишком поздно.

    Могут наблюдаться три клинические стадии, которые соответствуют трем терапевтическим этапам — Abrotanum, Arsenicum album и Spigelia.

    Больной Abrotanum — это обычно слабый худой ребенок, который не поправляется, несмотря на нормальное питание. Нарушение минерального обмена является основной характеристикой Natrum muriaticum: «больной худеет, хотя нормально питается». Но на стадии Abrotanum мы находим воспаленные лимфоузлы или, скорее, просто увеличенные в объеме; это не острое воспаление, а аденопатия шейных, паховых и, особенно, брыжеечных лимфоузлов (вплоть до туберкулезного перитонита). С другой стороны мы отмечаем, что у ребенка старческий вид, кожа морщинистая и желтая, как у пациента Lycopodium, и он не может держать голову прямо из-за слабости шейных мышц. Точно такой же симптом есть и в патогенезе Natrum muriaticum.

    Если больной продолжает худеть дальше из-за усиления деминерализации, он переходит в следующую клиническую стадию, которой соответствует Silicea. Основной характеристикой этого препарата является зябкость, которая обусловлена отсутствием подкожной жировой клетчатки, способной защитить от внешнего холода.

    На этой стадии пациент прекращает худеть, потому что жировых отложений больше нет, осталась только «кожа и кости» и потому кутаться бесполезно — холод все равно пробирает «до костей». Вы можете увидеть в разгар зимы молодую женщину без шерстяной кофточки, которая вам пожалуется, что «страшно замерзла», а на ваше замечание, что нужно тепло одеваться, она ответит: «Как бы я не одевалась, это не помогает мне согреться, а слишком много одежды мешает мне, я задыхаюсь, когда иду, и поэтому я предпочитаю минимум одежды». У этих молодых женщин нарушен минеральный обмен, низкое давление и слабое сердце — им показана Silicea.

    Особый характерный симптом Silicea — это полная потеря жизненной энергии. Он не просто угнетенный и усталый, как Natrum muriaticum, но он просто не в состоянии ничего делать, у него полнейшее нервное истощение, вплоть до сомнамбулизма или такой очень странной фобии — больной не может видеть иголки или булавки.

    Когда врач выписывает ребенку, нуждающемуся в Silicea, этот препарат в 30-ой потенции, в течение пятнадцати первых дней он доволен результатом, но затем ребенок начинает снова худеть — результат отрицательный. В этом случае врач совершает непростительную ошибку, не назначив заранее дозу Natrum muriaticum в 200-ой или в 1000-ой потенции, которая необходима больному, чтобы остановить деминерализацию.

    Возьмем другое показание к назначению Natrum muriaticum: «сильное сердцебиение, отдающееся в конечностях». Такой же симптом имеется и в патогенезе Spigelia, но для этого препарата характерны к тому же и подглазничная невралгия, особенно левосторонняя, хотя больной предпочитает спать на правом боку с высоко поднятой головой. Его сердечные расстройства проявляются симптомокомплексом, известным в аллопатической медицине под названием базедова болезнь, при которой показан и Natrum muriaticum, но если после дозы этого препарата сердцебиение усиливается, назначается доза Spigelia: симптомы уменьшаются и больной перестает худеть.

    Теперь предположим, что усталость все усиливается, появляются стреляющие боли, острые, как удар ножа в области сердца, как правило, с правой стороны — это является указанием на Kali carbonicum, который показан при правосторонних легочных гиперемиях, сопровождаемых отхождением круглых комочков серой трудно отхаркивающейся мокроты. В этом случае сильная слабость вызвана не деминерализацией, как в случае с Silicea, а плохим состоянием крови, в составе которой уменьшается количество солей калия, и поэтому в подобных случаях показан Kali carbonicum.

    В то время как Natrum muriaticum показан при изменении состава плазмы крови, Kali carbonicum показан при уменьшении эритроцитов, приводящих к анемии без выраженного увеличения лейкоцитов.

    Для Kali carbonicum характерны отеки, локализованные во внутреннем уголке верхнего века и на нижних конечностях. Это не такие сильные отеки, как у Apis, с отеком слизистой, это скорее отечная инфильтрация, которая развивается довольно медленно. В патогенезе Kali carbonicum есть и носовые кровотечения, но не в 3 часа ночи, как у Bryonia, и не утром, как у Natrum muriaticum, а появляющееся в любое время суток при умывании лица. Состояние ухудшается между 2–3 часами ночи, что позволяет отличить этот препарат от Natrum muriaticum, для которого характерно регулярное ухудшение в 10 часов утра.

    Когда врач имеет дело с постоянным и быстрым похуданием с деминерализацией, сопровождающейся запором, диареей, увеличением лимфоузлов и совокупностью симптомов, указывающих на тяжесть состояния: тревожное беспокойство, больной не может заснуть, просыпается между часом и тремя ночи, у него жажда, утоляемая малыми количествами воды через короткие интервалы, ухудшение около 13 часов (его температура в это время будет 37,8 °C или 38 °C, в то время как утром — 37,4 °C, а вечером — 37,2 °C) — он должен назначить Arsenicum album. У больного Arsenicum album тревога со страхом смерти, он не может оставаться на одном месте и у него диарея. Она раздражающая, саднящая, жгучая, маленькими порциями, с характерным симптомом: больной после каждого испражнения пребывает в прострации, которая не соответствует скудости испражнений.

    Наконец, больной Arsenicum album потеет, жалуется на боли внизу живота в области яичников, особенно справа. Он немного кашляет весь день, но особенно кашель усиливается между 1 и 3 часами ночи, когда наблюдается что-то вроде астматического приступа с удушьем, которое заставляет открывать окно. Также он жалуется на боли в верхней трети правого легкого на уровне 3-го правого межреберного промежутка.

    Заболевание может развиваться и по-другому. Больной продолжает худеть, у него диарея, он не переносит молоко — это симптомы Iodum. У Iodum отмечается постоянная тревожность, у него постоянная потребность есть, он всегда голоден. От еды у него улучшается психическое и физическое состояние. У Iodum увеличены все лимфоузлы — подмышечные, паховые, шейные и т. д. Эти больные быстро худеют, они подвижны, вечно заняты и озабочены. Если их не лечить, то появляются кровотечения, характерные для Phosphorus, особенно легочные: внезапно появляется кровохарканье красной, блестящей кровью или кусочками легкого. В то время как для Arsenicum album характерно поражение правого легкого, для Phosphorus — левого. Кашель Phosphorus раздражающий, непрекращающийся, сотрясающий больного, который не может лечь на левую сторону из-за болей в сердце. У него сильное удушье, жар всего тела, особенно ступней и ладоней, он пытается найти в постели место попрохладней. У больного жажда, напоминающая жажду Arsenicum album, но он не может пить, т. к. сразу после питья холодной воды появляется рвота. Есть два характерных симптома: непроизвольная диарея, более обильная, чем у Arsenicum album, со жгучими и раздражающими испражнениями и появление сильных позывов на дефекацию, как только больной ложится на левый бок.

    Наблюдая семейство Natrum muriaticum, можно констатировать, что такие препараты, как Apis, Ignatia, Arsenicum album, Abrotanum, Spigelie, Pulsatilla, Aurum triphyllum являются лекарствами пароксизмальных состояний. Если вы лечите больного, нуждающегося в Natrum muriaticum, то для достижения скорейшего результата удобно использовать одно из этих лекарственных средств. И, наоборот, когда вы видите показания к назначению Kali carbonicum, Silicea, Phosphorus, Sulphur или Bryonia, то после их назначения появляются указания на необходимость Natrum muriaticum, чтобы добиться полного излечения пациента.

    Nitricum acidum (Сифилитическая категория)

    Рассматривая синтетическую картину Nitricum acidum, вы видите, что это патологическое состояние развивается из клиники Calcarea сагbonica, Sulphur или Syphilinum. Его развитие связано с двумя важнейшими миазмами — Psora и Syphilis.

    Сравнивая патогенезы Nitricum acidum и Calcarea carbonica, легко заметить, что Nitricum acidum не выносит даже малейшего прикосновения к ране или изъязвлению. Хотя дня Calcarea carbonica не свойственны изъявления или другие органические изменения целостности тканей, он также не выносит внешнего давления, например, появляется сильная болезненность при перкуссии, особенно грудной клетки. И Calcarea carbonica, и Nitricum acidum страдают от утренней диареи, не могут переносить молоко, хотят разных несъедобных предметов, таких как грифель карандаша или земля, и очень любят яйца. Это выраженное желание яиц помогает отличить Nitricum acidum от других препаратов, таких как Sulphur и Hepar sulphur, у которых состояние ухудшается при употреблении яиц. Можно отметить еще один общий для Nitricum acidum и Calcarea carbonica маленький симптом — безболезненную охриплость.

    Предположим, что Calcarea carbonica деминерализуется, переходя в стадию Silicea, что выражается похудением и усилением зябкости. Вы знаете, что холодный пот вдоль ног во время менструации является характерным симптомом Calcarea carbonica, а для Silicea характерно замерзание носа и потение конечностей ночью во время менструации. У Silicea есть боль в глотке, как от застрявшей занозы, которая более выражена у Nitricum acidum. Также для Silicea характерна аденопатия лимфоузлов, но без изъязвления, как у Nitricum acidum.


    Синтетическое изучение Nitricum acidum.

    Рассмотрим теперь Sulphur, которому всегда тепло, он горит и перенасыщен кислородом. Когда он начинает худеть, то переходит в стадию Arsenicum album, у которого сохраняются те же жгучие боли, но с похуданием и тревогой. И Sulphur, и Arsenicum album постоянно думают о смерти, но Arsenicum album считает, что скоро умрет, т. к. неизлечимо болен. Это отчаяние при длительной болезни характерно и для Nitricum acidum.

    Зная патогенез Syphilinum и Nitricum acidum, вы самостоятельно сможете проследить связь между ними, при переходе их друг в друга через посредничество Argentum nitricum, в патогенезе которого, как вы знаете, мы находим органические изменения, нервные расстройства, потерю равновесия и т. д.

    Исходя из патогенеза Nitricum acidum прослеживаются его четкие связи с Mercurius solubilis и Kali bichromicum. Характерными симптомами Mercurius solubilis является обильное потоотделение, ангины, поражения глотки, поверхностные язвы. При ухудшении состояния больного Mercurius solubilis язвы становятся более глубокими и их можно разделить на два вида:

    а) с ровными краями и вязким желтоватым или зеленоватым экссудатом — характерные для Kali bichromicum;

    б) с неровными краями, легко кровоточащим дном, напоминающим сырое мясо, и очень болезненные, боль острая и пронзающая — характерные для Nitricum acidum.

    Для Nitricum acidum характерна не только деструкция, но и различные новообразования. На коже появляются различные бородавки, вегетации, кондиломы, что связывает этот препарат с Staphysagria и Thuja. Часто развитие заболевания заканчивается раком. Необходимо сопоставить психические симптомы этих трех препаратов: Nitricum acidum — навязчивые мысли о прошедших событиях; Staphysagria — постоянные навязчивые мысли о непристойностях; Thuja — навязчивые мысли о настоящих событиях.

