Онлайн библиотека PLAM.RU

Загрузка...



  • Совершенствование криптографической службы и шифров МИД
  • Военные шифры и шифрсвязь
  • Шифры МВД и других ведомств. Агентурные шифры
  • Глава девятая. Российские шифры и коды во второй половине XIX — начале XX в

    Во второй половине XIX века криптографическая служба России претерпела существенную реорганизацию, в результате которой она перестала быть привилегией МИД, а была создана еще в двух ведомствах: военном и Министерстве внутренних дел. Этот факт свидетельствует о росте значения криптографии в деятельности государственных органов, о существенном расширении сфер ее использования.

    Развитие внешних и внутренних сетей связи, рост объема шифрованной переписки повлекли за собой увеличение числа вводимых в действие шифров и кодов. Постепенно выкристаллизовывается классификация шифров по своему назначению и целям.

    Шифры разделяются прежде всего по языковому принципу. В зависимости от языка шифруемой информации появляются русские, французские, немецкие, английские и прочие шифры. По отраслевому назначению они делятся на шифры МИД, шифры военного ведомства, включая и императорские шифры, шифры жандармерии и образованного в 1880 г. в структуре Министерства внутренних дел Департамента полиции, а также шифры, которые использовались гражданскими ведомствами для закрытия своей секретной информации (например, Министерства финансов). Особняком стоят агентурные шифры, предназначенные для связи с разведчиками и агентами. Шифры МИД, Военного министерства и Министерства внутренних дел разделялись на секретные и несекретные. Помимо них вводились еще так называемые шифры специального назначения. В одной из инструкций к шифрам МИД говорилось, что несекретными ключами следовало пользоваться во всех тех случаях, когда содержание сообщения само по себе не могло считаться секретным, но когда, тем не менее, передача его в незашифрованном виде почему–либо не представлялась удобной, например, когда желательно было избегать преждевременной огласки передаваемых сообщений в печати и т.п. Интересное добавление содержалось в примечаниях к этой инструкции: «Следует полагать, что несекретные ключи известны иностранным правительствам, тем не менее они представляют безусловную тайну для публики и должны храниться если не с секретными ключами, то, во всяком случае, с секретными делами установлений, которые ими снабжены». Ключи специального назначения использовались для сношения с «различными правительственными установлениями, а также с частными учреждениями и лицами».

    Рассмотрим подробнее деятельность криптографической службы в каждом из упомянутых министерств и разработанные там во второй половине XIX — начале XX в. шифры. 

    Совершенствование криптографической службы и шифров МИД

    15 апреля 1856 г. граф К. В. Нессельроде оставил управление МИД, сохранив за собой должность государственного канцлера. За шестидесятилетнюю верную службу престолу и государству он был осыпан милостями.

    Новым министром иностранных дел назначается лицейский товарищ А. С. Пушкина князь Александр Михайлович Горчаков. До этого назначения он в 1833—1838 гг. был советником посольства в Вене, в 1841—1855 гг. — посланником в Штутгарте, и в то же время с 1850 г. — посланником при германском союзе, а во время Восточной войны с 1852 по 1854 г. вел в качестве русского представителя дипломатические переговоры в Вене. Наиболее видное положение Горчаков занимал в первые годы царствования Александра И, до 1863 г., являясь поборником всех реформ императора. «В Вашей опытности, в пламенной любви Вашей и преданности Престолу и Отечеству, — сказано было в высочайшем рескрипте Александра II на имя князя А. М. Горчакова 19 апреля 1864 г., — я нашел достойного исполнителя всех моих намерений и желаний». 17 апреля 1862 г. Горчаков был возведен в звание вице–канцлера, 13 июня 1862 г. — в день пятидесятилетия поступления на службу — в звание канцлера иностранных дел. 18 марта 1871 г. в день ратификации Лондонского договора о нейтрализации Черного моря он был «всемилостивейше пожалован с нисходящим потомством титулом светлости».

    В первые годы управления князя Горчакова Министерством иностранных дел были сделаны некоторые изменения в устройстве канцелярии. Высочайше был утвержден новый штат канцелярии, затем в 1862 г. особая канцелярия (секретная экспедиция) была соединена с канцелярией. В это же время установлены были испытания способностей лиц, «поступающих на службу по министерству».

    Следует отметить особо, что, принадлежа к наиболее широко образованному кругу лиц высшего света, князь Горчаков был весьма озабочен развитием отечественной исторической науки. В этой связи он нашел возможность открыть доступ ученым в Государственный и Московский главные архивы министерства, представляющие собой богатейшее собрание исторических документов и материалов. 19 января 1863 г. были высочайше утверждены правила для допуска ученых к занятиям в государственном архиве. Научная разработка всех его сокровищ была значительно облегчена разбором всех его дел, произведенным в 1864—1870 гг. директором архива К. И. Злобиным при содействии историка академика П. П. Пекарского. Благодаря их самоотверженному труду, разработанным ими классификациям и характеристикам документальных источников, нашедшим достойное продолжение в трудах всех последующих поколений работников этого архива, сегодня мы можем работать с грамотно разобранными и систематизированными бесценными историческими материалами.

    В результате деятельности по обработке архива МИД еще в 1861—1862 гг. было осуществлено издание «Писем русских государей» в четырех томах, с 1880 г. начал издаваться «Сборник московского главного архива министерства». В 1874 г., почти через сто лет после указа императрицы Екатерины II 1779 г. об издании договоров России с иностранными державами, было начато обширное издание «Собрание трактатов и конвенций, заключенных Россией с иностранными державами». Рассмотрим вопрос о том, насколько обширна была сеть корреспондентов МИД, пользующихся шифрованной связью в рассматриваемый период.

    В царствование императора Александра II установился обычай назначения послов при дворах великих держав. В Париж, Лондон, Константинополь, Вену стали прибывать только послы. В 1871 г. учреждено было посольство в Германии, а в 1876 г. — в Объединенной Италии.

    В 60–70–х годах были учреждены постоянные представительства при дворах держав Дальнего Востока, Китая и Японии, а также в странах Балканского полуострова — Валахии, Молдавии, Румынии, Сербии, Черногории и в вассальной Болгарии. В этот же период назначен был дипломатический агент в Египет и учреждено несколько генеральных консульств: в Восточной Румелии, Эрзеруме и Салониках, а в начале 80–х годов — в Яссах.

    В 1875 г. русских посольств за границей было пять: в Берлине, Вене, Константинополе, Лондоне и Париже; миссий — двадцать одна: в Афинах, Берне, Брюсселе, Вашингтоне, Веймаре, Гааге, Гамбурге, Дармштадте, Дрездене, Иеддо, Карлсруэ, Копенгагене, Лиссабоне, Мадриде, Мюнхене, Пекине, Риме, Рио–де–Жанейро, Стокгольме, Тегеране и Штутгарте. Существовало также двадцать шесть генеральных консульств, сорок три консульства и семь вице–консульств.

    Еще с 18 мая 1880 г., вследствие болезни светлейшего князя Горчакова, Министерством иностранных дел начинает управлять статс–секретарь Николай Карлович Гирс. До этого он последовательно занимал должности генерального консула в Египте (1856–1858), в Молдавии и Валахии (1858–1863) и в Стокгольме (1872—1875). 2 декабря он был назначен товарищем министра иностранных дел и сенатором и одновременно управляющим азиатским департаментом министерства. 28 марта 1882 г. Гирс назначается министром иностранных дел.

    Руководящие начала внешней политики царствования императора Александра III были выражены в циркулярном шифрованном сообщении русским представителям при дворах иностранных держав 4 марта 1881 г., в котором говорилось: «Вступая на прародительский престол, Государь Император наследует предания, освященные временем, деяниями предшественников, трудами, кровью поколений, создавших Русское государство… Россия… ныне достигла своего естественного развития; ей нечего желать, нечего домогаться от кого бы то ни было; ей остается лишь упрочивать свое положение, охранять себя от внешней опасности и развивать внутренние силы, нравственные и вещественные, накопляя запасы средств и умножая свое благосостояние…»

    В рескрипте на имя Н. К. Гирса от 18 мая 1883 г. было заявлено, что «мирное развитие сил России должно составить исключительный предмет государственных интересов…»

    По указу императора Александра III принятый издавна в политической переписке французский язык был заменен с 1887 г. русским, за исключением тех случаев, когда дипломатические представители сообщали о словесных или письменных переговорах с иностранными министрами, происходивших на французском языке. Между центральным управлением министерства и посольствами и миссиями были установлены с 1888 г. регулярные срочные курьерские сообщения.

    В годы царствования Александра III были учреждены новые миссии в Корее, в Мексике, учреждено политическое агентство в Бухаре, генеральное консульство в Сетходе. На 1881 г. за границей находилось 127 посольских и консульских установлений, в последний же год царствования Александра III их было уже 144.

    После смерти статс–секретаря Гирса, последовавшей в 1895 г., МИД управлял статс–секретарь Алексей Борисович Лобанов–Ростовский, однако в августе 1896 г. он внезапно скончался.

    В 1897—1900 гг. МИД возглавлял Михаил Николаевич Муравьев, а после его смерти — с декабря 1900 г. — Владимир Николаевич Ламздорф.

    В 1902 г. у России за границей было восемь императорских посольств, двадцать пять миссий, три политических и дипломатических агента, двадцать девять генеральных консульств, шестьдесят девять консульств и тридцать девять вице–консульств. Всего же различных штатных установлений министерства за границей было сто семьдесят три, кроме того, имелось более трех сотен нештатных консулов, вице–консулов и консульских агентов. Это широкое развитие сети русских дипломатических и консульских учреждений в иностранных государствах наглядно свидетельствует о том, насколько значительно увеличилась и расширилась сеть шифрованной связи, которая от первоначально более узкой географии применения распространилась до отдаленных стран Азии, Африки, Американского континента.

    Рассмотрим некоторые наиболее типичные шифры России, впервые появившиеся и использовавшиеся на линиях связи МИД во второй половине XIX — начале XX в.

    Биграммные шифры. Система изобретенного П. Л. Шиллингом биграммного шифра уже была нами описана выше. Коллеги Павла Львовича после его смерти продолжили разработку шифров биграммного типа. Эти шифры использовались активно в течение всего XIX столетия и даже в начале XX. Нами выявлены некоторые из этих шифров.

    Французский биграммный телеграфный ключ №302 создан в 1855 г., введен в действие в 1856 г., выведен из действия в 1867 г. Употреблялся «уполномоченным при Парижском конгрессе» бароном Брунновым для сношений с МИД. Издано было пять экземпляров этого ключа.

    Французский биграммный ключ №303 аналогичен предыдущему. Введен в действие в 1857 г. для сношений МИД с миссией в Дармштадте.

    Французский биграммный ключ №313 аналогичен ключу № 302, введен в действие в 1857 г. Предназначался для консульств на Балканском полуострове (Мостар, Рагуза, Сараево, Белград, Виддин, Янина), миссий в Константинополе и Вене, а также употреблялся для ведения секретной переписки с Азиатским департаментом МИД, Канцелярией и Походной канцелярией. Этот шифр был выведен из действия в 1872 г. «ввиду более чем шестилетнего использования». Как видим, в нарушение требований цифирного комитета ключ находился в действии 13 лет.

    Французские биграммные ключи № 314 и 315 аналогичны предыдущим, введены в действие в 1858 г. Ключ № 314 «вследствие 3–годичного пользования» был заменен биграммным ключом № 328, ключ же № 315 остался в употреблении на длительный срок. Использовались эти шифры для сношений МИД с посольствами и миссиями в Афинах, Берлине, Берне, Бухаресте, Брюсселе, Карлсруэ, Константинополе, Копенгагене, Дармштадте, Дрездене, Франкфурте, Гамбурге, Ганновере, Гааге, Лиссабоне, Лондоне, Мадриде, Мюнхене, Неаполе, Париже, Риме, Стокгольме, Штутгарте, Турине, Варшаве, Вене, Вашингтоне, Веймаре.

