Онлайн библиотека PLAM.RU




СТЕФАН ХРИСТОВ (Болгария)

КАМЕННЫЕ ПИСЬМЕНА РОДОП

По всей вероятности, ни одна из загадок, которые когда-либо вставали на пути исследователей Родопских гор, не выглядела столь неразрешимой,

Родопы — археологическая жемчужина Болгарии. Здесь все — история: и древние дороги римских завоевателей, и каменные идолы, оставшиеся со времен язычества, и ущелья, долины, вершины, в чьих названиях увековечены подвиги великих и безымянных героев борьбы против турецкого деспотизма. Давным-давно, во времена незапамятные, здесь обитали древние фракийцы, отсюда ушли в мир легенд гладиатор Спартак и песнопевец Орфей.

Загадочный памятник прошлого, о котором пойдет речь ниже, по праву можно поставить в ряд с такими археологическими диковинками, как истуканы острова Пасхи, баальбекская веранда, исполинские рисунки животных и насекомых в пустыне Наска и т. д.

В мае 1928 года несколько дровосеков случайно обнаружили близ села Ситово, неподалеку от руин древнего поселения Шутград, выдолбленную в скале пещеру. На стенах пещеры были нанесены неведомые письмена. Поразмыслив, дровосеки решили, что где-то поблизости должно быть спрятано сокровище, и тут же принялись за раскопки. Энтузиазм их был вполне объясним: в фольклоре здешних мест множество песен, сказаний, преданий о бесценных кладах, зарытых в грозную пору иноземного владычества.

Вскоре от Шутграда до Ситова вспыхнуло подобие «золотой лихорадки». И стар и млад вгрызались в землю в надежде скороспешного обогащения. Одни умельцы сооружали диковинные приспособления из палок и веревок, способные якобы выявить золото на расстоянии; другие охочие люди более полагались на тайные магические заклинания; третьи...

В конце концов слухи о ситовских чудесах проникли с гор на равнину и докатились до Пловдива. Секретарь археологического общества Александр Пеев немедленно снарядил в горы экспедицию. По прошествии некоторого времени экспедиция известила о новом научном открытии:

«При внимательном осмотре южной стены пещеры (стена представляет собой почти отвесную скалу) мы обнаружили, что примерно в двух метрах от пола высечена гладкая отшлифованная полоса шириной от 23 до 30 сантиметров и длиной 260 сантиметров. На этой полосе выдолблены какие-то загадочные знаки. Без сомнения, надпись сделана рукою человека. Знаки напоминают так называемые рунические письмена, которыми пользовались древнегерманские народы, прежде чем подпасть под культурное влияние Рима,..

Восточная стена пещеры представляет собой огромный каменный блок. Здесь мы также обнаружили надпись высотой 23 сантиметра и длиной 80 сантиметров».

На протяжении долгих последующих лет Александр Пеев был едва ли не единственным ученым, пытавшимся расшифровать ситовскую надпись. К сожалению, все его попытки оказались безуспешными. Оставалось примириться с мнением тех ученых, которые полагали, что ничего определенного о ней сказать нельзя: то ли это автограф фракийцев, то ли древних славян, то ли вообще нечто бессмысленное, не имеющее к письменности никакого отношения.

Как видим, довольно суровый приговор. Суровый и, на наш взгляд, неправомерный, В истории не раз уже случалось так, что, казалось бы, необъяснимые события, явления, надписи находили разумное объяснение.

Вот один из любопытных фактов.

Почему волнуют нас голоса тех, что жили двадцать, тридцать веков назад? Что мы ищем в шумерском эпосе о Гильгамеше, в новгородских берестяных грамотах, что даст нам прочтение ситовской надписи?

Трудно однозначно ответить на эти вопросы. Воспоминание детства, будь то детство одного человека или всего человечества, во все времена волновало ум и воображение. Каждая новая находка в археологии, каждое расшифрованное слово пополняют золотую копилку наших представлений о самих себе, о нашей морали, о нашей ненависти и любви.



