Онлайн библиотека PLAM.RU

Загрузка...



Беседа 1. Возможен ли брак по любви?

Все здесь сидящие, наверное, собираются вступить в брак. У православного христианина два основных выбора — или вступить в брак, или уйти в монастырь. В монастырь из вас, уверен, никто не собирается, поэтому остается только одно — вступить в брак.

Я думаю, что все вы надеетесь вступить в брак по любви. Действительно, ведь это ужасно — вступать в брак с нелюбимым человеком. Даже если такое кто–то о себе может предположить, то, наверное, это представляется чем–то крайне нежелательным. Ну, например, девушка долго не может выйти замуж, наконец, выходит за первого, кто ей делает предложение. Ясно, что это вынужденное решение, а в нормальных условиях, если бы возраст ее не поджимал, она бы не совершила подобного шага.

Итак, каждый надеется вступить в брак по любви. Но цель моей сегодняшней беседы — это поведать вам одну очень важную истину. Я бы не побоялся сказать, что незнание этой истины является причиной почти всех разводов. Какова же эта истина? Поскольку она важна для нас, я ее запишу на доске крупными буквами. Итак:

Вступить в брак по любви – невозможно!

Звучит несколько неприятно и страшно. То, на что надеется практически каждый молодой человек, оказывается невозможным.

Чтобы мне показать вам, почему это невозможно, и страшно ли это, мне необходимо договориться с вами о терминах. Очень часто люди используют одни и те же слова в совершенно разных смыслах. Поэтому я, прежде всего, попытаюсь объяснить, что имею в виду под словом «любовь». Это особенно необходимо сейчас, когда это слово полностью низведено до самого низменного смысла, когда используется такое словосочетание, как «заниматься любовью». Ясно, что речь при этом идет не о истинной высокой любви, а о чем–то другом.

Итак, что же такое любовь? Есть два основных понятия, которые характеризуют два совершенно разных типа взаимоотношений между мужчиной и женщиной. Это «любовь» и «влюбленность». Рассмотрим каждое из этих понятий поподробнее.

Чертим на доске два столбца:

Влюблённость

1.

2.

3.

Любовь

1.

2.

3.

Мне проще начать с влюбленности, потому что, наверное, у каждого из вас уже есть опыт влюбленности. Когда я учился в школе, то обычно впервые влюблялись во втором–третьем классе. Сейчас, насколько я знаю, это происходит уже в старших группах детского сада. К одиннадцатому классу вполне можно успеть влюбиться три–четыре раза, а то и больше.

Приведу несколько характерных признаков влюбленности.

Первый. Влюбленность часто является проявлением эгоизма или, по–русски говоря, жадности. Записываю — эгоизм.

Например, каждому автомобилисту хочется иметь хорошую машину, скажем, 600–ый «Мерседес». И действительно, когда в Москве по центральной улице проезжает шикарная машина, то большинство водителей, сидящих за рулем скромных машин, невольно поворачивают голову и с большей или меньшей завистью смотрят на счастливого обладателя такой машины. Если поставить перед человеком целый ряд машин и сказать: «Выбирай!», — конечно же, он выберет самую мощную и красивую. Примерно такая же логика действует при влюбленности. Молодой человек окидывает взглядом всех своих одноклассниц, выбирает самую красивую и говорит себе: «Хочу, чтоб была моей!» Уж если что–то иметь, то самое лучшее. Зачем мне не самая красивая, зачем мне не самая стройная?

Поставим себе такой вопрос: может ли такое чувство послужить основанием для настоящей крепкой семьи? Скорее всего, нет. Какой бы прекрасной ни была машина, есть множество других с не менее замечательными возможностями. Например, счастливый обладатель 600–го «Мерседеса» выезжает на дачу в гости к своему другу. И после поворота на проселочную дорогу на первой же колдобине он начинает завидовать счастливому обладателю джипа, только что пронесшегося мимо него. В итоге человек приходит к выводу, что машин надо много, и разных. Если средства позволяют, то человек обзаводится одной машиной для города, одной для деревни и небольшим грузовиком для перевозок.

Также и при влюбленности. Человек легко доходит до состояния, когда у него две или три «жены». Одна рожает детей, готовит обед и стирает, с другой можно отправиться в ресторан, а с третьей — на оперу или балет.

Второй. Во внешности или характере человека, в которого влюбляются, как правило, есть некая особая черта, которая собственно и покоряет сердце влюбленного. В самом обычном случае это — красивое лицо или фигура. В более возвышенном варианте это — ум, веселость характера и т.п. Но в любом случае влюбленный влюбляется во что–то.

Вопрос: может ли такое чувство быть основой истинного брака? Вряд ли. Большинство парней влюбляются в хорошую, привлекательную внешность девушки. Само по себе это еще не так плохо. Но как обычно развиваются события после вступления в брак? Внешность имеет способность меняться. Например, рождение первого же ребенка может сильно изменить женщину. Известно, что многие женщины, располнев во время беременности и кормления грудью, так и не могут вернуть свою первоначальную изящную фигуру. И как правило, это не вина женщин, которые себя «запустили». Для женского организма вполне естественно иметь некую полноту. Так его устроил Господь для лучшего вынашивания ребенка. Бедра, живот своей мягкостью защищают ребенка. Господь вовсе не хотел, чтобы ребенок рос в колючей, твердой и угловатой клетке из костей матери. Фигуры манекенщиц, которые являются предметом мечтаний многих молодых девиц, являются на самом деле совсем не естественными для женщин, и для сохранения такой фигуры требуется слишком много сил. В древности такую фигуру назвали бы «худосочной», поскольку в ней текут худые соки. Вспомним картины эпохи Возрождения с женскими фигурами. Там никаких худых соков не видно.

