Онлайн библиотека PLAM.RU

Загрузка...



Вместо заключения

Заглянуть бы вперед и оглянуться назад. – Куда мы летим? – Вопросы к ним и к себе. – Не ждать готовых рецептов, трудиться, становиться лучше. – Контакты могут быть большим благом. А могут и не быть, но дверь должна быть открытой.


Одно дело – перебирать примеры появлений НЛО, описывать их поведение, классифицировать особенности, приводить отдельные факты их общения с людьми. Здесь идешь как бы ощупью, отбирая, порой интуитивно, какие-то моменты, которые должны подвести тебя в дальнейшем к свету в конце туннеля. Но впереди самое тяжкое – попытаться осмыслить почти немыслимое – явление сверхлюдей. Они вошли, а вернее, влетели на столь же немыслимых, как и они сами, скоростях в наше бытие, и многое из того, что казалось или кажется нам первостепенным, отошло или отходит на второй план.

Даже не знаю, как определить существа, сидящие у штурвалов, часто управляемых биотоками, перед экранами, которые нередко размещены у них в голове, миниатюрные по земным понятиям, но обладающие большой нервной и мыслительной силой, – дети они прошлого или люди будущего?

Если их предки, а вряд ли они заковали себя в бессмертие, видели зарождение жизни на Земле, эпохи выхода морских существ на сушу и их постепенное превращение в млекопитающих, видели гибель динозавров, а в недавние времена – мамонтов, саблезубых тигров и сибирских носорогов, то они хранят огромную историческую память о прошлом Земли. О том, как выделился из животного мира человек, как он гвоздил сотоварища палеолитической дубиной, набирался опыта и ума, создавая союзы племен и осваивая леса и степи. Как люди истребляли друг друга, но и учились работать, творить, как сохранили основания разумной жизни в безумии борьбы за существование и выживание. О том, как начали строить крепости, храмы и университеты. Если у них хранятся кадры того далекого прошлого, как много они могли бы открыть нам! Мы бы, затаив дыхание, взирали на исчезнувшие образы, ощутив единство и смысл собственной истории.

Они могли бы показать нам и свое бурное прошлое, историю великих открытий и достижений и, возможно, больших катаклизмов и войн.

От них мы хотели бы услышать об их настоящем, о том, к чему они стремятся, чем живут. Их настоящее – для нас пока далекое будущее. Они обогнали нас по своим научным изобретениям на тысячи и тысячи лет. Но главное для нас – не их замечательная техника, а их мысль, глубина их познаний Вселенной. ПОНЯЛИ ЛИ ОНИ, КУДА МЫ ВСЕ ЛЕТИМ?

Поняли ли они, что мы, земляне, со всеми нашими недостатками и достоинствами, – часть разумной Вселенной? Что мы в состоянии понять их в основном, мы в состоянии быстро учиться, схватывать, осваивать. Мы – творческая сила, которая жила и живет собственным умом. Но мы не откажемся и от даров их интеллекта.

Словом, если мы не идеализируем их, тот момент, когда они раскроются перед нами, станет поворотным в образе жизни и действий человека. Безусловно, необычайно расширится наше познание мира и самих себя. Если, как утверждают некоторые наши ученые, мир многомерен, то что там происходит в других измерениях? Есть ли принципиальная разница в восприятии действительности, материи, идей или же это только иная физическая сущность – изменилась лишь какая-то константа, частицы материи перестроились в другие цепи, а развитие ее все равно ведет к осознанию материей самой себя? Связывает ли нас одна сверхструна, как предполагают многие астрономы, которые не могут понять, что удерживает Галактики во Вселенной в зависимости друг от друга при таких гигантских угловых и иных скоростях, тем самым сохраняя общие структуры, дающие гарантию того, что мир может в этих условиях гармонично развиваться? Что они думают о той проблеме, которую ставил Циолковский, – об общем смысле существования и развития материи? И есть ли это развитие? Обязательно ли оно заложено внутри всего сущего? Верно ли, что с переходом в иные измерения разумные части материи способны менять свои константы, изменять сам первичный материал, из которого все состоит? Что ждет Землю, по их наблюдениям и прогнозам, в обозримом и дальнем будущем? Не придется ли нам в ожидании «наезда» особенно крупного осколка бывшего Фаэтона готовить заранее подобно Ною свои небесные корабли и искать убежища в дальних мирах? Или, наоборот, ждать на своей планете неожиданного пополнения за счет новых «братьев по разуму» из других миров? Не встречали ли они на просторах Вселенной иные формы разума и в каких отношениях они с ними?

Все это напоминает вопросы царя Салтана к заморским купцам: «Ой вы, гости-господа, долго ль ездили? Куда? Ладно за морем иль худо? И какое в свете чудо?» Но ведь мы и в самом деле путешествуем по космосу на не очень большом корабле, к которому к тому же не слишком бережно относимся.

Все эти вопросы поэтому обращены не только, а может быть, не сколько, к «братьям по разуму», но и к самим себе. Наверное, и ОНИ задают себе сходные вопросы. Не может же быть, чтобы им открылось во всей полноте знание о мире и его чудесах?

Наверняка у нас к ним будут и куда более приземленные вопросы, например:

Нам хочется жить подольше, как это сделать?

Как отделаться от тяжелых заболеваний, от злых микробов?

Можно ли стать умнее, добрее, сильнее?

Есть вопросы не столько астрономические, сколько гастрономические: что они едят, какова вообще межпланетная кухня, как относятся к земной еде?

Не исключено, что наши дети потревожат их интеллект еще более интересными вопросами, скажем, можно ли вложить в голову сразу всю школьную программу, чтобы потом не учить уроки, а отвечать только на «отлично»? Или можно ли покататься на их «тарелках» вокруг Земли, слетать на соседние планеты?

