Онлайн библиотека PLAM.RU




  • Вся соль – в море!
  • Как еще бывает. Попутный ветер перемен
  • Это важно!
  • Вместо вывода Захватывающий бизнес
  • Глава 7

    Как заняться своим делом,

    или

    Истории тех, для кого важен не только инвестиционный климат

    Вот еще что я не понимаю: кассеты для дополнительной мотивации, книги для дополнительной мотивации… Ведь все так просто: вы либо хотите, либо нет! Если вам хватило мотивации, чтобы пойти в магазин за книгой по мотивации, может, у вас достаточно мотивации?

    (Джордж Карлин, американский комик)
    Для чего читать эту главу?

    Чтобы:

    • понять, как сделать бизнес на том, чем нравится заниматься;

    • выяснить, сколько можно заработать на своем хобби;

    • узнать, зачем люди стремятся из больших городов в море и на острова.


    Множество анекдотов и афоризмов посвящены сложной взаимосвязи работы и хобби, а также простой сути и того, и другого. Обобщая народную мудрость: работа – это некий монстр, поглощающий удовольствие и выделяющий деньги. Хобби – монстр наоборот. Наша задача-максимум в этой жизни – поддерживать баланс экосистемы в таком состоянии, чтобы живы были оба проглота. Герои этой главы отказались признать очевидное (что жизнь есть страдание, а мир в этом паноптикуме монстров – недостижимая гармония). И превратили свое хобби в бизнес. Или бизнес – в удобное дополнение к хобби.

    Вся соль – в море!

    Пару лет назад, в разгар мирового экономического кризиса, петербургский бизнесмен Александр Шилов продал свою долю в соляной компании (бренд «Зимушка-Зима») и уехал на Балеарские острова, чтобы всерьез предаться своему увлечению. О том, что его так захватило, он рассказал мне во время зимовки в Москве:

    «Это было несколько лет назад. Почти случайно оказался на яхте в Средиземном море, мы двигались от острова к острову… Это оказалось чем-то совершенно нереальным для меня тогда! Удивительная морская эстетика, необыкновенная, непредсказуемая жизнь на воде, динамичная среда обитания… Ты находишься дома, но при этом передвигаешься. До этого мне даже в голову не приходило, что такое возможно и что это доступно каждому. Море зацепило меня. Вернулся в Россию и понял, что море мне очень нужно. Через несколько месяцев получил в английской школе шкиперскую лицензию с правом управления судном, предварительно выучив наизусть темы из учебника и заодно английский язык. Снова отправился с друзьями на яхте в Грецию, теперь уже в качестве капитана. Очередной поразительный опыт. До этого редко приходилось принимать в сжатые сроки столько самостоятельных решений. В этот порт идти или в другой? Можно выходить в такую погоду или нет? Ежечасно отвечаешь на вопросы, от которых многое зависит: не обратишь на какие-то детали внимания – будешь стоять в шторм в море без провизии в течение суток или что-нибудь в этом роде. Мелких ошибок наделал много, но глобальных происшествий не было ни одного. В общем и целом это стало для меня революцией: когда-то млекопитающие вышли из моря на сушу, я совершил обратное. Морская жизнь очень естественна (в отличие от городской), а в Средиземноморье при этом еще и комфортна. Это идеальный баланс взаимодействия с природой.

    Я считаю, что чем меньше ты приспособлен к среде обитания, тем сильнее ты можешь стать. В мегаполисе люди могут вообще не думать о жизни, за них уже разработаны все маршруты: нет работы – получи востребованное образование, есть работа – делай карьеру. Не нужно принимать ответственных решений, нужно действовать по правилам, и сразу – или же через несколько ходов – продвинешься в игре. В других, менее структурированных и формализованных условиях, например в море, гораздо выше уровень осознанности жизни: привычные схемы и стереотипы не работают. Каждое действие нужно быстро и максимально объективно обдумывать. Еще у меня есть один пунктик – острова: жизнь на них принципиально отличается от материковой, меня это привлекает. Очень здорово было пожить несколько месяцев на небольшом – восемьдесят квадратных километров – острове. Когда вернулся на большую сушу, потянуло сразу же обратно».

    В резюме Александра – образование политолога, по которому он не работал ни дня (решил, что грязное это дело) и добрый десяток бизнесов, которыми занимался вместе с другом. Они торговали печенью трески, организовывали концерты любимых фанк-групп, продавали видеорекламу: что-то получалось, что-то не очень. Например, просроченными консервами печени трески была заставлена одна из комнат в доме Александра, а сам он на нее смотреть с тех пор не может. Надолго задержались в соляном бизнесе: за шесть лет партнеры организовали собственное фасовочное производство и продажи через трех дистрибьюторов.