Меняется не только фигура. Лицо, волосы не менее подвержены способности изменяться. Особенно изменения велики, если лицу и волосам пытались придать более красивый вид. Если девушка в 15 лет красится, чтобы выглядеть взрослее, лет этак на 20, то в 20 лет ее кожа будет выглядеть уже на 25, а в 25 на все 35. Губы, которые никогда не красились, всегда будут выглядеть молодо. А через год активного пользования помадой губы сильно обесцвечиваются, помада становится необходимой. То же самое относится и к волосам. Любая химическая обработка волос (лаки, краски и т.д.) оставляет свой след.

Итак, молодой человек покорен сногсшибательной внешностью дамы, влюбляется, вскоре делает предложение и вступает в брак. Через три–четыре года, когда ребенку будет уже год–два, этот молодой человек будет поглядывать на сторону, поскольку жена уже несколько поблекла, а вокруг множество девиц, еще блистающих своей красотою.

Даже если человек влюбляется не во внешность, а, например, в блистательный ум, прекрасные манеры и т.д., все равно, в этом чувстве будет некая ненадежность. Ум тоже молено потерять. Человек попадает в автокатастрофу, получает сотрясение мозга. Неужели после этого можно с чистой совестью разводиться с ним? Совесть подсказывает, что что–то здесь не так.

Третий признак влюбленности — это пылкость чувств.

У взрослого семейного человека один вид влюбленной пары уже вызывает легкую улыбку. С одной стороны, как трогательно и внимательно ухаживает Он, как элегантно принимает ухаживания Она, а с другой стороны ясно, как это еще далеко ао настоящего чувства.

Николай Васильевич Гоголь, будучи православным человеком, прекрасно знал об одном законе духовной жизни: глубина переживания, внутренняя сила чувств никак не зависят от силы их внешнего проявления. Этому посвящен целый рассказ у великого писателя — «Старосветские помещики».

Главные герои рассказа — старые помещики Афанасий Иванович и Пульхерия Ивановна. Их размеренная жизнь напоминает «прекрасный дождь, который роскошно шумит, хлопая по древесным листьям, стекая журчащими ручьями и наговаривая дрему на ваши члены». Все дни протекали одинаково, Пульхерия Ивановна заранее знала все желания и мужа и они моментально исполнялись. Но наступает смерть Пульхерии Ивановны. Все мысли Пульхерии Ивановны перед ее смертью были только о своем супруге. Она дает последние указания ключнице о том, как ей заботиться об Афанасии Ивановиче. Во время похорон Афанасий Иванович молчал, как бы не понимая, что происходит. Лишь вернувшись домой, он стал рыдать сильно и безутешно. Автор, то есть Гоголь, на пять лет покидает хуторок, где жили описываемые помещики, и, наконец, вновь посещает это местечко и по дороге в гости к Афанасию Ивановичу размышляет:

«Пять лет прошло с того времени. Какого горя не уносит время? Какая страсть уцелеет в неровной битве с ним?» И далее Гоголь приводит пример, показывающий, что даже самую сильную страсть лечит время. «Я знал одного человека в цвете юных еще сил, исполненного истинного благородства и достоинств, я знал его влюбленным нежно, страстно, бешено, дерзко, скромно, и при мне, при моих глазах почти, предмет его страсти — неясная, прекрасная, как ангел, была поражена ненасытной смертью. Я никогда не видел таких ужасных порывов душевного страдания, такой бешеной палящей тоски, такого пожирающего отчаяния, какие волновали несчастною влюбленного. Я никогда не думал, чтобы мог человек создать для себя такой ад, в котором ни тени, ни образа и ничего, что бы сколько–нибудь походило на надежду… Его старались не выпускать с глаз; от него спрятали все орудия, которыми бы он мог умертвить себя. Аве недели спустя он вдруг победил себя: начал смеяться, шутить; ему дали свободу, и первое, на что он употребил ее, это было купить пистолет. В один день внезапно раздавшийся выстрел перепугал ужасно его родных. Они вбежали в комнату и увидели его распростертого, с раздробленным черепом. Врач, случившийся тогда, об искусстве которого гремела всеобщая молва, увидел в нем признаки существования, нашел рану не совсем смертельной, и он, к изумлению всех, был вылечен. Присмотр за ним увеличили еще более. Afl–же за столом не клали возле него ножа и старались удалить все, чем бы мог он себя ударить; но он в скором времени нашел новый случай и бросился под колеса проезжавшего экипажа. Ему раздробило руку и ногу; но он опять был вылечен». Как видим, описанные страдания действительно ужасны. Но вдруг тон Гоголя резко меняется. «Год после этого я видел его в одном многолюдном зале: он сидел за столом, весело говорил «петит–уверт» {карточный термин), закрывши одну карту, и за ним стояла, облокотившись на спинку его стула, молоденькая жена его, перебирая его марки». Итак, палящая тоска, бешеные страдания, две попытки покончить жизнь самоубийством, но всего через год — все хорошо, у него молоденькая жена, он счастлив, он веселится, все забыто! С такими мыслями автор идет в гости к Афанасию Ивановичу. Пять лет… Уж он–то, наверное, уже давно забыл свою супругу! Афанасий Иванович угощает своего гостя. Наконец, подают на стол мнишки (что–то вроде сырников). И тут происходит нечто неожиданное для гостя. «Это то кушанье, которое по… по… покой… по–койни… — Афанасий Иванович не может договорить этого слова, из его глаз брызнули слезы, и он рыдает так же безутешно, как рыдал после похорон. Время нисколько не смогло ослабить боль потери близкого человека!»

