Онлайн библиотека PLAM.RU




3.2 Российская федерация в СССР. Англия в Соединенном королевстве Великобритании и Северной Ирландии. Чехия в Чехословакии


Не менее любопытный пример пропорциональности представляет собой бывший СССР. В этом случае также возможна количественная проверка модели.

В ходе революций, разрушивших Российскую империю, наблюдалось резкое повышение значения национального фактора. К империи был привит ярлык "тюрьма народов", на окраинах развернулись национально-освободительные движения, и существенная часть "инородцев" принимала активное участие в вооруженной борьбе в самой метрополии. СССР изначально устраивался и переустраивался согласно национально-федеративному ("союзному"), а не унитарно-губернскому принципу. Графа дореволюционных анкет "вероисповедание" в атеистическом государстве была заменена "пятым пунктом" – "национальность", внесенным и в гражданские паспорта. В отличие от самодержавной и постфевральской (после Февральской революции 1917) стадий, "национальное самоопределение" стало неотъемлемым компонентом официальной идеологии. Признак национальности, таким образом, превратился в один из ключевых в процессе государственно-политического строительства в СССР. При этом кампания против "великодержавного хамства", "великорусского шовинизма", характеризовавшая первый, "ленинский", этап революции, сошла вскоре на нет, сменившись более трезвыми представлениями .(1) Не секрет, что в "семье братских народов" один из них, а именно русский, оказался, по словам Сталина, "старшим братом" и что становым хребтом Союза служило его собственное государственно-политическое образование – Российская Федерация. Подобной внутренне-советской идентификации соответствовало восприятие извне: для Запада Советский Союз неизменно оставался "Россией" и "империей". В связи со сказанным, вероятно, не вызовет недоумений, что для советской государственной конструкции соотношение русского и нерусского, РСФСР и суммы остальных союзных республик являлось исключительно важным параметром, во многом ответственным за устойчивость всей системы в целом.

Здесь вряд ли конструктивно идти по тропе риторики, вступая в заведомо скользкие дискуссии о наличии или отсутствии национальной дискриминации в СССР, а если да, то в каких конкретных аспектах. Не отвечает нашим задачам и детальная оценка кремлевской национальной политики, ее специфических приемов, изгибов на протяжении десятилетий. Мы по-прежнему отдаем предпочтение "интегрально-аксиологическому" подходу, будучи убеждены: в эпоху масс политика делается главным образом массами, их фундаментальными ценностями, настроениями. Руководителям и вождям не остается ничего иного, как опираться на них или, если удастся, пытаться на них воздействовать.

Да, это деликатный и исключительно важный вопрос, особенно для нацменьшинств, – ощущение собственной полноценности, возможность или невозможность считать своим государство, в котором они проживают. Всему населению, независимо от национальности, был присвоен единый статус советских людей, и гражданство было общесоветским. В строительстве нового государства с самого начала приняли деятельное участие представители самых разных народов, и в дальнейшем в СССР одну из первостепенных ролей играло согласие, гласная и негласная санкция со стороны как рядового населения на местах, так и региональных властных элит. При этом внимание к фактору "русский – нерусский" никогда не исчезало. Стандартным бытовым наименованием для РСФСР в других союзных республиках служило слово "Россия", под этим подразумевалось нечто отдельное от них, источник силы и власти. В свою очередь, Кремль, проводя кадровую политику, исходил в первую очередь не из критерия квалификации и личных качеств и, как правило, назначал на посты первых руководителей в нацреспубликах представителей коренной нации, а их заместителями – русских или приравненных в конкретных условиях к таковым (этот принцип выдерживался последовательно сверху донизу: от республиканских ЦК до средних школ). Владение русским языком являлось непременным условием приличного образования, карьеры, возможности выбора места проживания в рамках Союза, для мужчин – успешной службы в армии, т.е. для достижения мало-мальски приемлемого социального статуса.