    Ситуация с соляным бизнесом была стабильной, и Александру поначалу удавалось сочетать плавание с работой: сотовая связь и Интернет есть в каждом порту и даже в море…

    «Но это совершенно разные ритмы. Представьте: раннее утро, выходишь на палубу – перед тобой бирюзовое море. И тут звонок: “Александр, фура пришла, но никого нет. Можно как-то по-быстрому решить вопрос?” – вспоминает моряк. – Самое сложное – сохранить состояние работоспособности, когда у тебя полный релакс. Звонки шли как из другого мира…»

    «Этот» же мир был наполнен иным. Встречами. В Греции Александр познакомился с немецким яхтсменом-пенсионером, который два года назад вышел из дома, погрузился на небольшую парусную яхту и отправился в сторону Марокко, по пути заглянув в Средиземноморье (где они с Александром и встретились). На Ибице нашел общий язык с известным современным художником, который построил себе дом в виде католической церкви с прозрачной крышей. «В один из вечеров к нему приехали девчонки, владелицы массажного салона, они делали всем желающим аюрведический массаж. Ты лежишь в церкви, смотришь через стеклянный потолок на звезды, на тебя капают ароматические масла, и в этой же комнате кто-то удивительно талантливый – а других в тусовке нет – поет песни или играет на инструментах», – останавливается на особенностях земной жизни во время морского плавания Шилов.

    «На яхте – это сложно объяснить как. Это совсем иначе, чем как бы то ни было. Нет никаких ограничений маршрута: вот море, иди в любую сторону. Хочется на пляж во-о-он на том острове – ОК, полчаса, и мы там. Яхта – комфортный дом, способный перемещаться в пространстве гораздо лучше, чем вагончик Элли из страны Оз», – пишет он в своем блоге. Постепенно путешествие на яхте из хобби стало бизнесом: Александр научился не только рулить штурвалом, но и организовывать отдых для больших компаний.

    На зимовку Александр вернулся в Москву (на Средиземноморье не сезон, а в столице его ждала должность бизнес-директора), чтобы летом 2011 г. опять уйти в большое плавание. В свободное от директорских задач и реализации морских бизнес-идей время Шилов вместе с партнером организовал закрытый официальный чемпионат мира по кикбоксингу в тяжелом весе для тридцати зрителей. Нестандартные мероприятия – страсть Александра: его компания LATEO Mediterranean продает не только круизы (в этом, по его словам, нет уникальной идеи), но и «подборки впечатлений»: встречи с известными людьми, выставки, события, тайные уголки природы.

    «Когда мне было шесть лет, я “забыл вернуть” в школьную библиотеку книжку “Юный моряк” с морскими узлами и прочими штуками. Эпизод вылетел из памяти. Совсем недавно родители прислали мне эту книжку со словами: “А помнишь?..” Я с удивлением вспомнил».

    Арифметика свободы. Получение шкиперской лицензии обойдется ориентировочно в €1000, организация фирмы – около €1500 (собственное предприятие за границей поможет вам оформить вид на жительство, если возникнет такая необходимость), аренда яхты – €2500–4000 в неделю (при долговременной аренде возможны скидки), стоянка в порту – от нуля (в портах Греции) до десятков тысяч евро – в некоторых популярных и почти закрытых портах, где отдыхают знаменитости и олигархи. Ожидаемая прибыль от проекта – 25 %.

    Как еще бывает. Попутный ветер перемен

    Если вы заметили, что вы на стороне большинства, это верный признак того, что пора меняться.

    (Марк Твен)

    Море, скалы, остров… Бутылочные и драконовы деревья, последние похожи на гигантские пучки укропа или грибы с другой планеты и нигде больше в нашем мире не встречаются. Как и еще двести видов растений с этого острова. Остров населяют люди, которые говорят на древнейшем бесписьменном языке. Добрые островитяне без истории, оружия и преступлений. Да, хищников там тоже нет. Этот заповедник старой культуры и уникальной природы не плод моей фантазии, а вполне реально существующее место – Сокотра, место жительства и работы Дениса Романова. Он оставил Москву (а вместе с нею и должность руководителя аналитического отдела информационного агентства «Мобиле») лет десять назад ради ветра, солнца и моря.


    Виной всех перемен в его жизни Денис считает виндсерфинг. Первые уроки он взял в Москве, но здесь ходить под парусом можно только летом, а кататься хотелось постоянно. Почти случайно (уже после поездки в Хургаду, которая совсем не понравилась) Денис нашел в сети информацию о Дахабе – небольшом городке на южном Синае в часе езды от Шарм-эль-Шейха.