Наши писатели и поэты, художники, композиторы, архитекторы могут поинтересоваться, сохраняет ли для них смысл творчество?

Наши бизнесмены спросят, где и как они хранят деньги, во что их инвестируют? И есть ли у них деньги или то, что мы под этим подразумеваем?

Наши коммунисты и социалисты спросят, какое общество они считают идеальным?

Вопросов может быть множество, хотя нет никакой гарантии, что на все будут получены исчерпывающие ответы.

Лучше сначала спросим себя: а что мы сами должны сделать, чтобы быть на высоте возможного диалога, если таковой состоится, с «братьями по разуму»? Должны ли мы изменить свои взгляды на то, что творим на Земле? Ведь в своих бедах мы не можем винить инопланетян. Они, если и были ранее свидетелями земных дел, то особенно в них не вмешивались. И за то, как жестоко мы расправлялись со свободным полетом мысли, как преследовали философов и ученых, которые открывали нам более широкую дорогу, как покоряли и грабили другие народы и земли, они никакой вины не несут. Вина эта – наша.

Сейчас модной является мысль о необходимости покаяния. Но и ее используют нередко как дубинку против оппонента: покайся ты, а мне-то в чем каяться? Между тем, каяться (то есть, прежде всего, критически осмысливать совершенное) человеку есть в чем. В этой книге не место проповедям, это не дело журналиста. Но важно, чтобы сумма ошибок людей не опустошила Землю, не оставила ее безнадежно изуродованной, непригодной для жилья. Циолковский прав, говоря, что носители разума достойны выйти в космос, но не ценой уничтожения своей колыбели.

Надеяться, что общение с более могучим внешним разумом решит все наши проблемы, изменит радикально нашу жизнь к лучшему, можно только до известной степени. Решать тут может только наша общая, коллективная воля, разумность поведения, изменение нас самих и общественного устройства, международных отношений к лучшему.

Процесс этот требует большой честности и ясного взгляда на вещи. Менее всего способны исправить положение на земле насильственные методы насаждения «демократии», карательной «справедливости», «политической целесообразности». Без опоры на здравый смысл людей, на их наиболее мудрую часть, которую карьеристы-политики предпочитают не замечать, игнорируют, мы повторим прежние ошибки, причем в возрастающей степени.

Конечно, совершенного рецепта мудрого саморегулирования всего уклада жизни без больших усилий найти не удастся. Общение, даже возможный кондоминиум на Земле с инопланетянами – тоже не панацея. Но если представить, что внеземные, а впрочем, уже частично земные «разумники», поглядев на все наше «хозяйство», махнут на нас рукой и улетят куда глаза глядят, то все равно положительный итог от такого визита будет. Люди не смогут не задуматься над тем, что они не одни во Вселенной, что возможен более высокий и совершенный строй жизни.

Мы не можем пожаловаться, что носители внешнего разума нас преследовали, унижали, уничтожали, предъявляли невыносимые требования. Но одно их присутствие, которое мы начали ощущать в последние десятилетия, заставляет мобилизовать резервы человеческой личности, поднять наше мышление, придать ему если не общекосмический характер, то, по крайней мере, околосолнечный размах.

Космический визит на Землю – это великий стимул для человека, сигнал, что мы стоим перед экзаменом, если не последним, то очень важным, чтобы доказать – как биологические особи мы достойны продолжать свое существование, освободившись от того дурного, что, возможно, унаследовали от животного мира, откуда когда-то вышли. И еще – мы не знаем точно, с какими намерениями «пришельцы» гнездятся на Земле и около нас. Поэтому важно в любом случае встряхнуться, подтянуть свои знания и достижения до их уровня. Может быть, от этого зависит наше будущее существование.

Как утверждает В. Г. Ажажа, доктор философских наук, президент Академии информациологической и прикладной уфологии: «НЛО – это враг! Оно мимикрирует, сталкивает людей лбами, издевается над нами. Мы сами во многом контролируемся теми силами, которые посылают НЛО». (Из интервью, опубликованного в «Комсомольской правде» от 12 октября 2001 года.) Ажажа, правда, признается, что до сих пор не знает точно, «что такое НЛО», и далее: «…Хотя давно уже не утверждаю, что это инопланетяне. Это проявление высшего по отношению к человечеству разума. Я считаю, что это гости из другого измерения. НЛО – пришельцы оттуда».

Чингиз Айтматов высказал мнение, что из космоса Земле хотят подсказать, как стать счастливыми, но американцы и русские будто бы не допускают счастья на Земле, загородив путь добру на нашу планету. Гипотеза вряд ли справедливая. Тем более что сам писатель не видит иного пути, кроме возвращения к традициям предков. Куда они могут завести, наглядно демонстрирует идеология терроризма. Американцы позволили Афганистану возвратиться в прошлое. Даже подтолкнули его туда с помощью талибов и их духовного вождя, наследника миллионеров. И весь мир увидел, что такое традиции прошлого, если под прошлым понимать безраздельную власть фанатичных изуверов, жестокость, унижение и, наконец, невежество и голод. Не будем поэтому обожествлять чужие рецепты, ни земные, ни идущие из космоса. Хочешь быть лучше – будь. На Земле были Великие Учителя. Вспомним о них.

Мнений о том, откуда НЛО, будет много, пока они сами не расскажут о себе. Вряд ли имеет смысл сердиться на них заранее и объявлять врагами. Важно, что они здесь, кто бы они ни были, и важно признание, что это существа более высокого, чем у нас, разума. А раз они умны да еще и обладают удивительной техникой, ссориться с ними, исходя из одних наших малообоснованных предположений, не очень целесообразно. Драчливость – привилегия глупости. Готовься ко всему, но дверь для контактов и понимания держи открытой.









Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.