    Французский биграммный ключ № 316 введен в действие в 1857 г. исключительно для сношений МИД с миссией в Дармштадте. Уничтожен этот шифр в 1867 г.

    Французский биграммный ключ № 323 введен в действие в 1860 г. для консульств на Балканах и в Турции (Адрианополь, Битолия, Варна, Белград, Виддина, Вена, Константинополь, Мостар, Рагуза, Сараево, Скутара, Филлиполь, Янина), а также для переписки с МИД генерального консульства в Лондоне. Использовался этот шифр до начала XX в., когда было признано цифирным комитетом, что и впредь его можно употреблять, но «для специальной надобности».

    Французский биграммный ключ № 324 также введен в действие в 1860 г., действовал до начала XX в. на линиях связи МИД с Берлином, Константинополем, Лондоном, Парижем, Веной, Бухарестом. Использовался для переписки с генерал–губернатором Одессы.

    Французский биграммный ключ № 328 был создан как генеральный. Он имел словарь меньшего объема, чем вышеперечисленные, — 992 двубуквенных сочетания. Введен в действие в 1861 г. для сношения между собой и с МИД миссий в Афинах, Берлине, Берне, Бухаресте, Брюсселе и других европейских государствах. Выведен в резерв в 1891 г.

    Французский биграммный ключ №329 аналогичен предыдущему. Ключи № 328 и 329 были введены на смену биграммным ключам №314 и 315.

    В 1872 г. вводится некоторое усовершенствование в структуру биграммных шифров. Составитель шифров сотрудник шифровального отдела МИД Нелидов предложил существенно уменьшить число букв латинского алфавита и знаков препинания в открытом тексте (как это использовано в биклавных шифрах, о чем мы расскажем ниже) с тем, чтобы можно было использовать в качестве шифробозначений латинские биграммы и буквы. Поэтому французский ключ № 359/360, изобретенный в 1872 г. Нелидовым, получил название биграммно–буквенного. Содержит биграммные сочетания букв латинского алфавита (кроме k, w, у), знаки препинания (. , — ) — 676 величин, а также 26 букв латинского алфавита — всего, таким образом, 702 величины. Шифробозначения — двузначные сочетания из 26 букв латинского алфавита и 26 отдельных букв латинского алфавита, служащих для передачи отдельных букв текста. Предназначался для телеграфа, введен в действие в 1873 г. Эти ключи были отосланы в Берлин «для испытания пригодности» и в 1876 г. возвращены обратно в МИД с заключением: «Ключи 359/360 вполне пригодны для французской переписки МВД… и ввиду этого подлежат сохранению». Принцип системы этих шифров биграммный с той лишь разницей, что: 1) две буквы текста передаются не тремя числами, как в биграммах, а двумя буквами; 2) при шифровании двубуквенные сочетания не составляются из букв двух рядов переписанного для этой цели по известному транспаранту текста, но из крайних букв каждой строки переписанного по транспаранту текста, двигаясь с двух концов к середине.

    Последнее усовершенствование несло и некоторую криптографическую нагрузку. Поскольку к тому времени стало ясно, что противнику известен принцип шифрования по данной системе, то целесообразно было ввести некоторые изменения в этот принцип, что, конечно, усложняло работу дешифровальщиков. Нужно было еще догадаться, в чем состоят эти изменения.

    Вторая группа биграммных шифров — это так называемые русские биграммные шифры, по которым шифровались сообщения, написанные на русском языке. Предназначались эти шифры как для внутренней, так и для внешней переписки. Поскольку в русском языке число биграмм превосходило число трехзначных чисел (их вместе со знаками препинания было 1296), то составители шифров пополняли недостающее число шифробозначений — трехзначных чисел — однозначными, двузначными и четырехзначными.

    Русский биграммный ключ №304 — так называемый «генерал–губернаторский шифр», предназначался «для секретного сообщения из Петербурга с теми из генерал–губернаторов, в местопребывании коих находятся телеграфные станции». Это были следующие пункты: Петербург, Москва, Киев, Одесса, Рига, Гельсингфорс, Варшава, Вильно. Имелись экземпляры этого ключа у военного министра, министра внутренних дел и шефа жандармов. Введен шифр в действие в 1857 г. В 1863 г. его экземпляр был отослан генерал–губернатору в Тифлис. Именно этот ключ был первой попыткой составления русского биграммного шифра.

    Впоследствии, когда было введено правило о соединении цифр для передачи по телеграфу сначала в трехзначные, а затем в пятизначные группы, пользование этой системой было признано невозможным и она была заменена сначала сочетаниями из цифр и букв для передачи русских двубуквенных сочетаний (как, например, в биграммном ключе № 334 — см. ниже), а затем уже биграммными ключами, в которых число букв было сокращено до 28 (ключи № 347, 375, 380, 381 и др.). Эти ключи использовались и в начале XX в. Ключ № 304 был выведен из действия (в своем первоначальном виде) в 1892 г. как вследствие указанных причин, так и вследствие того, что в процессе использования было утрачено большое число его экземпляров.

    Русский «двузначный» ключ №331 также составлен по системе биграммных шифров П. Л. Шиллинга в 1861 г. Этот шифр отличался тем, что не имел двойных чисел в качестве кодовых обозначений. 1296 двубуквенным сочетаниям были приданы 1296 чисел: 7 однозначных, 75 двузначных, 591 трехзначное и 633 четырехзначных. Использовался этот ключ для шифрпереписки между Министерством народного просвещения с попечителями учебных округов, выведен из употребления в 1883 г.

    Русский биграммный ключ № 334 был составлен по системе П. Л. Шиллинга Г. Ф. Эстом. Печатал этот шифр, как и другие шифры того времени, Ф. Годениус. Ключ включал 1482 двубуквенных сочетания. Кодовыми обозначениями служили 1500 трехзначных чисел, из которых 1000 — числа от 000 до 999, 500 — сочетания из двузначных чисел с одной из 10 латинских букв, взятых каждая по два раза «для переменной передачи валер» (словарных величин. — Т. С.). Шифр этот предназначался для переписки по почте между консульствами «в Турции»: в Адрианополе, Бейруте, Виталии, Бухаресте, Варне, Виддине, Белграде, Иерусалиме, Коржу, Мостаре, Призряне, Рагузе и др. Выведен из употребления в 1872 г. Это был первый русский биграммный ключ, в котором двубуквенные сочетания (словарные величины) передаются при наборе лишь трехзначными сочетаниями. Но ввиду превышающего количества возможных буквенных сочетаний тогдашнего русского алфавита (1396) над количеством трехзначных чисел Г. Ф. Эст, которому была поручена работа над шифром, дополнил недостающие числа сочетаниями из двух цифр и одной из десяти букв (французского) алфавита. Об этом сохранилась докладная записка барона Дризена в цифирный комитет от 11 января 1862 г.[137] При составлении следующих биграммных шифров для русских текстов обошлись без таких сочетаний цифр и букв, т. к. сократили число двубуквенных «валер» до 1000, исключив некоторые буквы русского алфавита. Так составлены, например, ключи № 347, 356, 375 и др

    Русский биграммный ключ № 347 введен в действие в 1865 г. Использовался для переписки МИД с консульствами на Балканском полуострове: в Бухаресте, Константинополе, Галаце, Яссах, Измаиле, Тульче, Белграде. В 1871 г. заменен биграммным шифром № 356, как использовавшийся более четырех лет. Однако в 1903 г. этот шифр вновь был введен в действие «в консульствах Австро–Венгрии», а именно в Будапеште, Сараево, Триесте, Вене и др.

    Русский биграммный ключ № 356 введен в действие в 1869 г. «в консульствах на Востоке», где использовался до 1888 г.

    Нам известно, что ключ № 356 являлся одним из тех шифров, экземпляры которых были украдены из Российской миссии в Пекине 19 августа 1888 г. Вследствие этого шифр был выведен из употребления, но лишь на некоторое время. Несмотря на очевидность компрометации, в начале 90–х годов ключ № 356 вновь ввели в действие, но уже в другом регионе. В 1894 г. он был направлен в Амстердам, Гаагу, в 1896 г. — в Берн, Женеву, в 1893 г. — в Гаммерфест и Стокгольм. В 1898 г. произошла еще одна компрометация этого шифра: один экземпляр его был утрачен начальником Адриатической эскадры. Вероятно, именно это событие, наконец, заставило руководителей шифрслужбы окончательно изъять ключ № 356 из употребления, как указывалось в соответствующем заключении «вследствие почти 1/4–векового всемирного использования». Нам известно, что за весь период применения его использовали в 124 пунктах.

    Русский ключ № 361, подобный предыдущему, был составлен Нелидовым в 1876 г. Этот ключ содержит биграммные сочетания из 28 букв упрощенного русского алфавита, знаков препинания и 31 отдельной русской буквы и знака. Всего, таким образом, его словарь содержал 992 величины, которым соответствовали трехзначные кодовые обозначения. Вначале ключ этот был разослан в консульства на Востоке: в Александрию, Афины, Бухарест, Пекин и др., затем распространен на Австро–Венгрию, Персию, Балканский полуостров, а, кроме того, направлен в Тифлис, Одессу. Во время турецкой войны этот шифр отослали в действующую армию (генерал Игнатьев, барон Фредерикс, великий князь Михаил Николаевич), военному губернатору в Болгарии, адмиралу Лесовскому, контр–адмиралу Крамеру. С 1882 г. он использовался в различных консульствах в Европе, а также на международном конгрессе. Несмотря на то, что экземпляр этого шифра был также украден в Пекине в 1888 г., его окончательно вывели из действия лишь в 1903 г. Но и после этого тогдашний начальник шифровального отдела МИД и член цифирного комитета барон Таубе писал: «ключ №361 может применяться как временный в специальных случах, кроме Дальнего Востока».

    Совершенно очевидно, что российским криптографам того времени представлялось возможным использовать шифры на линиях связи в каком–то регионе даже в тех случаях, если они были скомпрометированы в другом регионе. Вероятно, решающим обстоятельством здесь являлась дальность расстояния. Такое же эйфорическое настроение вселяло в криптографические умы и понятие времени: выведенный из действия в какое–то время шифр, возможно даже скомпрометированный, мог вновь — вводиться в действие через значительный промежуток времени. Очевидно, предполагалось, что за давностью времени он оказывался абсолютно забыт противником.

    Автором французских двубуквенных ключей № 362 и 363 также являлся Нелидов. Изобретенные в 1876 г., они подобны биграммным ключам №359, 360 и 361. Об этих ключах барон К. Таубе также писал, что их можно использовать и в начале XX в.

    Биклавные шифры. После смерти П. Л. Шиллинга в июле 1837 г. управляющим первой секретной экспедицией Канцелярии МИД назначается Артур Миллер[138]. Однако уже через три года его сменяет на этом посту действительный статский советник барон Н. Ф. Дризен. В архиве сохранился составленный в самом начале уже XX в. тогдашним начальником I экспедиции К. Таубе обзор российских шифров XIX в.[139]. В этом содержательном документе указывается, что барон Дризен является автором шифров так называемой биклавной системы. Эти шифры использовались очень широко в течение XIX столетия в учреждениях МИД параллельно с биграммными шифрами Шиллинга.

    Биклавный шифр представляет собой шифр многозначной замены, состоящий из 26 различных простых замен с достаточно сложным выбором замены на каждый знак открытого текста, определяемым двумя ключами. При этом отдельным знакам открытого текста (буквам и знакам препинания) соответствуют два знака шифрованного текста. Таким образом длина шифрованного текста не соответствует длине открытого текста.