    Если мы будем рассматривать эволюцию кожных поражений Nitricum acidum, то обратим внимание на Hepar sulphur и Graphites. Нераг sulphur — нагноение; Graphites — вязкое и густое отделяемое при поражениях кожи, свидетельствующее об очень тяжелом состоянии, с хрустом в суставах, снижением слуха, сикозными и функциональными нарушениями, т. е. это состояние, которое, усиливаясь, указывает на необходимость назначения Nitricum acidum. В этом случае переход больного Nitricum acidum в стадию Graphites можно рассматривать как развитие заболевания в сторону выздоровления.

    Довольно четко прослеживаются связи и между Nitricum acidum и Tuberculinum. Переходным препаратом в этой связи является Kreosotum.

    Kreosotum — это переходное лекарство, которое относится и к туберкулиновой категории, и к сифилитической категории, т. к. оно имеет общие симптомы с Nitricum acidum: боли не колющие, а жгучие; болезненные и зудящие везикулы и кожные поражения, локализированные в тех местах, что и у Nitricum acidum, т. е. в области влагалища или ануса. Менструации и бели раздражающие и такие едкие, что даже разъедают белье.

    В патогенезе Kreosotum имеются маточные кровотечения: шейка матки начинает кровоточить при любом прикосновении. Менструации прерывистые, как у Pulsatilla, но эти два препарата легко дифференцируются по характеру белей. Если у Pulsatilla бели желтоватые и нераздражающие, которые соответствуют элиминации туберкулиновой этиологии на уровне слизистой, то у Kreosotum бели кровянистые, чрезвычайно раздражающие, провоцируемые и поддерживаемые сильным раздражением и глубоким изменением слизистой.

    Как видите, здесь четко прослеживается терапевтическая связь при эволюции туберкулиновой интоксикации в сторону ухудшения состояния через стадию Kreosotum в Nitricum acidum, а затем в Staphysagria и Thuja. Сравнивая патогенезы Staphysagria и Thuja, находим одинаковые симптомы, например, чувствительность матки и влагалища и т. д.

    Болезненное состояние из стадии Nitricum acidum может эволюционировать в различных направлениях: или в сторону клинической картины Silicea, препарата туберкулиновой категории; или к Argentum nitricum, Mercurius solubilis, Kali bichromicum, относящимся к сифилитической категории; или к Staphysagria и Thuja (когда появляются раковые опухоли) — препаратам сикотической категории.

    Симптомы Tuberculinum и Syphilinum доминируют в клинических синдромах, для лечения которых показан Nitricum acidum. И при любом заболевании всегда нужно помнить о Psora, но не как об аутотоксинной категории, а как о совокупной интоксикации, переданной по наследству родителями, которая включает в себя и последствия давнего сифилиса, чесотки, гонореи и невыпеченного туберкулеза.

    Sulphur (Аутотоксинная категория)

    Рассмотрим синтетическую картину Sulphur. Даже зная лишь несколько патогенезов лекарств из гомеопатической Materia Medica, вы сразу же обнаружите их связи с Sulphur. Его корни показаны в верхней части схемы. Различные эволюции больного Sulphur проявляются через лекарства, сгруппированные вокруг этого препарата, которые соответствуют различным пароксизмальным состояниям и последней, самой тяжелой стадией этой эволюции являются стадии Lycopodium и Graphites.

    Легко устанавливается связь между Calcarea carbonica, субъектом апатичным и холодным, и Sulphur, субъектом гиперактивным и горячим, через Hepar sulphur с его раздражительностью и чувствительной кожей. Между деминерализованными Silicea и Natrum muriaticum, чувствительно-нервной Ignatia и цианотичной, с нарушенным венозным кровообращением Pulsatilla находится Sulphur с его нестабильностью и переменчивой артериальной гиперемией.

    Когда у больного Sulphur продолжает увеличиваться интоксикация, печень уже не справляется с нагрузкой и появляются симптомы печеночной недостаточности, пациент переходит на стадию Lycopodium. Состояние стабилизируется за счет того, что токсины начинают выделяться через кожу в виде вызывающей зуд жидкости, что свидетельствует о необходимости назначения Graphites.

    Когда усиливается портальная гиперемия, естественная для пациента Sulphur, нарушается деятельность почек и появляется терапевтическая стадия Nux vomica; гиперемия матки и яичников или яичек — стадия Sepia. При появлении варикозных вен начинается стадия Aesculus hippocastanum, которая, усиливаясь, переходит в стадию Aloe.

    Когда при воздействии внешних факторов избыток кислорода увеличивается, то при бурной реакции показана Bryonia, при слабой — Arsenicum album, а когда появляется жар — появляется стадия Phosphorus, которая вскоре сменяется клиникой туберкулеза. Пароксизмалытые состояния Sulphur с сильными и лихорадочными реакциями нуждаются в назначении Aconitum, а просто болезненные состояния в Aconitum, Coffea, Chamomilla, особенно когда больной чрезвычайно подвижен, у него необъяснимый страх смерти и непереносимость боли.


    Синтетическое изучение Sulphur.

    Токсинные категории

    Различают пять токсинных категорий в соответствии с пятью основными миазмами, которыми поражено человечество: Psora, Tuberculin, Sulphur, Sycosis и Carcinosin. Какими бы болезнями не болел человек, острыми или хроническими, они всегда являются проявлением одного или нескольких миазмов.

    Врачу-гомеопату следует хорошо знать токсинные категории, т. к. они не только объединяют лекарства, действующие на определенный миазм, но и показывают тип защитных реакций пациента. Относя лекарственное средство к какой-то определенной токсинной категории, вы одновременно определяете миазм, лежащий в основе всех болезненных проявлений данного больного.

    Каждой из пяти категорий соответствует определенный токсин, полученный лабораторным путем, который называется «нозод». Туберкулиновой категории соответствует — Tuberculinum, сифилитической — Syphillinum, псорической — Psorinum, сикотической — Medorrhinum.


    На этом мы заканчиваем синтетическое изучение гомеопатической Materia Medica, цель которого научить врача-гомеопата одновременно определять глубоко действующее лекарство хронического состояния, будь то хроническая болезнь или миазм, природа которого неизвестна, и лекарство острого пароксизмального состояния, определяемое имеющимися на данный момент симптомами, благодаря которым мы и относим его к определенной группе лекарственных средств.

    Эти семейства лекарств, состоящие их главного лекарства хронического состояния и связанных с ним лекарств пароксизмальных состояний, объединены в токсинные категории по их отношению к тому или иному миазму, являющемуся истинной, глубинной, скрытой от наблюдателя причиной всех имеющихся болезненных состояний.

    Каждая токсинная категория состоит из семи семейств лекарств, центральное лекарство которых — глава всей цепочки — соответствует определенному клиническому симптомокомплексу, составляющему конституциональный тип.

    Итак, гомеопатическая медицина представляет серии лекарств, которые соответствуют клиническим стадиям эволюции болезни и позволяют врачу выяснить реальную и глубокую причину болезни. Эта «терапевтическая серия» позволяет выяснить токсинную категорию, семейство, лекарство хронического состояния и лекарства пароксизмальных состояний.

    Теперь вы понимаете, что гомеопатию нельзя рассматривать как чисто симптоматическую терапию. Симптомы, имеющиеся у больного, представляют зримое выражение его типа реагирования, соответствующего определенной токсинной категории, которые одновременно имеют два значения:

    1. Терапевтическое — указывают на необходимое подобное лекарство.

    2. Клиническое, но не для того, чтобы «одаривать» больного «высоконаучным» названием болезни или синдрома, а для того, чтобы определить острое или хроническое болезненное состояние, неизменно связанное с одним или несколькими миазмами, и конституциональный тип.

    Терапевтическая серия лекарств и конституциональные типы тесно связаны между собой. Болезнь, лекарство и больной являются тремя краеугольными камнями нашей врачебной деятельности. Внимательно наблюдайте ваших больных, изучайте спектр действия гомеопатических лекарств и их взаимосвязи. Когда вы хорошо будете знать больного как определенный конституциональный тип, болеющего только определенным образом, свойственным именно этому конституциональному типу, вы поймете тщетность и ненужность современных медицинских доктрин, построенных на разделении больного и болезни. Тогда вы поймете

    НАЗНАЧЕНИЕ ГОМЕОПАТИЧЕСКОГО ЛЕКАРСТВА

    Выбор лекарства

    Практика гомеопатии основывается на определенном знании больного, точном определении его болезненного состояния и точном определении подобного лекарства. Выбор лекарства определяется аналогичным состоянием, которое врач-гомеопат должен установить между наблюдаемыми клиническими симптомами и патогенетическими симптомами изучаемого лекарственного средства, выявленными экспериментальным путем.

    Выбор лекарства основывается одновременно на знании гомеопатической Materia Medica и знании больного в результате врачебного наблюдения.

    Выбор потенции

    -

    Есть вопрос, который нам часто задают, вопрос, который особенно тревожит умы тех, кто пришел к нам с желанием практиковать гомеопатию.

    В какой потенции давать гомеопатическое лекарство?

    «Несомненно, — говорят они, — мы понимаем всю пользу гомеопатической Materia Medica, которая своими характеристиками лекарства, модальностями и основными симптомами дает нам необходимые элементы для определения подобного лекарства. Мы умеем выбирать подобное лекарство, но мы не умеем выбирать необходимую потенцию. Мы теряемся на многочисленных ступенях фантастической лестницы, которые представляют нам наши коллеги-гомеопаты, практика которых в этом отношении кажется не подчиненной твердому правилу. Десятичные (D), сотенные (С), тысячные (М) и пятидесятитысячные (СМ) потенции пугают нас и кажутся нам абсурдом; более низкие разведения кажутся более «нормальными», но еще нужно знать, по какому принципу мы должны назначать потенцию 4С, а не 5С, 5С, а не 7С.

    Ответы на вопросы, которые мы задаем, и объяснения интерпретируются в зависимости от индивидуальных предпочтений консультирующего коллеги-гомеопата. Один клянется, что только высокими разведениями можно добиться положительных результатов, фантастических по своей эффективности, другой просто признается, что никогда их не давал, т. к. «не верит в них», третий, эклектик, использует и те, и другие. Никакого правила нет, никакого точного указания не дано, и в то время как мы — убежденные сторонники гомеопатии, научились обследовать больного и определять лекарство, руководимые в начале изучения ясными принципами, истинность которых мы могли проверить каждый день на практике, в момент определения потенции мы сталкиваемся с беспорядком и полной анархией.

    Наши ученики правы и нужно бросать медицину, если мы не разделяем тревогу, которая их охватывает, когда при подборе подобного лекарства для больного острым заболеванием они рискуют здоровьем больного из-за ничтожно малой дозы, действие которой может навсегда утвердить или погубить их репутацию.

    Выбор ничтожно малой (инфинитезимальной) дозы, которая должна быть прописана обследуемому больному при данном болезненном состоянии, зависит от трех факторов: от лекарства, от болезни и от больного.

    Изучим их последовательно.

    Лекарство

    Гомеопатическое лекарство — это лекарство, которое действует «omni dosi». т. е. при любой дозе, при том абсолютном условии, что оно «гомеопатически определено», т. е. выбрано, следуя закону подобия, освященного Ганеманом.