Еще раз повторюсь. Гоголь был православным человеком и прекрасно знал простую истину, которую и пытался проиллюстрировать в этом рассказе: бурность чувств, пылкость нисколько не говорят о их глубине. Истинное чувство, как правило, выглядит тихо, скромно, неприметно. Внешняя пылкость, скорее всего, свидетельствует о недостатке внутреннего переживания, когда все силы уходят на внешнее. Жизнь души в данном случае можно сравнить с морем. Во время бури ветер поднимает большие волны, но стоит опуститься на глубину, как мы увидим тишину и покой: колеблются и сотрясаются только поверхностные слои воды. Но есть и глубинные водные потоки, как, например, Гольфстрим. Он переносит огромное количество воды, которое меняет климат в тех местах, где он омывает берега; но внешне это почти не заметно, поскольку на поверхности нет огромных волн.

Немного поговорив о влюбленности, необходимо приступить и к любви. Попытаюсь назвать хотя бы несколько важных признаков истинной любви.

Влюблённость

1. эгоизм

2. влюбляется во что–то

3. пылкость чувств

Любовь

1.

2.

3.

Первой очень важной чертой любви я бы назвал вечность.

Все, что не может быть вечным, не имеет права называться любовью. Истинный брак должен быть вечным. Многие, наверное, слышали о том, что в Церкви нет разводов. В идеале верность своему супругу хранят всю жизнь, даже после смерти одного из супругов. Конечно, не каждый, овдовев молодым, может не вступать более в брак, поэтому в Церкви допускается повторное венчание. Но второй брак рассматривается уже как снисхождение к немощи человека. «Лучше было бы тебе больше не вступать в брак, но если ты не можешь понести этот подвиг, то — вступай», — говорит Церковь.

Но к священнику, который должен быть образцом для своей паствы, такого снисхождения уже не допускается. Священник, овдовев, уже не может вступить в новый брак. Если же он захочет сделать это, то должен оставить свое священническое служение. Он должен быть верным своей супруге до конца своей жизни.

Несомненно, что то единение душ, которое возникает у супругов при жизни, будет иметь место и после смерти, поскольку вечность любви распространяется не только на земную жизнь, но переходит границу смерти.

Второй важный признак любви параллелен второму признаку влюбленности. Если влюбленность влюбляется за что–то, то любовь любит ни за что.

Вопрос к вам: за что мы любим маму? За красоту? Нет, мама может быть некрасивой. За доброту? Нет, мама может быть жестокой и несправедливой, а мы ее все равно любим. За что мы любим своего ребенка? За то, что он милый? Нет, он может вымахать под два метра и хамить нам, а мы его любим.

Можно долго перечислять, но так и не найти черту или свойство характера, за которые мы любим своих близких. И действительно, ее, этой черты или такого свойства характера, — нет. Своего ребенка любят только за то, что он свой. Вот он мой — и все! Плохой, но мой!

А муж??? Так вот, при настоящей любви своего мужа или свою жену необходимо любить только за то, что он твой или она твоя.

Уже слышу возражения. Ребенок мой, потому что я его родила, а муж — так просто, потому что выбрала этого. Сейчас этого выбрала, а завтра — другого. Ребенка же и мать не выбирают,

А теперь послушаем, что по этому поводу говорит Библия и церковное Предание. Итак, открываем первые главы книги Бытия: «Сего ради оставит человек отца своего и матерь, и прилепится к жене своей и будета два в плоть едину» (Быт. 2, 24). Еще раз внимательно слушайте: «Будут два в плоть едину». Запомним эти слова и подумаем, что они означают. Что значит стать единой плотью? Смотрим на меня. У меня две руки. Никто не осмелится сказать, что у меня одна длинная рука с двумя концами. У меня две ноги. Но две руки и две ноги составляют единое тело, единую плоть. Представим себе, левая нога говорит правой: «Я сейчас пойду направо, а ты иди налево, надоело всегда с тобой мотаться, хоть одна немного похожу». Ясно, что эти слова скорее напоминают бред сумасшедшего. Или предположим, левая нога наступила на гвоздь и получила серьезную рану, а правая ей и говорит: «Напоролась? Надо было под ноги лучше смотреть, теперь добирайся, как хочешь!» Такого быть не может. Ясно, что если одна нога сломалась, то вторая просто будет нести груз всего тела, нести двойную нагрузку. Если одна рука заболела, то вторая будет просто делать вдвое больше. Любая боль одного органа передается всему организму.

То же самое должно быть и в семье. Когда муж приходит с работы усталый и раздраженный, жена должна проглотить обидные слова, вырвавшиеся в ее адрес. Если жена пришла с работы уставшая, то муж должен спокойно пойти на кухню, вымыть посуду или постирать белье. Муж и жена — одна плоть.

Еще один важный вопрос ко всем. В Церкви есть четкая система подсчета степеней родства. Например, между матерью и ребенком первая степень родства, между внуком и бабушкой — вторая, между братом и сестрой — вторая, дядей и племянником — третья. Степень определяется числом восходящих и нисходящих линий до общего предка. А теперь, собственно, сам вопрос: как вы думаете, какая степень родства между мужем и женой? Итак, слушаю ваши ответы.

Вторая. Никакой нет. Третья. Первая. Да, вариантов много. Ближе всего к правильному ответу были те, кто говорили, что степень родства никакая, или никакой степени вообще нет. Только поясните мне, что вы имели в виду? Что они как бы и не родственники вообще, то есть они бесконечно далеки в смысле родства, или наоборот — они бесконечно близки, то есть у них нулевая степень родства? Понятно, вы думаете, что у них бесконечная степень родства.

А Церковь говорит, что между мужем и женой нулевая степень родства. Что это значит? А какая у меня степень родства с моей ногой? Никакой степени! Она — моя, она — часть моего тела, мы с моей ногой не родственники, мы ~ одно тело. Так вот, твоя жена — это часть твоего тела, а не родственница. И при подсчете степеней родства связь между мужем и женой не учитывается. Например, между мной и братом моей жены тоже вторая степень родства, как и у нее.

