Онлайн библиотека PLAM.RU




  • Дизайнер, которая ходит сама по себе
  • Творчество на фоне краха
  • Полезное сумасшествие
  • Вместо вывода Перемены как лучшая профилактика дауншифтинга
  • Глава 9

    Как искать и находить свое призвание,

    а также трогательная и интересная история одного дизайнера

    Есть только два способа прожить свою жизнь.

    Первый – так, будто никаких чудес не бывает.

    Второй – так, будто все на свете является чудом.

    (Альберт Эйнштейн)
    Для чего читать эту главу?

    Чтобы:

    • узнать, что может спровоцировать жажду перемен;

    • понять, как и когда надо начинать все в своей жизни преобразовывать;

    • узнать, как бросить все, заняться творчеством и стать еще более счастливым чело веком;

    • как найти свое призвание и добиться признания.


    Когда я начинала писать эту книгу, то была уверена: для того, чтобы человек решился на перемены, он должен быть недоволен. Собой, судьбой, начальником, правительством или хотя бы погодой. Все оказалось не совсем так. Да, я общалась и с такими людьми, которые однажды понимали, что так дальше нельзя, и начинали искать новые способы жить. Но некоторые мои герои не испытывали острого разочарования, зато в один прекрасный день они с удивлением открыли, что можно жить по-другому: лучше, интереснее, комфортнее, радостнее, насыщеннее… И постфактум – уже после кардинальных изменений – обнаруживали, что было и скучно, и серо, и как-то не так. Они не искали ничего нового, новое само нашло их.

    Неожиданно для себя я открыла еще и третий «вариант» дауншифтинга, когда жизнь ставила ничего не подозревавшего человека в очень жесткие рамки и зачастую перед не самыми приятными фактами… Такие люди обнаруживали себя в больнице с серьезным диагнозом или после катастрофического развода… Трудности преображали их. Они отказывались от прежних сценариев, привычных ролей, а заодно и должностей.

    С одной стороны, это можно объяснить тем, что смена условий труда, профессии и места жительства почти ничего не значат – если верить шкале стрессовых ситуаций Holmes & Rahe (Медицинский университет Вашингтона) – по сравнению с разводом или серьезной болезнью[16]. С другой, можно вспомнить австрийского психолога Виктора Франкла, который после трех лет заключения в концлагере написал книгу «Сказать жизни ДА» и разработал собственную психологическую теорию. Франкл в своих книгах и на лекциях рассказывал о пережитом (и этот стресс вряд ли возможно перевести в баллы) и предлагал искать смысл во всех проявлениях жизни – даже самых страшных.

    Вернусь от попыток объяснить к попыткам описать. Я много общалась с людьми, судьбы которых «вписывались» в вышеупомянутый третий вариант, но подробно остановлюсь только на одной – трогательной истории талантливой художницы.

    Дизайнер, которая ходит сама по себе

    Дизайнер Яна Франк (известная в сети как Миу-Мау) сбавила обороты жизни из-за диагноза – рак. Однако в чем-то этот диагноз оказался спасительным – она перестала тратить время на неинтересные заказы и карьерную гонку и увлеклась тем, что ей нравится. Сейчас она много рисует, пишет книги о том, как организовать свое время и найти призвание, ведет отличнейший блог.

    Признаюсь, придуманный и нарисованный ею ежедневник «365 дней очень творческого человека» – моя настольная книга. Правда, пользуюсь им редко (встречи и дела планирую в Google-календаре), зато любуюсь и листаю постоянно: он очень милый, а предложения Яны по самоорганизации действительно работают. Ну, и надпись мне льстит O.

