Онлайн библиотека PLAM.RU




НАУКА И НАУЧНЫЕ ОТКРЫТИЯ - ВЕЛИКИЕ СИЛЫ, КОТОРЫЕ ОСТАНОВЯТ ВОЙНУ

«Сан», 20 декабря 1914.


Какое бы будущее ни было уготовано человечеству историей, ее ход определяет вероятную судьбу людей как их извечную взаимную вражду. Цивилизация сама по себе, очевидно, неспособна на установление вечного мира на Земле. Она лишь оттягивает начало военных столкновений, усиливая их интенсивность и масштаб в будущем, а в конечном счете делает их все более ужасающими и разрушительными.

Идущая сейчас колоссальная битва порождает особые чувства: благоговейный страх, ощущение важности происходящего, проистекающее из осознания того, что на мир обрушилось ужасное бедствие, превосходящее по своим масштабам что-либо уже занесенное в анналы истории. Лишившись внезапно иллюзорного и убаюкивающего чувства собственной безопасности, которое сменило ощущение нависшей над миром угрозы, народы замерли, объятые ужасом. Все выглядит так, как если бы в недрах земли пробудились дремавшие ранее гигантские силы и началось массовое смещение геологических пластов, угрожающее всему земному шару.

Никогда ранее не сходились на полях сражений такие огромные армии, использующие столь страшные средства разрушения, никогда еще столь многое не зависело от победы в войне. Уже сейчас убытки исчисляются десятками миллиардов долларов, более трех миллионов человек убито и искалечено, и, по крайней мере, каждый десятый из уцелевших стал неврастеником, что неизбежно омрачит оставшиеся дни, отведенные этим несчастным, а также печально отразится на следующих поколениях. Но не только эти несчетные страдальцы, но и весь терзаемый тревогой мир вопрошает, как долго еще будет продолжаться эта ужасная, кощунственная бойня.

Война в сущности - это проявление той энергии, которая своей силой вызывает ускорение и замедление движения народных масс. Между тем непреложная истина заключается в том, что время, необходимое для придания определенной скорости и движущей силы, пропорционально массе. Этот закон точно так же действует и в случае погашения скорости и движущей силы противодействующей движению силой. Проще говоря, это означает, что длительность вооруженного конфликта теоретически пропорциональна размерам армий или численности сражающихся.

Предполагается, что ресурсы сторон достаточны и все прочие условия равны. Кроме того, применяя дедуктивный метод к войнам прошлого, следует учитывать ряд факторов, а все количественные показатели необходимо оценивать максимально точно на основе статистических и других данных. Допуская, что в происходящую сейчас борьбу вовлечено, как это представляется, 12 000 000 человек, и сопоставляя эту цифру с данными по некоторым недавним войнам, получаем следующие результаты:

Войны.

Количество сражающихся.

Продолжительность лет месяцев.

Примечания.

Гражданская война 4 600 000 4 Затянулась из-за больших расстояний, слабых путей сообщения, средств связи и малоэффективного оружия.

Текущая война 12 000000 10.

Франко-Прусская война 13 Не вполне современная материальная часть.

Текущая война 12000000 7 6.

Русско-Японская 1 6 Затянулась из-за больших расстояний, слабых путей сообщения, средств связи и характера военных действий.

Текущая война 12 000000 8.

Первая Балканская война 6 Во всех отношениях современная война.

Текущая война 12000000 5.

Средняя гипотетическая война 2 425 000 1 9 Продолжительность подвержена воздействию различных факторов.

Текущая война 12000000 8 6.

В этой таблице приводились бы более короткие и приемлемые сроки военных действий, если бы: приведенные в ней данные были бы скорректированы с учетом появления новых средств связи и транспортировки, возрастания разрушительной мощи вооружений и принимая во внимание действие иных факторов, усиливающих скорость, с которой происходит поступление рассматриваемой энергии, то есть ускоряющих приближение конца войны. Самый оптимальный вывод, полученный из анализа наиболее современной по уровню ведения войны - Балканской, определенно указывает: война, идущая сейчас, должна продлиться пять лет. Хотя данные расчеты весьма приблизительны, их вполне достаточно для того, чтобы стало ясно: если исключить какой-либо экстраординарнарный вариант в развитии событий - эта война будет долгой.

На самом деле с чисто научной точки зрения конфликт такого большого масштаба может прекратиться лишь вследствие истощения ресурсов.

Огромная протяженность линии фронта, обусловленная количеством участвующих в боевых действиях, невозможность нанесения одного решающего удара также говорят в поддержку данной теории.

Также весьма важно рассмотреть в этой связи и то, как значительно сместились и испрямились первоначальные линии фронта, определенные заблаговременно стратегией, постепенно переместились и распрямились, при этом воюющие скопления стали в конце концов входить в боевое соприкосновение на рубежах, определенных законами природы, а также грубой силой военного происхождения - наступлением и обороной.

Вероятность такого прекращения боевых действий увеличивает и тот факт, что они распространяются, охватывая огромную территорию, делая чрезвычайно затруднительным снабжение всем необходимым некоторых регионов, затронутых войной.

