Онлайн библиотека PLAM.RU




Когда представляется возможность

Благодаря ранним успехам АРД, организация неизбежно вызвала интерес у различных троцкистских и марксистско-ленинистских политических партий, которые слетелись к АРД, словно мотыльки на свет. К сожалению, вскоре стало ясно, что большинство из них присоединились не ради того, чтобы искренне работать против присутствия неонацистов в Торонто, а чтобы помогать достижению целей своих собственных организаций. […]

Позиция многих радикалов такова — антифашистская работа сама по себе не имеет значения, из- за сравнительно малой мощи и количества людей, которыми в данный момент располагает неонацистское движение в Канаде. Эти товарищи рассматривают государственный и полицейский расизм в качестве точек приложения усилий, и для них «гоняться за нациками» значит упражняться в чём-то неуместном. Какими бы благими ни были побуждения, и насколько бы правильным ни был анализ институционализованного

расизма, этот подход в своей основе отличается близорукостью и пораженчеством.

Утверждают, что без разливанного моря мэйнстримового расизма фашистам и фашистскому движению не выжить. Таким образом, делается вывод, что действовать против неонацистов — значит начинать не с того конца. Опять-таки, сам по себе этот аргумент убедителен, тем более, что теоретически он правилен. Однако теоретическая точность не всегда способствует практической и эффективной политической деятельности. Как отметил итальянский антифашист Эррико Малатеста в начале века, «Лучшее — враг хорошего»: бесконечный поиск идеального политического действия слишком часто служит предлогом для того, чтобы ничего не делать. На самом деле, если антирасистское движение в Торонто не может достаточно эффективно построить стратегию и мобилизацию, чтобы устранить пару сотен нацистов, как мы можем реалистично ожидать, что нам удастся нанести поражение расистским законам об иммиграции, полицейскому насилию и другим институционализованным монолитам? […]

Следует понимать, что широкие и эффективные политические движения не возникают спонтанно, а являются результатом многих лет борьбы. Эта работа, если она будет реалистичной и успешной, должна начинаться с установления достижимых целей и завоевания маленьких побед там, где они могут быть одержаны. Именно благодаря закалке маленьких побед — которые дают движению опыт и вдохновение — становятся возможными более крупные победы. Раса и сопротивление.

В основе значительной части критики — тот факт, что АРД, со значительными исключениями, состоит по большей части из белой молодёжи рабочего класса. Критика исходит как от радикалов с отличным от белого цветом кожи, которые скептично относятся к белым радикальным организациям, так и от других белых радикалов, которые, по существу, верят, что белым людям ни к чему инициировать антирасистскую работу. […]

Именно связи с радикалами с другим цветом кожи, построенные на фундаменте из уважения, заработанного долгосрочной, принципиальной политической работой, могут оказаться наиболее крепкими и, следовательно, наиболее надёжными в случае кризиса. […]

Второй из этих критических аргументов имеет значение только в той степени, в которой он основывается на политике, фокусирующейся главным образом на чувстве вины. Если белые просто возложат на людей с другим цветом кожи ответственность за инициирование действий касательно связанных с расизмом проблем, то, по большому счёту, это будет равноценно отрицанию и личной, и коллективной исторической ответственности за угнетение. Действенный способ признать ответственность за расизм — это не сидеть с виноватым видом и ничего не делать, а работать против расизма в белом сообществе. Как отметил бывший лидер Партии Чёрных Пантер Доруба Бен Вахад во время своей лекции в Торонто: «Расизм — это не проблема чернокожих. Это проблема белых».

На самом деле, именно поэтому состав АРД должен рассматриваться как преимущество, а не недостаток. В то время как белые леваки постарше, возможно, не замечают уместности белой молодёжи, фашисты точно не делают этой ошибки — и они сделали старшие классы школ значительным политическим полем битвы. Тот факт, что молодёжь всех рас отчуждена и игнорируется обществом, общепринят, однако до последнего времени лишь нацисты пользовались этим разочарованием, чтобы набирать последователей среди белой молодёжи. Многие белые радикалы предпочли игнорировать некоторые из важнейших уроков о роли белых людей в антирасистской деятельности, высказанные такими из наиболее воинственных и ясно выражающихся чернокожих лидеров, как Ассата Шакур и Анджела Дэвис.