Итак, Советский Союз опирался как на русских, так и нерусских, был плодом их совместных усилий. Однако со стороны нацменьшинств требовались определенные "шаги навстречу", известные жертвы: в языковой, культурной, политической сферах. Многие из местных традиций превратились в предмет насмешек, считались признаком "дикости". От всех требовалось признание нерушимости Союза, что для нацменьшинств означало согласие с пребыванием центра власти в "России", с тем, что назначение и утверждение кадров, ключи от важнейших вопросов – прерогатива Москвы. Взамен все вместе получали огромное и могучее государство, широкое реальное и психологическое пространство возможностей. Представитель меньшинства, ощущая, возможно, некоторую ущемленность, компенсировал ее чувством принадлежности к советскому целому, к сверхдержаве, испытывал своеобразную гордость – сначала: "мы – первое в мире государство трудящихся", затем: "в мире есть только две силы – мы и американцы".

При этом в целом, представляется, более существенным для самоопределения являлся признак не столько биологической национальности, сколько факт проживания в районе той или иной титульной нации, т.е. фактор "политической национальности". Не только в РСФСР нацменьшинства не подвергались официальной дискриминации (за единственным исключением, не обладавшим собственной союзной республикой), но и русские проживали в нацреспубликах без особых проблем. Русский в Ташкенте был для узбеков "своим", близким соседом, тогда как московский узбек – прежде всего "москвичом", "обрусевшим", дистанцированным от соплеменников. Это наделяет нас правом оперировать понятиями "русский" и "представитель национального меньшинства" прежде всего в территориально-политическом плане.

Так или иначе, при построении теоретической модели будем исходить из относительной стабильности и саморегулируемости системы СССР, что, на наш взгляд, отвечало действительности на протяжении десятилетий. Обозначим характеристический объем РСФСР через а, а суммарный характеристический объем "нерусских" республик через b. Латинское с по-прежнему соответствует объему целого, в данном случае всего СССР. Очевидно, что a + b = c.

Если для русских, для РСФСР Советский Союз являлся автоматически "своим" государством, чья реальность "естественна", чьи корни – еще в дореволюционном периоде, в "вековой дружбе народов", то нацменьшинства приносили, как сказано, на алтарь общего могущества и единства определенные ментальные жертвы: историческую память о периоде политической независимости,(2) стремление к полноценному национально-политическому самоопределению, первородство собственного языка и традиций, т.е. то политическое и культурное достояние, которое воспринималось в качестве самобытного, истинно собственного. С учетом того, что СССР был принципиально полиэтничен и "нерушим" именно в виде союза, рассматриваемая пара "русские – нерусские" представлялась неразрывной. Мало того, ведущие нацменьшинства имели все основания стремиться к тому, чтобы все государство было бы "их", имперские настроения отличали не только русских, но и украинцев, белорусов, азиатов, кавказцев. Таким образом, мы попадаем практически в ту же логическую ситуацию, что и в предыдущем разделе (США и СССР в послевоенной мировой системе), и можно повторить вывод той же пропорции – золотого сечения.

Если настоящая модель верна, то доля РСФСР в общем объеме СССР должна была составлять около 62%, а суммарная доля остальных союзных республик – 38%. Здесь, конечно, требуется предварительно уточнить, что имеется в виду под характеристическими объемами.

СССР образован в 1922 г., его устройство и переустройство в основном завершено к 1940 г. Значит, характеристические объемы следует брать не только исходя из данных классического – сталинского – периода, но и их "физический смысл" должен быть адекватным той эпохе, отвечать ее аутентичным критериям. Последние тогда были превалирующе экстенсивными, что, как известно, сохранялось вплоть до "перестройки", до распада СССР. Мало того, согласно рабочей гипотезе, в основу строительства "советской империи" были заложены традиционно-имперские цели и ценности, а именно количество земли и работников. В своих истоках СССР был аграрной, крестьянской страной, новое государство создавалось исходя из существовавших реалий, из особенностей наличного общественного сознания. И в дальнейшем огромные регионы (наподобие Средней Азии) сохраняли аналогичные свойства. В таком случае за характеристические объемы следует принять площади территорий и численность населения, причем, соответствующие сталинскому периоду.

Открываем энциклопедический словарь 1953 – 55 гг. издания [388]. В 1940 г. население СССР составляло 193 млн. чел.; по данным переписи 1939 г. в РСФСР проживало 108,8 млн. чел. Отношение численности населения РСФСР к СССР – 56,4%, что несколько меньше 62%, диктуемых теоретической моделью. Площадь территории РСФСР – 16,9 млн. км2, СССР – 22,4 млн. Отношение площадей – 75,4%, что превышает те же 62%. Таким образом, по численности населения РСФСР была несколько меньше значения, соответствующего золотому сечению, а по площади территории – больше. Проанализируем ситуацию далее.