Допуская, что данная теория верна, мы имеем право ожидать следующее. Если условия останутся неизменными, вооруженная борьба продлится более или менее в соответствии с тем, какие формы может принять истощение сторон. Недостаток продовольствия, износ и нехватка материальной части, дефицит металлов, химических препаратов и боеприпасов, свободных денежных средств, снижение количества подготовленных людских пополнений, а также существенные масштабы апатии, охватывающей общество, - это некоторые из тех компонентов, которые следует принимать во внимание, поскольку любой из них может стать фактором, вызвавшим преждевременное окончание военных действий. Тот факт, что идущая сейчас война не может продолжаться дальше с такой же интенсивностью, легко доказуем.

Ежедневные расходы на военные действия составляют более сорока миллионов долларов, и, исходя из учтенных на сегодня потерь, каждый день в боях гибнут и оказываются выведенными из строя в среднем двадцать пять тысяч мужчин. Сохранение подобных темпов хотя бы в течение следующих четырех месяцев активных боевых операций приведет к расходованию пяти миллиардов долларов и к гибели трех миллионов людей. Явно, все это является чрезмерно тяжким дополнительным бременем, чтобы вынести еще и его, поскольку, если материальных и людских ресурсов на ведение войны может хватить, деньги точно окажутся в дефиците. Отсюда можно с уверенностью заключить: мир будет восстановлен до следующей зимы, если только вдруг не возобладает возможность или скорее вероятность образования тупиковой ситуации - мертвой хватки, подобной клинчу в боксе. Это оказалось бы самым величайшим бедствием, поскольку при таком повороте, в свете реальных событий: страданий и ожесточения народов, вовлеченных в эту войну, - она не сможет не затянуться на годы.

Пророчествование - неблагодарная стезя, но научное прогнозирование - это весьма похвальное усилие, польза от которого была бы гораздо больше, если бы человеческой натуре не было столь свойственно не принимать во внимание данные ей советы и уроки. Между тем, тщательно изучив ситуацию, эксперт может с большой уверенностью предсказать определенные события. У этой войны имеется только три возможных исхода: первый - полный крах Австро-Венгрии; второй - завоевание Англии Германией; истощение и поражение Германии.

Крах Австро-Венгрии неизбежен и должен наступить в ближайшие месяцы. Эта держава может выйти из-под влияния Германии и сепаратно запросить мира, но вряд ли она в состоянии предложить союзникам что-нибудь приемлемое взамен. Более вероятно, что ее престарелый император устанет от жизни и, признав несправедливость дела Австро-Венгрии, отречется от трона и будет рекомендовать раздел государства.

Такой поворот может оказаться не столь уж нежелательным для испытывающей большие трудности Германии, поскольку он откроет дорогу к заключению мира на условиях, которые не будут для нее унизительны и компенсируют ей вероятную потерю Эльзаса, Лотарингии и Восточной Пруссии.

Дуалистической австро-венгерской монархии десятилетиями удавалось поддерживать свое существование каким-то чудом. Она давным-давно бы распалась, если бы не упорная верность венгерских магнатов своему обещанию, данному Марии-Терезии, и если бы не огромная популярность правящей династии, существующая во многом благодаря сочувствию ее подданных всех национальностей, вызванному тем множеством необычных несчастий, которые пали на дом Габсбургов. Общепризнанно, что противоестественное существование этого феодального государства являлось постоянной угрозой миру в Европе и оказалось главной причиной теперешнего бедствия. Раздел территории Австро-Венгрии по расовым границам принесет удовлетворение всем воюющим нациям европейского континента.

Это обязательно произойдет. Данный процесс столь же естественен и неизбежен, как падение перезревшего плода с яблони.

Что касается второго варианта завершения войны, то делать надежные предсказания на этот счет пока еще рано, и прежде чем сделать окончательный вывод, необходимо подождать дальнейшего развития событий. Многое указывает на то, что Германия со всей ее энергией быстро готовится к вторжению в Англию. Возможно, ее операции на востоке и западе служат цели - скрыть такую подготовку. Напряженность в отношениях между двумя странами очень высока, причина конфликта крайне специфична, а его мирное разрешение затруднено в такой степени, что оно почти невозможно.

Третий из упомянутых выше возможных исходов означал весьма затяжную войну. Германия не способна проломить стальную стену обороны во Франции и в Бельгии, ее отдельные победы в Польше не произвели должного впечатления на народные массы России. Мало-помалу ей придется перейти к обороне, взвалить на плечи тяжелейшее бремя, в результате чего она первой сложит оружие - так считают финансисты и статистики.

Однако когда имеешь дело с таким народом: умным, трудолюбивым, изобретательным, крепко спаянным - делать подобные прогнозы рискованно. Немцы совершенно точно способны «из одного стебля травы вырастить на том же поле два»{1}. Именно поэтому, а также благодаря их превосходной военной организации существует опасность превращения этого военного конфликта в затяжной. Одной этой перспективы достаточно, чтобы она стала причиной серьезнейших опасений в умах провидцев и вывела на первое место среди их размышлений заботу - как предотвратить этот паралич прогресса и остановить ужасающую кровавую бойню. Осуществимо ли это?

В рядах всех тех, кто прямо вовлечен в этот конфликт, существует мрачное стремление довести борьбу до ее ужасного конца. Оно основано на мнении, согласно которому преждевременное наступление мира, оставляющее нерешенными все жизненно важные вопросы, будет означать лишь продолжение существования пагубного режима и повторение порожденных им зол. Для того чтобы остановить этот конфликт, требуется привести новый неопровержимый аргумент. Ситуация отчаянная, но надежда есть.