    Основу шифра составляют: портфель с 24 передвижными полосками — главная часть двойного ключа, две таблицы (шифровальная и дешифровальная) — вторая часть двойного ключа и календарь набора и разбора.

    Каждая полоска представляет собой случайный набор с повторениями 20 букв латинского (французского) алфавита из 26 букв. Таким образом каждая полоска может содержать 20 или менее латинских букв. Для удобства они записываются группами по четыре буквы в каждой с пропусками. Каждая полоска имеет свой номер, обозначенный цифрой или буквой.

    Например, полоска «W» имеет вид:


    q d u f  k z i v  d k i l  s w k m  p z l g


    Шифрующая таблица представляет собой квадрат 26x26, строки которого обозначены 23–мя буквами латинского алфавита (без букв k,w,y) и тремя знаками пунктуации (— , .) и столбцы которого обозначены всеми 26 буквами латинского алфавита. Каждая колонка этой таблицы заполняется случайным образом бесповторно 26–ю знаками, составляющимися из 17 букв латинского алфавита и девяти цифр: 1,2,3,4,5,6,7, 8,9.

    Процесс шифрования осуществляется следующим образом. Открытый текст, предназначенный для шифрования, записывается на так называемый транспарант, где каждая строчка содержит 24 клетки. Текст пишется по четыре знака с пропусками в одну клетку. Таким образом, в каждой строке транспаранта записывается по 20 знаков, форма записи соответствует форме шифрованной полоски. Если текст закончился не в конце строки, то добавляется слово «конец» и какие–либо еще произвольные знаки. Каждый транспарант содержит 8 горизонтальных строк. Таким образом длинное сообщение может быть записано на нескольких транспарантах. При записи шифруемого текста на транспарант рекомендовалось вначале проделать все возможные сокращения текста, не меняющие смысла сообщения. Далее производилась замена трех букв и некоторых знаков препинания на знаки, входящие в промежуточный текст, а именно: буква k заменялась на qq, буква w заменялась на vv, буква y заменялась на ii, знак «;» заменялся на «.,» и т.д.

    После записи сообщения на транспарант производится шифрование.

    Из 24 полосок в строго определенном порядке выбираются восемь полосок согласно суточному ключу. Маркантом этого ключа является дата зашифрования, которая ставится в начале сообщения. Первая полоска подставляется к первой строке сообщения, например, получаем следующий текст и набор знаков на полоске:


        zes- miss ions -se- serv

    W

        qduf kziv akil swkm pzeq


    Знаки текста с буквами полоски образуют вертикальные биграммы, которые определяют входы шифровальной таблицы (координаты шифрованного текста). Например, первая вертикальная пара zq определяет знак шифртекста j, находящийся в z–й строке и q–м столбце шифровальной таблицы, т. е. знак z зашифровывается в знак j. Так шифруются первые 20 знаков. Следующие 20 знаков шифруются с помощью следующей полоски, определяемой суточным ключом, и т. п. Если шифруемый текст превышает 20x8=160 знаков, то процедура шифрования повторяется, начиная с первой полоски (в нашем примере W).

    Расшифрование сообщения производится в обратном порядке, и очевидно, что открытое сообщение восстанавливается однозначно при наличии, конечно, у корреспондента соответствующих ключей.

    Из описанной процедуры шифрования ясно, что криптографическая стойкость данного шифра держится на неизвестном противнику заполнении полосок, определяющих выбор последовательности 26 замен, и суточном ключе.

    Хотя это число и достаточно велико, тем не менее криптографическая стойкость данной системы шифра ни в коей мере не может держаться на этом суточном ключе, поскольку она допускает последовательное опробование полосок шифра одну за другой. Сначала при дешифровании (при известной шифровальной таблице и известных полосках) опробуются одна за другой полоски (24 варианта). Критерием правильности опробования первой полоски является появление открытого (читаемого) текста. Далее опробуется вторая полоска из числа оставшихся и т.д. Всего получается Т = (24 + 23 + … + 17) = 164 элементарных опробования (э. о.). За одно э. о. принимается опробование одного варианта полоски. Если текст шифровался не с начала, а где–то с середины, то число вариантов опробования увеличится не существенно: Т=(164 + 10 = 174 (э. о.).

    Содержание полосок, как говорилось выше, — это основной ключ. Он действует значительно дольше, чем суточный ключ, но, тем не менее, его тоже достаточно часто меняли (полоски менялись обычно два раза в год).

    Многие корреспонденты имели различные наборы этих ключей, чем обеспечивалась конфиденциальность переписки и создавалась определенная гарантия от компрометации шифра.

    Перешифровальные таблицы, определявшие 26 простых замен, были второй частью ключа. Данный шифр для своего времени можно считать достаточно стойким при сохранении в тайне основного ключа (содержимого полосок) и суточного ключа.

    Главная слабость этого шифра состоит в сравнительно коротком периоде Т этого шифра (Т=160 букв) и отсутствии разового ключа. Надо полагать, что в те времена за сутки шифровалось не более одного сообщения (в условиях мира) от конкретного корреспондента. По этой причине не было необходимости во введении еще дополнительных разовых ключей. Сами сообщения также не были достаточно длинными, поэтому глубинных перекрытий шифра здесь не ожидалось. Не случайно поэтому шифры этого весьма оригинального типа использовались наряду с биграммными шифрами на протяжении почти сорока лет. Вот некоторые из выявленных нами таких шифров.

    Русско–французский биклавный ключ №305 был изобретен в 1853 г. бароном Дризеном и им же отпечатан. Календари введены в 1858 г. Предназначался исключительно для переписки миссий в Константинополе с МИД. В 1860 г. Дризеном было предложено включить в этот шифр таблицы для зашифрования русского текста, а не только французского, как это было первоначально. Это предложение принято цифирным комитетом на заседании 24 марта 1860 г., протокол которого подписали тогдашние члены этого комитета: тайный советник Толстой, тайный советник Гильфердинг, тайный советник Вестман и действительный статский советник барон Дризен. Теперь шифр состоял из двух наборных и разборных таблиц «для французского и русского набора». В 1869 г. этим шифром пользовался князь Горчаков при своей поездке на конгресс в Париж. Однако в том же году шифр был выведен из употребления.

    Французский биклавный шифр № 306 изобретен бароном Дризеном и введен в действие в 1856 г. Предназначался для сношений с МИД миссии в Турине (Флоренции). В 1865 г. заменен биклавным ключом № 342, т. к. использовался уже более шести лет. В 1869 г. «ввиду устарелой системы» был уничтожен.

    В 1856 г. были введены в действие аналогичные предыдущему и также составленные бароном Дризеном ключи: № 307 — для миссии в Афинах, № 308 — для миссии в Стокгольме, № 309 — для миссии в Риме, № 310 — для миссии в Неаполе и № 311 — для миссии в Мадриде.

    В том же году был введен в действие французский биклавный ключ № 313 для циркулярной связи миссий в Афинах, Берлине, Брюсселе, Константинополе, Копенгагене, Дрездене, Франкфурте, Гамбурге, Ганновере, Лиссабоне, Лондоне, Мадриде, Мюнхене, Неаполе, Париже, Риме, Стокгольме, Турине, Вене и дипломатической канцелярии в Варшаве. Сожжен в 1867 г. «вследствие устарелости системы».

    В 1859 г. были введены в действие составленные бароном Дризеном русско–французские биклавные ключи: №317 — для переписки МИД с Лондоном, № 318 — с Парижем, № 319 — с Веной, № 320 — с Парижем.

    В том же 1859 г. был составлен французский биклавный ключ № 322 для переписки князя Горчакова с императором. Однако этот ключ не был своевременно введен в употребление и впоследствии, в 1877 г., получил другой номер (364), и им пользовались во время русско–турецкой войны для переписки между главной квартирой Южной армии и МИД.

    Русский биклавный шифр № 322 составлен был по системе барона Дризена и введен в действие в 1862 г. для переписки МИД с Веной и Константинополем. В 1876 г. экземпляры этого шифра отосланы в Тегеран и Токио, а также великому князю — Главнокомандующему действующей армией в русско–турецкой войне, и генералу Игнатьеву.

    Французский биклавный шифр № 339 составлен бароном Дризеном и введен в действие в 1864 г. для двадцати восьми миссий в Европе и Америке. Использовался в сети общей связи. Кроме корреспондентов МИД, экземплярами этого шифра располагали Походная канцелярия и Императорская главная квартира. Выведен из действия в конце 90–х годов «вследствие устарелости системы».

    Французские биклавные шифры № 340—345 составлены были для телеграфа в 1865 г. также бароном Дризеном. Предназначались шифры для сношений в сети общей связи, в которую входили МИД России, а также посольства в Берлине, Вене, Константинополе, Лондоне, Париже, Флоренции. Однако вскоре эти ключи были заменены на более старые ключи той же системы № 305 и № 306.

    Французский биклавный шифр № 348 составлен по системе барона Дризена, введен в действие в 1870 г. для миссий в Европе, а с 1871 по 1882 г. использовался также на азиатских линиях связи. Кроме того, экземпляры этого ключа были у министра иностранных дел князя Горчакова, в Императорской главной квартире, Походной канцелярии, азиатском департаменте МИД, в действующей армии у генерала Игнатьева и барона Фредерикса. На европейских линиях связи этот ключ был выведен из действия лишь в 1891 г.

    Французские биклавные шифры № 350—355 действовали параллельно с предыдущим ключом на европейских линиях связи. Введены эти ключи в действие в 1869 г., а выведены из действия лишь в 1891 г.

    Французский биклавный ключ № 357 составлен по системе барона Дризена для телеграфа. Введен в действие в 1871 г. для переписки МИД с миссией в Вашингтоне. Сожжен в Вашингтоне в 1884 г.

    Французский биклавный шифр № 364 составлен был по системе барона Дризена и введен в действие в 1877 г. для сношений с начальником канцелярии при действующей Южной армии. В 1878 г. отправлен в посольство в Константинополе и в действующую армию барону Фредериксу. Не употреблялся с 1888 г.

    Как видим, биклавные шифры применялись длительное время весьма успешно и считались российскими криптографами достаточно надежными. Выведены из употребления они были не в силу криптографических изъянов, а по иным причинам. Так, в своем обзоре шифров XIX в. Таубе писал в 1901 году: «Система биклавная не применима в настоящее время ввиду смешанной передачи буквами и цифрами, не допускаемой телеграфными конвенциями». Нам известно, что некоторое незначительное число шифров биклавного типа применялось для зашифрования секретной почтовой корреспонденции и в начале XX в.

    Шифровальные коды. Как мы уже рассмотрели выше, коды и кодовые таблицы в России получили широкое распространение уже с конца XVIII в. и использовались в качестве основного вида шифров весьма длительное время. Продолжали они активно использоваться и в XIX в. Коды были разных типов, они постепенно видоизменялись и совершенствовались как в эксплуатационном, так и в криптографическом отношении.

    Объем кодов варьировался от 300 до 10 000 словарных величин. В первые 50—70 лет в России в основном использовались коды объемом 300, 600, 900 и 1200 величин. К концу XIX — началу XX в. появились коды объемом 10 000 словарных величин и более. К 1917 г. наибольшее распространение имели коды именно такого объема.