Вывод формулы политического золотого сечения, как мы помним, основан на особенностях базовых ценностей населения, на присущих ему целевых, психологических установках. Поэтому и характеристические объемы, строго говоря, должны определяться согласно коллективно-психологическим критериям. В данном случае – насколько большой по размеру представлялась населению Российская Федерация на фоне СССР, на фоне прочих союзных республик. Во-первых, общественные представления о "величине", об "объеме" могут несколько отличаться от физических величин и объемов, и во-вторых, что важнее, воспринимаемый объем есть некая интегральная, одна величина, а не разные две, по которым только что осуществлялась проверка. С последним обстоятельством справиться не так уж и трудно – для этого достаточно предположить, что при оценке размеров РСФСР одновременно по двум разным критериям (территории, населению) итоговой единой оценкой естественно служит их среднее арифметическое.

Среднее арифметическое между 56,4% и 75,4% составляет 65,9%, что с абсолютной погрешностью в 3,9% отвечает теоретической величине 62%. Для натурного эксперимента удовлетворительное соответствие. Значит, в конструкции СССР была достаточно действенной гармоническая пропорция (10). Если названия территориально-политических единиц понимать как их размеры, то упомянутая пропорция может быть записана в следующей форме:


РСФСР / СССР ? (? нацреспублик) / РСФСР

( 11 )

Равенству (3) отвечает само собой разумеющееся условие РСФСР + ? нацреспублик = СССР.

Согласно данным на 1985 г. [300], аналогичные цифры составляют: РСФСР по населению – 52,5%, по территории – 76,3% от СССР. Среднее арифметическое – 64,4%, что еще ближе к правилу золотого сечения.

Чтобы убедиться в эффективности счета, целесообразно, помимо СССР, взглянуть и на какую-нибудь иную страну со значимым бинарным строением, например, на Соединенное королевство Великобритании и Северной Ирландии.

Сроком образования современной модификации названного государства условно может считаться 1921 г., когда по итогам гражданской войны Ирландия (за исключением Северной) получила статус доминиона, а в 1949 г. провозглашена республикой, т.е. добилась уже и формальной независимости. Таким образом, наличная форма Соединенного королевства сложилась примерно в тот же период, что и СССР (1922 – 1940).

Соединенное королевство состоит из трех исторических национальных областей: Англии, Шотландии, Уэльса, – одной автономной части, Северной Ирландии, а также небольших, находящихся на особом режиме острове Мэн и Нормандских островов. Перечисленные территориальные субъекты обладают собственными административно-политическими институтами, пользуются известным самоуправлением. Нас по-прежнему интересуют проблемы не межнациональных отношений как таковых (старинные счеты шотландцев, валлийцев и ирландцев к англичанам), а лишь те, которые обладают заметным политическим выражением. Помимо актуального национально-политического деления, в данном случае уместно упомянуть о существовании региональных политических партий: Шотландской национальной партии (ок. 80 тыс. членов, основана в 1928 г., выступает за предоставление независимости Шотландии), "ПладКамри" ("Свободный Уэльс", ок. 30 тыс. членов, основана в 1925 г.), организации Северной Ирландии (от военной ИРА до политической "Шинн фейн"). Итак, оппозиция "англичанин – не англичанин" конструктивно существенна для Соединенного королевства. (Как и в случае с СССР, извне идентифицировавшегося как "Россия", Великобританию зачастую метонимически именуют Англией). Подсчет характеристических объемов Англии и неанглийской части имеет практически те же основания, что и в примере с СССР. При этом, учитывая период формирования современного Соединенного королевства (1921 г.), значимость для этой страны традиционно-имперских ценностей, на функцию характеристических объемов, сходным образом, претендуют размеры территории и численность населения.