Надежда кроется в области науки, научных открытий и изобретений.

Порожденная наукой современная техника несет ответственность за творящееся сейчас бедствие.

Наука же сама и уничтожит того чудовищного Франкенштейна, которого она создала. Рассказывают, что сотни лет тому назад хитроумное изобретение.

Архимеда решило судьбу сражения и остановило большую войну. Эта история, неважно, миф она или факт, способна стать вдохновляющим уроком. В данный момент психологически нам необходимо подобное открытие. Новая сила, новый фактор, демонстрация любыми средствами, старыми или новыми, но главное - внезапная и неожиданная, способная просветить, привести в себя воюющие стороны и представить неопровержимое доказательство глупости и бесполезности дальнейшего продолжения жестокой битвы.

Такая идея, которой я сам посвятил годы труда, теперь овладела умами ученых и экспертов по всему миру. Тысячи изобретателей, воодушевленные представившейся им уникальной возможностью, заняты разработкой какого-либо способа или устройства, способного реализовать этот замысел. Во Франции.

России и особенно в Германии среди электротехников, химиков, инженеров развернулась лихорадочная деятельность. Никто не может сказать, что именно породит гений этих наций, но не будет преувеличением утверждать, что результаты поисков будут таковы, что, материализовавшись, они повлияют на исход и продолжительность битвы.

Именно поэтому такое значение придается расплывчатым сообщениям прессы о загадочных экспериментах с цеппелинами, о лучах, вызывающих взрывы, и невероятных по мощи бомбах. Хотя подобные материалы из колонок новостей и нельзя воспринимать как достоверные, они все же отражают собой множество имеющихся сенсационных возможностей. В производстве и применении новых средств ведения войны первенство следует отдать.

Германии, не только благодаря ее превосходному промышленному оборудованию и отличной подготовке специалистов, но еще и потому, что в ее трудном сегодняшнем положении это стало для нее жестокой необходимостью, вопросом жизни и смерти.

Неясные и зачастую противоречивые сводки о ежедневных событиях, получаемые из различных источников, затрудняют формирование четкого представления о подлинном состоянии дел, но, несмотря на жесткую цензуру, основные факты постепенно становятся очевидными. Один из них состоит о том, что немцы оказались единственной нацией, подготовившейся к войне.

Даже французы, которые хвастали своей подготовленностью, были не в состоянии провести вовремя мобилизацию. Вторжение русских в Восточную Пруссию было отважным ударом, нанесенным с одной целью - отвлечь на себя неприятеля и ослабить давление на Францию, ударом, достигшим своей цели, но очень дорого им стоившим. Что же касается самодовольных британцев, то они в тот момент спали крепким сном. Однако что бы ни говорилось относительно Великобритании, ее полная неподготовленность к войне, а также та огромная опасность, которой она подвергла себя, предъявив ультиматум Германии, способны стать убедительным доказательством того, что она не хотела вступать в этот конфликт.

Еще один факт, в равной степени очевидный, состоит в том, что Германия, не довольствующаяся возможностью одержать пусть убедительную, но все же частичную победу, намерена в короткий срок разгромить всех членов Антанты. Ее план: продиктовать свои условия мира сначала в Париже, затем в Петрограде и, наконец, в Лондоне, - был принят не вследствие военной необходимости, а как продуманная программа, основанная на абсолютной уверенности в сокрушительной мощи ее оружия. Однако она не думала останавливаться на этом. Цель Германии лежала гораздо выше - она не желала ничего иного, кроме властвования над всеми нациями.

Теперь это откровенно признается многими ее руководителями. Для большинства из нас эта затея представляется ошеломляющей по своей дерзости и размаху, тем более что ее намереваются осуществить силой. Но было бы ошибкой обвинять немцев в самонадеянности и высокомерии. Они убеждены в собственном превосходстве, и следует признать, что в какой-то мере этой их попытке может быть найдено оправдание.

Уже неоднократно вставал вопрос, в каком направлении пойдет наше дальнейшее развитие - в сторону искусств и всего прекрасного или по дороге науки и пользы. Неизбежный вывод однозначен: искусство должно быть принесено в жертву науке.

А если это так, то рациональные немцы являют собой наиболее точный пример человечества будущего. Славяне, которые сейчас на подъеме, в свое время также увлекут за собой всех остальных и придадут свежий импульс созидательным и духовным усилиям человечества, но и им придется сконцентрироваться на насущном и утилитарном. Конечным результатом этого станет мир рабочих пчел.

План Германии оказался сорван. Хотя эта страна все еще не побеждена, ее военная кампания провалилась. Делается немало заявлений с целью объяснить внезапную, как по волшебству, остановку ее победоносных армий у самых ворот Парижа, но высказанные мнения носят спекулятивный характер и не имеют ничего общего с подлинными материальными причинами. И их можно вкратце разъяснить.