    Лингвистической науке известно, что активная лексика любого языка, в том числе и русского, то есть та часть всего словарного запаса языка, без которой невозможно свободное общение на этом языке, составляет лишь небольшую часть этого словарного запаса. Это обстоятельство было уже в ранний период принято во внимание российскими криптографами. Ими были выделены для помещения в словари кодов примерно 7—8 тысяч активно использующихся слов и словосочетаний русского языка. Тысячу с небольшим в коде обычно составляют слова, отражающие специфику переписки, которую предстоит шифровать с помощью этого кода. Например, словари военных кодов отличаются в этой своей части от словарей кодов дипломатических или кодов, используемых в торговом ведомстве. Например, военные коды отражают специфику военной переписки, и в их словари помещены наименования воинских подразделений, перечислены воинские звания, должности, виды оружия, команды и т.п. И наконец, около тысячи словарных величин в коде приходится на календарь, обозначение чисел, времени, другие специальные величины и, конечно, имена собственные и географические наименования, активно используемые в переписке на данной линии связи или в данном ведомстве. Включение в словарь кода большего числа величин, безусловно, делает его избыточным по существу и громоздким в пользовании. Такая избыточность словаря может быть оправдана лишь в некоторых кодах. Примером этому может служить рассматриваемый нами ниже словарь кода Николая II, который содержит большое количество эмоционально–экспрессивной лексики, необходимой для выдерживания определенного стиля деловой переписки императора. Однако это исключение.

    Практически с самого начала употребления кодов в них были кодовые величины, в которых одному кодовому обозначению соответствовало несколько словарных величин, с одной стороны, и, с другой стороны, одной и той же словарной величине, наиболее часто употребляемой, соответствовало несколько кодовых обозначений. Это было важнейшее условие повышения криптографической стойкости кода, соблюдаемое в России, как и во всех других передовых странах мира. Этой же цели служило и наличие буквенно–слоговой таблицы, которая, кроме того, неограниченно расширяла словарные возможности кода. Вариантами кодовых обозначений достигали относительного выравнивания частот встречаемости в криптограммах шифробозначений, затрудняли дешифрование.

    Второе важное условие для кода — необходимость наличия пустышек — нулей, т. е. кодовых обозначений, не соответствующих никаким словарным величинам. Такие пустышки должны были беспорядочно разбрасываться по тексту криптограммы. Эта мера повышения стойкости шифра обладала большой эффективностью и успешно применялась в практике криптографии в России уже с первой четверти XVIII столетия, перекочевав на некоторый период времени и в коды. Тем не менее указанные ухищрения не в состоянии были до конца сделать шифртексты сообщений равновероятными. Рано или поздно при накоплении шифрматериала постепенно выявляются часто встречающиеся кодовые обозначения, соответствующие наиболее часто употребляемым словарным величинам. Этот момент и является отправной точкой при дешифровании сообщений и успешно использовался дешифровальщиками как в России, так и в других государствах.

    История зарождения кодов относится к началу XVI века и связана с именем криптографа Папы Римского — Маттео Ардженти, который изобрел буквенный код на 1200 величин, где буквы, слоги, слова и даже фразы заменялись группами букв. Переход от буквенных кодовых обозначений к числовым относится к 1586 г. и приписывается Триентеру Концимо.

    Следующий крупный шаг в развитии шифров, близких к кодам (их можно назвать «полукодами»), был сделан через 50 лет, когда начальником «счетной части» — дешифровального отделения — Франции при кардинале Ришелье уже упоминавшимся нами Антуаном Россиньолем был создан для дипломатической переписки шифр, который не был дешифрован на протяжении двух столетий и получил название «Великого шифра». Это был буквенно–слогово–словарный шифр, объемом около 600 величин, которым придавалось несколько значений пропорционально повторяемости их в открытом тексте.

    Этот «Великий шифр» Россиньоля начинает уступать место алфавитным и неалфавитным кодам, в современном понимании, лишь со второй половины XIX в. И это происходит одновременно как в странах Европы, так и в России и, частично, в Азии. Эти коды в основном применялись в дипломатической переписке, пробовали их использовать и в военном ведомстве. В Турции в 1877 г. во время войны с Россией применяли уже четырехзначный цифровой код, составленный специально для Турции в Германии. Но опыт русско–турецкой войны, как, кстати сказать, и франко–прусской, показал практическую непригодность существовавших в то время военно–полевых шифров, оказавшихся громоздкими и непрактичными, дающими большое число механических ошибок, и в то же время недостаточно стойких и гибких.

    Большинство кодов России конца XIX — начала XX в. были алфавитными, т.е. буквы, слоги, слова, словосочетания словаря кода располагались в порядке алфавита, а соответствующие им кодовые обозначения представляли собой естественные числовые последовательности. Это обстоятельство в огромной степени облегчило дешифрование, поскольку место каждого кодового обозначения определялось местом слова в словаре соответствующего языка эквивалентного объема. Все эти соображения, естественно, давали возможность опытным криптографам противника восстанавливать код и дешифровать сообщение. Применялись и неалфавитные коды, коды пропорциональные и непропорциональные. В зависимости от вида кодовых обозначений различались цифровые, буквенные и буквенно–цифровые коды. Последние два вида кодов преобразовывались в цифровые, когда сообщения передавались по телеграфу.

    С конца XIX в. в Европе появились теоретические труды, в которых описывались методы дешифрования алфавитных и неалфавитных кодов. С этого времени повсеместно начинают использоваться коды с перешифровкой. Перешифровки были различными, от весьма наивных, по сути своей чисто маскировочных, до очень сложных. Последние применялись на наиболее важных каналах связи. Подробнее об этих кодах России будет сказано далее.

    Коды и кодовые таблицы интенсивно использовали: МИД, военное ведомство, МВД, Министерство финансов и некоторые другие гражданские ведомства. Коды и кодовые таблицы объемом до 1000 — 1200 словарных величин было принято называть «словарными ключами» и, в зависимости от словаря конкретного кода, называть французскими, русскими, немецкими.

    Вот словарные ключи XIX в., которые нам удалось обнаружить в АВПРИ. Заметим, что создателями шифров этого типа были все тот же барон Дризен и другой сотрудник цифирного отделения МИД — М. Сухотин.

    Русский словарный ключ № 299 на 600 словарных величин был введен в действие в апреле 1854 г., изъят из употребления в 1901 г. Изобрел этот шифр и издал барон Дризен. Предназначался он для связи командующих частями Дунайской армии во время Крымской кампании. В 1891 г. этим шифром были снабжены Бухара, Кашгар, Кульджа, Сеул, Пекин, Токио, Иркутск, Омск, Ташкент, Хабаровск, Урга, Чугучак, Владивосток.

    Русский словарный ключ № 300 на 600 словарных величин также составил барон Дризен. Введен код в действие в 1855 г., изъят из употребления сразу по окончании Крымской войны в январе 1857 г. Предназначался он для главнокомандующего Южной армией и военных и морских сил в Крыму князя Горчакова. В 1860 г. этот ключ был послан в Вашингтон. Не употреблялся с 1871 г.

    Русский словарный ключ № 317 на 1000 словарных величин предназначен для секретной переписки по телеграфу. Введен в действие в 1859 г. Этим кодом был снабжен генерал Игнатьев, посланный в Китай, для его переписки с МИД и с миссией в Вашингтоне с 25 февраля 1859 г. по 11 февраля 1861г., а также для сношений миссий в Пекине с Вашингтоном и азиатским департаментом МИД. Использовался до 1871 г.

    Французский словарный ключ № 321 на 1000 словарных величин. Введен в действие в 1859 г. для переписки: 1) графа Адлерберга с МИД во время путешествия императора в 1859 г.; 2) князя Александра Баттенбергского в Софии с императором и с МИД — с 1881 г. Выведен из действия в 1884 г.

    Русский словарный ключ № 326 на 1000 словарных величин. Введен в действие в 1861 г. для переписки МИД с миссиями в Пекине, Урге, Хакодате. Не употреблялся с 1880 г.

    Французский словарный ключ № 326 на 1000 словарных величин был введен в действие для сношений статского секретаря для царства Польского г. Тимовского с наместником в Варшаве. Не употреблялся с 1863 г.

    Русский словарный ключ № 330 на 1000 словарных величин. Введен в действие в 1861 г. для переписки Морского министерства с начальником эскадры в Средиземном море. Не употреблялся с 1888 г.

    Русский словарный ключ № 333 на 300 словарных величин был введен в действие в 1862 г. «для сношений Варшавского военного генерал–губернатора с шестью военными начальниками в Царстве Польском». В 1863 г. ключ этот был совершенно переделан и заново отпечатан в Варшаве под тем же номером и назван «Шифр Царства Польского. Новый шифр». В свою очередь сам ключ № 333 был переделан из старого словарного ключа № 151.

    Русский словарный ключ № 336 имел объем 920 словарных величин. Внешне он представлял собой бумажные таблицы, наклеенные на коленкор. Изготовлялся ключ по требованию Морского министерства «для сношений Министерства морского в случае открытых военных действий». Введен в эксплуатацию в 1863 г. В 1871 г. послан в Вашингтон, Токио, Пекин, Нагасаки; в 1886 г. — в Афины, Фучжоу, Ханькоу, Сеул, Нью–Йорк. Этот ключ был также у военных губернаторов во Владивостоке и Хабаровске. В 1888 г. первый экземпляр ключа был украден в Пекине, в 1891 г. — в Вашингтоне. В связи с компрометацией код в том же году был выведен из употребления.

    Русский словарный ключ № 337, так же, как и предыдущий, был введен в действие в 1863 г. Первоначально служил для переписки наместника на Кавказе с миссиями в Константинополе и Тегеране, затем распространен на консульство в Персии. Выведен из действия в 1895 г.

    Русский словарный ключ № 338 был издан в 1864 г. объемом 900 словарных величин для переписки азиатского департамента МИД с генерал–губернаторами в Оренбурге, Восточной и Западной Сибири, в Туркестане. Не употреблялся с конца XIX века.

    Русский словарный ключ № 346 на 600 словарных величин был введен в действие в 1865 г. для переписки Министерства финансов с государственными таможнями, Министерством путей сообщения, Государственным контролем. Выведен из действия в 1867 г. вследствие утраты одного экземпляра.

    Русский словарный ключ № 349 введен в действие в 1868 г. на линиях связи Министерства финансов для телеграфной шифрпереписки. Изъят из употребления в 1879 г. вследствие утраты двух экземпляров. В 1901 г. вновь введен в действие для сношений Министерства финансов с таможнями. Кроме того, этот шифр был введен в действие в 1900 г. в Министерстве государственных имуществ, в 1902 г. — в Порт–Артуре, Харбине, Мукдене; в 1904 г. он был направлен в Маньчжурскую армию и действующую армию.

    Русский словарный ключ № 368 введен в действие в 1879 г. для сношений Министерства финансов с таможнями. Объем этого шифра — 650 словарных величин. Ключ этот также принадлежит к общему типу малых кодов (словарных ключей).

    Как же непосредственно в рассматриваемый период в секретной экспедиции МИД проходила работа по организации составления шифров? На этот вопрос частичный ответ содержится в отчете о деятельности этой экспедиции, написанном тогдашним ее начальником Ф. Годениусом.

    Автор пишет о том, что в 1862 г. было признано необходимым снабдить наши российские консульства в Турции биграммным шифром, «но применительно к русскому языку». Хотя это применение к особенностям русского алфавита представляло значительные трудности, экспедиция все их преодолела, и затем составленный ею русский биграммный шифр № 334 (в количестве двенадцати экземпляров) был разослан в консульства. В то же время в эти же консульства были отправлены новые передвижные полоски (lames mobilis) для русского биклавного шифра за № 332 в количестве девяноста экземпляров.

    Вслед за этим экспедиции был поручен огромный труд, а именно «изготовление изобретенного д[ействительным] с[татским] с[оветником] Г. Гамбургером шифра». После «неусыпных семимесячных трудов» означенный шифр был изготовлен и по приказанию начальства разослан в 1863 г. в главные миссии.