    Любое вещество, какое бы то ни было, может стать гомеопатическим лекарством, если показания экспериментально определены и клинически проверены. Любому болезненному состоянию, характеризующемуся совокупностью симптомов, противопоставляется лекарство, характеризующееся совокупностью аналогичных симптомов. Значимое болезненное выражение и значимое терапевтическое выражение проявляются параллельно. Когда аналогия полная, диагноз лекарства установлен, но, чтобы оно действовало с полной эффективностью, лекарство должно быть научно потенцировано, точно дозировано и гомеопатически детерминировано.

    Лекарство должно быть потенцировано

    Любое вещество, предназначенное для гомеопатического применения, должно быть растерто в порошок, а потом растворено. Достижение все меньшего количества — цель гомеопатических приготовлений и фрагментация исходной молекулы достигается последовательными разведениями, сопровождающимися встряхиванием. Таким образом, полученное лекарство называется потенцированным или «динамизированным», и этот термин используют для правды и ошибки.

    Правда: прогрессивное разведение активной субстанции, содержащейся в лекарстве, проявляет новые свойства, которыми ранее исходная субстанция не обладала. Все происходит так, словно последовательные разбавления породили новую силу, о которой ранее не подозревали, и только достигнутые терапевтические результаты выявляют ее.

    Ошибка: эта новая сила возрастает с числом разведений не до бесконечности, а по кривой, сначала прогрессивной, поднимающейся до максимального порога действия, потом регрессивной, опускающейся до минимума и нуля.

    Термин «потенцирование» точен, когда он позволяет понять развитие «силы», могущей быть использованной в терапевтических целях; и он ложен, когда понимается как бесконечность. Инфинитезимальная доза бесконечно мала потому, что это не количественная характеристика и ее нельзя уменьшать бесконечно. Степень ее величины или скорее малости, имеет свои границы, которые позволяют оправдать не только ее применение, выбор потенции и полученные результаты, но также поддерживать в правдивости и научной точности гомеопатическую практику.

    Проблема дозировки появилась не вчера. Уже во времена Ганемана возникали дискуссии по этому вопросу среди его последователей и в течение ста лет гомеопаты обманывались и убаюкивались мифом о первичном и вторичном действии. Я присутствовал на бурных спорах между честными людьми — истинными учеными, также озабоченными поисками правды, аргументация которых, поочередно философская, научная или клиническая, казалась совершенно логичной и очень убедительной. Родилась ли из этих дискуссий новая вера или реальная схема, позволяющая легко ориентироваться практикующему врачу-гомеопату? Нет. Каждый остался на своих позициях, а среди зрителей или слушателей, если один и принял решение и стал его убежденным сторонником, то большинство, видя тщетность всего этого спора, осталось безразлично к этому неясному, но однако первостепенному, вопросу: как выбрать нужную потенцию?

    «Вещество в природном состоянии и вещество потенцированное представляют собой два разных лекарственных средства»[37]. Это утверждение, сделанное К. Герингом в 1895 году, совершенно точное. «Много мучались, чтобы определить, какая доза сильная, а какая слабая, и все безрезультатно», — пишет Атомир. И добавляет: «Нельзя интерпретировать действие высоких и низких потенций, говоря, что это различие состоит в силе или слабости их действия»[38].

    В 1896 году доктор Леон Симон, которого я хорошо знаю, писал: «Никогда не видели между различными потенциями другой разницы, чем их большая или меньшая энергия, и из этого получилась жалкая конфузия языка, так как, следуя этой точке зрения, при которой употребляли слова «разведение» и «динамизация» как синонимы слова «потенцирование», приходили к парадоксальному выводу, что лекарство действует тем сильнее, чем сильнее оно потенцировано»[39].

    Во все времена пытались выделить сущность материи последовательными сублимациями и дистилляциями, которым подвергались многочисленные и разнообразные вещества. Старались не просто выделять составляющие элементы субстанций, а развивать их целительное свойство, действие и способы применения которых знали древние врачи. Разделение молекулы на фрагменты и освобождение силы, предназначенной для терапевтических целей, всегда было и будет целью, преследуемой любым врачом, и вы должны взглянуть на недавние работы современной фармакологии, чтобы отдать себе отчет в том, что аллопаты и гомеопаты преследуют одну цель.

    Я писал раньше: «Гомеопатическое лекарство — это сила вне испытываемой субстанции, взятой как лекарство»[40]. Я не думаю, что ошибался тогда, т. к. эта реальная сила появляется только тогда, когда молекула фрагментирована. Но для чего терять свое время в тщетных дискуссиях, аргументация которых основывается или на этиологии экспериментально изучаемых строго лимитированных феноменов, или на констатации клинических фактов, достигнутых целой гаммой разведений, иерархия которых ошибочна, потому что основывается на неточных принципах.

    Последовательные разведения, которым подвергается животное, минеральное или растительное сырье для приготовления гомеопатических лекарств, необходимы. Но они не увеличивают силу гомеопатического лекарства, они придают ему «новые свойства», и его действие определено патогенетическими экспериментальными симптомами. Когда мы утверждаем, что гомеопатическое лекарство должно быть «потенцировано», мы имеем в виду не то, что можем увеличить при помощи бесконечной серии разбавлений терапевтическую силу вещества, а то, что мы освобождаем посредством потенцирования возможность нового действия, границы которого определяются физическими условиями получения этого вещества.

    Гомеопатическая фармакодинамика подчиняется тем же физическим законам, что и совокупность знакомых всем феноменов. Очень интересно, что ни один гомеопат не пытался осознать точное количество вещества, которое он вкладывал в работу, чтобы достичь этих прекрасных результатов.

    Гомеопатия не представляет ничего экстраординарного. Доктрина ее проста, она — уникальна. Ее практика — проста, ее фармакопея — проста и тоже уникальна, но она должна сообразоваться с точными науками, известные физические и математические правила которых дают нам все гарантии и безопасность.

    Лекарство должно быть «точно дозировано»

    Проблема дозировки гомеопатических лекарств — это вопрос, который еще плохо изучен. Может быть Ганеман обладал интуицией, когда писал: «Только чистыми экспериментами и точными наблюдениями можно достичь цели»[41]. «На практике, — пишет д-р Леон Симон, у которого я одалживаю эти строки, — Ганеман проводил дозировочные эксперименты на больных, но редко указывал в своей Materia Medica дозы, которые вызвали тот или иной симптом»[42].

    Действительно, проблема гомеопатической дозировки изучена плохо. Прежде чем назначить то или иное разведение, не кажется ли логичным и рациональным точно узнать его ценность и оценить точные количества, поставив вопрос в свете тех наук, о которых наши противники имеют привычку говорить — и с какой логикой — что мы охотно игнорируем их законы. Не кажется ли более справедливым, более искренним, одним словом, более научным предоставить тем, кто приходит к нам, чтобы изучить гомеопатическую медицину, точные факты, позволяющие понять самую глубокую тайну нашей терапии: действительно ли действуют инфинитезимальные дозы?

    Большинство поставленных экспериментов и почти все клинические наблюдения, которые были представлены в качестве доказательств, содержат ошибку в своей основе, потому что величина используемых потенций не соответствует точной ценности этих потенций. Не заставляйте меня говорить то, что я не могу объяснить. Согласитесь, что опыты были проведены с желаемой строгостью, что наблюдения были хорошо собраны, но поймите, что результаты этих опытов и этих наблюдений нельзя сравнивать между собой, потому что используемые потенции варьируются не только в зависимости от техники изготовления препарата разными врачами, но даже у одного врача-гомеопата при каждом изготовлении.

    Никакой научный эталон не был предусмотрен. Что касается определения лекарства, то единство гомеопатии — абсолютное. Что касается его приготовления, то анархия в этом деле является правилом. Почему? Потому, что инициаторы различных используемых во всем мире систем не захотели покориться требованиям научной порядочности, которая запрещает все воображаемое творчество. Ни одно лекарство-эталон не было универсально утверждено, потому что, по правде говоря, гомеопаты и не заботились об этом. У них были результаты, и этого было достаточно, чтобы утвердить в их глазах ценность их терапии.

    Никогда, ни в одной стране потенция лекарства не была «просчитана», никогда не была строго детерминирована, никогда не была научно объяснена.

    Мы будем виноваты, если последуем тем же заблуждениям при изучении данного курса клинической гомеопатии. Французские гомеопаты имеют в своем распоряжении вот уже несколько лет лабораторию, где хранятся образцы точно дозированных, приготовленных по единой схеме препаратов, которые могут быть в любое время точно воспроизведены в той же потенции и в тех же условиях[43]. Эти приготовления представлены под обычными названиями различных номенклатур, которые существуют в мире, и установлена таблица соответствия, которая позволяет точно определить «реальную ценность» всех разведений, которые вам предложены, начиная с первой и кончая тысячной. От низких до высоких «реальных» разведений не так далеко, а точное знание позволяет понять наблюдаемые клинические результаты, непонятные, если научная мера не вмешивается, чтобы определить используемые количества.

    Могут рассматриваться:

    — низкие разведения (от 7С до 4С);

    — средние разведения (5С);

    — высокие разведения (7С и 9С).

    Разведения, которые мы должны использовать — это разведения, приготовленные по методике Ганемана. Единственные, признанные действительными службой Министерства Общественного Здоровья[44].

    Гомеопатическое лекарство должно быть не только «потенцировано», оно должно быть «точно дозировано». Реальная ценность разведения известна. Разведение не может продолжаться бесконечно, потому что после достижения максимума своего действия действенность средства быстро спускается к нулю. Этот порог максимума — один и тот же для каждого лекарства. Но если шкала может быть точно установлена в количественном отношении, она не та же в качественном отношении. Я объясню. Мы знаем, основываясь на данных современной науки, что для всех лекарств бесполезно продолжать разведения после некоторого количества X. Но мы также знаем, что действие каждого лекарства различно в качестве, в зависимости от того, какой ступени количественно определенной шкалы оно соответствует.

    Рассмотрим два лекарства: Solidago virga и Lachesis. Solidago virga будет лучше действовать в третьем сотом разведении, Lachesis, данный в этом же разведении, не будет оказывать терапевтического действия. Только высокое разведение позволяет достичь самого эффективного результата.

    Некоторые вещества, считавшиеся инертными, оказывают терапевтическое действие, как только они подвергнутся гомеопатическому потенцированию. Таковы Calcarea carbonica, Lycopodium, Sulphur и Silicea.

    Доза лекарства должна быть гомеопатически детерминирована

    Доза лекарства должна быть гомеопатически детерминирована, как вы детерминируете показанное в данном случае лекарство. В выборе полезного разведения вы должны строго придерживаться закона подобия, абсолютного принципа, который управляет гомеопатической терапией.

    Когда врач-гомеопат выбирает лекарство, он определяет свой выбор подобием между наблюдаемыми клиническими симптомами и патогенетическими симптомами лекарства. Вы даете Sepia больному, который представляет характеристики Sepia, Sulphur — субъекту, который представляет характерные симптомы Sulphur и т. д.