Площадь территории Англии составляет 131 тыс. км2, т.е. 54% площади государства в целом; население (1981 г.) – 46,2 млн. чел., или 83% от населения всей страны. Ситуация почти зеркальная по сравнению с РСФСР, которая по территории (75,4%) превосходила величину, диктуемую правилом золотого сечения, а по населению – отставала от нее (56,4%). Среднеарифметическое значение английской доли в Британии равно 68,5%, что отклоняется от теоретических 62% на 6,5%. Формула золотого деления по-прежнему адекватно описывает качественное соотношение, и даже в количественном плане соответствие, по-видимому, может быть признано приемлемым для натурного эксперимента.

Конечно, нуждается в специальном исследовании вопрос о степени чувствительности бинарных территориально-политических систем к отклонениям от строго гомеостазных величин, т.е. к "возмущениям". Пока же этот вопрос не изучен и если полагать значимым абсолютное отклонение в 6,5%, то можно сделать предварительный вывод, что доля Англии в Соединенном королевстве "слишком большая", что означает одно из двух. Либо у Англии в известной степени остаются свободные "имперские" силы для выхода за пределы Британских островов (для расширения характеристического объема целого с и снижения удельного веса собственно Англии), либо – для достижения более полного гомеостаза, чтобы несколько уменьшить удельный вес Англии в существующих рамках Соединенного королевства, требуется уменьшение ее абсолютного "веса": демографического или территориального. Третьей – не упомянутой, но, скорее всего, наиболее реальной – возможностью является снижение степени саморегулируемости системы за счет более глубокого погружения Британии в Европейский союз.(3)

Степень соответствия фактического и теоретического значений в Великобритании может считаться даже более высокой, чем только что констатировано, если иметь в виду ряд рациональных дробей, предлагаемых математиками в качестве приближений к строгому значению золотого сечения. Упомянутый ряд имеет следующий вид [329]:


x ? 1/2, 2/3, 3/5, 5/8, 8/13, 13/21, 21/34, 34/55, 55/89, …

(12)

где цифры 1, 2, 3, 5, 8, 13, 21, 34, 55, 89, – - так называемые числа Фибоначчи (1225 г.),(4) в которых каждый последующий член равен сумме двух предыдущих. Дроби настоящей последовательности – наилучшие из возможных приближений, каждая последующая дробь ближе к точной величине, чем предшествующая. В первом приближении золотому сечению отвечает значение 1/2, во втором – 2/3, в третьем – 3/5 и т.д. Реальное британское отношение 68,5% отклоняется от второго теоретического члена 2/3 (66,7%) лишь на 1,8%.

В отличие от СССР и Соединенного королевства, бывшая Чехословакия не нуждается в искусственной дихотомизации: республика и без того состояла ровно из двух частей, Чехии и Словакии. Размер территории федерации – 127,9 тыс. км2, население – 15,4 млн. чел. (1983) [300, c. 1496]. При этом площадь Чехии составляла 78,9 тыс. км2, в ней проживало 10,3 млн. (1980). На долю Чехии приходилось по территории 61,7%, по населению – 66,9%. Среднее арифметическое – 64,2%, что, как и в предыдущих случаях, сравнительно незначительно отклоняется от золотого сечения. В образованном сразу после Первой мировой войны государстве в первую очередь чехи задавали общий тон, что и нашло отражение в цифрах.

Получив еще одно подтверждение работоспособности теоретической модели, вернемся к СССР, попутно затрагивая и некоторые методологические проблемы.

Для достижения стабильности системой "Запад – Восток", Советскому Союзу, как мы помним, пришлось пожертвовать альянсом с Китаем. Конструктивно сходные (по критерию "жертвенности") процессы наблюдались и на внутренней арене в период строительства СССР. Об образовании РСФСР было объявлено в 1917 г. В процессе "сталинской перекройки границ" от РСФСР были отрезаны огромные площади, прежде всего Туркестан. Вопрос политической целесообразности этого акта косвенно уже затрагивался в разделе 1.4.2.1, исходя из логико-цифровых структур (в результате "отрезания" Средняя Азия обрела собственную государственность, а СССР, затем СНГ в целом приобрели строгое логическое строение, отвечающее духу эпохи). Теперь произведем оценку в рамках текущей модели.