    Творчество на фоне краха

    Коротко перескажу биографию Яны Франк. В девятнадцать лет она приехала в Германию с большим животом и без образования (уехала из Таджикистана в 1991 г., потому что там была война, перед отъездом отучилась четыре года в художественном училище, но не успела его окончить). С маленьким ребенком на руках получила диплом об образовании, сделала карьеру, поработала и главным дизайнером, и арт-директором крупных медиахолдингов. А затем, как она говорит сама, потерпела полный крах:

    «На фоне потери и смены работы я пережила феерический развод, по сравнению с которым меркнут все самые страшные голливудские триллеры, и в какой-то момент очнулась в больнице со страшным диагнозом. Я была в шоке, но у меня не было депрессии. Не знаю, откуда это у меня, подозреваю, что передалось по наследству, но, узнав свой диагноз, я первым делом сказала: “В таком возрасте умереть от рака? Ни за что! Нет, я на это не согласна. Стерплю все, что пропишут, вынесу какие угодно терапии, но непременно выживу!” В тот момент мне давали шесть недель, но я эйфоризировала и боролась. Через некоторое время наступило улучшение, но год спустя – резкое ухудшение. Появились метастазы в печени. Я опять твердила: “Я чувствую себя здоровой, я уже почти выбралась из этого кошмара, вот увидите, я не умру”. К этому моменту врачи попросту решили, что я сошла с ума, не справившись с ударами судьбы, но согласились, что это не худший вид безумия. Разумеется, просто закрывать глаза на факты и веселиться не получилось. Я лежала в больницах, глядя в потолок, многие месяцы. И у меня было время подумать о том, что я сделала не так, и о том, что изменю, если выживу. В первую очередь я поймала себя на сожалении о времени и силах, которые вбухала в зарабатывание денег. Я много работала над не очень близкими мне проектами в ущерб тому, что греет душу. Деньги не сделали меня счастливой, а о несостоявшихся книгах и картинах я искренне сожалела. Я пообещала себе впредь пытаться жить так, чтобы было не о чем жалеть.

    В последующие годы последовательно училась претворять это обещание в жизнь: научилась отметать ненужные мне контакты и заказы и делать то, что для меня важно, даже если это не совсем нравится и подходит окружающим.

    Начала много рисовать и заниматься искусством, преподавать, писать книги.

    После двух лет, почти полностью проведенных в больнице, изменила свою жизнь. Я занимаюсь тем, что приносит мне радость, жертвуя тем, что приносит большие деньги. Периодически исчезаю на две-три недели – попадаю в больницы или очень больная лежу дома. Зато во все остальное время “отрабатываю” пробелы с великим рвением.

    Очень хочу прожить еще долго, потому что творческих планов у меня наберется на пятьдесят лет вперед. Сейчас сил и здоровья мало, но при каждой возможности я бросаюсь исполнять любые творческие планы. Творчество дает мне ощущение, что я жива. У меня всегда тысяча идей в голове – только успевай воплощать, это ли не прекрасный смысл жизни?»

    Полезное сумасшествие

    Когда Яна Франк с больничной койки сообщила окружающим, что хочет рисовать иллюстрации, они сказали: «С ума сошла! Тебе бы сейчас деньги загребать там, где ты себе сделала имя, а ты меняешь профессию!». Ее это не смутило и не остановило. Вот уже много лет она занимается тем, чем хочет, зарабатывает этим и даже снова «сделала» себе имя. В ЖЖ-дневнике она с большой охотой консультирует тех, кто ищет себя, призвание или немного времени и места для творчества в жизни.

    Она считает «талантом не то, что человек теоретически хорошо может, если заставить, а то, что доставляет удовольствие: если нет мотивации, удовольствие от процесса – единственное, что может заставить человека взяться за дело». И всем работающим исключительно из-за денег рекомендует зарабатывать деньги тем, что им нравится. От себя добавлю такой пример: если большую часть рабочего времени вы ищете туры, а отчеты и проекты, вписанные вам в должностные обязанности, делаете с неохотой тогда, когда откладывать больше нельзя, то подумайте о… собственной турфирме. Один знакомый пиарщик, работавший на серьезном телеканале, так и сделал: ушел из офиса, чтобы продавать путевки, писать о разных странах и, разумеется, путешествовать почти задаром благодаря своим уникальным поисковым способностям.

