Онлайн библиотека PLAM.RU




XXXIXМноговариантный прогноз Троцкого

Троцкий обращал внимание на неправильность самой постановки вопроса: у кого больше шансов — у Советского Союза, чтобы довести до конца построение социализма независимо от того, что будет происходить во всём остальном мире, или у мирового пролетариата, чтобы завоевать власть до построения социализма в СССР. (При этом Троцкий рассматривал прежде всего ситуацию в Европе, поскольку он считал, что для Соединенных Штатов Америки перспектива социалистической революции в обозримый период не реальна).

В данной связи он строил многовариантный прогноз на ближайшие 30—50 лет, которые он считал минимальным сроком для построения социализма в СССР при отсутствии социалистической революции на Западе. Если исходить из того, что европейский пролетариат за эти годы власти не завоюет (а только на такой перспективе может строиться теория «победы социализма в одной стране»), то из этой перспективы вытекают несколько вариантов развития событий в Европе.

Первый вариант: «Европа будет, как ныне, качаться вокруг довоенного уровня… Но это «равновесие» потому мы и называем неустойчивым, что оно… неустойчиво»[655]. Такое положение не может длиться 20—30—40 лет, оно должно разрешиться в ту или иную сторону. Следовательно, возникает либо второй вариант, предполагающий «загнивание» капитализма и победу революций в европейских странах, либо третий — «европейский капитализм будет идти вверх в течение ближайших 30—50 лет, которые нам нужны были, чтобы построить социализм»[656]. Но в последнем случае развивающийся капитализм, который будет иметь, помимо всего прочего, соответствующую технику и вообще соответствующие средства, сможет через рабочую аристократию поднять массы на войну против СССР. На такой перспективе нельзя «строить перспективу социализма в нашей стране».

Рассматривая сегодня судьбу многовариантного прогноза Троцкого, следует прежде всего подчеркнуть, что история XX века оказалась «хитрее» всех мыслимых в 20-е годы прогнозов. Троцкий, в последующие годы уточнявший и частично изменявший свой прогноз с учётом изменений в международной обстановке и внутреннем положении СССР, продолжал называть капитализм «загнивающим». Для такой оценки капитализма в 30-е годы были весьма серьёзные основания: мировой экономический кризис и «великая депрессия» в большинстве капиталистических стран, приход к власти фашизма в Германии, вторая мировая война, начавшаяся как война между ведущими капиталистическими державами.

Троцкий не отказывался и от надежд на европейскую революцию, для чего тогда также были весьма серьёзные основания. В 30-е годы большинство стран Европы, прежде всего Германия, Франция и Испания, прошли через полосу революционного кризиса. Непосредственно-революционная ситуация не разрешилась в этих странах победой социалистической революции прежде всего в результате чудовищных ошибок Коминтерна, всецело подчинённого сталинистскому руководству, в результате уничтожения Сталиным тысяч и тысяч зарубежных коммунистов, способных возглавить социалистическую революцию в своих странах[657], наконец, в результате ослабления в сознании трудящихся Запада притягательности социалистических идей, скомпрометированных сталинистской практикой в СССР. Всё это привело к тому, что возможности, которыми была чревата революционная ситуация во многих европейских странах, оказались упущенными.

Сталин отнюдь не желал спонтанной победы социалистических революций в Европе, поскольку она неизбежно подорвала бы его господство в мировом коммунистическом движении. Закономерным продолжением «теории победы социализма в одной стране» стал его лозунг о том, что Советский Союз является подлинным отечеством пролетариата и коммунистов всех стран. Практическим претворением этой установки стало подчинение интересов развития мирового революционного процесса и интересов рабочего класса других стран интересам СССР в том виде, как их понимал Сталин[658].

Все указанные выше факторы, способствовавшие ослаблению подлинно революционного руководства движением народных масс, продолжали действовать в конце второй мировой войны и непосредственно после неё, когда во многих странах Европы и Азии развернулись антифашистские и национально-освободительные революции, имевшие реальный шанс перерасти в социалистические. Однако коммунисты пришли к власти в основном в тех странах, которые были освобождены Красной Армией (разумеется, были исключения: в Албании и Индокитае не было советских войск, а в Финляндии, Норвегии и Австрии, где эти войска находились, развитие и дальше пошло по капиталистическому пути). В тех же странах, где оказались англо-американские войска, коммунисты либо не решились поднять народ на завоевание власти (Франция, Италия), либо потерпели поражение в гражданской войне (Греция).

