Онлайн библиотека PLAM.RU




26. Неравенство и социальная стратификация

Известно, что люди не равны от рождения, хотя бы по своим биологическим характеристикам. Именно этим их неравенством объясняют появление социального неравенства и систем социальной стратификации на ранних этапах зарождения человеческого общества. Таким образом, социальная стратификация стала реальным фактом общественной жизни и атрибутом общества, а не отдельного человека.

В самом общем смысле стратификация – это неравномерное распределение жизненных ресурсов среди различных групп и слоев социальной общности. Различный доступ групп и слоев населения к общественным благам отражается в социальной структуре общества. Собственно, стратификационный подход к анализу социальной структуры общества и основан на выделении групп и слоев с разными возможностями потребления и доступа к ресурсам разного рода – не только экономическим, но и культурным и др.

Хотя распределение может быть неравномерным, что, с этической точки зрения, несправедливо, но это объективная реальность. П. Сорокин, на основе изучения исторических статистических данных, пришел к выводу, что никакой устойчивой тенденции обострения или снижения социального неравенства не существует. Имеются лишь временные отклонения в ту или иную сторону. Количество ресурсов в любом обществе, в любое время ограничено, и общество не может предоставить их всем поровну. Другой вопрос, по каким принципам происходит это распределение. Общества различаются и тем, в чем именно заключается неравенство, тем, как именно в них объясняется, почему люди занимают неравное положение.

Под системой социальной стратификации понимается совокупность способов, которой в обществе поддерживается неравномерность этого распределения. Социология различает общества, системы стратификации которых являются закрытыми. В этом случае возможность изменения индивидом своего социального положения, с которым жестко связан уровень доступа к общественным благам, маловероятна или отсутствует. Примером могут быть кастовые, сословные общества, где преобладают аскриптивные социальные статусы. Другой тип – общества с открытой стратификационной системой. В них возможность перехода из одного слоя в другой вполне реальна. Например, классовые общества, особенно достигшие постиндустриальной стадии развития, более открыты, чем традиционные. В них большее значение имеют не наследственные, а достигаемые статусы.

Социальное неравенство порождает богатых – людей, владеющих наибольшим количеством дефицитных ресурсов, и бедных, соответственно, имеющих минимальный доступ к общественным благам. Различают абсолютную и относительную бедность. Состояние, при котором индивид на получаемый доход не способен удовлетворить даже базовые потребности, либо удовлетворить их в объеме, обеспечивающем биологическую выживаемость, называется абсолютной бедностью. Под относительной бедностью понимается невозможность поддерживать принятые в обществе «приличные» жизненные стандарты. Масштабы бедности характеризуются удельным весом части населения страны, которая находится у официально зафиксированной черты, или порога бедности. В России для этого используется показатель прожиточного минимума. В настоящее время, при всей сложности достоверного выявления этого параметра, около 30 % российского населения проживает у черты или за чертой бедности.

Бедность – не только экономическое понятие, но и особый образ и стиль жизни, передающиеся из поколения в поколение, сужающие возможности цивилизованного развития. Именно поэтому снижение масштабов бедности является важной задачей современного общества. Бедность порождается социальным неравенством, но характеризует лишь часть общества. Уровень социального неравенства характеризует общество в целом.

Одним из способов измерения экономического неравенства является сравнение самого высокого и самого низкого уровня доходов. П. А. Сорокин выявил, что в средневековой Германии их соотношение составляло 10 000 к 1, в средневековой Англии – 600 к 1. Другой косвенный способ – выяснение доли семейного дохода, которая тратится на продукты питания. Чем беднее семья, тем больше доля расходов на питание. Богатые в современном обществе тратят на свое питание всего 5–7% доходов.

Мерой неравенства, по П. Сорокину, могут служить два параметра:

• высота стратификации, которая показывает величину социальной дистанции между самым высоким и самым низким статусом в данном обществе;

• профиль стратификации, т. е. соотношение численности социальных позиций по мере повышения статусного слоя (страты).

Чем выше уровень развития общества, тем ниже высота стратификации, и наоборот. В продвинутых обществах профиль стратификации приближается к ромбовидной форме за счет развитого «среднего класса». В отсталых – к пирамидальной, или, по сорокинской терминологии, «конусной».

Российский профиль стратификации, после дефолта 1998 г., напоминает треугольник с выступающим вертикально острым углом и скругленными нижними углами.

Важным эмпирическим показателем социального неравенства является децильный коэффициент: отношение доходов 10 % самых богатых к доходам 10 % самых низкооплачиваемых групп. В высокоразвитых индустриальных странах он составляет 4–7. Даже приближение этого коэффициента к 8 рассматривается там как показатель грядущих социальных потрясений. По данным международных источников, в 2003 г. в России децильный коэффициент составлял 21–24 (для сравнения: в Белоруссии – 7).

Что касается проблемы функций социальной стратификации, существуют различные точки зрения. В 1945 г. был сформулирован «тезис Дэвиса-Мура», названный так по имени авторов – приверженцев структурно-функционального подхода. Согласно ему, социальная стратификация проявляется в каждом человеческом обществе и благотворно влияет на жизнь общества. Существуют сотни профессий различной важности, которые требуют совершенно разной квалификации и способностей. Поэтому, чем функционально значимее выполняемая работа, тем выше должно быть вознаграждение. Такая стратегия способствует росту производительности труда, поощряет отдельных людей работать эффективнее, и полезна для общества в целом.

Критики этого тезиса отмечают, во-первых, сложность в определении действительной важности какой-либо работы. Во-вторых – именно социальное неравенство приводит к конфликтам и революциям.

В русле парадигмы социального конфликта отрицается полезность стратификации для всего общества, поскольку многие талантливые люди из низших слоев никогда не смогут получить образование, чтобы реализовать свой потенциал. На аргументы сторонников стратификации, что ценности и убеждения, которые узаконивают социальное неравенство, разделяют широкие слои населения, также дается весомый ответ. Эти ценности и убеждения отражают интересы более влиятельных членов общества и носят идеологический характер.

Нобелевский лауреат, экономист С. Кузнец в 60-е гг. ХХ в. выявил историческую тенденцию – усложнение технологий, как правило, сопровождается на первом этапе усилением социального неравенства, но впоследствии положение выравнивается. Эту тенденцию нарушило появление постиндустриального общества, в котором социальное неравенство увеличивается. Из всех стран с высокими доходами наибольшим экономическим неравенством отличаются США.









Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.