    «На сайте была одна лишь фотография моря с гнущимися на ветру пальмами и короткий текст, написанный Владимиром Титенковым, первым русским, открывшим Дахаб. Текст гласил, что Дахаб совсем не похож на остальной Египет, что тут почти всегда дует ветер и есть волны, которых мне так не хватало.

    Оказавшись в Дахабе, порадовался приятной компании серферов – до меня в Дахаб уже приехали тренироваться спортсмены Ольга Малышева и Владимир Куликов (он живет в Дахабе до сих пор). Владимир Титенков, с которым мы сразу стали друзьями, уже окончательно переселился к тому времени в Дахаб, сменив небольшой, но довольно успешный торговый бизнес в России на жизнь у моря.

    Вся русская тусовка жила тогда в старом бедуинском кемпинге (бывшая израильская казарма), где паруса и доски свалены в кучу, а люди ночевали в кельях 3?3 м с одним окошком и бетонной кроватью.

    Жить в то время в Дахабе можно было с бюджетом $30–50 в неделю, практически ни в чем себе не отказывая…

    На тот момент моя работа руководителем аналитического отдела информационного агентства “Мобиле” позволяла половину года находиться в поездках (разработанная нами информационная система помогла сократить отдел с пятнадцати человек до двух с одновременным увеличением числа заказчиков втрое). Я начал ездить в Дахаб постоянно, обрастая там снаряжением, которое хранил на месте.

    Примерно через год надоело мотаться в Москву и общаться там с заказчиками, для которых основной ценностью была их постоянно меняющаяся доля на рынке. Изучать предпочтения покупателей телевизоров и мониторить розничные продажи уже не хотелось.

    Таким образом, в России меня уже почти ничто не держало. Я стал искать варианты работы или бизнеса в Дахабе, попутно начав изучение английского, который был совсем на нуле.

    Поскольку Володя Титенков уже начал заниматься проектом серф-станции, а конкурировать с другом не хотелось, я с радостью ухватился за возможность аренды дайвинг-центра. Он был расположен прямо на мысе Лайтхауз, где я и катался под парусом».

    Денис нашел партнера и инвестиции в Москве и открыл дайвинг-центр. Все было новым: страна, арабский менталитет, сам дайвинг… Об этом времени Денис вспоминает ностальгически:

    «К сожалению, “романтический” период, когда я рассекал по дахабской набережной на растабайке с рекламой клуба, своими руками обустраивал клуб, чувствуя себя монополистом на новом рынке и живя при этом на $50 в неделю в небольшой комнате на крыше кемпинга, довольно быстро закончился. Количество клиентов, а вместе с тем и объем офисной работы росли. Появились конкуренты – первый инструктор по дайвингу, своровав клиентскую базу, начал работать на себя на базе соседнего клуба. Начались проблемы с подбором персонала… Число сотрудников на зарплате перевалило за десяток. Это привело за собой весь ворох социально-трудовых глюков, которые люди привозили с собой из России».

    По мнению Романова, некоторым людям дауншифтинг (даже с выходом на новую работу инструктором) противопоказан: безделье и жаркий климат размягчают волю, и через пару месяцев человек начинает играть в овощ на полном серьезе. К слову, пары, проводя друг с другом 100 % времени (вместо 10 % – как в Москве), по его наблюдениям, нередко распадаются. Отношения сохраняют только самые крепкие союзы или те, что сложились уже после адаптации к условиям дауншифтинга.

    Со временем бизнес становился более стабильным и скучным: после увеличения единовременного количества клиентов клуба до двадцати рутины стало больше, а романтики меньше. Сам Дахаб из местечка для своих превратился в курорт со всеми вытекающими из этого последствиями. В Дахаб – так же, как в свое время и в Гоа, – начали массово съезжаться дауншифтеры. Причины очевидны: уровень цен, море, климат, тусовка, активные виды спорта, возможность заработать инструктором на условиях фриланса, если захочется. Число туристов росло еще более интенсивно.

    Продав свою долю, но не сойдясь с новыми владельцами во взглядах на развитие дайвинг-клуба (к этому времени он занимал бо?льшую долю рынка в Дахабе), Денис ушел из компании. По словам Романова, этот бизнес был для него не целью, а средством (для занятий виндсерфингом). Сейчас «минимальный прожиточный минимум» в Дахабе, а также постоянный доступ к волнам и ветру может обеспечить оставшаяся в собственности Дениса кофейня. Но Романов неисправим: он снова начал делать то, что ему интересно, и снова с нуля. Денис считает, что слово «бизнес» лучше всего употреблять в его исконном значении «то, чем ты занят». То есть речь, по идее, должна идти не о зарабатывании денег, а о том, как с помощью средства – денег – добиться настоящей цели. Хотя, по его мнению, «у денег есть сильная “метафизическая” сущность, которая норовит стать твоей целью», этого Романов старается избежать.