Церковь всегда знала, что муж роднее сына, что жена род–нее дочери. Во много раз роднее. Это только сейчас нам непонятно. А сто–двести лет назад это было известно любому крестьянину. Если вдруг жена захотела бы уйти от мужа и вернуться к своим родителям, ее бы просто не приняли. «У тебя есть муж, иди и вернись! Если ты от мужа ушла, то мы тебя знать не хотим!»

Раньше развод был совершенно немыслим. Просто это и в голову никому не могло прийти. Почему это было немыслимым? Попытаюсь объяснить. Представим себе некую маму, которая растит ребенка. В год — все хорошо, милое дитя. В два — первые искушения, в три — проблем уже больше, но еще терпимо, в семь — уже серьезные проблемы, а в девять мама заявляет: «Что–то сынок мой перестал мне нравиться. Что–то от рук отбился, хамить стал, учиться стал плохо. Сколько можно терпеть? Все! Надоело! Завтра же иду в ЗАГС и развожусь. Мне такой сын не нужен!» Мы понимаем, что такое немыслимо. С сыном разводиться нельзя! А почему тогда с мужем можно?

Раньше в голове у людей было все правильно, и люди знали, что разводиться с мужем или женой — это еще хуже, чем разводиться с сыном или дочкой. Ведь, если одна нога заболеет и не может ходить, мы же не бежим к хирургу: «Доктор, скорее отрежьте ногу, я наступил на гвоздь». Мы попытаемся лечить ее всеми силами, и только в том случае, если нога поражается страшной болезнью (например, гангреной), мы решаемся на операцию, чтобы болезнь не передалась всему организму. Также и с разводом — всеми силами мы должны пытаться сохранить семью, и только когда надежда на это пропадет, и есть опасность, например, что пьяный муж покалечит сына или вовлечет его в свои страшные грехи, — только тогда мы можем решиться на развод.

Итак, супруги становятся одной плотью. И настоящий муж любит свою жену уже только за то, что она его жена, что они единая плоть. Конечно, если при этом у жены есть еще какие–то замечательные свойства характера, то это просто прекрасно. Но даже если их нет, такой правильный муж все равно будет любить жену.

То, что супруги — единая плоть, не просто какой–то красивый образ, но все, что происходит с одним из супругов, в действительности отражается на другом. Если супруги пытаются с помощью Божией преодолеть все искушения семейной жизни, то через некоторое время они могут вполне реально чувствовать, что стали одной плотью.

Все мы, наверное, не один раз слышали истории вроде следующей. Мать отправляет своего сына в армию. Он, например, служит во флоте, в тысячах километрах от своего родного дома. Но вот с сыном случается какая–то беда. И мать, несмотря на огромные пространства, разделяющие ее с сыном, своим сердцем чувствует его беду. Так вот: Господь может дать супругам такую благодать, что они будут ощущать друг друга еще сильнее, чем мать своего ребенка. Буквально так, что одного ущипнешь, а другой подпрыгнет и скажет: «Ой!» Иногда от пожилых супругов, проживших в верности друг другу, можно услышать подобное: «Вот, говорю супруге об этом, а она мне в ответ, что и она как раз об этом–то и думала». У верных супругов появляются не только единые чувства, но и мысли, и желания.

Однажды со мной произошел следующий случай. Я стоял на почти безлюдном перроне, и мимо меня прошло несколько мужчин неизвестной мне национальности. Они громко разговаривали, и их язык мне показался очень благозвучным. И тут же у меня возникло желание узнать: а так ли благозвучен наш русский язык? Но оценить звучание родного языка я никак не мог, и неожиданно понял, почему. Я никак не могу услышать звучание родного языка, потому что я слышу уже не звуки, а сразу смысл слов. Можно оценить звучание только у чужого языка, смысл которого ты не понимаешь. Звучание — это единственное, что можно понять в незнакомом языке. То же происходит и с людьми. Пока человек для тебя чужой, единственное, что ты можешь в нем разглядеть, — это его внешность. Вспомним: «Встречают по одежке, а провожают по уму». Близких, родных людей мы не оцениваем по их красоте. Мы видим сразу движение их душ. Первый признак того, что мы полюбили человека, — это то, что мы перестаем замечать его внешность.

Впервые с тем, что при любви внешность уже не играет никакой роли, я столкнулся еще в школе. Однажды меня пригласил в гости на день рождения одноклассник, которого я знал только по школе, а к нему домой попал впервые. Меня поразило, когда я увидел его родителей. Папа был настоящий красавец, а мама по моим тогдашним меркам была очень некрасива, почти уродлива — толстая, с полными губами. Я смотрел на них и не мог понять, как такой красивый мужчина мог жениться на такой женщине. Ладно, когда он женился, она была красивее, но как можно жить с такой женой сейчас?! Только много позже я понял, что когда любишь, внешность уже не замечаешь, ее просто не видишь. Как не замечаешь, красива ли твоя мать, как не замечаешь, красив ли твой ребенок.

Внешность человека — это мутное стекло. Издали ты видишь только само стекло, а что находится за ним, разглядеть не можешь. Но когда прильнешь к такому стеклу, ты видишь только то, что находится за этим стеклом, а самого стекла уже не видишь.

Третий. Еще один признак истинной любви мне хотелось бы отметить. Это жертвенность, готовность к самопожертвованию.

Истинная любовь немыслима без жертвенности. Но что это такое? Чтобы сразу многое нам прояснилось, давайте ответим на такой вопрос: самоубийство — это самопожертвование ? Кто считает, что «да», подымите руки. Теперь те, кто считает, что «нет». Вижу, большинство не согласны признать самоубийство самопожертвованием. Действительно, самопожертвование — это когда человек отказывается от чего–то своего, подчас даже жизни, но обязательно делает это ради другого человека. А в самоубийстве, например, из–за неразделенной влюбленности присутствует нечто другое: «Я покажу всем, как я сильно страдаю». В самоубийстве не присутствует забота о другом, от самоубийства другим никогда не бывает лучше, всем близким оно приносит только страдания. Самоубийство совершается ради себя.