    Нам известно, что в это же время Г. Гамбургером был составлен шифр, получивший название chiffre polilexique, на 900 словарных величин, в котором кодовыми обозначениями были трехзначные числа, повторяющиеся 26 раз каждое в зависимости от букв специальных полосок, выбираемых в особых календарях. Этот шифр был введен в действие в апреле 1862 г. и использовался до 1897 г. в переписке МИД с посольствами в Европе.

    В то же время экспедиция изготовила изобретенный действительным статским советником Румом так называемый экономический шифр. Хотя было издано тридцать экземпляров, этот шифр не был признан удобным к употреблению. Ни один экземпляр его не сохранился.

    В 1864 г. I цифирная экспедиция снабдила все миссии новым биклавным шифром для общей связи за № 339 взамен находившегося уже продолжительное время в употреблении шифра за № 312. Всего было изготовлено двенадцать экземпляров шифра № 339. Азиатский департамент получил для использования четыре экземпляра русского словарного шифра за № 338 для корреспонденции с генерал–губернаторами в Оренбурге, Западной части Восточной Сибири.

    В 1865 г. были заготовлены и разосланы по принадлежности «новые партикулярные биклавные шифры с календарями» за № 340, 341, 342, 343, 344 и 345, изготовлен и разослан новый русский биграммный шифр за № 347. Кроме того, по требованию Министерства финансов туда были высланы тридцать экземпляров вновь изготовленного русского словарного шифра № 340.

    Итак, можно понять, что цифирная экспедиция работала активно и весьма напряженно. Однако успех дела зависит от организации деятельности службы в целом, в том числе от правильного ведения секретного делопроизводства, соблюдения правил пользования шифрами, условий их хранения. В этих вопросах положение дел оставляло желать лучшего. Как следует из приведенных нами сведений, не соблюдались, как правило, сроки пользования шифрами. Были и другие серьезные недостатки. Так, например,, в 1866 г. цифирная экспедиция МИД занималась «проверкой всех находящихся в некоторых странах шифров, а равно контролем всех книг, которые ведутся о состоянии заготовленных и разосланных экспедицией шифров». При этом оказалось, что, с одной стороны, некоторые миссии имеют у себя шифры в огромном количестве, из которых многие, конечно, вовсе не употребляются. С другой стороны, проверка обнаружила, что некоторые уже закрытые миссии не возвратили находившихся в них шифров. Вследствие этого были даны необходимые распоряжения и приняты соответствующие меры к исправлению существующего положения.

    Перешифровальные ключи. Коды с перешифровкой. Во второй половине XIX в. в России уже хорошо понимали слабости применения кодов в чистом виде, без усложнений, особенно слабости алфавитных кодов. Как известно, к этому времени начальником армейского криптографического отделения Франции Базери был дешифрован «Великий шифр» Россиньоля. Основываясь на его методе, с помощью диаграмм распределения слов по буквам для словарей на разные объемы слов, дешифровальщики ведущих стран мира, в том числе и России, раскрывали алфавитные коды иностранных государств и осуществляли успешный анализ и частичное дешифрование неалфавитных кодов.

    В связи с этим возникла необходимость ввести усложнения, чтобы увеличить стойкость кодов.

    В инструкциях к шифрам МИД и Военного министерства России неоднократно рекомендовалось применять различные способы увеличения стойкости. К этим способам относили: и своевременную смену ключей и кодов, и применение одновременно нескольких кодов в тех местах, где была такая возможность, и применение различного рода приемов типа использования разных вариантов кодовых обозначений, и, наконец, применение различных способов и систем перешифровок.

    Параллельное применение нескольких кодов требовало больших затрат на составление и издание большого их количества и поэтому широкого распространения не получило. В России, как во многих других странах, применялись различные виды перешифровок кодов: с помощью колонной замены, гаммирования и перестановок. Здесь пойдет речь о наиболее типичных видах перешифровок.

    Все перешифровальные ключи (системы) имели свой сквозной порядковый номер и каждому присваивалось наименование по буквам греческого алфавита: Альфа, Бета, Гамма, Дельта, Лямбда и т.д. Каждое сочетание кода перешифровкой с перешифровальным ключом также получало свое наименование. Например, сочетание «Русского консульского ключа № 447» (кода) с перешифровкой перешифровальным ключом № 448 «Лямбда» называлось «Ангара».

    Для одних кодов перешифрование было обязательным, для других — в случаях передачи особо секретного сообщения. Составители шифров понимали, что коды легко компрометируются (теряется их стойкость), если содержание зашифрованного с их помощью сообщения становится дословно известным противнику. Поэтому в случаях, если из МИД в какое–либо посольство, консульство или обратно передавался какой–то текст, известный или становившийся известным, то этот текст необходимо было передавать, в обязательном порядке используя сочетание специальных кодов и перешифровок. Так, например, в 1916 г. для этой цели использовались «Французский общий малый дипломатический ключ № 431» и «Английский малый дипломатический ключ № 407» с обязательным перешифрованием.

    Неотъемлемой частью шифров становятся лозунги (в современной терминологии — ключи), меняющиеся в те или иные моменты времени в соответствии с правилами. Лозунг представлял собой более или менее короткий цифровой или буквенный ряд. Ключи были нескольких видов. Одни из них носили название «общих», ими снабжались загранучреждения определенного региона. Все остальные ключи назывались «специальными». Одни из них предназначались для связи лишь узкого круга корреспондентов или даже для одного посольства с центром (индивидуальные ключи).

    При зашифровании стандартные словосочетания, включая целые фразы, заменялись условными словами — «постоянными», что делалось для сокращения длины сообщения, и «переменными» — для дополнительного обеспечения секретности.

    Рассмотрим некоторые типичные варианты таких шифров.

    «Передвижной условно–словарный ключ № 437»[140]. Первое упоминание о нем в документах относится к 1910 г. В «Руководстве» к этому шифру сказано, что он был «предназначен для шифрования приведенных в секретных сообщениях выражений общего характера и ссылок, независимо от набора любым секретным ключом (или сочетанием ключей) открытого текста шифруемого сообщения».

    Шифр этот состоял из четырех частей.

    Первая часть — это непосредственно код (словарный ключ), цифровой, трехзначный, объемом 1000 словарных величин.

    Вторая часть — перешифровальная, представлявшая собой набор «перешифровальных групп». На каждые сутки имелась своя перешифровальная группа, содержащая трехзначное число (дополнительный к коду ключ). Под первичным шифрованным текстом, полученным при зашифровании по коду, подписывалась эта трехзначная перешифровальная группа, и из верхних цифр вычитались нижние по модулю 10. Таким образом, перешифровальная группа есть не что иное, как короткая периодическая гамма с периодом три.

    Третью часть шифра составляет таблица из 1000 передвижных условных выражений (слов), в которой каждое выражение соответствовало трехзначному числу. Таким образом, полученный после перешифрования набор трехзначных чисел заменялся на набор условных выражений. Каждое условное выражение представляет собой некое латинское слово (или имя собственное, встречающееся в литературе). Условные латинские выражения располагались в таблице в алфавитном порядке, трехзначные числа — в возрастающем арифметическом порядке, т. е. третью часть шифра можно назвать обратным алфавитным кодированием. Слово «передвижной» означает, что эта часть должна со временем меняться, и, таким Г образом, она служила секретным ключом шифра.

    Четвертую часть шифра составляют 25 таблиц цифровых замен, называемые шифром «Секунда». В каждой таблице присутствует 20 замен, т.е. Всего имеется 20x25 = 500 простых замен. Они предназначены для зашифрования чисел в сообщении (дат, ссылок на номер предыдущего или данного сообщения и т.д.). Таким образом, эти числа шифруются не по коду, а с помощью замен «Секунда». Для этого указанные числа открытого сообщения представляются в виде 5–значных групп с приписыванием слева недостающего до полной пятерки числа нулей. Далее в начале шифрсообщения указывается условный номер выбираемой таблицы замены, например, соответствующий первой таблице, и далее производится шифрование каждой цифры набора 5–значных групп по своей порядковой замене. Первая цифра первой заменой (столбцом), вторая — второй и т.д. Если число цифр превосходит 20, то следующие цифры после 20 шифруются по второй таблице и т.д.

    Таким образом, ключ № 437 представляет собой шифр, который можно назвать «код + гамма + обратный код + набор простых замен для шифрования чисел».

    Шифр «код + гамма» хорошо известен специалистам. В 50—60–х годах XX столетия в криптографической литературе было опубликовано немало работ, посвященных анализу этой системы и возможностям ее дешифрования. Методы дешифрования были основаны на использовании цифровой структуры гаммы перешифрования, на ее короткой периодичности и на возможности проводить арифметические операции (сложение, вычитание) с цифровыми знаками шифртекста.

    Применение в шифре № 437 обратной операции кодирования практически сводит на нет возможности применения указанных методов дешифрования, по крайней мере, до тех пор, пока не удастся накопить достаточно большой объем шифрматериала, чтобы с достаточно большой надежностью можно было бы снять обратный (алфавитный) код.

    Что касается применения четвертой части шифра — особого зашифрования дат и ссылок, — то ее целесообразность можно в какой–то мере объяснить желанием уйти от кодирования стандартов в сообщении, которые, как известно, служат необходимым подспорьем для дешифрования кодов, особенно в наиболее трудный момент начала этой работы. Это объяснение можно подтвердить и тем обстоятельством, что в «Руководстве» рекомендуется все стандартные выражения, входящие в сообщение, не шифровать кодом, а «заменять их на постоянные условные выражения» (в отличие от «передвижных», участвующих в третьей части шифрования) и ставить их в начале шифрсообщения, отделяя от текста шифрсообщения двумя структурными пятизначными группами — группой дня.

    При передаче сообщения по радиотелеграфу, где требовалось, чтобы весь текст был представлен в виде набора пятизначных цифровых групп, рекомендовалось не применять третьей части шифра — обратного кодирования цифровых групп передвижными условными выражениями. По–видимому, предполагалось, и не без основания, что и без этого усложнения шифр получался достаточно стойким.

    Перешифровальный ключ № 448 «Лямбда»[141] предназначался для перешифрования первичного цифрового шифртекста, полученного при шифровании сообщения с помощью какого–либо цифрового кода. Представляет собой шифр колонной замены с периодом Т = 10 000 суммарных шифров, при этом все подстановки шифра (размера 10x10) набираются случайно и равновероятно. Все они отпечатаны и сброшюрованы в две книги по 667 страниц каждая. На всех страницах имеется по 15 вертикальных столбцов, каждый столбец представляет собой лишний ряд подстановки. Все они пронумерованы цифрами от 1 до 10 000 (сквозная нумерация). Кроме того, пронумерованы все столбцы на каждой странице от 1 до 30 (внутренняя нумерация).

    Верхний ряд подстановки меняется и служит одним из ключей. В качестве этого ряда берется один из столбцов книги. Его порядковый номер указывался Цифирным отделением на определенный период и, как правило, менялся два раза в месяц.

    Шифровальщик, приступая к работе, выбирал начальный столбец, который назывался «исходным столбцом» Его номер он помещал в криптограмму, предварительно зашифровав посредством «особых указательных групп», о которых мы подробнее скажем ниже Далее он шифровал первичный шифр–текст, последовательно применяя к каждому знаку текста свою замену. После зашифрования заменой с номером 10 000, шифровальщик переходил к столбцу с номером 1 (по циклу).

    Для большего удобства пользования такой сложной системой шифра использовался прибор «Скала». Этот деревянный прибор содержал вертикальную целлулоидную ламу с десятью пустыми клетками, размер которых совпадал с длиной шифровальных столбцов в книге. Шифровальщик вписывал в клетки ламы цифры, соответствующие указанному ключу (номеру столбца), и прикладывал прибор последовательно к шифровальным столбцам. Каждый раз получалась подстановка для шифрования.