В дальнейшем на мировое развитие оказали влияние два основных фактора. Во-первых, социализм оказался преданным и скомпрометированным сталинистскими силами уже не в масштабах одной страны, а в масштабах всего так называемого социалистического лагеря. Во-вторых, капитализм сумел извлечь уроки из своих огромных исторических поражений и осуществить глобальную социальную перестройку в своих странах, в отношениях между ними, а также в отношениях с «третьим миром» (бывшими колониями и полуколониями).

«Если на другой день после Октября не совершилась мировая революция, которую исступленно ждали массы среди гражданской войны и разрухи, то совершилась мировая реформа, и это было побочным результатом неслыханных жертв, принесённых нашим народом для общего дела социализма» (М. Лифшиц)[659].

Уже на рубеже 20-х годов в Западной Европе утвердился 8-часовой рабочий день, который, по признанию крупнейшей французской буржуазной газеты «Тан», явился страховой премией за отказ западноевропейских рабочих (прежде всего их социал-демократических лидеров) последовать примеру Октября. В дальнейшем трудящиеся капиталистических стран добивались крупных социальных завоеваний даже после того, как их революционные действия заканчивались поражениями. Не случайно Черчилль на тегеранской встрече в 1943 году поднял тост за здоровье Рузвельта «как человека, который… несомненно предотвратил революцию в Соединенных Штатах» благодаря своей политике «нового курса», улучшившей положение «слабых и беспомощных»[660]. Объективные исторические законы стали пробивать себе дорогу другими путями.

Разумеется, «мировая реформа», включающая растущую интеграцию передовых капиталистических стран и значительное смягчение противоречий между ними, серьёзные уступки трудящимся со стороны правящих классов этих стран и распад мировой колониальной системы, не изменила в корне природу капитализма и империализма.

Судьбы мировой истории в ближайшие десятилетия будут определяться процессами, происходящими не только в передовых капиталистических странах (США, Западная Европа, Япония, Канада, Австралия), население которых в совокупности составляет примерно 600 млн. человек, но и в так называемых развивающихся или зависимых странах, численность населения которых в несколько раз больше. Этот разрыв в численности населения между передовыми и зависимыми капиталистическими странами будет неуклонно возрастать уже в силу низкой рождаемости в первых и высокой — во вторых.

И для сегодняшнего дня сохраняет всю силу положение Ленина о том, что «весь Восток»[661], составляющий «гигантское большинство населения» Земли и состоящий в основном из «трудящегося эксплуатируемого населения, доведённого до последней степени человеческой крайности, поставлен в условия, когда его физические и материальные силы не идут решительно ни в какое сравнение с физическими, материальными и военными силами любого из гораздо меньших западноевропейских государств»[662].

Растущие масштабы неравенства между «Севером» и «Югом», страшной, всё более усугубляющейся бедности в подавляющей части так называемого «третьего мира» отмечаются в докладе Международной комиссии по окружающей среде и развитию, созданной под эгидой ООН: «В абсолютных цифрах голодающих в мире сегодня больше, чем когда-либо раньше, и число их увеличивается. То же и с неумеющими читать и писать, с теми, кто не обеспечен хорошей водой, достойным жильем. Пропасть между богатыми и бедными государствами не сокращается, а расширяется, и мала надежда на то, что при существующих тенденциях в мировых институционных структурах этот процесс удастся остановить… В большинстве развивающихся стран реальный доход на душу населения сейчас ниже, чем в начале десятилетия»[663]. Таким образом, на значительной части территории Земли продолжается процесс не только относительного, но и абсолютного обнищания населения.

Не более утешительны краткосрочные и долгосрочные прогнозы. По данным американского Института развития ресурсов, в странах третьего мира от голода и отсутствия элементарной медицинской помощи до 2000 года погибнут десятки миллионов детей в возрасте до пяти лет. Экстраполируя такого рода тенденции на первые десятилетия следующего века, директор американского Института по проблемам народонаселения Э. Тоффлер пишет, что в это время «практически весь развивающийся мир будет страдать от безысходной нужды и мучений»[664].

Вместе с тем положение и в передовых капиталистических странах ныне весьма далеко от социальной гармонии. Наряду с углубляющимся социальным неравенством в этих странах остро даёт о себе знать моральное одичание, выражающееся в росте экономической и общеуголовной преступности, порно- и наркобизнеса, быстром распространении СПИДа и т. д. Гонка всё более мощных вооружений, ослабляющаяся лишь за последние годы, и экологический кризис впервые в мировой истории поставили перед человечеством проблему его выживания.

Всё это говорит о том, что капиталистическая система, рассматриваемая в глобальном масштабе, отнюдь не является «землёй обетованной». Присущие ей внутренние противоречия вновь и вновь будут ставить вопрос о замене её системой, основанной на социальной справедливости, интернациональной солидарности трудящихся и общественной собственности на средства производства, т. е. социализмом.