Теперь приведу несколько иллюстраций к теме самопожертвования, чтобы показать, каким же оно бывает.

Иногда самопожертвование — это большой решительный шаг. Например, моя матушка закончила Регентскую школу (регент — руководитель церковного хора). Она несколько лет готовилась, чтобы стать регентом, долго училась, она была полна планов о том, как создать хор, как заниматься с детьми прихожан, воспитывая будущих певчих для взрослого хора, и т.д. Когда мы начали свое служение в Талдоме, все эти планы постепенно стали воплощаться. Но жизнь идет вперед. У нас рождается первый ребенок, потом второй, потом третий. И уже встает ребром вопрос: как быть? Самые важные службы, когда необходимо управлять хором наиболее опытному человеку, — это суббота и воскресенье. Даже если бы мы захотели отдать детей в детский сад, мы бы ничего не решили, так как в эти дни детсады все равно не работают. Бабушек, постоянно живущих с нами, нет. Перед матушкой встает выбор: либо она оставляет на несколько лет хор, либо надо искать другие решения, которые были бы скорее всего в ущерб детям. Конечно, она оставляет хор, но за этим «конечно» стоит очень много. Сказать себе: «С сегодняшнего дня ты — не регент, ты теперь — мать», — и отодвинуть на второй план то, что было многие годы на первом, очень нелегко. Нелегко видеть другого человека, занимающего твое место, видеть его ошибки, но не иметь возможности их исправить. А внутренне не возмущаться при этом, конечно, еще труднее.

Но это пример заметного самопожертвования — отказ от своего призвания. Жизнь же состоит, как правило, из более мелких проявлений нашей жертвенности. Весь день отец семейства стоял у станка и думал только о том, как он придет домой и расслабится перед экраном телевизора, наблюдая за футбольным финалом, где участвует его любимая команда. Он открывает дверь домой и… «Милый, сходи, пожалуйста, за хлебом, пока я жарю курицу, потом вынеси мусор, ведро уже переполнено, и возьми из садика Лешку». Все эти дела успеешь закончить только за пять минут до конца матча. Так вот: не возмутиться, не сорваться, а скрепя сердце пропустить почти весь матч и сделать все, что нужно для семьи, это — тоже самопожертвование. Из таких ежедневных «мелочей» и состоит семейная жизнь.

Теперь, после того, как мы немного разобрались с терминологией и я попытался объяснить, что понимаю под словом «любовь», попробую дать определение любви. Оно, конечно, будет односторонним, не полным, но его надо дать. Итак, любовь — это единение двух людей, которое рождается в браке и взращивается в течение 10–15 лет совместной жизни. Записываю это определение на доске.

Вступить в брак по любви – невозможно!

Влюблённость

1. эгоизм

2. влюбляется во что–то

3. пылкость чувств

Любовь

1. вечна

2. любит ни за что

3. жертвенность

Любовь – это единение двух людей, которое рождается в браке и взращивается в течение 10–15 лет совместной жизни.

(Обычно на этом месте звучит звонок на перемену, поэтому остальная часть 1–й темы иногда произносится перед началом 2–й беседы.)

При таком определении любви, думаю, уже ни у кого не будет возражений против того высказывания, которое было сделано в начале нашей беседы. Вступить в брак по любви принципиально невозможно, ибо любовь рождается только в браке, только после вступления в брак, и проявляется во всей своей силе только после долгих лет. Мы бросаем в землю яблочное семечко и не приходим собирать урожай через месяц, а в течение нескольких лет ухаживаем за деревом, и только тогда дожидаемся плодов. Плоды любви появятся тоже не сразу, ибо человеческая душа намного сложнее растения. Не всякое дерево доживает до своего плодоносия, многие и гибнут. Сейчас 60% семей распадается, так и не принеся никаких плодов, кроме брошенных детей и исковерканных душ.

Чему можно уподобить семью? Представим себе два камня — острых, твердых. Пока они не соприкасаются друг с другом, то вроде все хорошо, никто никого не задевает, но положи их в мешок и потряси сильно и долго. Возможно два варианта развития событий: либо камни обтесываются и уже не ранят друг друга, либо не хотят избавляться от своих острых углов, и тогда рвется мешок, и камни вылетают из него. Мешок — это семья. Либо супруги через «мелкие» самопожертвования притираются, либо разлетаются в злобе друг на друга.

Огромное количество разводов происходит через 2–3 года после вступления в брак. Человек, разводясь, убежден: «Такая сварливая жена (муж) попалась! А говорила — люблю! Как меня только угораздило жениться на ней!» И не понимает человек, что не было еще любви, была только влюбленность. За любовь надо было еще бороться. Просто никто из супругов не захотел избавиться от своих острых углов. Человек вступает в новый брак, а там продолжается то же, что было в первом. Он своими колкостями задевает новую супругу, а она, задетая этим, раздражается и задевает мужа в свою очередь своими колкостями. И мужчина наивно полагает, что ему опять попалась плохая жена, а сам так и не видит своих недостатков.

И последнее. Я сам только что дал определение любви, где говорится, что любовь надо выращивать в течение 10–15 лет. Любой из вас может спросить: «А вы сами уже любите по–настоящему?» Тут я должен признаться: «Мы с супругой прожили в браке 5 лет. Согласно своего определения я не могу похвастаться тем, что уже достиг совершенной любви в своей семье». Еще одна иллюстрация, на которой я, собственно, и закончу сегодняшнюю беседу.