    В выборе необходимой дозы врач должен действовать так же, старательно находя подобие, которое существует между наблюдаемыми феноменами и экспериментальными симптомами лекарства, но предписание должно быть сделано в противоположном порядке, т. е. таким образом, чтобы предписываемая доза была обратно пропорциональна количеству вещества, используемому в эксперименте.

    Закон может быть сформулирован так: терапевтическая доза должна быть обратно пропорциональна экспериментальной дозе.

    Поясню на примере. Возьмем лекарство, скажем Podophyllum. Каждый знает, что экстракт Podophyllum в низком разведении — третьем сотенном — показан при запоре и что введение раствора Podophyllum продолжительное время провоцирует обильное гнойное отделяемое из кишечника. Высокого разведения Podophyllum, нередко принятого всего один раз, хватает, чтобы вылечить застарелую диарею, конечно, при условии, что эта диарея точно соответствует характеристикам лекарства — она появляется рано утром, водянистая, зловонная, обильная, выбрасывающаяся струей, как правило, летом после употребления кислых фруктов.

    Opium, который в материальных дозах или в низком разведении провоцирует запор, излечивает его в высоком разведении.

    Так и со всеми субстанциями, которые были экспериментально изучены. Все имеют двойное действие, первичное и вторичное или, если вы предпочитаете, производят два противоположных эффекта, которые постоянно чередуются в ходе эксперимента. Поэтому вы не должны удивляться, находя при изучении лекарства симптомы запора и диареи, симптомы возбуждения и депрессии и т. д., видимая противоположность которых объясняется хронологическим развитием эксперимента. Вы должны знать его последовательные этапы, т. к. вы обнаружите их у больного в виде клинических этапов, которые соответствуют определенному лекарству.

    Так и в течение жизни, болезненные состояния последовательно следуют друг за другом, всегда соответствуя в сознании врача-гомеопата определенному лекарству. Клинические этапы и терапевтические этапы могут быть ретроспективно наложены друг на друга и, таким образом, часто возможно не только воссоздать различные этапы болезненной эволюции пациента, но и найти показания к назначению различных гомеопатических лекарств, которые могут быть им противопоставлены.

    Болезнь

    Выбор полезной дозы зависит также и от болезни. Я дал такое определение болезни: «Болезнь — это выражение защиты больного организма против силы, которая нарушает его деятельность»[45]. Противящаяся сила может быть иногда определенной, тогда известна природа болезни. Защитная сила может быть всегда определена, т. к. ее выражение передается совокупностью характерных реакций каждого индивида, свойственных ему и знание которых позволяет определить показанное лекарство, индивидуализировать его.

    Как выбрать нужное разведение в зависимости от болезни? Сразу можно сказать, что острым болезням соответствуют низкие разведения, хроническим — более высокие разведения. Я проводил подобное исследование в 1913 году и сейчас я признаю, что такое разделение было слишком простым, а в некоторых пунктах ошибочным. Мы можем лишь различать лекарства, которые действуют при острых состояниях, от тех, у которых более глубокое действие и которые используются для лечения хронических состояний. Проведенное таким образом различие довольно поверхностно и его строгое соблюдение может привести вас к многочисленным неудачам.

    Любая болезнь, какая бы она ни была, способствует последовательному более или менее быстрому появлению трех категорий нарушений: сенсорных, функциональных, патологических.

    Сенсорные расстройства соответствуют проявлениям, которые зависят от сознания индивида, от личностной реакции.

    В целом они составляют то, что Леон Доде называет состоянием недомогания, т. е. такое неопределенное состояние, которое включает в себя странные ощущения и самые экстраординарные впечатления. Расстройства со стороны органов чувств, различные боли, психические нарушения соединяются, составляя особенное состояние, которое характеризует больного человека. «Характеризует» — именно то слово, которое нужно, т. к. именно характер и поведение больного глубоко изменены. «Как он изменился с некоторого времени, — говорят окружающие, — изменился его характер, он должно быть болен».

    Эти важные изменения сознания больного развиваются всегда по одной и той же схеме. Резко выраженные в начале болезни, они стираются по мере усиления функциональных нарушений и почти полностью исчезают, когда появляются патологические изменения. Их характеристики тесно связаны с характеристиками конституционального типа больного. Очевидно, что тип Юпитера и тип Сатурна при одной и той же болезни представляют разные реакции, которые могут быть точно определены. Знание конституционального типа больного позволяет предвидеть терапевтическое использование группы определенных лекарств, и наоборот, диагноз гомеопатического лекарства позволяет установить конституциональный тип индивида. Типология и гомеопатия очень тесно связаны и истинный врач-гомеопат не может их разобщать в своем сознании.

    Функциональные нарушения — это нарушения, которые указывают на расстройство функций органов или систем.

    Из-за разных причин, часто внешних, пораженный орган больше не справляется в полном объеме со своей физиологической функцией и врач говорит о недостаточности того или иного органа или системы. Сначала все происходит, словно произошла только поломка, т. к. даже самый тщательный анализ не обнаруживает никакого видимого изменения. За этой «поломкой» следует изменение, более или менее глубокое. Изменения всегда появляются в органе, функция которого нарушена.

    Болезни сердца — острые поражения отдельных участков — всегда второстепенны по отношению к долгому периоду дисфункции; также и с язвами желудка — частным последствием деритмии субъекта — часто поддерживаемыми неуместным лечением и сопровождаемыми спазматическими энтеритами из-за гиперчувствительности пациента. Врачи- аллопаты никогда не осознают ущерба от злоупотребления наперстянкой или содой. Они не могут до конца понять причину нервной раздражительности субъекта, увидеть последствия огорчения, заботы и т. д., которые могут быть нейтрализованы соответствующей терапией.

    Не забывайте, что функциональные нарушения варьируют в зависимости от конституционального типа наблюдаемого больного. Рассмотрите трех больных с легкой недостаточностью печени: один реагирует как Chelidonium: кал обесцвеченный или золотисто-желтого цвета, плавающий в воде; выраженная боль в нижнем углу правой лопатки; при осмотре правая доля печени будет болезненной. Другой отреагирует как Carduus marianus: желчный кал, желчная моча, гепатические пятна на нижней части грудины и выраженная боль в левой доле печени. Третий имеет выраженный тимпанит, увеличенную чувствительную печень и диарею, появляющуюся после приема пищи, болезненную и желтоватую, с обильным газоотделением; стул будет содержать непереваренную пищу; больной будет истощен. Лекарством в этом случае будет China.

    Патологические изменения — это расстройства, вызываемые более или менее глубоким поражением органической ткани, которое может быть конструктивным или деструктивным в зависимости от природы болезни, но из-за которого безвозвратно утрачиваются функции органа, представляя опасность для жизни больного.

    Внешние проявления болезни в этом случае одинаковы для всех больных, различие способа реакции не имеет большого значения для двух больных с уремией или атрофическим циррозом. Симптомы, вызванные изменением в печени, доминируют, и темперамент субъекта проявляется только моральной силой, которую он может проявить перед смертью, близкой и неотвратимой.

    Сенсорные расстройства (или, точнее, расстройства со стороны сознания, т. к. я не хотел бы, чтобы вы ограничивали их только изменением чувствительности), функциональные нарушения и патологические изменения различаются в зависимости от патологического состояния больного, острого или хронического.

    Рассмотрим теперь способ, с помощью которого Ганеман установил первые патогенезы гомеопатических лекарств, экспериментируя на здоровом человеке. Эти патогенезы заполнены многочисленными сенсорными симптомами, т. е. проявлениями расстройств психики и чувствительности больного, они представляют также многочисленные функциональные симптомы, но патологические симптомы очень редки, и не может быть по-другому, потому что экспериментатор не желает самоубийства из-за любви к гомеопатии, оставив, таким образом, своим сотрудникам заботу определить патологии, произведенные в его теле. Однако патологические изменения могут быть изучены, и два связующих элемента между лекарством и патологическим изменением найдены, с одной стороны, в изучении отравлений ядом (токсикология), с другой стороны, в проведении экспериментов на животных. Американский врач-гомеопат, сегодня уже покойный, рукописи которого мы опубликовали в 1930 году во «Французской гомеопатии», д-р Хинсдал (Hindale) оставил важные документы о патологических изменениях в органах и тканях при действии гомеопатических лекарств[46].

    Рассмотрите эту схему, и вы поймете всю протяженность действия гомеопатического лекарства и ценность правильно выбранного разведения.


    Сенсорным расстройствам соответствуют высокие разведения.

    Функциональным нарушениям соответствуют средние разведения.

    Патологическим изменениям соответствуют низкие разведения. К примеру, Aconitum. Вы знаете показания к его назначению: «острая гиперемия, вызванная рефлекторным повышением давления, сопровождающаяся физическим и психическим возбуждением с тревогой».

    Изучим теперь клинические случаи, нуждающиеся в назначении Aconitum. Перед вами больной, который имеет все клинические симптомы острого аортита; у него тревожное возбуждение, сердечные нарушения, которые всегда сопровождаются страхом смерти. Вы правильно думаете о Aconitum, но вы даете его в низкой потенции — 3С или 4С.

    Когда вы наблюдаете больного с теми же расстройствами: возбуждение, тревога, страх смерти, ощущение удушья и стеснение в сердечной области, вызываемое страхом или малейшей эмоцией, но без всякой клиники со стороны сердца, за исключением некоторого эретизма, довольно понятного, проявляющегося непоследовательной тахикардией, вы также назначаете Aconitum, но уже в потенции 5С.

    Наконец, представьте чрезвычайно нервного пациента с агорафобией, которого внезапно беспричинно охватывает тревога со страхом тотчас же умереть. В этом случае вы выпишите Aconitum 7С или 9С.

    Изучим другое лекарство: Bryonia.

    Если у вашего больного жар, боль, локализованная в определенном участке, и вы констатируете начало плеврального выпота; или вы присутствуете при начале острого суставного ревматизма с опуханием сустава и скоплением жидкости. В обоих случаях реагирует серозная оболочка, т. е. существует патологическое расстройство, чью эволюцию вы можете изменить с помощью Bryonia, характеррные симптомы которой вы вскоре найдете: боль, усиливающаяся при малейшем движении и уменьшающаяся при сильном надавливании. Вы выпишите Bryonia 4С.

    Но к вам может обратиться больной, который уже давно страдает расстройствами пищеварения. После еды он испытывает ощущение тяжести, словно у него большой камень в желудке. Несмотря на внешнюю полноту, у него всегда жажда и он выпивает большое количество воды. Запор стойкий, без позывов, кал сухой, твердый, черный, как жженый. В этом случае Bryonia 5С даст лучшие результаты.

    Наконец, представьте нервного, тревожного, чрезвычайно раздражительного пациента, который гневается из-за пустяков. Необщительный, он не хочет никого принимать, т. к. опасается своего гнева, который и делает его больным. Всегда озабоченный, всегда подвижный, он встревожен, беспокоится за будущее. Утром, как только он поднимается и делает первое движение, появляется головокружение. Bryonia 7С вылечит его.

    Рассмотрим Pulsatilla.

    Три элемента характеризуют этот препарат: выделения, расстройство кровообращения, особая психика. Обычно вы встретите их все вместе, но один из них доминирует, что и является указанием на разведение, которое вы должны использовать.