    Номер начального столбца шифровали особо. Для этого шифровальщик три раза подряд выписывал номер исходного столбца (3x4 = 12 цифр) и добавлял дважды записанный номер последнего используемого столбца (с той целью, чтобы помочь расшифровать текст при каких–либо сбоях или ошибках). В результате получался «указательный ряд» из двадцати цифр. Например: 2563 2563 2563 4812 4812. Далее брался столбец, указанный в качестве ключа цифирным отделением (столбец, выписанный на ламе), и столбец, стоящий рядом с ним (10+10=20 цифрам). Эта последовательность, называемая «календарным рядом», подписывалась под указательным рядом и производилось вычитание по модулю 10. Полученный ряд вставлялся в криптограмму в условном месте.


    Прибор «Скала» со вставленной ламой и первый лист перешифровального ключа «Лямбда»

    Как видим, данная система перешифрования была значительно сложнее лозунгового гаммирования короткой периодической гаммой и, очевидно, криптографически более стойкой.

    Шифром «Лямбда» были снабжены «центральные и все штатные заграничные установления МИД, а равно чиновники МИД при наместнике Е[го] И[мператорского] В[еличества] на Кавказе и начальнике Закаспийской области и чиновники по дипломатической части при Приамурском, Туркестанском и Иркутском генерал–губернаторах». На время войны этим шифром снабжалась также дипломатическая канцелярия при штабе Верховного Главнокомандующего. 

    Военные шифры и шифрсвязь

    Итак, изучая историю деятельности криптографической службы МИД, мы установили, что именно здесь на протяжении всего XVIII и примерно половины XIX столетия кроме дипломатических и иных шифров составлялись шифры и для Военного ведомства. Во второй половине XIX века цифирная экспедиция МИД также в определенной степени обеспечивала это ведомство шифрами, однако уже с конца 40–х годов в Главном штабе Военного министерства организуется и начинает работать собственная цифирная экспедиция. Создававшиеся здесь шифры утверждались военным министром. Экземплярами военных шифров снабжались старшие начальники войск и военных управлений, поименованные в особом списке. В этот список входили император и члены императорской фамилии, занимающие важные военные посты, военный министр, начальники главных управлений военного министерства, командующие войсками в округах, начальники штабов округов, командиры корпусов, коменданты крепостей, наказные атаманы и др.

    Естественно, что шифрованная переписка по линии военного министерства велась не только в военный период, но и в мирное время. Зашифровывались сообщения, касающиеся мобилизационной и военной подготовки, а также готовности армий и крепостей к военным действиям и некоторые другие сведения.

    В военное время из цифирной экспедиции МИД в Военное министерство поступали экземпляры тех шифров, которые действовали в сетях общей связи, куда в силу политических, военных или иных причин могли входить дипломатические представители России за границей, командующие действующими армиями, военно–морскими силами и иные лица.

    Во второй половине XIX в. большинство шифров военного министерства представляли собой коды малого (до 1000 словарных величин) объема. Кодовыми обозначениями здесь являлись трех–и четырехзначные числа. Военные шифры этого типа обычно использовались в течение длительного времени, перерабатывался лишь относительно быстро устаревавший словарь, что объясняется, например, переменой географии военных действий и т. п. Коды с перешифровкой, созданные в 60–х годах, использовались еще в начале XX в. «Словарные ключи» были наиболее распространенным типом шифров, используемых в конце XIX в. в Военном ведомстве. Их так и называли «военными ключами».

    Имея универсальные принципы построения, шифры Военного министерства конца XIX — начала XX в. отличались друг от друга некоторыми особенностями. Рассмотрим их.

    Военный шифр (конца 40–х годов XIX в.)[142] представляет собой код на 600 словарных величин. В словарь включены буквы, слоги, слова, числа. В качестве кодовых обозначений использованы трехзначные числа от 100 до 699. Для удобства работы составлялись наборная и разборная таблицы (шифрант и дешифрант). Для усложнения кода предлагалось использовать пустышки, которыми являлись числа от 700 до 999. В «Наставлении к шифру» рекомендовалось ставить их, по крайней мере, по две–три в каждой строке.

    При ошибочном написании какой–либо кодовой группы «дабы не скоблить или переписывать своего шифрования» предлагалось ставить вслед за ошибочными числами «кодовые группы–уточнители», входящие также в состав словарных величин.

    Рекомендовалось, кроме того, не шифровать наиболее употребительные стандартные фразы, место пребывания, число и месяц года. Обороты типа «милостивый государь», «с истинным почтением имею честь быть» и подобные не употреблять совершенно.

    Шестой ключ Военного министерства 1906 г.[143] представляет собой трехзначный многовариантный цифровой код с маскировкой и скрытым началом сообщения. Объем — 1000 словарных величин. Последними являются слова, слоги, буквы русского алфавита. Всем буквам и наиболее часто встречающимся словам приданы по два и более кодовых обозначения, остальные словарные величины имеют по одному кодовому обозначению. В правила, кроме того, введено одно обязательное требование: если в тексте телеграммы встречаются одни и те же слова, то их следует набирать разными способами, избегая повторений кодовых обозначений. Отдельно даны перешифовальные цифровые таблицы.

    В правила также введено требование обязательно прятать начало сообщения. С этой целью цифровой шифрованный текст разбивается справа налево (с конца криптограммы) на группы по пять цифр каждая. В первой с конца группе оставляется четыре цифры. Пятизначные группы на письме отделяются одна от другой с помощью тире. Если в последней группе, соответствующей началу открытого сообщения, оказывается меньше пяти цифр, то шифровальщик добавляет необходимое число произвольных цифр. Количество произвольно добавленных цифр указывается числом, которое ставится в самом конце цифрового набора, превращая группу, ранее четырехзначную, в пятизначную. Если в начале телеграммы произвольных цифр ставить не требуется, то в конце последней группы ставится ноль.

    В шифре была предусмотрена маскировка: в каждой пятизначной группе криптограммы необходимо было переместить вторую и четвертую цифры одну на место другой, оставив без изменений первую, третью и пятую цифры. В результате этой маскировки перемещались цифры, принадлежащие одной и той же или разным трехзначным кодовым группам. Тем самым нарушались порядковые (алфавитные) связи, если код был алфавитным или содержал какие–то части «с плохо размешанными», неслучайными кодовыми обозначениями.

    Указанные усложнения нельзя трактовать как перешифровку кода, но как маскировочные меры они, естественно, могли существенно усложнить действия противника по дешифрованию этих систем.

    Конечно, когда дешифровальщику становились известными все эти усложнения, он легко от них избавлялся, совершая обратные процедуры перестановки знаков и определяя начало сообщения по последней цифре криптограммы.

    Исходящий номер проставлялся в конце телеграммы, причем он набирался буквами. Если телеграмма являлась ответом на ранее полученную, то номер последней проставлялся цифрами в начале данной.

    Ввиду того, что иногда зашифровывался не весь текст телеграммы, а отдельные его части, то в криптограмме цифровой текст мог перемежаться с текстом открытым. При этом каждая шифрованная его часть оформлялась в группы из пятизначных цифр всякий раз как самостоятельная телеграмма. Указанные правила пользования шифром были подписаны начальником отдела Генерального штаба генерал–майором Марковым и начальником цифирного отделения полковником Лео.

    Ключ Военного министерства № 7 1905 г.[144] был алфавитным трехзначным цифровым кодом на 900 словарных величин, размещенных на 18 таблицах 5x10. При этом первая цифра этого кода менялась по ключу в соответствии с показателем (маркантом) так называемой малой таблицы.

    При наборе сообщений этим шифром считалось необходимым менять показатели и соответствующие им табличные цифры через произвольное число набираемых букв, слогов и слов. Однако признавалось желательным, чтобы эта перемена производилась не реже чем через 13 набранных кодовых обозначений.

    Если в тексте телеграммы повторялись одни и те же слова, то они обязательно набирались каждый раз различным способом, избегая повторений одних и тех же кодовых обозначений. Все остальные правила шифрования этим шифром — стандартные.

    По окончании набора весь цифровой текст разбивался слева направо на пятизначные группы. При этом первая группа была четырехзначной, а в конце прибавлялось при необходимости нужное число произвольных цифр, чтобы последняя группа шифртекста была обязательно пятизначной. Число это ставилось в начале первой группы, превращая ее в пятизначную.

    Перед отправкой шифртелеграммы обязательно проверялась правильность ее зашифрования путем расшифрования.

    Особенностью построения словарных величин в этом шифре было то, что разные части речи могли помещаться за одним и тем же кодовым обозначением, например: возбу,д,жд; возвра,т,щ.

    Вот список лиц, пользовавшихся в своей переписке «Седьмым ключом Военного министерства» и имевших поэтому его экземпляры: император, его императорское высочество генерал–фельдцехмейстер, его императорское высочество главнокомандующий войсками гвардии и Петербургского военного округа, военный министр, командующий Императорской главной квартирой, начальник Генерального штаба, начальник Главного штаба, начальник канцелярии Военного министерства, товарищ генерал–фельдцехмейстера, товарищ генерал–инспектора по инженерной части, главный интендант, начальник Главного управления казачьих войск, главный военно–медицинский инспектор, командующие войсками в округах, начальник Варшавского укрепрайона, начальники штабов округов, командиры корпусов, командиры крепостей, начальники кавалерийских и пехотных дивизий и стрелковых бригад, войсковые наказные атаманы казачьих войск, морской министр, начальник Главного морского штаба, начальники эскадр, военно–морские агенты.

    Буквенный ключ Военного министерства, литер «В» 1910 г.[145] представляет собой таблицу 30x30, в каждой строке которой в произвольном порядке расписаны все буквы алфавита. В верхней строке и крайнем левом столбце записан алфавит. Таким образом каждая координата таблицы (каждый знак) определяется двумя знаками алфавита.

    Шифрование осуществляется следующим образом: выбирается показательная группа (показатель) — слово или набор слов с числом знаков не менее десяти (например, «маршевая рота»). Этот показатель пишется перед шифруемым сообщением. Далее расписывается текст сообщения, а над каждым знаком этого сообщения — знак показательной группы; показательная группа повторяется столько раз, какова длина сообщения:


    показательная группа МАРШЕВАЯРОТАМАРШЕВАЯРОТА…

    текст сообщения      ПЕРЕПИСКАИЛИСНЯТИЕКОПИЙС…


    Шифрзнак находится на пересечении столбца с номером М и строки с номером П.

    Таким образом, данный шифр — табличный шифр замены, состоящий из тридцати простых замен, причем информация о том, какой замене принадлежит тот или иной шифрзнак, известна. Очевидно, что стойкость такого шифра минимальна.

    В качестве показательной группы можно было использовать и нешифруемую часть сообщения, если таковая имелась в тексте.

    Шифр войск гвардии и Петербургского военного округа 1911 г.[146] представляет собой код на 100 словарных величин — букв, цифр, слогов и словосочетаний. Кодовые обозначения — двузначные числа.

    Оформлен код в виде таблицы, на которой расположено десять таких кодов с одной и той же словарной основой.


    Шифр войск гвардии и Петербургского военного округа. 1911 г.

    Пользоваться этим ключом следовало таким образом. Перед шифрованием корреспондент выбирал номер кода (ключа), ставил его в начале сообщения и шифровал по этому коду 10—13 словарных величин. Далее он переходил к другому ключу и шифровал следующие 10—13 словарных величин. В этом в общем–то достаточно простом коде обращает на себя внимание найденная удобная форма шифра, позволяющая сравнительно просто и быстро осуществлять процесс шифрования.