Территория РСФСР и без Туркестана составляла более 75% от территории СССР, т.е. существенно превосходила равновесные 62%. Бурное освоение Севера, Дальнего Востока, Сибири сопровождалось включением этих земель в общественно-психологический обиход, способствовало представлению о необъятно-огромной России. Для обеспечения стабильности СССР в таком случае было необходимо либо увеличить площадь нацреспублик, либо – уменьшить РСФСР (или то и другое одновременно). Первая возможность означала бы расширение СССР за счет сопредельных стран и даже выход за естественные границы Российской империи, что вряд ли отвечало реалистическим целям советского государства 30-х годов. Следовательно, оставалась вторая возможность – решение внутренних проблем за счет внутренних же ресурсов, отчего "сталинская перекройка границ", передача Туркестана среднеазиатским республикам представляется рациональной – с точки зрения требуемого приближения к золотому сечению. По-прежнему речь идет о специфически коммунистической разновидности рациональности, о принятии решений на базе оппозиции "русский – не русский", а также о формообразующей готовности к "жертве" (см. "рецессивность").

С позиции банального здравого смысла кремлевская стратегия могла казаться несколько странной, но тем не менее она обладала обязательной собственной логикой, направленной на обеспечение стабильности СССР. На первом этапе от РСФСР отрезаются огромные территории, на которых образуются новые союзные республики (в данном случае среднеазиатские). Затем эти новые нацреспублики приносят ранее упоминавшуюся политическую, культурную жертву в копилку СССР. И то, и другое служило сбалансированности, прочности общесоюзной конструкции.

Любопытны и некоторые нюансы. Если в основу строения советского государства были заложены территориально-демографические критерии (точнее, их общественно-психологическое восприятие), то в сфере экономики происходило нечто совсем непохожее. В отличие от морских колониальных империй, где неравноправность торговых обменов означала ограбление колоний, способствовала первоначальному накоплению капитала в метрополии, объектом экономической дискриминации в СССР оказывалась сама "метрополия". По иному поводу, в разделе 1.4.2 уже обращалось внимание на факт неэквивалентности экономических связей РСФСР с нацреспубликами (выраженных в нормальных, т.е. мировых рыночных ценах). Видимая невооруженным глазом, пребывающая на поверхности культурно-политическая жертва нацреспублик в пользу РСФСР, СССР и обусловленный ею принцип золотого деления сопровождались материально-финансовым "противотоком", встречным подводным течением. В этом смысле можно говорить об "оплаченной жертве". Искусственная деформация цен, данные официальной статистики обманывали и позволяли обманываться – рядовым гражданам, экспертам, правительству. В последние десятилетия население нацреспублик было даже уверено, что "Россия" их "объедает и обирает", что не могло не подтачивать здание.

По мере социально-экономического развития представления о "мощи", "величине" разных стран решительно смещались от размеров территории и численности населения в пользу финансово-экономических факторов, уровня жизни (на сравнительную производительность труда массам смотреть обычно не так интересно). Не представлял собой исключения и СССР.

"Россия" постепенно, а вместе с "перестройкой" обвально превращалась из большой и сильной в бедную и слабую в глазах всего населения, не исключая властных элит. Предпосылки стабильности, золотого деления, следовательно, были фатально нарушены, и – по приближении к критическому порогу – последовал мгновенный отказ нацреспублик жертвовать своим культурно-политическим достоянием в пользу Союза, т.е. распад СССР.(5) Главным виновником этого акта представляется следующее.

Плоды технического прогресса, НТР, интенсивных образовательных программ привели в позднем СССР к качественным переменам в общественном сознании. Оно превратилось в индустриальное, даже в гипериндустриальное, и значит, центр тяжести основных социальных ценностей, целей сместился в сторону финансово-экономических, потребительских критериев. Количество земли, численность населения на этом фоне значительно поблекли, переставая играть ведущую социально-психологическую роль. Новому общественному сознанию и оценкам противоречили наличные уровень и качество жизни, особенно когда сравнение с Западом стало общеизвестным, наглядным. Россия неуклонно, а затем скачкообразно превращалась из гиганта Союза (теоретические 62%, фактические 64,4%) в анемичного, комично-претенциозного карлика. Сами ее физические размеры становились предметом насмешек, синонимом неуклюжести. То есть в процессе развития из-под СССР был в сущности выдернут его ценностно-целевой фундамент. На очередном историческом этапе, в новых условиях блоковое объединение стран, в том числе евразийских, возможно лишь при наличии серьезной экономической платформы, а принцип золотого деления реализуем прежде всего именно на экономической основе: объемов ВВП, уровня и качества жизни, точнее, интегральной социально-психологической оценки комбинации этих факторов.(6)