Германская военная машина представляет собой плод усилий по превращению сборища произвольно соединенных, темпераментных и сомнительных элементов в компактную и невозмутимую массу, передвигающуюся с точностью хронометра по команде, подобно машине, бесстрастной и безразличной к опасности и смерти, действующей в бою как на параде. Данная концепция имеет глубоко научную основу. В каждом человеке борются храбрость и страх, но первое чувство преобладает. Это очевидно, поскольку сама жизнь или существование представляют собой борьбу, преисполненную опасностей и страданий, которые должно встречать решительно и стойко. Страх приходит от осознания враждебности окружающей среды и усиливается чувством одиночества.

Когда множество людей оказываются рядом друг с другом, то это дружественное окружение и чувство единения дают заметный массовый психологический эффект, успокаивающий нервы и подавляющий врожденный страх и мрачные предчувствия. С другой стороны, часто повторяющаяся и жесткая многолетняя муштра, помимо вырабатывания точности и синхронности движений, явно оказывает еще и гипнотическое воздействие, которое еще более подавляет как личную инициативу, так и неуверенность. В результате этого формируется сильная и жизнеспособная структура, которая перемещается и действует как единый механизм, не имеющий свойственных человеку сбоев и недостатков, способный на максимальную отдачу благодаря умело организованному и одновременному выполнению отдельных действий.

Таков страшный механизм, созданный Германией для защиты своей культуры и завоевания всего мира, - бесчувственная машина, дьявольское изобретение, служащее осуществляемому на научной основе безжалостному и тотальному разрушению. Ни о чем подобном прежде и не помышляли. Считается, что это изобретение демонстрирует высочайшую эффективность, однако в этом отношении признания не заслуживают ни оно само, ни тем более немцы. В действительности же, если рассматривать эту современную военную машину как преобразователь энергии, становится видно, что она варварски расточительна.

Она не только требует непомерных затрат денежных средств и огромных усилий по ее обслуживанию в периоды бездействия. В ее основе лежит фундаментальная ошибка, которую игнорируют военные теоретики: а именно, условия, определяющие ее функционирование и, следовательно, ее эффективность, в основном, если не полностью, контролируются противником. В действительности непонимание именно этой истины привело к провалу под Парижем.

Первая из двух основных причин неудачи Германии кроется в замечательной оборонительной тактике французов, которые отказались выбирать позицию для решающего сражения и вступать там в бой, тем самым помешав германской военной машине развернуться в полную мощь и вынудив ее действовать вполсилы. Вторая, даже более важная причина стала результатом чрезмерной спешки немцев, слишком сильно разогнавших свою военную машину и тем самым значительно увеличив потери и не получив того адекватного выигрыша, который дало бы более продуманное ее использование. Запланируй они более продолжительные сроки, которые, как это показало дальнейшее развитие событий, немцы вполне могли себе позволить, и у них было бы больше сил в запасе, и их задача, по всей вероятности, была бы успешно выполнена.

Среди фактов, ставших известными теперь, более всего поражает то, что в ходе военной кампании Германией был допущен ряд вопиющих промахов в сфере дипломатических отношений. Эти ошибки сейчас уже столь очевидны, что никакие заявления в прессе не в состоянии их скрыть. К такому открытию мир оказался готов менее всего, и оно ясно показывает, что немецкая эрудиция и технические навыки были достигнуты за счет утраты интуиции, такта и здравомыслия.

Каким просчетом оказалось нарушение нейтралитета Бельгии, какой ошибкой было ожидать того, что Англия стерпится с этим вторжением, настолько угрожающим ее существованию, что Италия принесет в жертву свой флот и торговлю, чтобы угодить Тройственному союзу! У немцев были отличные пушки, делающие бесполезными фортификационные сооружения, однако, напав на Францию, вместо кратчайшего пути они избрали окольный, через Бельгию, тем самым теряя время и, кроме того, навлекая на себя новые опасности и осложнения. Десятки тысяч людей были отправлены на верную смерть, когда их в тесных порядках бросали в атаку на форты, в то время как нескольких залпов из тех самых пушек было бы достаточно для того, чтобы сровнять их с землей.

Войска были переброшены из Франции в менее значимые пункты в тот самый момент, когда их присутствие предвещало несомненную победу. Немцы могли бы двинуться на Варшаву и Петроград, прежде чем их противник смог бы оказать им действенное сопротивление, и все же они задерживались с вторжением до того, пока русские не поставили под ружье свои миллионы. Они могли бы без больших усилий взять Дюнкерк и Кале, тем самым избежав ужасных потерь, которые обязательно повлечет за собой выполнение данной задачи теперь, если это вообще осуществимо. Сейчас они, опрометчиво рискуя, продвигаются далеко в глубь русской территории, где им противостоят превосходящие их по численности силы, и делают все это в то время года, когда снежные бури могут перерезать коммуникации, оставив все их войска на милость неприятеля.

Какое объяснение может быть дано этим и другим непонятным ошибкам, совершаемым нацией, для которой бережливость является религией, которая, по общему признанию, первой добивается успеха самыми высоконаучными способами, продвигаясь к нему по пути наименьшего сопротивления? Тут может быть названа лишь одна причина, та, что вызвала падение многих империй! Это - самоуверенность и высокомерное пренебрежение по отношению к соперникам.

Германия начала войну со слепой верой в силу наступления, которому нет преград. Но она выяснила после ужасающего принесения в жертву человеческих жизней, и что Франция может быть сильной и без Наполеона, что права и свободолюбивых наций, таких, как бельгийцы и сербы, нельзя попирать безнаказанно, что Россия более не неуклюжий и беспомощный северный зверь. В конце концов Германия признала то, что ей должно было быть ясно изначально, что самый опасный ее враг - это Англия.