    Еще один, на мой взгляд, очень важный совет Яны – о мотивации. Если мотивация есть – появится и время, и возможности: «Все малоприятные дела делаются потому, что они как-то ведут к желанному. Если вы никак не можете заставить себя что-то сделать, значит, за этим нет чего-то желанного, к чему оно загораживает путь».

    Секрет удачи при смене профессии, по мнению художницы, в том, чтобы отличить то, что хочется всего лишь попробовать, от того, чем хочется заниматься долго. Долго – это минимум пару годиков, а лучше лет пять. Именно столько, по ее ощущениям, времени нужно для того, чтобы добиться успеха в новой отрасли. Если то, что вы делаете, вам не нравится, но и остальным заниматься годами не хочется, ищите дальше.

    Один из способов поиска «того самого занятия» Яна предлагает в своем авторском ежедневнике: выписать «великие дела, которые хочется вершить», а затем зачеркнуть из них половину (а затем проделать эту процедуру еще два раза). После этого, возможно, в списке останутся именно те проекты и желания, на которые стоит тратить время и силы. Впрочем, этот совет полезен для тех, у кого не меньше восьми великих дел в планах. Если вы пока еще не определились со списком грандиозных мечтаний – прислушивайтесь к себе и, если будет желание, присматривайтесь к другим. Так, как рекомендует Миу-Мау:

    «Есть вариант поинтересоваться другими бизнесами, карьерами, посмотреть вокруг, кто что делает. Иногда вдруг что-то возникает на дороге, и появляется мысль: “Вот так я тоже хочу!” На самом деле это тоже увлекательная фаза в жизни – смотреть разные чужие странички, магазины, сервисы, прислушиваться к своим чувствам. У меня была подруга, которая где-то год вот так ходила и задавала себе вопрос: “Хочу ли я такую работу?” Чуть ли не везде побывала – в банке, в магазине с кондитерскими изделиями, глядела на менеджера отеля. Кончилось, к слову, тем, что она начала делать гигантские декорации для витрин и шопинг-моллов и работает в этой области уже лет семь (а была специалистом по производству дыхательных аппаратов для ныряльщиков)».

    Вместо вывода

    Перемены как лучшая профилактика дауншифтинга

    Виктору Франклу, о котором я упоминала в начале этой главы, приписывают авторство термина «воскресный невроз». Под этим «диагнозом» подразумевается ощущение подавленности, пустоты, скуки, апатии, которое люди испытывают после окончания рабочей недели.

    Если в вашей душе хоть чем-то отозвался этот почти медицинский эпитет… Или если вдруг оказались близки встречавшиеся раньше ироничные метафоры «эффект Шереметьево», «комплекс гастарбайтера» и тому подобное… Или душа радуется от того, как понимают ваши чувства авторы песни, как «каждую пятницу я в говно, а каждый понедельник я огурцом»[17]… То не откладывайте на завтра то, что можно поменять сегодня.

    Не ждите разочарования, болезни, потрясений, после которых решите бросить все, что надоело и наболело. Ищите то, что хорошо именно для вас в настоящее время.

    Я не знаю, что это может быть. И не знаю, быстро ли вы это найдете. И у меня нет гарантий, что в следующий вторник в 17–46 вы станете чуть более счастливым и гармоничным человеком.

    Я уверена в правоте журналиста и художницы Натальи Ольховой, которая не устает повторять подрастающему поколению (к которому относит в том числе и тридцатилетнюю меня) следующую фразу:

    «У нас есть только время и смелость. И времени с каждым днем становится все меньше».


    Примечания:



    1

    В наркотическом смысле этого слова.



    16

    Развод по этой 100-балльной шкале стресса «приносит» 73 балла, серьезная болезнь или травма – 53 балла, увольнение с работы – 47 баллов, смена профессии – 24 балла, переезд в другой город – 24 балла, изменение условий работы – 20 баллов.



    17

    «Гимн офисного работника» (Семен Слепаков).









    Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

    Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.