Летний вечер 1839 года. На сей раз Александр Пеев прибыл в Ситово с ученой знаменитостью тех лет, венгерским профессором Гезой Фехером. После кропотливого осмотра надписи профессор спросил:

— Господин Пеев, известны ли в Родопах подобные надписи?

— К сожалению, нет, господин Фехер. Надпись уникальна.

— Где еще в мире существует нечто подобное?

— Нигде, — отвечал Пеев.

— В этом ее единственный недостаток, — заметил Геза Фехер. — А жаль. Я не сомневаюсь, что вся жизнь ученого любого масштаба была бы оправдана, отыщи он пути хотя бы к приблизительному толкованию этого великого памятника письменности. Завидую тому, кого, быть может, назовут новым Жаном Франсуа Шампольоном.

В скобках заметим, что в те времена болгарский археолог еще не знал, что у ситовского феномена есть «двойники». Подобные знаки начертаны, например, на полу Софийского собора в Константинополе.

В последний раз Александр Пеев осматривал надпись в 1940 году. Тело Европы уже лизали огненные языки войны. Немногие из соотечественников Пеева знали, что у него была еще и другая фамилия — Боевой. Спустя три года полиция арестовала руководителя группы советской военной разведки в Болгарии Боевого.

Судьи, предъявляя Пееву обвинение, использовали и ситовскую надпись, объявив ее тайной шифрограммой! Речь шла о фотокопии надписи, которую археолог послал до войны для расшифровки киевским ученым.

Боевого расстреляли.

По окончании войны за выдающиеся заслуги перед Советским Союзом и свободной Болгарией Александр Пеев-Боевой был награжден орденом Ленина и орденом Георгия Димитрова. И поныне широта и всесторонние интересы этого разведчика и доктора наук пробуждают глубочайшее уважение.

О ситовской надписи снова заговорили в начале 50-х годов, на этот раз в связи с работами прекрасного знатока древних языков академика Ивана Гошева. Он полагал, что надпись начинается со слов: <Я, князь рунхинов...»

Рунхины были славянским племенем, обитавшим частично в Родопах, Как предположил Гошев, они высекли свои руны в скале, чтобы сообщить будущим поколениям нечто исключительно важное.

Возможно, академик Гошев, расшифровав знаки до конца, доказал бы, что ситовская надпись являет собой славянские руны. Однако незадолго до своей смерти ученый отказался (вот еще одна тайна!) от своего толкования «Я, князь рунхинов...». После его смерти знаки опять стали полной загадкой.

...В 1967 году в популярном болгарском журнале «Космос» появился фантастический рассказ, главный герой которого волею обстоятельств оказался в Ситовской пещере. Здесь-то, пережидая ливень, он открыл тайный вход в подземелье. Проникнув туда, он открыл поющую скульптуру Орфея.

Кто же был Орфей? Родопский фракиец. Герой древнегреческих мифов. Музыкант, врач, философ.

Правомерно ли легенду об Орфее связывать с ситовской надписью? На этот счет существует древнее предание.

В нем утверждается, что у старых фракийцев никто не знал букв. Поэтому некоторые осмеливались утверждать, что мудрый Орфей не мог быть фракийцем. Так полагал Андротион, современник Демосфена, исследователь истории Афин.

Но даже предположение о том, что Андротион прав, не проливает свет на проблему ситовской надписи: кто оставил нам в наследство каменные письмена Родоп?