Такая замена будет наталкиваться, на наш взгляд, не столько на материальные, сколько на идеологические и психологические трудности: ослабление в сознании миллионов людей притягательности социалистического выбора, подорванного многолетними извращениями социалистических принципов и идеалов сталинизмом и его производными: маоизмом, титоизмом и т. д. Поэтому столь важно показать антисоциалистическую сущность всех этих репрессивных режимов, носителями которых выступали «вожди», прошедшие школу неистовой борьбы против «троцкизма». Подмена социальной справедливости привилегиями и коррупцией, социалистического народовластия — господством бюрократических клик, социалистической солидарности — гегемонизмом сталинского или маоистского типа явились главной причиной распада (с начала 60-х годов) так называемого «социалистического содружества».

Тем самым были упущены наиболее благоприятные возможности для социалистического развития, созданные образованием мировой системы социалистически ориентированных стран, системы, включающей около трети населения Земли. Восстановление во всей полноте исторической правды о судьбе социалистических революций, преданных сталинистскими режимами, призвано уберечь будущие коммунистические силы от хотя бы малейшего повторения ошибок и преступлений, за которые народам, руководимым сталинистами всех мастей, пришлось уплатить неимоверно страшную цену.

Таким образом, ретроспективно оценивая дискуссию 20-х годов о возможности победы социализма в одной стране, можно прийти к следующим выводам:

1. После второй мировой войны социалистические революции одержали победу почти в двух десятках стран Европы, Азии и Америки. Тем самым главное объективное ограничение победы социализма в СССР (и других странах) отпало. Однако образование мировой социалистической системы не привело к победе социализма прежде всего потому, что эта система строилась на основах советского гегемонизма и воспроизводила сталинистские извращения социализма теперь уже в глобальном масштабе.

2. Под влиянием социального вызова стран, строящих социализм, и классовой борьбы трудящихся своих государств развитые капиталистические страны осуществили, начиная с 30-х годов, глобальную социальную перестройку («мировую реформу»), в результате чего они вышли на путь нового экономического подъёма, развития без крупных экономических и политических кризисов и потрясений.

3. Вместе с тем, развивающийся капитализм 40- 80-х годов не смог ликвидировать своих глобальных противоречий, в результате чего вопрос о борьбе за социализм в интернациональном масштабе по-прежнему не снят с повестки дня. Для нахождения путей к социализму коммунистическим силам во всём мире придётся вновь и вновь возвращаться к идеям «троцкизма» 20—30-х годов и развивать их, опираясь на новый исторический опыт.


Примечания:



6

Ленин В. И. Полн. собр. соч. т. 39. С. 59.



65

Известия ЦК КПСС. 1989. № 12. С. 201.



66

Троцкий Л. Д. Моя жизнь. Опыт автобиографии. М., 1991. С. 446—449.



655

XV конференция Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков). С. 532.



656

XV конференция Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков). С. 532.



657

*Приведем лишь некоторые данные, обнародованные в последние годы. Из 3 тысяч болгарских эмигрантов, живших и работавших в Советском Союзе в 30-е годы, был репрессирован каждый третий, причём 600 наиболее активных болгарских коммунистов погибли в сталинских тюрьмах и лагерях. Тысячи немецких коммунистов, которые искали в Советском Союзе убежища от нацистского террора, были арестованы, несколько сот из них убиты. Около 4 тысяч немецких коммунистов, которые по приказу партии приехали в Москву или добровольно решили помочь строительству социализма в СССР, были переданы Сталиным в руки гестапо после заключения германо-советского пакта. 19 членов и кандидатов в члены ЦК компартии Германии стали жертвами нацистского террора, 16 — сталинского. Не меньшие потери от сталинских репрессий понесли в 30-е годы венгерская, югославская, польская и другие компартии.



658

*Трагические последствия этой установки, претворявшейся в жизнь ещё до сговора Сталина с Гитлером, выразительно описаны в романе А. Кестлера «Слепящая тьма».



659

Лифшиц М. Нравственное значение Октябрьской революции. — Коммунист. 1985. № 4. С. 50.



660

Шервуд Р. Рузвельт и Гопкин С. В 2 т. М. 1958. Т. 2. С 489.



661

*Применительно к современным условиям используется более точное, хотя и также условное, деление мира не на «Восток» и «Запад», а на «Север» и «Юг».



662

Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 45. С. 403.



663

Коммунист. 1987. № 17. С. 103, 104.



664

Литературная газета. 1987. 4 ноября.






Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.