    Патологические изменения: образование абсцесса или ячменя, обильные бели, указывающие на воспаление шейки матки, бронхит с влажным кашлем, но всегда выделения, каково бы ни было их происхождение, желтоватые, густые и нераздражающие — Pulsatilla 4С.

    Функциональные нарушения: больная с нарушением кровообращения. Руки более или менее синюшные, щеки темно-красные, больная часто дрожит, тепло ухудшает состояние, ей становится хуже в покое и лучше на свежем воздухе. Гипотония постоянная. Менструации нерегулярные, прерывистые: останавливаются на день, чтобы затем вновь появиться — Pulsatilla 5С.

    Сенсорные расстройства: это робкая девушка, внешне смирная, настроение обычно раздражительное, меняющееся из-за пустяков, то плачет, то смеется. Когда ее хотят выдать замуж, она упорно противится этому из-за нелогичного страха замужества — Pulsatilla 9С.

    На практике можно пользоваться следующим правилом: во всех случаях, где имеются патологические изменения, низкое разведение является правилом, высокое разведение — исключением, и наоборот, во всех случаях, где психические расстройства доминируют, высокое разведение — правило, низкие разведения — исключение.

    Не может быть по-другому, если вы пытаетесь интерпретировать истинное действие наших разведений.

    Низкие разведения (7С — 4С) действуют на ткани и даже органы. Этим объясняется избирательное действие Digitalis на сердечную мышцу, Coccus cacti, Serum anguillar и Thlaspi bursa pastoris — на почки, Solidago и Quercus glandium spiritus — на печень и почки, Ceanothus — на селезенку, Soufre d'antimoine dore — на легкие.

    Низкие разведения можно часто повторять и использовать продолжительное время. Все происходит так, словно патологически измененный орган нуждается в возбуждающем или постоянно поддерживающем его деятельность средстве.

    Средние разведения (5С) действуют, в частности, на кровь. Они выступают в качестве дренажных средств, облегчающих кровообращение, улучшающих транспортировку и обмен различных веществ, обеспечивая таким образом более легкую и более быструю утилизацию отходов жизнедеятельности, выводя из организма нежелательные токсины, которые в нем накопились.

    Средние разведения нельзя повторять слишком часто. Необходимость их употребления кончается, как только исчезает функциональное расстройство. Их назначение зависит только от наблюдаемых патогенетических симптомов.

    Высокие разведение (7С) действуют на организм более глубоко, их действие более длительное и продолжается в течение нескольких дней. Поэтому препарат в высокой потенции нельзя часто назначать — только через каждые 12 или 15 дней — при условии, что характерные симптомы предписанного лекарства все еще наблюдаются. В большинстве случаев трансформация больного организма требует другого лекарства в высокой потенции и гомеопатическое лечение может поэтапно привести больного к выздоровлению, если назначать препараты в высоких разведениях в определенном порядке.

    Высокопотенцированное лекарство является глубоко действующим лекарственным средством и именно при его назначении наблюдаются наилучшие результаты. Иногда его действие проявляется очень быстро и буквально за несколько часов больной выздоравливает. Или в течение нескольких дней после его приема больной испытывает его действие в виде более или менее выраженных расстройств, вызванных выведением токсинов.

    Эту разницу в действии легко объяснить.

    В первом случае больной находится в начале своей болезни, перед врачом только человек с «нарушенным жизненным ритмом», пациента волнуют смутные недомогания, которые могут соотноситься только с симпатическими расстройствами или нервным истощением. Все выглядит так, словно препарат в высокой потенции восстанавливает нормальный ритм организма чем-то вроде мгновенного каталитического эффекта: нормальный ритм снова восстановлен, пациент выздоровел.

    Во втором случае уже появились функциональные нарушения и имеющиеся симптомы показывают неизбежность необратимого поражения органа. Индивид глубоко интоксицирован. Препарат в высоком разведении провоцирует необходимый кризис выведения токсинов и из этого следует, что каждый раз, когда больной недостаточно дренирован, наблюдается первичное ухудшение.

    Так, вы вскоре отметите формальные противопоказания высоких разведений — недостаточность функции выведения и блокирование внешних органов выведения: недостаточность печени и почек из-за патологических серьезных изменений, последняя стадия рака или туберкулеза.

    Вывод: при патологических изменениях от сенсорных расстройств до органической деструкции кривая разведений должна быть постоянно нисходящей. Следуя этому правилу, которое несомненно включает в себя определенные исключения, врач-гомеопат не будет иметь особых проблем. Глубоко действующее лекарство, функциональное лекарство, лекарство патологических изменений должны объединяться, составляя гибкую терапевтическую совокупность, которую необходимо использовать, если вы действительно хотите вылечить больного и победить болезнь.

    Больной

    Выбор разведения зависит также от больного, от его индивидуальной восприимчивости. С терапевтической точки зрения каждый человек реагирует по-разному не только в здоровом, но и в болезненном состоянии. Так, когда один из ваших больных утверждает, что лекарство не помогает ему, не упорствуйте в его назначении, несмотря на видимые показания. В этом случае следует также исключить из лечения однотипные лекарства, особенно одного состава.

    Некоторые гомеопатические лекарства, данные в любом разведении, являются для некоторых больных настоящим ядом. Я знаю людей, которые не могут переносить Chelidonium, Conium, Ignatia или Berberis и я повторяю, в каком бы ни было разведении.

    Врач правильно назначает Sulphur, Lycopodium или Thuja в потенции 7С, но тотчас же появляются тревожные расстройства.

    Все выглядит так, словно в организм ввели значительное количество токсинов, которые он не может нейтрализовать.

    Несколько дней спустя все приходит в порядок, но вы могли бы избежать подобного шока, если бы перед высоким разведением 7С дали предварительно среднее разведение 5С того же лекарства.

    Эти проблемы никогда не появляются у больных, постоянно лечащихся у врача-гомеопата. Функции их организма подходящим образом отрегулированы и не позволяют задерживаться токсинам, как бы мало их ни было, поэтому инфинитезимальная доза оказывает на них быстрое и заметное действие. Но как только они случайно, соблазненные на неверность гомеопатии или уступая мольбам окружающих, пытаются принять материальную дозу аллопатического медикамента, они тотчас же испытывают различные расстройства и недомогания, и вскоре понимают, что совершили ошибку, проглотив лекарство с терапевтически ненадежными предписаниями.

    В их сбалансированном организме любое чужое вещество, бесполезное для его жизнедеятельности, токсично.

    Я уже слышу иронические возгласы: «Гомеопатия — это терапия здоровых людей». Это утверждение не может быть принято, и, очевидно, что как только пациент испытывает недомогание, смутные болезненные ощущения, он правильно действует, прибегая к гомеопатическому лекарству в инфинитезимальной дозе, которое восстанавливает порядок в его организме, вместо приема одного из многочисленных наркотиков, которые ему предлагает современная фармацевтика.

    Гомеопатия лечит больных людей с острыми или хроническими болезнями, но если вы хотите понять всю полноту ее действия, обратитесь к схеме. Мы можем дополнить ее так:



    Теперь вы в полной мере понимаете обширность действия гомеопатического лечения, которое направлено не только на организм, чтобы исправить нарушения, но также и на саму личность, чтобы помочь ей реализоваться в соответствии с ее предназначением.

    Повторение дозы

    После выбора разведения появляются вопросы: как назначать дозу? Как часто повторять ее, с каким интервалом? Общий закон может быть сформулирован так: чем выше разведение, тем больше интервал между назначением доз, и чем ниже разведение, тем чаще можно повторять дозу.

    При хронических болезнях обычно используются потенции 5С, 7С и 9С

    Потенцию 5С дают так:

    — две гранулы утром после сна за полчаса до завтрака;

    — две гранулы вечером перед сном через полчаса, один или два часа после ужина через каждые 4 дня.

    Потенцию 7С, 9С дают одной дозой каждые 15 или 20 дней утром после сна или вечером перед сном.

    При острых расстройствах используются обычно низкие разведения. Вы даете больному две гранулы показанного лекарства каждые два часа. Но как только больному становится лучше, вы должны увеличивать интервал между дозами.

    Может быть сформулировано такое правило: при улучшении состояния прекратите давать лекарство или давайте его реже.

    Одно лекарство или несколько лекарств

    Острые болезни

    При острой болезни практически бесполезно давать несколько лекарств одновременно и, чем серьезнее болезнь, тем реже необходимо повторять назначенное лекарство, когда оно similium. Врач должен при острой болезни в первую очередь заняться поиском лекарства, которое точно адаптировано к реакциям пациента. Сделав назначение, наблюдайте за больным, особенно в тяжелых случаях, т. к. состояние будет изменяться и вы должны как можно быстрее заметить показания для назначения следующего лекарства.

    Таким образом, врач действительно следует за своим больным, «ведет» его болезнь, каждая клиническая стадия которой соответствует определенному лекарству, показания к назначению которого «значимо выражены» реакциями пациента. Чем больше вы даете лекарств при остром состоянии, тем меньших вы достигнете результатов. Никогда не теряйтесь перед самым тяжелым случаем, который вы можете лечить. Просто наблюдайте вашего больного, находите точные симптомы, которые он проявляет, и вы всегда найдете подобное лекарство в гомеопатической Materia Medica. Назначив лекарство, ждите результата и терпеливо и обдуманно наблюдайте, чтобы подобрать эффективную и точную терапию.

    Иногда при лечении острой болезни, пневмонии, например, врач констатирует органическую недостаточность, печеночную, почечную или сердечную, и тогда обязательно нужно добавить к основному лекарству лекарство в низкой потенции, которое активно действует на пораженный орган, активизируя его функцию, например: Solidago virga — на печень, Berberis — на почки, Crataegus или Strophantus — на сердце. Вы всегда найдете показания к их назначению, т. к. характерные симптомы этих различных лекарств помогут вам в вашем выборе.

    Хронические болезни

    -

    При лечении хронических болезней практически всегда используют несколько лекарств, назначенных последовательно друг за другом. Тяжесть заболевания заставляет врача-практика объединять несколько лекарств, чтобы быстрее и увереннее достичь выздоровления. Больной — это «комплекс», многочисленные различные элементы которого должны быть оценены с трех точек зрения: клинической, терапевтической и типологической.

    Клиническая точка зрения

    Клиническая диагностика, как мы ее понимаем, позволяет нам определить видимую причину болезненных расстройств у больного. Эти расстройства могут быть вызваны печеночной недостаточностью, нарушением кровообращения, симпатическими расстройствами, нарушениями функций желез и т. д. Мы можем констатировать существование органического патологического изменения или определить реальную причину наблюдаемых болезненных феноменов, связывая их или с предшествующим «нервным шоком» различной природы (страх, разочарование, гнев, обида, огорчение, скорбь) или с интоксикациями, природа которых колеблется между пятью большими категориями: Psora, Tuberculin, Sulphur, Sycosis и Carcinosin. Вспомните, что микроб не всегда вызывает болезнь.

    Клинический диагноз не должен основываться только на внешних проявлениях и ограничиваться названием болезни или синдрома. Врач всегда должен осуществлять глубинный анализ, который позволит ему (с помощью лабораторных исследований или без них) определить реально «токсический коэффициент» наблюдаемого больного.