Г. БОСОВ кандидат исторических наук

БЕЗЫМЯННЫЙ «РОДОПСКИЙ АВТОГРАФ»

..Итак, древняя земля Фракии подарила историкам еще одну загадку — тайну ситовской надписи. Как считал академик И. Гошев, «надпись нужно читать и исследовать на месте, никакие снимки и описания надписи не помогут ее разгадке». Исследователь абсолютно прав — необходимо личное присутствие на месте обнаружения надписи, так как важно не только общее начертание знаков, но и изучение глубины и ширины штрихов, угла резьбы штриха, по которому в некоторых случаях можно судить о направлении надписи, то есть писалась она справа налево или слева направо. Это, кстати, поможет определить и ее подлинность.

Какие же народы, населявшие в древности и в средневековье Балканы, могли быть причастными к «изданию» ситовской надписи? Для этого необходимо совершить маленькое путешествие в глубь истории Балкан.

Самыми ранними насельниками этих районов были древние фракийцы, истоки культуры которых, по мнению болгарского академика В. Георгиева, восходят чуть ли не к мезолиту (среднекаменному веку) или к началу неолита. По мнению советских ученых Н. Я. Мерперта и Е. Н. Черных, проводивших археологические исследования в составе совместной болгарско-советской археологической экспедиции, появление или формирование «протофракийской» культуры на Балканском полуострове следует относить к более позднему времени, к бронзовому веку (то есть к III тысячелетию до н. э.). В любом случае фракийцев можно считать коренным, или автохтонным, населением территорий между Балканскими горами на севере, Эгейским и Мраморным морями на юге, Черным морем на востоке и рекой Струмой в Болгарии на западе. Фракийцы сложились в результате длительных ассимиляционных процессов пришлых групп из Центральной и Восточной Европы, с одной стороны, и таких же групп населения, пришедших из северо-западной Анатолии, с другой стороны.

Фракийские племена Балкан относились к индоевропейской этнолингвистической общности, как и древние греки, иллирийцы, кельты, славяне, германцы, балты и другие античные и раннесредневековые этносы в Европе. Фракийский язык причислялся к индоевропейским языкам так называемой восточной группы «сатем». Большинство современных лингвистов приходят к выводу о родстве фракийского языка с языком древних обитателей Балканского полуострова — легендарных пеласгов, населявших в древности Балканы, Грецию, острова Мраморного, Згейского, Средиземного морей и прибрежные районы Малой Азии.

Накануне возникновения первого фракийского государства на территории современной Болгарии — Одрисского царства — у древних фракийцев появилась буквенно-звуковая письменность, основанная на греческом алфавите (VI—V века до н. э.). Надписи на фракийском языке, сделанные с помощью греческого алфавита, хорошо известны лингвистам. Ситовская же надпись выполнена иными знаками, и лишь отдельные из них смутно напоминают древнегреческие N, М, К и др. Может быть, в надписи отражена попытка создания собственного, фракийского письма на своей, фракийской азбуке с использованием элементов древнегреческих букв? О том, что подобное явление могло иметь место, пишет в одной из своих работ болгарский историк профессор Дм. Ангелов. Он полагает, что одной из причин слабости Одрисского царства и последующего его распада явилось то, что фракийцы не имели собственной фракийской азбуки и письменности, способной объединить фракийские племена в единую-устойчивую этническую общность. Однако попытки создания фракийской азбуки наблюдались, о чем говорит одна надпись на каменном надгробье, обнаруженном в селе Кьолмен Преславского района (VI век до н. э.). Этот уникальный эпиграфический памятник исполнен на переходном между дако-мизийским и фракийским диалекте буквенными знаками, «подобными по своему характеру знакам, употреблявшимся в то время в северо-западной Малой Азии»... Однако опыты по созданию собственной фракийской азбуки носили спорадический характер и не дали особенных результатов; впоследствии, как это известно, среди фракийских племен распространились греческая азбука и греческий язык, ставший официальным государственным языком в Одрисоком царстве, населенном фракийцами.