Германия была бы в состоянии выдержать натиск армий ее на противников на континенте, но это будет невозможным, когда Великобритания отрежет ее от моря и приступит к медленному удушению.

Победа Германии над странами Антанты на западе, если она вообще достижима, опасно ослабила бы ее, поскольку на востоке с каждым часом положение немцев становится все более безнадежным. Германия теряет десять тысяч человек и тратит семьдесят пять миллионов марок в день. Ее жизненная сила быстро иссякает, и в конечном счете она должна проиграть. Единственный способ выиграть - это разгромить Англию. Сделав это, Германия освободится от смертельной хватки на своем горле и восторжествует над всеми своими врагами.

Сейчас весь Фатерлянд оказался охвачен этой идеей и начал с невиданной до этого энергией новую военную кампанию. Если бы к ее осуществлению приступили на четыре месяца раньше, эта кампания могла бы покончить с войной до того, как она набрала обороты. Германия вступает в эту смертельную схватку, но не с хладнокровной осмотрительностью военной державы, а с пылкой решимостью нации, воодушевленной лишь одним этим желанием - разгромить Англию. И ее успех зависит не только от генералов, но и от физиков, инженеров, изобретателей, химиков и рабочих, а также от тех, кто добровольно согласится пожертвовать собой во имя победы.

Вероятно, Германия будет совершать рейды и ложные атаки, чтобы заманить противника в западню, но у нее нет ни малейшего намерения сойтись с британским флотом в открытом бою. Что она собирается предпринять, так это уничтожить его с помощью дьявольских средств и изобретений, не потеряв при этом ни одного своего корабля. И если только Англия немедленно не пробудится от сна перед лицом данной смертельной опасности и не подготовится к схватке, в которой вражеской науке будет противостоять своя наука, немецкому мастерству - британское, а чужой жертвенности - собственная, то уже ближайшие месяцы станут решающими для того, сохранит ли она за собой титул владычицы морей. Тот факт, что законы, принятые в Гааге, оказались не в состоянии предотвратить использование адских устройств, уже был продемонстрирован. Есть два вида международных соглашений. Их можно классифицировать с помощью двух лозунгов, а именно: «Пока мы едины, мы непобедимы» и «Все зависит от обстоятельств». Гаагские конвенции относятся ко второму типу.

Тем, кто готов отмахнуться от сделанных выше предположений, как от в высшей степени неправдоподобных, если не абсурдных, следует иметь в виду, что речь идет о великой нации, лидирующей в сфере технических достижений, которая ведет борьбу за свое существование. К тому же изобретения уже породили средства, с помощью которых подобное уничтожение флота вполне осуществимо, а в научных исследованиях последних лет проступают черты новых средств разрушения. Вопрос, ответ на который интересует сейчас каждого, заключается в следующем: какие методы и изобретения способна применить Германия для осуществления своего хитроумного плана и как можно противостоять ее усилиям и сорвать этот замысел?

Для нападения на Англию у Германии имеются четыре пути. Первый - высадка мощными силами, невзирая на британский флот; второй - столкновение с британским флотом в открытом бою; третий - последовательное уничтожение и ослабление флота, но не с помощью артиллерии, а иными устройствами; и четвертый - атаки с воздуха целей на суше и на море.

В истории есть множество примеров дерзких завоеваний. Возможно, нам предстоит стать свидетелями самого удивительного из всех. Британские острова завоевывались и раньше, но это происходило во времена холодного оружия. С тех пор средства обороны достигли высокой степени совершенства, однако это в большой мере уравновешивается соответственно возросшей мощью средств наступления. И все же этот план, хотя он и трудноосуществим, вполне возможен.

Впрочем, стратегия не сможет играть скольконибудь значимой роли в осуществлении этого плана. Это то же, что и переход Ганнибала через Альпы, здесь та же проблема - преодоление естественных препятствий. Высадку можно осуществить лишь на небольшой части береговой линии Англии, и весьма вероятно, что многие из этих мест должны быть хорошо укреплены и охраняемы. Если немцы задумают осуществить вторжение, оно будет молниеносным.

Они предпримут его средь бела дня и в их излюбленной манере ломиться напролом, не считаясь с потерями. Эти отчаянные попытки захватить побережье будут явно указывать на то, каково их намерение.

Многие специалисты придерживаются мнения, что до тех пор, пока существует британский флот, превосходящий всех по силе, об операции такого рода не может быть и речи, но это ошибка. Без сомнения, немцы в состоянии создать для себя в проливе оперативную зону, защищенную с флангов непроходимыми минными полями и подводными лодками.

Более того, овладение Кале, хотя это и дало бы им огромное преимущество, не является здесь абсолютно необходимым условием.

Каким бы ни был данный план, это будет произведение инженерного искусства, разработанное во всех деталях с немецкой скрупулезностью. Именно поэтому не должно быть никакого доверия тем малоубедительным планам вторжения, которые уже были опубликованы в некоторых газетах. Пока еще не было обнародовано ни одного правдоподобного плана, но я думаю, что прав в своих догадках, когда говорю, что немцы планируют использовать специально для этого сконструированные плавучие крепости, которые будут изготовлены в виде отдельных сборных секций, транспортируемых по железной дороге к местам сборки по частям.