    Чем больше вы осматриваете больных, тем лучше вы их наблюдаете, тем больше вы убеждаетесь в этой истине: болезненная серия колеблется в пяти токсических категориях. Если вы не хотите ее принять «клинически», то подумайте о ней, когда вы будете пытаться объяснить длительные результаты, достигнутые нашей терапией.

    Терапевтическая точка зрения

    С терапевтической точки зрения больной представляет три вида нарушений: сенсорные, функциональные и патологические, которые выражены в различной степени, и это нужно учитывать при назначении лекарства.

    Патологические изменения

    Пораженный орган необходимо возбудить или поддержать. Мы хорошо знаем, какие лекарства действуют на определенные органы.

    Сердце: Аросупит, Craloegus, Digitalis, Strophantus, Spigelia.

    Печень: Carduus marianus, Chelidonium, China, Taraxacum.

    Почки: Berberis, Coccus cacti, Solidago virga и т. д.

    Селезенка: Ceanothus, Quercus glandium spiritus и т. д., но каждое из этих лекарств может быть назначено только в том случае, когда есть четкие показания к его назначению. В этих случаях используют низкие разведения (1-3D — 1,3,4С).

    Функциональные нарушения

    Функция органа может быть нарушена. В этом случае появляются функциональные нарушения, позволяющие нам уточнить индивидуальные реакции пациента.

    В этих случаях используются Bryonia, Rhus toxicodendron, Nux vomica, Ignatia, Pulsatilla, Sepia, Argentum nitricum, Chamomilla, Cocculus, Nitricum acidum и т. д.

    Выбор уточняется соответствующими модальностями, выясненными у больного. В этом случае в основном используются средние разведения (5С).

    Сенсорные расстройства

    Нарушена основная функция человека. Наблюдаемые расстройства находятся в тесной связи с реакционными проявлениями его темперамента. Эти проявления позволяют определить глубоко действующее лекарство, которое соответствует темпераменту пациента, определение, которое хорошо откладывается в нашем сознании, когда мы обозначаем больного названием соответствующего лекарства. Тогда больной становится SULPHUR, THUJA, LACHESIS, CAPSICUM или SEPIA и т. д. Совокупность характеристик каждого лекарства подобна наблюдаемым реакциям больного и его болезненным расстройствам. Это точное подобие оправдывает именование его состояния названием препарата, который это состояние излечивает. Термин SULPHUR, THUJA, LACHESIS, CAPSICUM или SEPIA являются для нас не только названием лекарства, которое показано пациенту, но и совокупностью сенсорных, функциональных, патологических расстройств, которые характеризуют одновременно болезненное состояние (синдром или болезнь) и индивида. В этих случаях всегда используются высокие разведения (7С, 9С).

    Из этого следует, что гомеопаты назначают лечение, «единое» в показаниях, но «сложное» в предписаниях.

    Рассмотрим пример назначения больному конституционального типа SULPHUR. Это гипертоник, высокое артериальное давление которого поддерживается аутоинтоксикацией вследствие печеночной и почечной недостаточности. Назначение в этом случае следующее:

    — Sulphur 7С, 2 дозы перед сном с интервалом в 15 дней;

    — каждый день — Berberis 4С, по 10 капель перед обедом в небольшом количестве воды;

    — один день — Nux vomica 5С, 2 гранулы утром (после сна), 2 гранулы вечером (перед сном);

    — другой день — Baryta carbonica 5С, 2 гранулы утром, 2 гранулы вечером.

    Такое предписание разумно: мы не теряем времени и быстро достигаем результата. Под действием Sulphur происходит максимальное выведение токсинов. Почки лучше функционируют при действии Berberis: моча становится более обильной. Nux vomica действует на печень, Baryta carbonica — на гипертонию. Никакое осложнение не может произойти, никакое медикаментозное первичное ухудшение не может проявиться, когда больной правильно лечится и дренирован.

    Конституциональная терапия

    Необходимо сначала сделать важное замечание. Болезненные реакции, которые врач обнаруживает у больного, являются всего лишь преувеличенными нормальными обычными реакциями этого индивида. Эти нормальные реакции, психические и физические, позволяют установить характер человека и его темперамент, когда он не болен.

    Таким образом, характер и темперамент могут быть точно обозначены как лекарства и болезненные состояния. Как последствие они проявляются внешними симптомами и очевидными реакциями, которые принадлежат одному человеку, одному конституциональному типу, нормальная функция которого оказывается выражена более сильно.

    Совместное изучение формы лица и руки субъекта ведет к знанию его характера и его темперамента, к определению его конституционального типа, позволяющего отнести его к одной из категорий, которые тщательно описаны.

    Может быть установлено аналогичное соответствие, объединяющее конституциональный тип, его болезненное отклонение и лекарство, которое ему показано[47]. Знание конституционального типа позволит по-новому взглянуть на нашу терапию, а также позволит точно соориентировать человека к реальному и продолжительному выздоровлению[48].


    Факт неоспорим: гомеопатия постоянно развивается. Доктрина Ганемана, гиппократовское происхождение которой нельзя забывать, принята всеми. Постановка вопроса о инфинитезимальном количестве для терапевтического действия не воспринимается больше как шутка. Понятие совокупности наследственных и приобретенных свойств организма, характеризующихся предрасположенностью к определенным заболеваниям, преобладает над понятием микроба, тревожа пастеровскую догму. Болезнь больше не рассматривается как изолированный процесс, узкие и эксклюзивные границы которого запрещают всякое взаимопроникновение. «Необходимо говорить о семействах в изучении инфекционных болезней».[49]

    Специфичность возбудителя становится мифом, привлекательность которого ослепляла ученых в течение полувека. Однако существует действительная «индивидуальная специфичность», которая определяет изучение «человеческой функции»: функции каждого человека как божьего избранника. Гомеопат предвидит это: он пытается подобрать каждому больному «его» лекарство, и он описывает «семейства лекарств» в соответствии с реакциями пароксизмальными или смягченными, сильными или медленными, острыми или хроническими у одного конституционального типа или при одной интоксикации. Какой старательный медик, серьезный студент не будет привлечен гомеопатическими концепциями болезни и больного, не будет соблазнен результатами нашей терапии?

    Почему гомеопатия, взятая в совокупности своих знаний и результатов, не присоединяет к своему делу и своей вере большее число людей науки и медицины? Почему так много «симпатизирующих» коллег и так мало практикующих истинную гомеопатию? Должны ли мы оправдывать это трудностью изучения? Или наши коллеги испугались необходимых усилий? Не пытаемся ли мы упростить технику гомеопатии?

    Факт налицо: гомеопатия как наука занимает в медицине господствующее место, но практически гомеопаты действуют в постоянном хаосе.

    Гомеопатический хаос

    Никогда гомеопатия не являлась в столь различных формах. Долгая практика — с 1911 года я собрал более семнадцати тысяч наблюдений — позволила узнать самые разнообразные применения нашей терапии, самые необычные назначения. Не думайте, что они были губительны для больных или неэффективны. Только некоторые из них оказались недействующими. Большинство же облегчало состояние, если не приводило к выздоровлению. Нам не следует осуждать практику других гомеопатов — они нас чему-то научили, но в интересах обучения мы должны узнать факты, которые вредят развитию научной гомеопатии.

    Целостность в доктрине — фантазия в применении. Фантазия, которая пугает посвященного и которая, что еще более серьезно, сбивает с истинного пути студента. Сбивает с истинного пути — правильное определение, т. к. он идет в другом направлении, по другому пути. Почему вы хотите, чтобы он упорно следовал по дороге, которую он представляет сверкающей ясностью и которая приводит к перекрестку, откуда разбегаются в разных направлениях столько темных и извилистых дорог? Каждый врач горд тем, что понял доктрину, логическое изложение которой воодушевляет его, он счастлив, что после разочарования бесплодной и сложной учебой нашел наконец порядок для своих идей, направление для своего действия, ориентацию для будущих концепций, он хочет изучить методику и освоить технику, чтобы добиться результатов.

    Он ищет, но встречает хаос, фантастический хаос, который превосходит всяческое воображение. То ему рекомендуют назначать лекарство, составленное из двадцати препаратов в различных потенциях, то рецепт, требующий от больного поглощение в один день, но в разные часы от 8 до 10 различных медикаментов. Соединение низких и высоких разведений удивляет его, он не понимает смысла этого. Он хорошо понял необходимость назначения инфинитезимальной дозы, он принимает истинность ее действия, но он останавливается, пораженный астрономической цифрой некоторых потенций, и, если изучение им науки гомеопатии не было поверхностным, его страх трансформируется в законное возмущение.

    Уже во времена Ганемана доктрина была стройной и ясной, но Materia Medica представляла собой хаотическое собрание фактов, где отсутствовала ясность.

    Сегодня доктрина остается неизменной, Materia Medica, доработанная и дополненная важными работами, стала действительно четкой и ясной, она предоставляет студенту совокупность точно оцененных характеристик и симптомов. Но даже сегодня экстраординарная фантазия управляет предписаниями, и если последователи Ганемана не имели четкого мнения о точном значении разведения («Лекарство, — говорили они, — вылечивает omni dosi»), то наши современники, кажется, полностью забыли основной принцип гомеопатической терапии — подобие, которое объединяет больного с лекарством, — и о необходимости руководствоваться в своих действиях этим основополагающим принципом, чтобы излечить больного. Из этого пренебрежения вытекает экстраординарный беспорядок в практике гомеопатии, которая оказывается ненадежной в своем учении и применении, в преподавании и результатах.

    На практике многочисленные предложенные техники могут быть объединены в две группы: комплексная гомеопатия и единая гомеопатия.

    Комплексная гомеопатия использует большое число объединенных вместе лекарств. Единая гомеопатия использует одно лекарство в один прием.

    Комплексная гомеопатия

    На первый взгляд кажется, что комплексная гомеопатия имеет огромные преимущества. В готовых формулах, разработанных, без сомнения, с большой тщательностью, гомеопатические лекарства, показания которых более или менее соответствуют одному клиническому синдрому, объединены обычно в одном и том же разведении, редко — в разных разведениях. Часто к этим лекарствам добавлены потенцированные выделения или секрет соответствующего органа, или часть ткани этого же органа.

    Например, комплексный препарат, рекомендованный для лечения почечной колики или осложнений, свойственных почечно-каменной болезни, состоит из следующих лекарственных средств: Belladonna; Berberis; Calculi renales; Calcarea carbonica; Coccus cacti; Colocynthis; Equisetum hiemale; Pareira brava; Sarsaparilla; Solidago; Thlaspv, Uva ursi.

    Аналогичные формулы могут быть составлены для лечения различных болезней: печеночной колики, кори, гриппа, бронхита, запора, диареи, дисменореи, расстройств при менопаузе и т. д. Данная методика позволяет врачу упростить выбор назначения. Клинического синдрома оказывается в действительности достаточно, чтобы заработало терапевтическое единство, заранее приготовленное, предписание которого делает совершенно бесполезным изучение Materia Medica. Практикующий по такой методике врач часто забывает даже состав комплекса, который он использует, и, если иногда название похожего средства напомнит ему патологическое изменение или тот орган, к которому оно трогаю, чаще всего в момент выписывания рецепта в сознании такого врача просто появляется номер комплекса.