    Свои деньги Денис сейчас инвестирует в IT-проект (универсальную систему автоматизации сферы услуг, которую уже начал опробовать на ресурсах dahab.su и www.socotra. ru), а свое время – в новую любовь, остров Сокотра. Там он работает гидом в собственной фирме, развивает экотуризм, открывая для людей новую планету на маленьком острове недалеко от Африки.

    «Сокотрийский проект специфичен. Здесь очень красиво, но быт совершенно не обустроен, зачастую шокирует туристов. Навряд ли в ближайшие годы сюда приедет жить еще кто-то из русских. Чтобы поселиться тут, нужно любить и понимать остров и его жителей. Тогда будет уютно и комфортно. И если знаменателем в Дахабе был виндсерфинг, то на Сокотре – сама возможность жить в этом удивительном месте.

    Мы пытаемся показать осколки счастливого бытия туристам, которые по полгода не видят солнца и звезд, проводя большую часть жизни в кресле. Это сложно. Часто люди покупаются на красоту места и жестко разочаровываются, увидев счастливые лица, для которых ценность денег зачастую непонятна. Сокотрийцы напрочь лишены присущего европейцам гедонизма. Например, еда здесь – всего лишь топливо, у которого итог – один… Никто из сокотрийцев не тратит свое время на кулинарные изыски. Рыба и мясо рубятся на куски, отвариваются непродолжительное время. Имея пару десятков коз, которые сами пасутся вокруг дома, и океан, они вполне довольны. У них есть все, включая свежее натуральное молоко, мясо и рыбу, которые составляют основной рацион питания. Цивилизация пришла на остров недавно – первый частный автомобиль появился в 2001 году.

    Даже мне после многих лет жизни в Дахабе, приходится привыкать к этой неспешной жизни без чрезмерных желаний, без жажды денег и заботы о завтрашнем дне».

    Хотя Романов еще не стал своим на Сокотре, но, приезжая в Россию по делам, он определенно чувствует себя островитянином. Так, по привычке, заходя в магазин, говорит «Здравствуйте», улыбается незнакомцам в метро. Только получив раздраженные и недоуменные взгляды в ответ, понимает, что здесь это неуместно. Он разучился поддерживать традиционные разговоры о завтрашнем дне, обсуждать покупки и смотреть теленовости. Он был бы совершенно неприспособленным к жизни человеком, если бы не умел выживать и наслаждаться жизнью по всему миру.

    Арифметика свободы. На открытие дайвинг-клуба в Дахабе ушло $25 000, эти деньги были вложены в аренду помещения, покупку восьми комплектов снаряжения, фотоаппарата и ноутбука. Инвестиции окупились на второй год работы.

    СОВЕТ ОТ ДЕНИСА

    Считать и прикидывать надо всегда. Любой бизнес-план устаревает через месяц, его нужно держать в голове и понимать, чего ты хочешь достичь, какие средства у тебя на это сейчас есть и чем ты готов рискнуть.

    Это важно!

    На смену ориентиров и адаптацию к новому образу жизни понадобится полгода-год. За это время вы найдете новую нишу и новые ценности. Возможно, в том числе материальные.

    На доходность бизнеса имеет смысл смотреть через год, когда будет ясна сезонность.

    Монетизировать удовольствие – непросто. Но даже если бизнес из хобби не получится, останутся отличные воспоминания и опыт.

    Вместо вывода

    Захватывающий бизнес

    Работая над этой книгой, я знакомилась и с владельцами ресторанов в Индии, и с другими русскими предпринимателями, начавшими бизнес за рубежом.

    Бизнесом за границей, отнимающим силы, нервы и деньги, никого не удивишь. А вот хобби, ставшее чем-то большим, поражает. Точно так же, как и истории, в которых люди не раздумывая отказываются от старых привязанностей к стабильным доходам и надежным компаниям (своим собственным в том числе) ради новой авантюры. Они последовательны в одном: они не меняют свое время на деньги. Вместо этого они рискуют, проигрывают, выигрывают и продолжают играть.

    С большой иронией они относятся к вопросам о том, не боятся ли, что этими приключениями испортят себе трудовую книжку или C.V. И с большим уважением – к тем, кто не боится менять свою жизнь снова и снова и каждый раз добиваться возможного. Ну и невозможного иногда тоже.









    Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

    Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.