Их сделают практически неуязвимыми для торпедных и артиллерийских атак и вооружат артиллерийскими орудиями большой дальности и разрушительной силы, сконструированными исключительно для одной этой цели. Под прикрытием этих крепостей, которые сметут с побережья все до основания, должна будет осуществлена высадка основных сил и артиллерии, в то время как отдельные подразделения пехоты перебросят на острова по воздуху, причем последняя операция будет проведена под покровом ночи. Британцам, не подготовленным в достаточной степени к вторжению, с их орудиями меньшего, чем у противника, калибра, будет нелегко отражать такую попытку.

Отнюдь не безосновательно и то мнение, согласно которому немцы могут решиться пойти на крупномасштабное морское сражение. У них меньше кораблей, но в большинстве своем это суда совершенно нового типа, и, вне всяких сомнений, все они находятся в полном порядке. Все донесения сходятся в том, что их орудия превосходят британские как по дальнобойности, так и по сроку службы. Немцы - признанные мастера в производстве и обработке жаропрочных материалов, и многие технические отрасли в других странах полностью зависят от этой их продукции. Если к данному преимуществу мы добавим возможности, предоставляемые минами, торпедами, подводными лодками, цеппелинами и другими средствами уничтожения, а также искусный маневр и элемент неожиданности, то количественное отставание немецкого флота отступает по своей важности на второй план.

Удивительного подвига маленькой немецкой подлодки, которая потопила четыре британских крейсера и ушла неповрежденной, оказалось вполне достаточно для того, чтобы заключить: судьба предстоящего поединка двух стран будет решаться не одними лишь пушками и броней, которые до сих пор считались важнейшими факторами в борьбе на море. Однако полностью раскрыть свои возможности судам этого типа еще только предстоит.

Германии свойственно превосходить другие государства. Большинство изобретений, созданных в других странах, были улучшены немцами. Но суть не только в этом, они работают так, чтобы произвести впечатление на других, понимая, что удивить - значит поразить, поразить - значит победить. Весьма вероятно, что они разработали новые устройства и для подводных лодок, а возможно, решили и стоящую сейчас перед ними специфическую проблему, как уничтожать линейные корабли в охраняемых гаванях.

Это можно осуществить с помощью небольших судов упрощенной конструкции, которые будут, в сущности, не чем иным, как торпедами с экипажем из одного или двух операторов-добровольцев. Водоизмещение не должно превышать пяти тонн, так что два или три судна, если не больше, можно спустить на воду из цеппелина в подходящих пунктах ночью.

Такие аппараты, управляемые решительными людьми, будут представлять собой новую грозу морей, от которой трудно уберечься.

Британцам вообще будет очень трудно эффективно бороться с угрозой со стороны подводных лодок.

Против дирижабля или аэроплана можно вести бой на таких же летательных аппаратах, но использование аналогичного решения под водой непрактично, здесь придется создавать специально предназначенное для этого судно. Линейные корабли могли бы отражать атаки подводных лодок с помощью малокалиберной артиллерии снарядами, содержащими высокобризантное взрывчатое вещество, дающее мощную ударную волну. Также могут использоваться малые морские мины, сконструированные так, чтобы удерживаться на плаву на определенной глубине и взрываться при контакте с целью. Они не причиняли бы вреда крупному надводному судну, но своим взрывом выдавали бы местонахождение подводной лодки и повреждали бы ее чувствительные механизмы, которые легко выводятся из строя.

Из числа наиболее ценных средств ведения войны, имеющихся в арсенале немцев, следующим после артиллерийских орудий является дирижабль-цеппелин, по крайней мере они сами так считают. При его разработке пришлось преодолеть множество трудностей. Был усовершенствован процесс производства дешевого чистого водорода, получен удивительно прочный и легкий сплав, сконструированы необходимые высокоэкономичные двигатели, а также был успешно решен и ряд других технических проблем. И хотя в этой разработке и не было проявлено большой оригинальности, она стала заметным достижением, добиться которого можно было лишь в Германии. О цеппелине было сказано уже много как в восторженном, так и в пренебрежительном тоне. Поэтому, прежде чем выразить мнение относительно его достоинств, необходимо отделить зерна от плевел.

Недавно было сделано заявление об открытии нового невоспламеняемого газа, с использованием которого грузоподъемность дирижабля возрастает в два с половиной раза. Столь смелое заявление базируется исключительно на предположении о том, что в природе должен существовать газ, имеющий атомный вес 04. Существовать же он должен согласно разработанной великим русским ученым Менделеевым Периодической системе химических элементов, ставшей верным проводником ученых на путях 34 химических исследований. В какой-то мере его присутствие было выявлено в солнечной короне (отсюда произошло и его название - короний{2}), а также в северном сиянии, и в этом случае, указывая на его земное происхождение, этот газ называют геокоронием.

Для оценки возможностей Германии по использованию ее воздушного флота требуется точно предугадать, каковы его размеры. До объявления войны она располагала тридцатью шестью дирижаблями различных размеров, а имевшаяся в наличии производственная база позволяла выпускать ежемесячно от восьми до десяти подобных летательных аппаратов. Однако вследствие военных нужд этот показатель мог значительно возрасти.