В заключение раздела приведем еще одну разновидность геометрических иллюстраций для политических конструкций исследуемого типа. Принимая во внимание, что совокупность нацреспублик была возведена на фундаменте РСФСР, как один этаж над другим, наглядный образ системы предстает в форме двухступенчатой пирамиды:



Рис. 3-2

Если же целое, т.е. СССР, изобразить в виде самостоятельного "этажа", то у пирамиды окажется три ступени:



Рис. 3-3

В парадигме золотого деления размер каждого последующего "этажа" составляет примерно 62% от предыдущего.

На полях теоретической модели стоит отметить, что математики видят наглядный, геометрический смысл не только в положительном корне (8) уравнения (7), но и в отрицательном (x = – 1, 618). Последний соответствует не внутреннему, как на рис. 3-1, а внешнему делению [86, с 116]:



Рис. 3-4

При этом "часть" а, очевидно, больше "целого" с, и пропорция (10) имеет эквивалентную форму a / c = с / b.

Отвечает ли отрицательный корень, или его геометрическая интерпретация, каким-либо общественно-политическим явлениям? – Не исключено. Переход от положительной к отрицательной величине в состоянии описывать процессы, связанные со стремительным выходом составных частей за пределы прежнего целого с, т.е. процессы, сходные с теми, что наблюдались, например, в эпоху бурной колонизации (великие европейские державы, до того занятые почти исключительно разделением сфер влияния на европейском континенте, во-первых, резко расширили горизонты собственного зрения и, во-вторых, осуществили реальную экспансию за прежде существовавшие общие пределы). У автора твердое впечатление, что подобное спонтанное, скачкообразное расширение былых горизонтов по существу наблюдается и в современной геополитике (особенно в конце 1980-х – начале 1990-х гг.): мы стали свидетелями открытия качественно новых источников общественно-политической, экономической жизни. Этот феномен имеет элементарное математическое толкование, но останавливаться на нем означало бы выйти за естественные рамки главы. Далее – вплоть до Приложения 2 – не будут затрагиваться явления, описываемые корнем - 1,618 и комплементарным ему 2,618, изучение ограничится лишь "нормальными" (положительными, по модулю меньше единицы) значениями.


Примечания

1 Первоначальная большевистская постановка вопроса, хотя и исходила, возможно, из благих намерений справедливости, в сущности лишь закрепляла оппозицию "русский – нерусский", т.к. осуществляла ее "возгонку" с глухого бытового уровня на принципиально-идеологический, политический, тогда как в прежней системе подобная "биологическая" проблематика официальными лицами не рассматривалась и не ставилась.

2 Хотя прошлая "независимость" зачастую заключалась в пребывании вне протектората России, но не других держав, а то и в полном отсутствии собственной государственности.

3 Приведенные положения зиждутся на предпосылке сохранения значимости территориально-демографического фактора в процессе политического формообразования. Если же в современных условиях этот фактор вытесняется критерием размера ВВП, уровня жизни населения, то вычисления, очевидно, необходимо произвести заново.

4 Тот самый Фибоначчи, который в Европе впервые стал обращаться с нулем как с настоящим числом (см. раздел 1.5).

5 "Революцией завышенных ожиданий" назвал начало данного процесса Д.В.Ольшанский в связи с тем, что все ждали от своих республик "большого скачка" [239, c. 12 ].

6 Поскольку в нашей модели политические конструкции зиждутся на общественных представлениях, в том числе о "величинах" стран, о значимых соотношениях сил, "весов", постольку целесообразно привлечение социальных психологов. С помощью несложных опросов, сопоставления балльных оценок возможно оценить действующие соотношения. Это же свидетельствует об эффективности и активной стратегии, т.е. управлении общественным сознанием во имя создания и укрепления блоков (хотя внушенные отношения не должны существенно отличаться от реальных, в противном случае манипуляция рано или поздно провалится).










Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.