Подобная роль была сформулирована Кваме Туре и Чарльзом В. Гамильтоном в их книге «Чёрная власть: освободительная политика в Америке»:

«Одна из наиболее смущающих вещей касательно почти всех белых сторонников заключается в том, что они не стремятся отправиться в свои собственные сообщества — а именно там и процветает расизм — и работать над его искоренением… Существует надежда, что со временем образуется коалиция малоимущих чернокожих и малоимущих белых…, которая создаст мощный чёрно-белый блок, преданный цели создания свободного, открытого общества — а не такого, которое основано на расизме и субординации… Главная ответственность по выполнению этой задачи падает на белых… Белые бедняки становятся более враждебными — а не менее — по отношению к чернокожим, частично из-за того, что они видят, как внимание всей страны сфокусировано на бедности среди чернокожих, и мало кто, если вообще кто-то, идёт к ним… Только белые могут мобилизовать и организовать эти сообщества так, как нужно, чтобы эффективные союзы с чернокожими сообществами стали возможны… Если эта задача должна быть выполнена, то надо создать новые формы. В связи с этим процесс политической модернизации должен включать представителей белого сообщества, а также чернокожих».

Тот факт, что умные, чётко выражающие свои мысли и радикальные молодые люди противодействуют вербовке в своих школах и используют присутствие нацистов как возможность для своих товарищей принять участие и получить политинформацию о широких проблемах расизма и угнетения, должен приветствоваться, а не критиковаться. Тот факт, что многим из них присуще разочарование и недоверие к «традиционным» формам протеста и моделям политической организации, также должен быть поучителен для тех, кто желает слушать и учиться. К сожалению, недоверие к ленинистской партийной организации, презрение к бессмысленным линиям пикетов перед безликими зданиями и желание внести культурные элементы сопротивления в политическую работу бросает вызов нынешним левым иерархиям города, и многие предпочли отделаться от АРД на основании угрозы, которую подобная перспектива представляет для их собственных сравнительно авторитетных позиций. Слишком многие левые рассматривают молодёжь как пушечное мясо или как баранов, которых следует гнать в определённом направлении, а не как равных партнёров в политической борьбе, которые привносят в работу нужнейшие критику, анализ и энтузиазм.

Оспаривая проведение антирасистской работы, эти критики также неправильно поняли некоторые из самых основных принципов политической организации. Следует признавать, что люди эффективно организуются не из чувства вины, а благодаря пониманию собственной заинтересованности в переменах. Опять-таки, стоит процитировать Туре и Гамильтона: мы должны оставить позади лживое «представление о том, что политические коалиции могут поддерживаться только на моральной, дружественной, сентиментальной основе; на призывах к совести». Подобный подход ничего не делает для разоблачения и идентификации структур привилегий, и он слишком легко может привести к политическому разложению. Для Туре и Гамильтона жизнеспособные политические коалиции происходят от «признания сторонами соответствующих эгоистических интересов… [и]… взаимной веры в то, что каждая из сторон выиграет в достижении данных интересов от союза с другой или другими сторонами».

Белая молодёжь сейчас сталкивается с вербовкой, осуществляемой нацистскими группами, разбирается с нацистскими бандами в своих школах и местах, где происходит общение, и видит, как на их друзей, как белых, так и нет, нападают скинхеды. Таким образом, антинацистская организационная работа напрямую обращается к их жизненному опыту и политическим нуждам. Очевидно, что политическое образование и активизм не могут заканчиваться заботой о собственных нуждах, но начинать надо с этого. Рождение АРД предоставляет возможность вовлечь новое поколение активистов в антирасистскую работу и в радикальную политическую организационную деятельность. Это предоставляет политическую поддержку белой молодёжи из рабочего класса в том, чтобы она самоорганизовывалась по проблемам расизма и угнетения, что предоставляет возможность радикализовать целое поколение активистов. Это обещают такие группы, как АРД, и это долгосрочная перспектива, которую многие из левых критиков не желают замечать.

Лола, взято из «Arm The Spirit» № 16 (1993).

Единственный хороший фашист — это мёртвый фашист, как утверждает лозунг. Однако, как показывает эта статья бывшего нациста, жизнь после крайне правых группировок существует — и мы должны оспаривать фашизм ради людей, которых он хочет использовать. Эта статья отвечает с классовой точки зрения на вопросы, поднятые в критике АРД в журнале «Arsenal», такие, как «Является ли антифашизм всего лишь поводом для мордобоя?» и «Зачем в нашем движении нужны бывшие нацисты?









Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.