Дирижабли уже прошли экспериментальную стадию, и теперь их выпуск - это только производственный вопрос. В свете данной ситуации не будет неожиданностью, если выяснится, что к настоящему времени их уже изготовлено около ста или более того. При производстве в таких количествах стоимость каждого из дирижаблей не будет превышать 125 000 долларов, а это означает, что расходы на изготовление ста таких летательных аппаратов могут быть равны стоимости лишь одного дредноута.

До сего времени грузоподъемность дирижаблей определялась исходя из веса его пассажиров, однако при использовании дирижаблей в военных целях ее можно было бы значительно увеличить, а у новейших моделей воздушных судов данного класса она сможет достичь двадцати тонн. Такой дирижабль мог бы транспортировать 200 солдат с полным снаряжением, а флотилия из 100 подобных судов могла бы осуществить операцию по одновременной высадке 20 000 солдат.

Но еще более впечатляющими выглядят возможности дирижаблей причинять вред при помощи взрывчатых веществ, тем более что этот урон может быт нанесен без риска для них. Оснащенный надлежащим оборудованием, цеппелин может в полной для себя безопасности, паря в воздухе на большой высоте и в абсолютной темноте, точно находить цель для удара, используя для этого сигналы двух радиостанций, и раз за разом сбрасывать вниз многотонный груз мощной взрывчатки на основе пикриновой кислоты.

Некоторые эксперты уже отозвались в пренебрежительной манере относительно разрушительного эффекта такой акции. Однако хорошо известно, что взрыв трех тонн динамита вызывает землетрясение, ощутимое на расстоянии тридцати миль. А если в центр большого города было бы сброшено десять тонн пластичного{3} взрывчатого вещества, то это привело бы к гибели тысяч людей и к уничтожению имущества на сотни миллионов. Допустим, что флотилия из ста таких воздушных судов пролетела бы ночью над Англией, сбросив 100 000 двадцатифунтовых бомб. Кто сможет оценить разрушения и ту деморализацию, которые стали бы результатом этого удара?

В начале войны в прессе появилось сообщение, что немцы разработали снаряды, начиненные край- не опасными ядовитыми газами. Вскоре после этого было объявлено, что во Франции получено новое изу- мительное по силе взрывчатое вещество, названное тюрпенит. Эти сообщения имели определенный вес, поскольку самое первое исходило из военных кругов, а также потому, что авторство этого открытия припи- сывалось Эжену Тюрпену, талантливому и плодови- тому изобретателю новых химических веществ{4}.

Идея использования бомб, начиненных отрав- ляющими или вызывающими удушье веществами, появилась давно. В авторитетных источниках сообщалось, что они действительно применялись против войск версальцев во время второй осады Парижа{5}, однако единственным результатом этого стала гибель заряжавшего их специалиста. Существует естественное и имеющее глубокие корни предубеждение против применения отравляющих веществ в боевых действиях, и многие из тех, кто терпимо относится к применению современных способов истребления людей, не согласились бы на их использование. И это при том, что множество из известных ядовитых веществ вызывают менее мучительную и не обезображивающую покойников смерть.

В отсутствие служащих убедительным доказательством фактов я попытаюсь в нескольких словах показать, в какой огромной степени может быть увеличена эффективность вышеупомянутых средств.

Для начала представьте крупнокалиберный артиллерийский снаряд, который при ударе о землю выпускает ядовитый газ, имеющий плотность, равную атмосферной, и распространяющийся в форме полусферы. При этом пусть радиус эффективного действия данного газа будет равен, скажем, 1 000 футов.

Теперь вообразите, что содержимое такого снаряда разделят на миллион частей, получив тем самым множество малокалиберных снарядов, которыми можно будет накрыть большую площадь. И хотя общий объем выпускаемого при этом ядовитого газа будет тем же, а радиус действия каждого отдельно взятого небольшого снаряда составит всего десять футов, их совокупное поражающее действие окажется в 100 раз сильнее (а фактически даже более мощным], чем у одного крупного снаряда, поскольку распространение газа не будет одинаковым. Отсюда становится очевидным, что весь секрет здесь состоит в применении в больших количествах снарядов чрезвычайно малых калибров.

Аналогичные размышления позволяют заключить: использование в патронах вольфрамовых пуль, обработанных кураре или подобным ядом, вызывающим паралич сердца или двигательных функций, приведет к тому, что характер ведения боевых действий станет более гуманным и несравнимо более эффективным, чем существующий сегодня. Применение же отравляющих и удушающих веществ тяжелее воздуха способно привести к полному перевороту в 38 методах ведения наступления. Это можно проиллюстрировать на следующем примере.

Предположим, что десять тонн подобного сжиженного газа оказывается сброшено на поле боя с воздушного судна. После своего испарения газ образует над поверхностью земли накрывающее ее слоем облако, при этом высота, на которой будет сохраняться действие газа, может предположительно составлять десять футов. Если десять кубических футов газа весят один фунт, тогда десять тонн дадут 200 000 кубических футов газа, который может быть разбавлен в той или иной пропорции в зависимости от характера его отравляющего действия. Допустим, что он не более ядовит, чем угарный газ, который убивает, если его содержание в атмосфере составляет ноль целых пять десятых одного процента. Это означает, что, имея такой газ в объеме в 40 000 000 кубических футов, им можно будет накрыть, сохраняя при этом его действие, слоем высотой в десять футов площадь, равную 4 000 000 квадратным футам, или приблизительно 100 акрам.