Таким образом, разбирая этот вариант № 1 в попытках определить этническую принадлежность авторов ситовской надписи? можно высказать мнение, что ее создателями, вероятно, могли быть фракийские племена, знавшие или создававшие свою раннюю письменность на основе какого-то малоазийского буквенного алфавита. (В северо-западных районах Малой Азии п указанное время проживали родственные фракийцам по языку и происхождению мизийцы, мизы и фригийцы, или фриги, испытавшие сильное культурное влияние со стороны соседних «письменных» народов Средиземноморья.)

Вариант № 2. Как известно, Балканский полуостров в его «фракийской» части издавна являлся местом оживленных сношений народов Европы и Азии, своеобразным «мостом» между двумя континентами, по которому проходили «великие переселения народов» древности и раннего средневековья. Так, в IX—VII веках до н. э. через Балканы и Малую Азию прошла часть киммерийских племен, в древности населявших степные пространства Северного Причерноморья и Крыма, а затем вытесненных из этих районов скифами. Вслед за ними на Балканском полуострове появились и сами скифы.

Г. Ф. Турчанинов, советский лингвист и историк, в одной из своих работ очень убедительно и мотивированно доказал наличие у древних киммерийцев, скифов, сарматов и их потомков — аланов «какой-то неизвестной нам слоговой письменности, на которую напластовалась аланская». Знаки этой письменности засвидетельствованы в надписях VIII—VI веков до н. э. и встречаются в памятниках даже III—IV веков к. э. О том, что древние ираноязычные народы Причерноморья наряду с другими «письменными» народами Европы и Азии имели свою письменность, говорят греческие, латинские и сирийские источники раннего средневековья. Так, в анонимной византийской Пасхалии VII века, отрывок из которой цитирует в своей работе Г. Ф. Турчанинов, мы читаем: «Знают же свои собственные письмена (разрядка наша. — Г. Б.) суть: каппадокийцы (жители Малой Азии, — Г. В.), иберы, они же тираны, табарены, латины, ими же пользуются римляне, сарматы, испанцы, скифы, греки, бастарны, мидийцы, армяне». Видимо, автор Пасхалии опирался на какие-то древние исторические свидетельства, ибо к VII веку многие из перечисленных им «письменных» народов уже не существовали на этнической карте мира.

Таким образом, киммерийцы, скифы и сарматы могли принести свою письменность на Балканы и оставить свой «автограф» в Родопских горах близ Ситова.

Наконец, к этому же варианту следует отнести и одно из важных событий в истории Древней Фракии и северных районов Причерноморья: нашествие или поход Дария I в 513—512 годы до н. э. на скифов. В огромной армии Дария I было немало племен и народов, знавших письменность. Нет ничего невозможного в том, что по повелению какого-либо союзного персам азиатского царька или военачальника его подданные увековечили имя или титул своего владыки на скале, как это практиковалось в древности. Тем более что в Болгарии встречаются некоторые памятники, как, например, знаменитый «Мадарский всадник» со следами стершейся надписи под рельефом, о котором высказывалось мнение, что он исполнен в традициях иракских наскальных рельефов...

Вариант № 3. Некоторые из исследователей отмечают рунический характер знаков ситовской надписи. В Европе и Азии существует два вида рунических письменностей, способных иметь отношение к нашей теме: руны северных европейских народов и руны древне-тюркского орхоно-енисейского письма (о последнем «ТМ» писала в № 7 за 1971 год). К народам, которые могли знать «северное руническое письмо» или даже использовать его, могли относиться кельты, в течение столетий до своего вторичного расселения в юго-восточном направлении, проживавшие на территории современных Франции, Испании, Англии, части Германии и Австрии. В конце последнего десятилетия V века до н. э. кельты заявили о своем существовании опустошительными набегами на соседние земли, а в начале IV века до н. э. они уже объявились в римской провинции Паннонии (современная Венгрия), затем продвинулись на земли даков в Трансильванию, в бассейны рек Днестра и Буга. К 359—358 годам до н. э. кельты обрушились на балканские земли. Один из кельтских племенных союзов обосновался в Восточной Фракии, где подчинил себе фракийское Одрисское царство и создал сильное кельтское государство со столицей в городе Тиле (современный Ямбол). Следы кельтской культуры, относящейся к III—II векам до н. э., как раз и встречены болгарскими археологами в Родопах близ городов Пазарджик, Казанлык, Пловдив и др. Отсюда предположение: кельты тоже могли оставить свой «автограф» на родопских скалах, выполненный уже «своими» северными рунами, которыми пользовались жрецы-друиды у кельтских и германских народов Западной и Северной Европы...