Кухня. Мы сидим с моей матушкой за столом напротив друг друга. Ложки и вилки у нас лежат на соседнем столе. Чтобы мне достать ложку, нужно встать, сделать пять шагов и вернуться на место. Чтобы моей супруге достать ложку, нужно встать, сделать один шаг и вернуться. Мне нужна чайная ложка. Конечно же, я не пойду ее доставать сам. Вот еще! Мне десять шагов, а супруге всего два. Я прошу ее дать мне ложку. Она встает и идет за ней. И тут до меня доходит, что матушка уже на последнем месяце беременности, что она устала за весь день с двумя другими детьми, что вообще эта беременность была очень тяжелая, и ей было трудно даже подниматься из–за стола, а я, здоровый и беспечный, жду, когда она принесет мне ложку. Конечно, своим умом я понял, что поступил плохо, и больше не буду делать так, но если бы я достиг совершенства в любви, то я бы просто постоянно чувствовал ее боль, не просто знал своим умом, а своим телом бы чувствовал ее, и мне бы даже не пришла в голову мысль просить ее о чем–либо.

Дополнение к беседе 1

Привычка или любовь. Первая любовь. Любовь с первого взгляда. Признание в любви

Однажды в одном классе прозвучал вопрос: «А может быть, за эти 10–15 лет у людей просто рождается привычка жить вместе, а вовсе это не какая–то особенная любовь?» Вопрос очень хороший. Даже Гоголь в своих «Старосветских помещиках» не называет чувство между Пульхерией Ивановной и Афанасием Ивановичем любовью, а просто привычкой. Но мне кажется, что Гоголь делает это специально, как бы спрашивая нас, а согласимся ли мы с этим определением — «привычка». Но внимательный читатель увидит у Гоголя намек на то, что сам автор не считал это привычкой.

Гоголь говорит, что Афанасий Иванович после смерти супруги оставлял впечатление человека, лишившегося ноги, то есть лишившегося части своего тела, своей плоти. Ну а я бы кратко ответил так. А разве, когда мать за тысячи километров чувствует своего сына, это обусловлено привычкой? Нет, здесь что–то выше привычки.

Конечно, большинство супругов действительно живут «по привычке», и привязанность их обусловлена только тем, что они уже притерлись друг к другу за много лет, и друг без друга уже пусто, уже скучно. Но вам не надо никогда забывать, что есть настоящая любовь, которая выше привычки. Когда два дерева растут рядом и притерлись друг к другу — это одно. Да, спили одно дерево, другое может даже и упасть без привычной подпоры. Но когда два дерева срослись, и через них течет уже единый сок, — то это уже совсем другое. Тут их безболезненно не разорвешь.

Я уже говорил, что русский язык таит в себе много мудрости. Что означает слово «счастье»? Исходя из этимологии этого слова, счастье человека состоит в том, что он живет не один. «Счастье» — то есть «соучастие» в другой жизни. «Я — часть тебя, а ты — часть меня. Мы — со–части друг друга». Человек, который никого не любит, — это бесконечно одинокий человек. Вспомните стихотворение «Силентиум» у Тютчева:

Молчи, скрывайся и таи

И чувства и мечты свои —

Пускай в душевной глубине

Встают и заходят оне

Безмолвно, как звезды в ночи, —

Любуйся ими — и молчи.

Как сердцу высказать себя?

Другому как понять тебя?

Поймет ли он, чем ты живешь?

Мысль изреченная есть ложь.

Взрывая, возмутишь ключи, —

Питайся ими — и молчи.

Лишь жить в себе самом умей —

Есть целый мир в душе твоей

Таинственно–волшебных дум;

Их оглушит наружный шум,

Дневные разгонят лучи, —

Внимай их пенью — и молчи!..

Тютчев очень верно передал состояние одиночества. Это стихотворение — вопль несчастного человека. Несчастного в том смысле, что он осознал свое абсолютное одиночество: «Мысль изреченная есть ложь»! Действительно, общение на уровне слов — это ложное, глубоко искаженное общение. Всю глубину чувства, все оттенки испытанного переживания словами никогда не выскажешь. Совершенно уникальное состояние человека передается каким–то общим для всех словом, то есть оно сначала низводится до общего понятия и потом уже передается. Но передается именно общее понятие, а не само состояние или чувство человека.

Но все же это стихотворение глубоко не право — у человека есть возможность преодолеть это одиночество. «Два в плоть едину…» — этими словами разрушается наша обреченность на одиночество. Любящие друг друга люди (не влюбленные, а именно любящие) обладают счастьем, ибо их души находятся в особом единении, когда они — часть друг друга. Они могут не общаться словами, ибо могут смотреть на мир глазами другого, испытывать все те же переживания, что волнуют другого.

Первая любовь

Все мы, наверное, не один раз слышали о том, что первая любовь не забывается и оставляет след на всю жизнь. Что же такое первая любовь? Что в ней удивительного и незабываемого?

Часто за одним и тем же словом стоят разные явления. И в данном случае надо сказать, что первая любовь бывает разная, от очень глубокого и чистого чувства до глупого и мимолетного увлечения. И в том и в другом случае первая любовь действительно не забывается и оставляет глубокий след. Вспомнив определение любви и влюбленности, надо, конечно же, уточнить, что первая любовь — это еще не любовь, но первая серьезная влюбленность, первое чувство любви. Именно чувство любви, а не сама любовь, ибо сама любовь — это не чувство, а состояние двух душ. Влюбленность — это именно чувство.

Что же особенного в первой любви? Ответ очень прост: прежде всего то, что это чувство первое. Все, что совершается впервые, всегда оставляет глубокий след.