В густонаселенном городе, принимая во внимание имеющиеся в нем постройки и другие объекты, зона поражения может быть очень обширной.

Применение даже угарного газа станет весьма опасным оружием, однако, если таким образом использовать газ, равный по смертоносному воздействию синильной кислоте, аконитину либо самому сильнодействующему из известных ядов - псевдоаконитину, то в этом случае зона разрушения оказалась бы в сто раз больше. Отсюда становится ясно, что тот самый ученый-химик, который во многом несет ответственность за эту войну, в перспективе может также и найти средства, которые быстро приведут к ее прекращению.

Телемеханика - это термин, который предложили для определения беспроводного управления агрегатами, а также поступательными перемещениями самодвижущегося автомата. Пятнадцать лет тому назад я продемонстрировал работу первых устройств данной отрасли, и результаты были встречены с таким интересом, который ранее вызывали лишь немногие изобретения. Мои опыты были повторены в Германии и в других странах, однако в силу того, что там использовались волны Герца и неудачные электросхемы, создалось общее впечатление, что дистанционное управление устройством на столь большом расстоянии не было вполне надежным.

В дополнение был выдвинут следующий аргумент: даже если такое дистанционное управление было бы надежным, для выполнения опасных миссий всегда можно найти людей-добровольцев, готовых на самопожертвование, более надежных, чем неодушевленные машины, в силу той рассудительности и сообразительности людей, которой у машин нет. Это мнение разделяют те, кто сейчас выступает за применение пилотируемых воздушных торпед{6}, однако нет ничего более ошибочного. Беспилотный аппарат, управляемый соответствующим радиоустройством, как средство нападения во всех отношениях превосходит пилотируемый.

Сейчас в Германии производят крупнокалиберные орудия, столь дорогостоящие и с таким малым ресурсом ствола, что даже один выстрел из них стоит целое состояние. Между тем за сумму заметно ниже стоимости такого выстрела можно было бы произвести дистанционно управляемую воздушную торпеду более дальнего радиуса действия и большей разрушительной силы, которая всегда будет поражать намеченную цель и навсегда избавит от необходимости существования артиллерийского орудия.

Данный новый принцип также может быть применен в отношении подводной лодки, и в особенности в сочетании с идеей управления ими с большой высоты - все это даст самое совершенное средство береговой обороны из тех, что уже были изобретены.

Но полностью его возможности будут оценены лишь тогда, когда повсеместным станет использование электрических волн определенной длины, с которой резонирует Земля. Тогда станет реальностью отправление в любую желаемую точку на карте на расстояние в сотни миль беспилотного аппарата (катера или дирижабля{7}), который сможет получить потенциальную энергию в том месте, где она потребуется.

Очень многие из сегодняшних средств и способов ведения войны тогда окажутся устаревшими. Весьма вероятно, что если эта война затянется, то это открытие докажет свою важность. Недавние сообщения газет указывают на то, что в Германии проводятся эксперименты с дистанционно управляемыми воздушными торпедами, выпускаемыми с дирижаблей.

Одним из полезных последствий происходящего страшного потрясения будет длительный период мира. Таково естественное следствие закона равенства действия и противодействия. Но для текущей фазы развития человечества в порядке вещей остаются все еще случающиеся общественные потрясения. Возможно, впереди предстоит еще более великая схватка - на этот раз между двумя объединенными восточной и западной расами.

До тех пор пока будут существовать различные национальности, будет жить и патриотизм. Это чувство должно быть искоренено из наших сердец прежде, чем может быть установлен вечный мир. Его место должна занять любовь к природе и к науке. Познание и открытие - это те великие силы, которые поведут нас к достижению этой цели.

Здесь я всего лишь дал знать об изобретении, которое покажет инженерам-электрикам, как получать электрическую энергию огромного напряжения и мощи. С его помощью будет достигнуто немало замечательных результатов. Голос и изображение человека будут передаваться по всему земному шару без использования проводов, энергия будет передаваться через космическое пространство, океанские просторы станут безопасными для судоходства, улучшится транспорт, по желанию будет вызываться дождь, и, возможно, будет высвобождена неисчерпаемая атомная энергия.

В будущем такого рода достижения устранят физические причины войны, главная из которых - необозримость пространств этой планеты. Постепенное сокращение расстояний сделает более тесным взаимодействие людей и внесет гармонию в их взгляды и устремления. Укрощение сил природы уничтожит нищету и нужду и даст средства, достаточные для безопасного и удобного существования.

Однако для окончательного триумфа человеческого разума будет недоставать еще одного свершения.

Необходимо найти способ восприятия человеческой мысли и тем самым сделать осуществимым точное приведение к общему эквиваленту всех форм человеческих усилий. Эта задача разрешима.

Последствия такого шага вперед невозможно просчитать до конца. В истории человечества наступит новая эра, совершится революция, колоссальная в нравственном, социальном и прочих отношениях, неисчислимые причины бед будут устранены, наша жизнь коренным образом изменится в лучшую сторону, и будет заложен новый и прочный фундамент всему тому, что способствует поддержанию мира.







Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.