Наконец, в «эпоху великого переселения народов» и падения Римской империи на Балканах оказались и северогерманские народы (готы, вандалы, тайфалы, гепиды и др.), начавшие свое продвижение на юг и юго-восток с побережья Северного и Балтийского морей, острова Готланда в I—II веках н. э. Как известно, среди северных германских племен, менее всего романизированных накануне своего «исхода» с мест первоначального обитания, дольше всего сохранялась древнегерманская руническая письменность, (Кельты Западной Европы раньше германцев перешли на латинскую азбуку и латинский язык, ставший, как и греческий у фракийцев, государственным языком во многих кельтских ранневарварских образованиях и союзах.) Поэтому нет ничего странного и удивительного в том, что ситовская надпись напоминает известные руны северных народов.

Вариант № 4. Наконец, существуют еще два этноса, на основе которых окончательно сложился современный болгарский народ: это южные славяне и тюрки-праболгары; первые дали народу славянский язык и культуру, вторые оставили в наследство свое имя. Придя на Балканы в середине V — начале VI века н. э., славяне-склавины застали там редкое фракийское население, уничтоженное в результате многочисленных нашествий готов, гуннов, сарматов и др., и ассимилировали его в новой многолюдной славянской этнической среде. На обширной территории между Карпатами, Балтийским морем и бассейнами рек Одера, Днестра и Днепра находилась славянская прародина, и соседями славян были германцы, балты, кельты, дако-мизийцы, фракийцы...

Видимо, можно предположить, что и у славян на их древней прародине тоже существовало какое-то, надо полагать, руническое письмо «северного типа» или его варианты, как и у соседних германских, кельтских и других народов. Так, болгарский монах Черноризец Храбр, автор сказания «О письменах», написанного в конце IX века, и один из инициаторов внедрения славянской письменности, основанной на греческом алфавите Кириллом и Мефодием, сообщает, что у славян до «словенскыа боукаря» существовали какие-то «черты и резы», как знаки некоего древнего письма. К сожалению, никаких следов этого письма пока не найдено. Академик Б. А. Рыбаков считает, что это были надрезы и черточки на дереве, имевшие значение чисел, употреблявшиеся и как «меты» и «резы» в древних сельскохозяйственных календарях у славян.

Теперь о прочтении И. Гошева «Я, князь рунхинов...». Рунхины были одним из самых южных славянских племен, частично живших в Родопах, а частично заселявших Грецию. Можно предположить, что южнославянские племена «склавинов»: рунхины, смоляке, струмяне, драгувиты, сагудаты, ваюниты, велегезиты, езерцы и другие, представлявшие собой форпост славянского мира в расселении на юг и юго-восток, были достаточно развитыми в культурном отношении. У них вполне могла существовать своя руническая письменность, возникшая еще на славянской прародине, как и у кельтов и германцев.

Итак, кто же автор родопского «автографа»: киммерийцы, скифы, древние фракийцы, какой-то малоазиатский народ, кельты или германцы, славяне или праболгары? На конкретном историческом материале мы показали, насколько трудно получить однозначный ответ по поводу ситовской надписи. Решить ее загадку — дело лингвистов.



А. ТИТОВ, профессор

ЗАГОВОРИТ ЛИ «КАМЕННЫЙ АВТОГРАФ»? «Учил язык и старинные буквы писать...»