Вы никогда не замечали, что дорога, по которой идешь впервые, всегда кажется длиннее, чем когда идешь по ней второй, третий или двадцатый раз? Я очень хорошо помню, как однажды я опоздал на электричку и, чтобы не ждать следующую, стоя на одном месте, решил прогуляться в незнакомую для меня сторону от дороги. Я шел, не спеша разглядывая все, что видел на своем пути. Немного увлекшись дорогой, я вспомнил, что надо возвращаться. Но, о ужас! Я ушел очень далеко, как мне казалось, не менее двух километров, а до электрички — всего десять минут. Я быстро зашагал назад, но, к своему удивлению, обнаружил, что до станции было всего метров семьсот–восемьсот. Когда идешь куда–нибудь впервые, словно само пространство и время раздвигает свои рамки. По количеству впечатлений, полученных на протяжении этих восьмисот метров, дорога казалось длиной в пару километров, потому что новая дорога приносит много новых впечатлений. Иногда человек, пораженный пребыванием в каком–то месте, может честно сказать: «Я был там целую вечность». Обычные будничные дни пролетают быстро и незаметно, а некоторые важные события помнятся вплоть до всех минуточек.

Когда человек впервые серьезно влюбляется, то проходит через целый ряд открытий и потрясений, которые меняют его представления о жизни, внося новые представления о счастье. Таких перемен в жизни будет немного. То, что было в первой любви, повторить никогда не удастся.

Когда я впервые сел за руль машины самостоятельно без всяких инструкторов, то впервые тогда почувствовал, что машина тебя слушается, что в ней есть удивительная мощь, и вся эта сила в твоих руках. С какой скоростью я ехал первый раз? 40–50 км/ч. Чуть позже, осмелев — 70 км/ч. Но я запомнил эту первую поездку, хотя потом сотни раз повторял подобные поездки, и скорость в 70 км/ч кажется теперь черепашьим шагом, ощущение мощи стало более трезвым, и уже знаешь все довольно небольшие возможности машины. Повторить те же самые ощущения мне уже никогда не удастся, если только не попробовать полетать на самолете.

Здесь открывается еще одна очень важная истина. Первая любовь, как правило, быстро угасает. Чувства, которые еще вчера потрясали человека, становятся привычными и нам кажется, что любовь уходит. Привыкание — вот что часто убивает первую любовь. Нам хочется, чтобы острота впечатлений оставалась той же, но этого не получается. Чувства притупляются, а мы разочаровываемся. Влюбленность заканчивается в большинстве случаев именно так: разочарованием, расставанием. Недаром же само словосочетание «первая любовь» уже как–то печально указывает на то, что после первой обычно бывает вторая, потом третья и т.д.

После того как я так невысоко отозвался о первой любви (мол, она просто первая, вот и запоминается), хочется все–таки спросить: «Может быть, в первой любви есть еще какая–то глубокая тайна?» Да, есть, и она заключается в том, что первое чувство бывает очень чистым и светлым. Эту чистоту надо ценить, ее тоже очень трудно повторить. Когда пьешь из источника воду, то первый раз вода чистая и незамутненная. Но, встревожив родник, мы обязательно замутим его, и, чтобы напиться чистой воды, второй раз нужно уже много терпения.

Мы привыкли к мысли о том, что «любовь нечаянно нагрянет, когда ее совсем не ждешь». На самом деле надо уметь хранить свои чувства, то есть охранять их от случайного волнения, которое может замутить чистый источник нашей души.

Большинство людей влюбляется легко и бездумно, легко теряя дар, который нам дан, — чистое и светлое чувство первой любви. Управлять своими чувствами сложно, но возможно. И легко предаться первому случайному увлечению крайне опасно. Для тех, кому удается сохранить свои чувства, первая любовь — это очень глубокое и серьезное чувство, которое может перерасти в истинную любовь в браке. Брак, где первая любовь осталась на всю жизнь единственной, будет самым счастливым. Что может быть лучше для брака, когда прошлое супругов не осквернено никакими случайными связями, увлечениями или влюбленностями.

Вспомним, почему Татьяна влюбилась в Онегина. Пушкин очень верно описывает эту влюбленность:

«Пора пришла, она влюбилась.

Так в землю падшее зерно

Весны огнем оживлено.

Давно ее воображенье,

Сгорая негой и тоской,

Алкало пищи роковой;

Давно сердечное томленье

Теснило ей младую грудь;

Душа ждала… кого–нибудь…»

Итак, в своем воображении Татьяна уже давно создала некий образ, и потому влюбляется практически в первого же встречного молодого человека. Причем Пушкин очень ясно объясняет причину такого состояния Татьяны:

«Ей рано нравились романы;

Они ей заменяли всё;

Она влюблялася в обманы

И Ричардсона, и Руссо…»

А теперь, когда она встретила Онегина, вся ее мечтательность и воображение были направлены на него:

«Теперь с каким она вниманьем

Читает сладостный роман,

С каким живым очарованьем

Пьет обольстительный обман!

Счастливой силою мечтанья

Одушевленные созданья,

Любовник Юлии Вольмар,

Малек–Адель и де Линар,

И Вертер, мученик мятежный,

И бесподобный Грандисон,

Который нам наводит сон, —

Все для мечтательницы нежной

В единый образ облеклись,

В одном Онегине слились».

Так вот, милые юноши и девушки. Берегите свои чувства, охраняйте свою душу от случайных увлечений, не ищите любовных приключений, не читайте любовных романов, не смотрите пустые сериалы, не увлекайтесь западными любовными мелодрамами. Терпеливо ждите своего настоящего глубокого чувства, и тогда есть большая надежда, что ваша первая любовь станет первым отблеском, зарей грядущей настоящей любви.

Любовь с первого взгляда

Есть понятие «любовь с первого взгляда». Но я бы сказал, что это страшно — влюбляться сразу после первой встречи. Влюбиться с первого взгляда — это значит запустить в своей душе огромный механизм различных переживаний: позволить себе увлечься мечтами, предаться воображению и фантазиям, при этом ваша душа окажется во власти нарастающего чувства. Остановить этот механизм очень трудно. Влюбленность подобна наркотику: чем больше употребляешь, тем больше хочется испытать его.