    Шифры императора Николая II. Первый из них, шифр 1911 г., представляет собой небольшую вытянутую в ширину книжечку, размером 14,5x21 см в очень красивом изумрудно–зеленом муаровом переплете. На обложке золотом вытеснен герб России — двуглавый орел и надпись золотыми буквами: «Ключ Военного министерства. Лит. М»[147]. Хранился этот шифр в специальном кожаном футляре–кошельке.

    Ключ состоит из десяти кодовых таблиц набора и стольких же таблиц разбора за № 0—9. В таблицы набора помещены все буквы алфавита (кроме Ъ и О) и цифры от 0 до 9. Кроме того, в таблицы включены наиболее употребительные слоги. Кодовые обозначения — двузначные числа от 00 до 99, приданные словарным величинам в каждой из десяти таблиц в произвольном порядке (т. е. код неалфавитный). Таким образом, код состоит из десяти самостоятельных кодовых таблиц объемом в 99 величин каждая.

    При шифровании пользовались одновременно всеми 10 таблицами Для определения номера используемой таблицы служил особый показатель (шифровальный ключ), состоявший из пяти цифр, который устанавливался особым распоряжением начальника Главного штаба на определенный срок. Номера таблиц вынесены на клапаны.

    При наборе под всеми подлежащими зашифрованию буквами, цифрами или имеющимися в таблицах слогами шифруемого текста последовательно писались цифры показателя. Цифра показателя над буквой, слогом или цифрой текста обозначала номер таблицы набора, из которой следовало брать соответствующие кодовые обозначения. Поскольку показатель имел длину 5, то отсюда следует, что через каждые 5 знаков для шифрования использовалась одна и та же таблица.

    Найденные в таблицах кодовые обозначения подписывались под этими буквами, цифрами или слогами в таком порядке, чтобы цифра, обозначающая единицы в каждом двузначном кодовом обозначении, приходилась под цифрой десятков (например, кодовые обозначения 31 или 05 писались: 3/1 или 0/5).

    При окончании набора все эти обозначения (столбцы) разбивались на группы по пять столбцов и писались в следующем порядке, разделяясь группа от группы чертой: сначала по порядку, считая слева направо, все группы из верхних цифр (обозначающих десятки), а затем в таком же порядке и отделяясь такой же чертой группы из нижних цифр (единицы).

    Если в последней группе оказывалось менее пяти столбцов, но более двух (например, 320/597), то последнее обозначение повторялось для пополнения группы до пяти столбцов (32000/59777). Если же таких обозначений оставалось одно или два (например, 3/0 или 47/23), то их следовало писать в одну строку и группу дополнить до пяти цифр повторением последней (например,3/4 писать 34444, во втором случае 47/23 — 42733).


    Пример набора:

    текст: сомкнуть на 378 верст…

    показатель: 35721

                 3 5 7 2 1 3 5  7 2 1

                со м к н у т ь на 3 7

                 4 3 0 0 6 5 2  9 6 6

                 6 9 7 6 1 5 6  7 9 2 …

    Зашифрованная телеграмма имеет вид:

                 43006–69761–52966–56792…


    Сохранился экземпляр этого ключа, принадлежавший самому императору. Кроме Николая II, экземпляры шифра имелись у трех великих князей, военного министра, начальника Генерального штаба, начальника Главного штаба, начальников канцелярии и законодательного отдела Военного министерства, у начальников главных военных управлений, командующих войсками в округах, начальников окружных штабов, корпусов, крепостей, дивизий, бригад, у председателя Совета министров, министра внутренних дел, министра иностранных дел и некоторых других лиц. Всего в списке лиц, обладавших экземплярами этого шифра, значится 76 человек.

    Описанный выше показатель сообщался особым письмом, в том числе и к императору, начальником Главного штаба.

    Второй шифр Николая II, который нам хотелось бы отметить, это «Особый шифр № 1–й Государя Императора»[148], являющийся кодом с перешифровкой. Перешифровка представляла собой двузначную гамму, периодически меняющуюся после каждых девятнадцати знаков по линейному закону. Эту перешифровку также можно классифицировать как маскировку, поскольку она легко снималась, как только дешифровальщик получал информацию о процессе ее получения (из даты посылки телеграммы). Как и предыдущий, этот код состоял из самостоятельных кодовых таблиц (их было уже 13), содержащих по 99 словарных величин (букв, слогов, цифр) каждая.

    Пользоваться этим шифром следовало таким образом. Подлежащие набору слова текста разбивались слева направо на группы по 19 букв каждая, в последней группе букв могло быть меньше. В начале каждой группы ставилась черта. Для набора произвольно выбиралась одна из 13 наборных таблиц и ее номер ставился в начале первой 19–буквенной группы над чертой. При наборе каждой буквы первой 19–буквенной группы к каждому числу, имевшему соответствующее кодовое обозначение, прибавлялось одно и то же число, называемое «ключом телеграммы». Этот ключ определялся из числа и месяца, которые показывались в начале текста телеграммы. Чтобы определить ключ данной телеграммы, следовало сложить число показанного дня с числом, которому соответствовал показанный месяц.

    Так, например, если телеграмма начиналась словами: «Харбин, тринадцатого июня…», — то число дня будет «13», а месяца «6» и, следовательно, ключ телеграммы: 13 + '6, т.е. 19. Если при сложении получалось однозначное число (например, 3 января), то к нему следовало приписать 0.

    Дойдя до следующей, второй 19–буквенной группы, шифрующий менял наборную таблицу, не соблюдая при этом никакой последовательности. Номер новой таблицы ставился над чертой. По этой таблице набирались 19 букв второй группы. Перед каждой следующей 19–буквенной группой также менялась таблица. При этом к числам, соответствовавшим по таблице набираемым буквам, прибавлялся ключ телеграммы, уменьшенный для второй группы на единицу, для третьей — на два, для четвертой — на три и т.д. Такой уменьшенный ключ телеграммы назывался «ключом группы». Когда ключ группы рядом таких последовательных вычитаний доходил до следующей за шифрованной с ключом группы, равной 1, 19–буквенная группа шифровалась с ключом, увеличенным на 1, т.е. 1, равным 2, затем — 3 и т.д. до числа, соответствовавшего первоначальному ключу телеграммы. От него ключ группы опять последовательно уменьшался до единицы и т.д.

    Для отправки по телеграфу перешифрованный таким образом текст шифртелеграммы разбивался на пятизначные цифровые группы. Так как в каждой 19–буквенной группе двузначных чисел впереди ставилось двузначное число, обозначающее номер таблицы, то каждая из этих групп состояла из 40 цифр.

    При разбивке их на пятизначные группы получалось восемь таких групп, что очень облегчало проверку текста криптограммы.

    Сохранился и еще один шифр, которым пользовался Николай II[149]. Это — разнозначный код объемом 10 000 словарных величин. Состоит он из двух книг, первая из которых включает «Наборные таблицы», а вторая — «Разборные таблицы». Внешне каждая книга оформлена как довольно объемный том размером 16,5x22 см в вишневом муаровом переплете с золотым тиснением.

    В словаре кода имеется несколько типов словарных величин, каждому из которых приданы кодовые обозначения разной значности. Так, на задней крышке переплета наклеен специальный листок, на котором отпечатаны падежные и глагольные окончания. Эта категория словарных величин имеет однозначные кодовые обозначения.

    Таблицы чисел, дни месяцев, имена членов императорской фамилии, важнейшие города мира имеют кодовые обозначения от 000 до 999. Основная масса словарных величин, представляющая собой буквы, слоги, слова, словосочетания, имеет четырехзначные кодовые обозначения от 0000 до 9999. Последняя по порядку тысяча таких кодовых обозначений (от 9000 до 9999) обозначает губернские и уездные города России.

    Все словарные величины расположены на листах кода в два столбца по пятьдесят величин на странице. Цифры, обозначающие тысячи и сотни, помещены в верхних углах страниц (00—99).

    Важно отметить, что использование в кодовых величинах одного кода кодовых обозначений неодинаковой длины, как это имело место в данном случае, существенно затрудняло дешифрование.

    Каков же лексический состав словаря царского кода? В основном, кроме общеязыковой лексики, сюда помещены слова, свойственные военной и политической переписке. Например: агитация, аэростат, аккредитованный, артиллерия, арьергард, батальон, дипломатический агент, мина Уайтхеда, мина заграждения, мина донная и т.п., а также: гусар, гусарский, драгун, драгунский, егерь, егерский, кирасир, кирасирский, муниципальная колонна, пионер, пионерский, дирижабль, цеппелин, летчик и др. Словосочетания: «уклоняясь от боя», «приостановить бой», «возобновить бой» и др.

    Большая часть такой лексики, естественно, устарела, (например, ландьерг, ландьерный, лангштурм, лангштурмный, гиеволете, гиеволетерный и т.д.), но словарь кода в целом представляет собой интересный и ценный источник для исторической лексикологии. Интересен он и с точки зрения стилистики, так как, являясь средством для составления деловых сообщений, неожиданно содержит множество слов с эмоционально–экспрессивной окраской: бескорыстный, безотрадный, благородный, болезненный, благополучный, бюрократический, ни под каким видом, молва, нелепый, неправдоподобный, честолюбивый, эпитет и т.п.

    Николаю II докладывались все вопросы, касающиеся использования императорских шифров. Вот докладная военного министра, представленная Николаю II 15 июля 1906 года:


    «В[есьма] секретно.

    Всеподданейше представляю при сем Вашему Императорскому Величеству экземпляр № 1 изменений порядка набора и разбора телеграмм по шестому ключу Военного министерства, вводимых в действие с 25–го сего июля, причем начальству военных округов указано, что при сношениях с центральными управлениями министерств эти изменения должны быть применяемы немедленно по получении их на местах…»[150].


    Здесь же рукой военного министра написана резолюция царя: «Высочайше повелеваю экземпляр № 1 изменений порядка набора и разбора телеграмм по шестому ключу Военного министерства передать в Военно–Походную Его Императорского Величества канцелярию».

    Насколько подробно информировался Николай II по вопросам об использовании шифров, можно заключить и из докладной царю, составленной военным министром 9 августа 1906 г., в которой, в частности, докладывается: «Седьмой ключ Военного министерства военного времени входит повсеместно в действие с 10–го сентября сего года… но до 10–го сентября следует в начале телеграммы ставить пятизначную группу «31475»…»[151].

    Экземпляры шифров, принадлежавшие царю, находились всегда в месте его пребывания и содержались в канцелярии Министерства императорского двора, в Императорской главной квартире, а в военное время в Военно–Походной Его Императорского Величества канцелярии».

    В военном ведомстве строго соблюдались правила пользования шифрами и их хранения. Правилами предписывалось при утере хотя бы одного экземпляра шифра немедленно выводить его из употребления и заменять новым. Такая же замена должна была производиться при подозрении, что тайна шифра противником открыта.

    Снятие копий с шифров категорически запрещалось, а потому в военное время полевые штабы армий, отдельных корпусов и отдельно действовавших отрядов снабжались запасными экземплярами шифров для выдачи их в необходимых случаях тем лицам, которых не было в списке, упомянутом нами выше, но которым, по мнению командующих армиями или других главных войсковых начальников, следовало иметь тот или иной шифр.

    Экземпляры ключей военного времени, выданные командующим войсками в округах, командирам корпусов, комендантам крепостей и наказным атаманам, хотя и находились в непосредственном распоряжении этих лиц, должны были храниться в помещении соответствующих штабов в «запертых секретных хранилищах»: шкафах, сундуках, ящиках и обязательно в особо секретных пакетах, запечатанных личной печатью тех лиц, на чье имя они были выданы. Так же строго хранили экземпляры шифров (ключей) и начальники главных управлений Военного министерства и начальники штабов округов. Замену ветхих экземпляров шифров, передачу шифров от увольняемых лиц и т.п. производил Главный штаб. Там же определялся срок действия шифров.