Район Родопских гор, где была найдена ситовская надпись, в течение длительного времени был местом расселения древних славянских племен и примыкал к территории, заселенной преимущественно греками. Следовало ожидать тесных культурных контактов между разноязычными племенами.

К сожалению, до сих пор об этих контактах и об истории древних славян мы знаем лишь по письменным источникам других народов (Тацит, Плиний, Птолемей и другие), но не по сведениям самих древних славян.

До принятия христианства и введения официальной славянской письменности, созданной братьями Кириллом и Мефодием в конце IX века, древние славяне никаких письменных источников о себе не оставили.

Не могла ли ситовская надпись явиться такой первой письменной информацией о жизни наших далеких предков?

Именно эту версию мы приняли за основу своего исследования.

Предположение, что ситовская надпись выполнена древними славянами, подкреплялось и знакомыми по начертаниям буквами греческого алфавита А, К, Л, С (трудно было заподозрить греков в желании придумать новую письменность), и даже некоторыми слогами (СА, CЛA), которые бросались в глаза при первом знакомстве с ситовской надписью.

Нам пришлось тщательно ознакомиться с особенностями древнегреческого письма, изучить ряд старославянских письменных памятников, в том числе надгробную надпись болгарского царя Самуила, относящуюся к 993 году нашей эры, и надпись на камне, выполненную по указанию тмутараканского князя Глеба в 1068 году и обнаруженную на Тамани (Краснодарский край) более 150 лет назад.

При внимательном изучении текста ситовской надписи наше внимание привлекли особые знаки в начале текста. Обычно в старославянских письменных источниках такие особые пометки делались при указании чисел, так как они обозначались теми же буквами алфавита. Наиболее распространенной числовой записью являлось указание на время повествования.

Как известно, на Руси вплоть до XVII века отсчет времени велся от так называемого «сотворения мира», отличаясь от принятого в настоящее время отсчета от рождества Христова на 5508 лет.

•На надгробной плите царя Самуила 6501 год обозначен вот такой записью



Здесь начальный знак указывал на то, что за ним последует количество тысяч. Знак над буквами (титло) давал знать о том, что эти буквы означают цифры и их следует определять в соответствии с принятым порядком (см. греческий алфавит).



Слово «инъдикта» означало дублирование числа тысяч в начале числовой записи.

Почти так же выглядит числовая запись и на тмутараканском камне, означающая 6576 лет:



А теперь изобразим начало ситовской надписи и то, что мы предположили (в старославянском написании):



В результате первой подстановки мы предположительно узнали, что знак X соответствует букве Н.

Подставив известные эквиваленты в текст ситовской надписи и приняв предположительно идею о том, что знаки А, К, Л к С соответствуют их начертанию, мы получили отправные данные для расшифровки. В пределах данной статьи не представляется возможным рассказать о технике расшифровки надписи, да и сам процесс расшифровки весьма сложен и труднообъясним.

Короче, после значительных усилий ситовская надпись была расшифрована.

Содержание ситовской надписи в нашем вольном переводе звучит примерно так:

«В 6050 году (542 г. н. э.) учил язык и старинные буквы писать князь (?) елакия из Весланида (предположительно Фессалоиик)».

Естественно, расшифровка и перевод нуждаются в корректировке специалистов.

В факте расшифровки ситовской надписи самым важным является свидетельство существования письменности у древних славян еще в VI веке. Основой письменности был греческий алфавит, в значительной степени видоизмененный и приспособленный для местных условий письма. Наличие точной даты исполнения надписи дает надельное основание для изучения и расшифровки других аналогичных документов, если они обнаружатся. Не исключена возможность, что у древних славян письменность во времени могла существенно видоизменяться. Так, надпись на полу собора св. Софии в Константинополе выполнена знаками более упрощенными и, на наш взгляд, более старыми, но, несомненно, относящимися к письменности, близкой к ситовской.










Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.