Где гарантия, что тот, кто запустил этот сложный психологический механизм после первого мимолетного взгляда, не запустит его вновь после такого же первого взгляда, но уже на другого человека?

Любовь с первого взгляда — это пример того, как человек не умеет и не хочет беречь свою душу, пример явной распущенности. Тратить свои душевные силы неизвестно для кого — что может быть безрассуднее? Так влюбляться крайне опасно. После нескольких таких влюбленностей (а их обязательно будет несколько) душа будет опустошена. Чтобы не было ошибки, после первого взгляда должен быть и второй, и третий, чтобы человек мог проверить свое первое впечатление.

Признание в любви

В замечательном фильме о жизни многодетной семьи «Однажды двадцать лет спустя» есть сцена, где супруг после многих лет совместной жизни, после того как родилось десять детей, впервые признается своей жене в любви. А до этого жили они, любили друг друга без всяких признаний. Мне кажется, что это очень верно отмечено авторами фильма: истинная любовь не требует признаний. Я бы даже позволил себе сказать так: признание в любви — это признак влюбленности, а не любви. В принципе это и понятно, ведь признаются в любви до брака, а по данному ранее определению она рождается только в браке. Действительно, люди признаются в том, чего еще нет. Да и сама фраза — «Я люблю тебя» — уже выдает свою неправду. Там, где есть понятия «я» и «ты», — еще нет любви. Любовь начинается с рождения «мы».

Это кажется парадоксальным, но это факт, что часто по–настоящему любящие друг друга люди не ухаживают друг за другом так, как это делают влюбленные. То есть внутренне они становятся ближе, а внешних проявлений любви все меньше. Конечно, большинство мужей не дарит цветов женам вовсе не потому, что они ощущают себя с ними единой плотью, а просто по недостатку внимания и заботы. Но любящим супругам не нужны проявления заботы в определенные дни, поскольку они проявляют ее ежедневно по 24 часа в сутки. Если супруг дарит жене цветы на 8 марта и тщательно моет в этот день посуду, это вроде бы неплохо. Но если 9 марта он будет лежать на диване, ясно, что его забота призрачная. А если супруг, который ежедневно поддерживает супругу в делах по дому, не подарит ей огромного букета на 8 марта, а лишь скромный и недорогой, то она наверняка не обидится. Признания в любви при этом также не требуются. Они требуются там, где нет ощущения истинной близости, и чтобы другая сторона не сомневалась, вроде надо засвидетельствовать свою благоверность.

Хотя я немного не прав. Признания в любви тоже звучат постоянно среди любящих супругов, только их не сразу услышишь. Я расскажу историю, а вы мне ответьте: в какой момент здесь прозвучало признание в любви? Молодая пара пришла в гости. Когда хозяева вышли на минутку, супруга вдруг неожиданно задевает любимую вазу хозяина, и она с шумом разбивается. Взволнованный хозяин спешит посмотреть, не его ли ваза разбита. «Что здесь произошло?» — спрашивает он у супруга. «Простите, но мы разбили вашу любимую вазу», — отвечает муж. Вы услышали здесь признание в любви? А ведь оно было. Кто догадался? Правильно! Супруг сказал: «Мы разбили», а не «Она разбила». В этом «мы» и заключено признание в любви. Что бы ни произошло, это происходит с нами, и любящий супруг никогда не отречется от своей жены: «Это мы разбили».

Конечно, признания в любви всегда были и будут, и более того, они крайне нужны — ведь странно вступать в брак без признания в любви. Но признание признанию рознь. В прошлые века признания были вовсе не те, что ныне. Да и были они часто не столько признаниями в любви, сколько предложениями о вступлении в брак: «Я вас люблю, выходите за меня замуж». Ведь предлагались всегда рука и сердце. Предлагая сердце, тем самым говорили о том, что любят, а предлагая руку, тем самым говорили о венчании. Потому что именно во время венчания руки супругов несколько раз соединятся в знак их брачного союза. Итак, правильное признание в любви предполагает сразу предложение о вступлении в брак, в котором эта любовь и будет расти. Признание в любви является признанием о готовности любить, о готовности совершить серьезный шаг, вступить в брак, нести ответственность за судьбу другого человека.

Но ныне часто все происходит иначе. Мне представляется следующая картина. Парень и девушка стоят обнявшись (сейчас обнимаются задолго до взаимных признаний и вообще объяснений своих чувств), и тут следует признание, произносимое шепотом, в волнении от звучащих слов: «Я люблю тебя». Ответ: «Я тоже люблю тебя». После этого следует, как в классических западных фильмах, длинный затяжной поцелуй. Все! На этом все признания закончены, оба возлюбленных счастливы.

Комментарий к этому самый простой: ничего общего с настоящим признанием в любви это действие не имеет. Хотя и сердце трепещет, и от волнения слова с трудом произносятся, но это не признание.

Запомним, если за признанием не следует предложения о браке, то фразу «Я люблю тебя» лучше перевести следующим образом: «Я по уши влюблен в тебя, и разреши мне целоваться с тобой». Дело в том, что целоваться интереснее, чем просто обниматься. Но целоваться без объяснения в любви как–то не очень прилично. Поэтому и произносятся слова о любви. Но напоминаю, не обольщайтесь этими признаниями, они не стоят и ломаного гроша, если человек не предлагает свою руку, на которую вы могли бы опереться. Нет предложения о вступлении в брак — значит, перед вами молодой человек, который просто хочет испытать новые ощущения, хочет дальнейшего развития ваших отношений, но не хочет, чтобы они заходили далеко и дело кончилось браком.









Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.