    Число этих комплексов значительно, от 80 до 100, т. к. нужно составить формулу для каждого клинического синдрома.

    Техника составления формул может быть различной. Некоторые формулы, например, формулы нашего выдающегося «коллеги» д-ра Каи из Барселоны, объединяют различные разведения одного и того же лекарства, претендуя тем самым на установление в терапевтическом порядке настоящей гармонии. В большинстве рекомендованных формул незнание антидотов и несовместимостей является правилом, но закон дополняющих друг друга лекарств обычно соблюдается. Дозировка используемых лекарств определяет их действие. В действительности каждое лекарство представляет разведение с оптимальным действием, изменяемое, следуя его природе или составу. В комплексах нет места высоким разведениям, средние используются редко, а в основном используются только низкие разведения. И это легко объясняется, потому что эти комплексы соответствуют клиническим показаниям, зависящим от патологического расстройства, а не от индивидуальных реакции.

    Несомненно, практика гомеопатии неоправданно упрощается подобной техникой и поле ее деятельности оказывается значительно суженным. Больше устанавливать подобие между больным человеком и назначенным лекарством незачем. Смутное клиническое указание, более или менее точное, и совокупность лекарств с различными показаниями, хотя и одного порядка — таково соотношение, которое теперь надо установить.

    Профилактическое лечение, домашняя аптечка — таковы возможности использования подобной методики, гомеопатичность которой, широкая в своем применении, но ограниченная в действии, далека от гиппократовских и ганемановских принципов. Это практика, основанная на ошибке и ведущая к неудаче. Никогда не следует забывать, что болезнь — индивидуальное состояние, которому соответствует индивидуальное лекарство. Каждый больной болеет по-своему, каждый больной нуждается в своем лекарстве, в том, которое показано исключительно ему.

    Паразиты гомеопатии

    Настоящий гомеопат не может быть бездумным раздатчиком подходящих формул. Действовать так — значит отрицать доктрину и технику, которая нам была передана Ганеманом, это значит уничтожить важнейшие работы, которые потребовали столько усилий у наших французских, английских, американских и немецких предшественников. Это желание отстранить себя от научной мысли в момент, когда медицинская наука стремится выделить больному такое важное место в клинике и терапии.

    Специализация гомеопатических лекарств искажает мнение публики и врача о гомеопатии. Она является отрицанием принципов, на которых основывается гомеопатия.

    Вот уже некоторое время мы получаем письма от наших многочисленных коллег, которые жалуются, что в их городах или краях появились гомеопатические лекарства, поддерживаемые изобретательной и хорошо поставленной рекламой. Гомеопатия для всех без ее изучения! Это так просто и так удобно. В двенадцати или двадцати флаконах сконцентрирована вся гомеопатическая Materia Medica. Если результат не появляется после первого флакона, вы покупаете второй и так далее, пока не исчерпаете всю серию, и, если такие игры вам нравятся, можете начинать сначала. Многочисленные больные, отчаявшись в аллопатической медицине, которая не в состоянии им помочь, решают прибегнуть к помощи гомеопатии. Привлеченные ловкой рекламой, они используют эти лекарства, но редко получают облегчение и вскоре, пресыщенные неудачей их новой терапевтической попытки, распространяют вокруг себя мысль, что гомеопатия — забавная иллюзия и что врач, практикующий ее, — всего лишь вульгарный шарлатан.

    К тому же не нужно забывать, что действие различных и часто противоположных комплексов лекарств нарушают гомеостаз организма, провоцируя появление серьезных расстройств.

    «Привязывание» гомеопатических лекарств к определенным болезненным состояниям не только научный нонсенс, но и большой риск, на который мы обязаны обратить внимание.

    Такая специализация является только коммерческим предприятием. Вот уже в течение некоторого времени мы присутствуем при возникновении все новых и новых комплексных средств, появление которых объясняется только жадностью их изготовителей и распространителей. Достоинства и независимости врача должно быть достаточно для защиты от подобных типов, которые выслеживают его с меркантильными намерениями в силу своей алчности. К сожалению, слабые слушают золотые речи и внимают им. Плохо осведомленные и лишенные критического чувства врачи невольно стали зазывалами. Ганеман и Кент должны содрогнуться в своих могилах!

    Врачебный меркантилизм существует с давних пор. Это болезнь, которой мы все страдаем, но чей эффект, к счастью, ограничен. В целом наша Корпорация состоит из людей благородных, преданных и независимых. Но гомеопатический меркантилизм — это новый факт. Он приводит к отрицанию истинной гомеопатии, которая теперь «заражена паразитами». Трудно проследить происхождение этого «заражения», последствия которого мы испытываем, заражения, столь вредного для великой и красивой идеи, которая доминирует в нашем призвании.

    Какая ответственность ложится на тех, кто откликнулся на этот нечистоплотный маневр или кто его породил — ограниченные умы, из-за своей недальновидности не видящие опасности. Что могут подумать наши учителя и наши коллеги врачи-аллопаты о такой жалкой ориентации, противопоставленной принципам гомеопатии? Такое поведение может только пополнять аргументы тех, кто недооценивает значимость наших усилий. Мы не будем искать ответственных за нынешнее отрицательное положение вещей. Оно существует, это — факт, и оно покушается на научную и социальную жизнь всех гомеопатов.

    Единая гомеопатия

    «Никогда нельзя назначать больше одного простого лекарства за один раз!»[50]. Таков совет, который нам дает Ганеман. Его последователи более или менее следовали ему. Идеал для некоторых врачей состоит в нахождении одного лекарства, которое «покрывает» все симптомы больного и патогенетические симптомы которого соответствуют всем симптомам, представленным пациентом. Задача нелегкая. Очень усложняется наблюдение, если терапия больше не комплексная. У врача-практика одна забота: не забыть симптомы лекарства. Поэтому он слушает, расспрашивает, тщательно все записывая. Потом, возобновив свое наблюдение, он изучает и сравнивает, используя реперториумы и аналитические классификации лекарств, симптомы, которые он смог установить, с симптомами лекарства. Работа изнуряющая, при этом теряется клинический аспект болезни и появляются, несмотря на ревностное желание точности, неясность и неуверенность[51].

    Развивая и несколько утрируя идеи Учителя, он верит не только в единый выбранный препарат, но и в одну потенцию, ультраинфинитезимальное разведение которой вызовет желаемое выздоровление. Такая логика ведет к использованию все более высоких потенций, астрономические цифры которых не могут нас испугать, если мы знаем, что они не соответствуют физически реальности. Их обычные разведения — это десятитысячные, стотысячные, пятидесятитысячные. Восхитительная мистика, которая выражается в практике, перед которой мы должны склоняться с почтением. Истинные гомеопаты, непримиримые в своих идеях, упорные в своем мнении, они не вступают в сделку с верой и держат в своем уме настоящую энциклопедию Materia Medica.

    Но не все наделены такой смелостью. Со времен Ганемана были сделаны многочисленные попытки найти способ легко детерминировать лекарство в каждом конкретном случае. Д-р Мюр, основатель гомеопатии в Бразилии, решил пронумеровать все симптомы и создать нечто вроде гомеопатической алгебры. Так же, как в уравнении 2ой степени ax2+bx+c=0, легко находим значение х=(Ь2- 4ас)/2а, так д-р Мюр думал с помощью научного расчета найти соответствующее подобное лекарство. Забавная утопия, которая не имела продолжения.

    В наше время, когда механицизм уничтожает мысль, не преминули попробовать автоматами заменить разум. Были созданы реперториумы, состоящие из перфорированного картона, позволяющие соответствием перфораций найти терапевтическое подобие по симптоматическому единству подобно тому, как играет механическое пианино, исполняя сонаты Бетховена без усталости и ответственности. Но там подобие определено заранее. В гомеопатии оно должно быть найдено. В результате даже сами создатели такого реперториума вынуждены были отказаться от подобного метода из-за многочисленных ошибок. Подобная практика является отрицанием клинического наблюдения, ценности лекарства и значения врача.

    Между «комплексными» и «едиными», между «безразличными» и «убежденными», между «вялыми» и «твердыми» практика гомеопатии познает многочисленные и разнообразные свойства. Один врач-практик использует только низкие разведения и отрицает всякую эффективность высоких разведений, третьи сотенные потенции составляют обычно лимит его терапии. Другой использует комплексные лекарства, созданные по формулам, чей состав варьируется случайно.

    Примеры

    Рецепт А

    — принимать каждый день 10 капель утром и вечером:

    Chimaphila TM; Natrum iod. IX;

    Bryonia IX; Hydrastis TM;

    Myrica cerif. ЗС; Actoca 3X;

    Muriatic acid. ЗС; Condurango TM.

    — перед едой:

    Kali arsenicum 6D; China 6D;

    Borax 6D; Carbo vegetabilis 6D;

    Drosera 6D; Kali carbonicum 6D.

    Принимать по три раза в день столько различных препаратов! Делать такие назначения — это абсурд!


    Третий использует одновременно высокие и низкие разведения, оригинально объединяя самые экстравагантные лекарства, не боясь часто повторять ультра-инфинитезимальные дозы к великому несчастью пациента.

    Рецепт В

    Thuja 9С, Lycopodium, 9С Sulphur 9С } — Одна доза каждые пять дней

    Принимать с интервалом.

    День: Cocculus, China 5С, Carbo vegetabilis, Argentum nitricum, Magnesia muriatica} — 5C, 3 раза в день

    Другой день: Phosphorus, Lycopodium, Opium, Nux vomica, Alumina} — 4C, 3 раза в день


    Кто-то в щедром порыве выпишет восемь или десять лекарств в один день, правда в разные часы.

    Примеры

    Рецепт С

    В один день: Chimaphila 5С — 10 капель перед полуднем;

    Arnica 5С — в 4 часа;

    Taraxacum ЗХ — в 4 часа;

    Sanicula ЗХ — 10 капель перед обедом;

    Hydrastis 5С — 2 гранулы вечером перед сном.

    Рецепт Д

    В один день:

    Nux vomica 5С — 2 гранулы утром;

    Lycopodium 5С — 2 гранулы в 10 часов;

    Ignaria 5С — 2 гранулы в 4 часа;

    Kali phosphoricum 5С — 2 гранулы вечером.

    Рецепт Е

    Принимать каждые два часа, чередуя:

    — Gelsemium 6D;

    — Pulsatilla 6D;

    — Ignatia 6D.


    Некоторые используют электрическую терапию, объединяя одновременно лечение электричеством и обычные лекарства, гомеопатические настойки и высокие разведения.

    Перед всеми этими назначениями студент оказывается сначала удивленным, потом его охватывает отвращение. Гомеопатия, несмотря на красоту доктрины, прочность принципов, прямоту законов, завязла, в конце концов, в ничтожной практике, техника которой будет устанавливаться фантазией каждого практика? Изучение Materia Medica становится бесполезным, потому что симптомы лекарств и их модальности больше не наблюдаются? Сомнение охватит его, его убеждения будут расшатаны, он покинет правильный путь или свернет умышленно на одну из окольных и темных дорог, на которые мы недавно намекали. Почему ему не действовать так, если другим это удалось?