    С целью сохранения шифров в секрете инструкциями предписывалось ни в коем случае не оставлять в делах документы, зашифрованные шифром. Лица, использующие шифр, обязаны были помещать в дела копии отправленных шифрсообщений, но изложенные «обыкновенным письмом». Черновики уничтожались. Лицо, получившее шифрсообщение, также было обязано уничтожить подлинник, поместив в дело входящих документов соответствующую копию, изложенную «простым письмом». Проверка шифров военного времени, находящихся в округе, в армии и т.д., производилась не реже одного раза в год. 

    Шифры МВД и других ведомств. Агентурные шифры

    Шифры Департамента полиции, жандармерии, гражданских ведомств существенно уступали шифрам МИД и Военного министерства по своим криптографическим качествам. Так, например, «секретный телеграфный ключ шефа жандармов» 1907 г.[152] представлял собой набор из тридцати простых замен, где буквам открытого текста соответствовали две цифры текста шифрованного, номер ключа — простой замены — проставлялся в открытом виде в начале сообщения. В правилах к этому шифру сообщалось, что «секрет этого ключа не доступен тем, что в нем цифры составлены в произвольном порядке и, кроме того, он имеет 29 изменений».

    При этом адресат депеши, подпись и все числа не зашифровывались и вставлялись в сообщение в открытом виде, отделяясь от шифробозначений с двух сторон (или с одной стороны — в конце или начале сообщения) знаками «тире».

    Другой жандармский шифр — это алфавитный цифровой код на ПО величин, одно–и двузначный, со сдвигом, т.е. первые словарные величины (агитатор, администрация фабрики, арестовать и т.д.) имеют соответственно кодовые обозначения: 87, 88, 89 и далее по циклу.

    Естественно, весьма характерным является лексическое наполнение словарей подобных шифров: беспорядок, бить, буйство, вести себя дерзко, вина администрации фабрики, вина рабочих, возбуждение дела о стачке, драка, забастовка, зачинщик, казаки, сжечь, социалистический и т.п.

    Среди множества шифров России агентурные шифры всегда занимали особое положение. В соответствии с названием они предназначались для связи разведчиков и агентов с центром.

    К сожалению, к настоящему времени сохранилось очень мало сведений об этих шифрах. По инструкции они должны были уничтожаться, как только надобность в них пропадала, и эти правила неукоснительно соблюдались. Тем не менее, нам удалось найти некоторые материалы, позволяющие здесь остановиться подробнее на этом вопросе.

    Одним из основных требований, предъявляемых к агентурным шифрам, является обеспечение максимально возможной безопасности их пользователю. Поэтому вся документация к шифру (ключи, правила пользования) должна была обладать свойством «скрываемости» или же, в идеале, свойством «безуликовости». Кроме того, сам процесс шифрования должен был быть максимально простым и быстрым, даже если его приходилось осуществлять в самых неблагоприятных условиях. Эти требования зачастую входили в противоречие с требованиями высокой криптографической стойкости, и в этих условиях криптографы обычно выбирали некую золотую середину. Рассмотрим некоторые виды таких шифров, применявшихся в России в интересующую нас эпоху.


    Шифры Цезаря. Шифр Юлия Цезаря, изучаемый в школах разведчиков всех стран, с исторической точки зрения, как мы уже писали, является одним из важнейших этапов в развитии криптографии. Большинство систем шифров замены более позднего происхождения являлись вариантами шифра, изобретенного за несколько десятков лет до нашей эры. Простейшими агентурными шифрами в рассматриваемый период были также шифры простой замены, в которых используемые простые замены были достаточно структурными и потому легко запоминались. Таким образом, это были самые старые безликовые шифры «на память», аналогичные системе «шифр Цезаря» с небольшими изменениями, как–то: сдвиг шифралфавита на 2, 3, 4 и больше знаков, замена каждой буквы алфавита следующей по алфавиту буквой, использование лозунга. Обычно ключ определялся датой зашифрования сообщения. Очевидно, что эти шифры легко поддавались дешифрованию уже в то время.

    Более сложным шифром был шифр многозначной замены, получивший название «прыгающий шифр». Он появился в конце XIX века и криптографически представлял собой несколько простых замен, которыми агент должен был пользоваться при шифровании сообщения, переходя от одной замены к другой через каждые пять—семь или девять знаков текста. Этот шифр был в действии непродолжительное время, так как для агентов он был слишком сложен и они предпочитали «шифр Цезаря» с часто меняющимися ключами.


    Книжные шифры. В качестве агентурных шифров использовались и книжные шифры. Выбиралась определенная книга, в качестве шифробозначений использовались номера страниц, строк, мест в строках, где находились шифруемые буквы. Этот тип шифра также можно отнести к безуликовым шифрам, естественно, при аккуратном пользовании книгой. Книжные шифры обладали несравненно большей криптографической стойкостью по сравнению с шифрами простой замены. Тем не менее в «черных кабинетах», где дешифровали такие шифры, было подмечено, что шифрзнаки, соответствующие большим номерам строк или мест в строке, обозначали, как правило, редко встречающиеся знаки открытого текста. Это была зацепка для раскрытия сообщения и поиска соответствующей книги. Дело в том, что, оказывается, как правило, каждый корреспондент предпочитает находить в книге буквы, стоящие недалеко от начала строки или начала страницы. В противном случае подсчет занимает много времени, и при этом увеличивается вероятность появления ошибки. Редко встречающиеся буквы но необходимости могут оказаться где–то далеко от начала страницы или строки.

    Тем не менее, поскольку книга обеспечивала дешифрование всего сообщения, всегда пытались отыскать используемую книгу. Не случайно при аресте и обыске лиц, подозреваемых в шпионаже, в первую очередь обращали внимание на их библиотеки. Заметим, что книжные шифры широко применялись в России в деятельности нелегальных партий и групп, о чем подробнее мы расскажем ниже.


    Шифры перестановок. Номерные ряды. В конце XIX —начале XX в. получили большое распростране

    ние в качестве агентурных шифров различные виды шифров перестановок — от старейших шифров — «Трафарета Кардано», изобретенного математиком Жеромом Кардано в середине XVI столетия, до новых шифров — простых вертикальных перестановок, шахматных и произвольных лабиринтов, прямоугольных и прямолинейных решеток и двойных перестановок.

    В шифры перестановок вносились различные усложнения, такие как: спиральная выписка, выписка по диагоналям, выписка по лозунгу и распределителю, использование фигурных вертикальных перестановок (со столбцами различной длины).

    Следует отметить, что впервые шифр, близкий к шифру двойной перестановки, был изобретен в России народовольцем Михайловым в эпоху царствования Александра II.

    В качестве агентурных в России часто использовались шифры вертикальной перестановки с усложнениями. Текст сообщения записывался в таблицу с колонками. Далее текст выписывался по колонкам. Порядок выбора колонок определялся ключом, который пользователи знали на память. Этот ключ должен был меняться достаточно часто (например, не реже, чем один раз в два месяца).

    Необходимо отметить, что этот ключ — на память (шкала вертикальной перестановки) определялся номерным рядом некоторого легко запоминаемого лозунга. Например, брался лозунг «Боже, царя храни». Под этим лозунгом составлялся номерной ряд, определявший порядок выписки колонок. Нами было найдено описание ключа военного агента 1911 г.[153], в котором дается пример составления шифрсообщения:


    Б О Ж Е Ц  А Р Я  Х  Р  А Н И

    3 8 5 4 12 1 9 13 11 10 2 7 6

    S O O B T  S C H  I  T  E A D

    R E S B E  R N S  T  R  A S S

    E P I A T  I V A  N  O  W L E

    W I K O W  O U


    Здесь вторая строка — номерной ряд. Буквы алфавита упорядочиваются слева направо, и, таким образом, каждая буква лозунга получает свой порядковый номер. Далее шифртекст выписывается пятизначными группами (недостающие до пяти в конце сообщения знаки выбираются произвольно):


    SRIOE AUSRE WBBAO OSIKD SEASL OEPIC…


    Расшифрование по известному лозунгу производится очевидным способом.

    Итак, документально подтверждено, что номерные ряды были известны и успешно применялись в России уже в начале XX в. Автор их не известен, но следует полагать, что это — отечественное изобретение.

    О криптографической стойкости таких шифров написано немало специальных статей. Углубление в данную проблематику не составляет предмет нашего изучения. Поэтому мы здесь отметим только, что вообще все шифры перестановок легко отличаются от других типов шифров. Такое отличие обнаруживается, например, с помощью простого статистического анализа встречаемости букв текста сообщения. Диаграммы частот знаков шифрсообщений должны соответствовать диаграммам вероятностей встречаемости этих знаков в соответствующем языке.

    В XIX — первой половине XX в. в мировой практике в ходу были шифры вертикальной, двойной вертикальной перестановки, шифры решеток. Наиболее часто в качестве агентурных использовались шифры вертикальной и двойной вертикальной перестановок.

    Анализ этих шифров показывает, что, если взять наиболее характерные биграммы языка (например, известно, что для русского языка характерными биграммами являются СТ и МС) и составить все расстояния, расположенные между знаками этих биграмм в шифртексте, то некоторые среди них должны будут выделяться. И сами эти расстояния (или некоторые их делители) должны равняться глубине колонной таблицы, используемой для шифра перестановки. После определения этой длины собирают по ней возможные в тексте другие биграммы. После чего из биграмм составляют четверки знаков и т.д.

    По–видимому, русские криптографы знали об этих слабостях шифров вертикальной перестановки и по этой причине вводили некоторые усложнения. В частности, они использовали колонки прямоугольной таблицы различной длины[154]. Хотя это далеко не всегда спасало от раскрытия сообщений, процесс их дешифрования все же стоил значительно больших усилий и изобретательности.

    В 1919 г., когда Советское государство своих шифров еще не имело и пользовалось старыми дореволюционными шифрами, использовались и шифры вертикальной перестановки. Так, например, таким шифром пользовался Бела Кун при зашифровании сообщений, посылаемых в Москву В. И. Ленину во время венгерской революции. В своей книге Г. Ярдли указывает, что эти сообщения были перехвачены американцами. 


    Примечания:



    1

    Сперанский М. И. Тайнопись в юго–славянских и русских памятниках письма. Энциклопедия славянской филологии. Вып. 3, 4. Л., 1929.



    13

    Архив внешней политики Российской империи (далее: АВПРИ). Ф. Цифирные азбуки. Оп. 19/1. Д. 177.



    14

    Сб. РИО. Т. XI. С. 30 31.



    15

    АВПР. Ф. Цифирные азбуки. Оп. 1. Д. 12.



    137

    АВПРИ. Ф. Шифровальный отдел. Оп. 480/3. Д. 5484. Л. 45 об. 46.



    138

    Там же. Л. 104–105.



    139

    Там же. Л. 145 и далее.



    140

    Государственный архив Российской Федерации (далее: ГАРФ). Ф. 102. Оп. 248. Д. 15.



    141

    Там же. Д. 48.



    142

    Там же. Д. 44. Л. 6 18.



    143

    Там же. Л. 41—59.



    144

    Там же. Д. 14.



    145

    Там же. Д. 43.



    146

    Там же. Д. 55.



    147

    Там же. Д. 53.



    148

    Там же. Д. 45. Л. 17.



    149

    Там же. Л. 27.



    150

    АВПРИ. Ф. Шифровальный отдел. Оп. 480/3. Д. 78.



    151

    Там же. Д. 60.



    152

    ГАРФ. Ф. 248. Д. 52.



    153

    Там же. Д. 74.



    154

    Там же. Д. 31.









    Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

    Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.