    В медицине поиск оригинальности представляет опасность, и в наших идеях, как и в нашей практике, мы должны тщательно соблюдать эту «меру», которую рекомендовал Гиппократ.

    Комплексная гомеопатия или назначение единственного лекарства? Мешанина лекарств или неправильное предписание. Какую практику принять? На этой терапевтической лестнице с многочисленными ступенями, которая простирается от сложного к простому, какого уровня придерживаться? Мы прекрасно понимаем состояние ума новичка, который перед этим терапевтическим хаосом напрасно ищет точное направление, точное объяснение. Однако он убежден, он образован, он вооружен, но почему вы хотите, чтобы он упорствовал в изучении Materia Medica, если она больше не нужна, чтобы определять одно лекарство: почему вы хотите, чтобы он клинически наблюдал своего больного, если ему требуется только найти препарат, который «покрывает» все симптомы субъекта. Однако клиника и терапия не могут быть разъединены в сознании гомеопата, если он хочет понять истинную функцию человеческого существа и сохранить уважение к традиции.

    Отсутствие единства в практике гомеопатии, без сомнения, является основной причиной столь различных и странных мнений, которые высказываются в адрес нашей терапии. Нас обычно рассматривают как врачей, специализирующихся в лечении некоторых расстройств, а результаты, о которых узнают лишь немногие, способствуют ограничению в их сознании протяженности нашего действия.

    Послушайте общественность. Одни нас рассматривают как хороших врачей для психопатов, для больных, «вообразивших» свои болезни. Другие хотят видеть нас лечащими только болезни желудка; мы отменяем режимы и «поднимаем» опущения. Нам установлены очень тесные границы. Мы превосходно вылечиваем коклюш, но бессильны при острых более серьезных заболеваниях. Мы больше всего помогаем при старческих болезнях. Мы избегаем операций. Мы продлеваем полноценную жизнь человека. Мы предотвращаем болезни. Гомеопатическое лечение — это лечение, которое нужно продолжать всю жизнь. Это невыносимо!..

    Самые знающие совершают особые ошибки. Идея дренирования, так распространенная сейчас, провоцирует забавные случаи. Каждую минуту слышишь разговоры о «методике дренирования» и «лечении дренированием». Врачи также не избежали этого бедствия, и слышишь весь день склоняемое: «Я дренирую, он дренирует, мы дренируем, он дренирован»! Это преувеличение универсальности действия дренирования, о котором я впервые писал в 1912 году.[52]

    Это было бы забавно, если бы это преувеличение не проникало глубоко в сознание некоторых моих коллег, представляющих, что действуют героически, используя лекарства, фантазийное назначение которых далеко от соответствия их истинным показаниям.

    Примеры

    Рецепт А

    Минимум 2 раза в день по 5 гранул дренажа:

    Berberis 4D; Rhus toxicodendron 6D;

    Chelidonium 3D; Lycopodium 6D;

    Carduus marianus 3D; Cocculus 6D;

    Kali iod 3D; Belladona 6D;

    Cicuta ID; Raphanus 6D;

    Indol 4D; Nux vomica 6D.

    Плюс вторник и пятница вечером по 5 гранул:

    Arsenicum iod,

    Graphites,

    Hypophysine 5C.

    Вечером в воскресенье чередовать

    одно воскресенье:

    Aurum 7С;

    Natrum muriaticum 7С;

    Thuja 7С.

    Другое воскресенье:

    Phosphorus 7С,

    Sepia 7С;

    Нераг 7С — по пять гранул каждого, будет 15 гранул.

    Рецепт В

    При трех приемах пищи три гранулы дренажа:

    Chelidonium 3D; Lycopodium 4D;

    Kali iod 4D; Rhododendron 4D;

    Berberis 4D; Belladonna 4D;

    Dulcamara 4D; Raphanus 4D;

    Rhus toxicodendron 4D;I ndol 4D;

    — брать по одной грануле в критические часы по желанию.

    Плюс вторник и пятница вечером: 5 гранул перед сном:

    Arsenicum iod. 5С; Graphites 5С; Hyphophysine 5С.

    Плюс воскресенье вечером чередовать одно воскресенье:

    Aurum 7D — 10 гранул,

    Natrum muriaticum 7D — 20 гранул,

    другое воскресенье: Sepia 7С; Phosphorus 7С.


    Очень часто, увы, разум уступает место воображению. Фантазия — доминанта многочисленных предписаний. Не будем повторяться. Никогда не делайте назначения, которое не может быть серьезно объяснено и научно интерпретировано. Гомеопатия не отдельный терапевтический метод, она основана на неизменной доктрине, ее практика основывается на глубоком знании больного и его болезненного состояния, она использует точную технику при точных показаниях.


    Примечания:



    2

    Л. Ванье. «Наследственная предрасположенность к туберкулезу и ее лечение» «Французская гомеопатия», февраль, 1925 г.



    3

    Л. Ванье. «Раковые заболевания и предрасположенность к ним»//«Французская гомеопатия», январь, 1927 г.;

    Л. Ванье. «Предрасположенные к раку люди и их гомеопатическое лечение». — Париж, изд-во «Doin».



    4

    П. Делор. «Тенденции современной медицины». — Париж, 1936 г.



    5

    Л. Ванье. «Люди, предрасположенные к туберкулезу, и их гомеопатическое лечение». — Париж, изд-во «Doin», 2-е издание.



    29

    К. Геринг. «Важнейшие симптомы в нашей Materia Medica» в 10-ти томах (прим. редактора).



    30

    Т.Ф. Аллен. «Энциклопедия истинной Materia Medica» в 12-ти томах (прим. редактора).



    31

    Дж. Т. Кент «Лекции по гомеопатической Materia Medica». Именно по этой книге следует изучать патогенезы лекарственных средств (прим. редактора).



    32

    Л. Ванье. «Введение в изучение гомеопатии». - Larousse, 1919 г.



    33

    Обследуя больного раком, врач заметил у него трещины губ, характерные для Condurango. Он прописывает Condurango ТМ каждый день, приближаясь таким образом к методике, которая использует этот препарат в виде аперитива или желудочного средства, усиливая интоксикацию организма своего пациента, и, т. к. Condurango избирательно показан этому пациенту, врач «толкает» его в рак, вместо того, чтобы задержать развитие болезни. Заметьте, если бы он дал ему одну-единственную каплю ТМ, предоставив возможность этой капле действовать в течение нескольких дней, он бы отметил постепенное довольно длительное улучшение, следуя в этом случае методике Купера при гомеопатическом лечении рака древнейшими субстанциями.



    34

    Ромашка является антидотом многих лекарств. Я вспоминаю больного с хроническим кашлем, которому был показан Causticum. Все симптомы требовали назначения Causticum, но этот препарат, принимаемый в различных потенциях, не давал никаких результатов до того дня, когда я узнал, тщательно расспросив своего больного, что он выпивал по вечерам чашку отвара ромашки. Как только он прекратил принимать ромашку, Causticum стал действовать и кашель исчез.



    35

    Напомним, что лекарства, по нашему мнению, характеризуют не только «болезненное состояние» или «клинический синдром», но также и всего больного, со всеми его реакциями. Поэтому вы не должны удивляться, если увидите, что мы рассматриваем лекарства как настоящих индивидов, которые действуют, страдают, думают. Итак, когда мы говорим: «у Lachesis кровотечение, он чрезвычайно словоохотлив», мы надеемся, что вы поймете нашу мысль и переведете так: пациент, которому показан Lachesis, обнаруживает те или иные симптомы, которые характеризуют явно показания к Lachesis, т. к. они были экспериментально вызваны действием этого яда.



    36

    Я лечил больную 22 лет, которая в прошлом году хотела покончить жизнь самоубийством, проглотив таблетки веронала между 10 часами вечера и 1–2 часом ночи. Она мне рассказывала: «Это чувство пришло ко мне за несколько минут, но уже в течение некоторого времени, вечером в кровати, это желание самоубийства внезапно приходило на ум, особенно когда я ложилась рано после дня без развлечений». Я дал ей Naja 30. Сразу же ей стало лучше и с этого времени она оставила всякую мысль о самоубийстве.



    37

    Remedes materiels et dynamiques. Homoepathic World, fevrier, 1895.



    38

    De la loi du choix des doses et de leur repetition. Journal de Medecine Homoepathique, t.V, p. 169.



    39

    Memoire presente au Congres International. Londres, aout, 1896.



    40

    Leon Vannier Introduction a l'Homoepathie. Larousse, edit., 1919



    41

    С. Ганеман. «Органон врачебного искусства», § 278.



    42

    Л. Симон. «Эссе о правильной дозировке». 1987



    43

    Гомеопатические лаборатории Франции, основанные в 1927 г.



    44

    Имеется в виду Государственная Фармакопея Франции (прим. переводчика).



    45

    Л. Ванье. «Введение в изучение гомеопатии». - Larousse, 1919 г.



    46

    Д-р А-е. Хинсдал. «Работы и эксперименты»//«Французская гомеопатия», февраль, март, апрель, май, июнь, июль, 1931 год.



    47

    Л. Ванье. «Человеческая функция»// Лекции Колледжа Гомеопатического центра Франции, 1934–1935 г.



    48

    Л. Ванье. «Типология и её терапевтическое использование». том 1 («Общие положения и строение») том 2 («Прототипы и метотипы» с 251 фигурой) — из-во «Doin», Париж, 1952–1955 г.



    49

    Ш. Николь. «Судьба инфекционных заболеваний». — Изд-во «Alcan», 1934 г.



    50

    С. Ганеман. «Органон врачебного искусства», § 272.



    51

    Здесь д-р Ванье несколько утрирует состояние дел. При умелом и правильном пользовании реперториумами С.М. Богера и Дж. Т. Кента подобрать единое лекарство, патогенез которого «покрывает» все симптомы болезни, не такое уж трудное дело. Опытный врач-гомеопат затрачивает на подбор лекарства не более 15–20 мин. В то время еще просто не было реперториумов С.М. Богера и Дж. Т. Кента, которые появились значительно позже, а существовавшие в то время были крайне несовершенными (прим. редактора).



    52

    Л. Ванье. «Дренирование»/ Французской Гомеопатия, февраль 1912 г.





    Разделы:
    Альтернативная медицина
    Астрономия и Космос
    Биология
    Биофизика
    Биохимия
    Ботаника
    Ветеринария
    Военная история
    Геология и география
    Государство и право
    Деловая литература
    Домашние животные
    Домоводство
    Здоровье
    Зоология
    История
    Компьютеры и Интернет
    Кулинария
    Культурология
    Литературоведение
    Математика
    Медицина
    Металлургия
    Научная литература - прочее
    Обществознание
    Педагогика
    Политика
    Психология
    Радиоэлектроника
    Религиоведение
    Сад и огород
    Самосовершенствование
    Сделай сам
    Спорт
    Строительство и сопромат
    Технические науки
    Транспорт и авиация
    Учебники
    Физика
    Физическая химия
    Философия
    Химия
    Хиромантия
    Хобби и ремесла
    Шпаргалки
    Эзотерика
    Экология
    Юриспруденция
    Языкознание

    Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.