Онлайн библиотека PLAM.RU




Николай Козлов. Истинная правда, или учебник для психолога по жизни

Предисловие

Кто Козлова когда-либо читал, тот в рекламе его очередной книги не нуждается. Кто не читал — надо просто взять и прочитать. И, если вы начали это делать, я вас поздравляю.

Ура!

В этой книге все написанное — правда. Но не обыкновенная, а истинная.

То есть иногда очень даже и не очевидная.

Про что она? Про жизнь, про жизнь очень личную, и не только душевную. Другое, такое же близкое мне название этой книги — "Человек играющий", и все, кто с удовольствием читал Эрика Берна "Игры, в которые играют люди, и Люди, которые играют в игры" и Йохана Хейзингу "Homo ludens", найдут в ней много родственных мотивов.

Я писал то, что не дописали они. Но писал — я.

Как и в других моих книгах, снова много о любви и семье (видимо, темы еще для автора актуальные), вопросы те же: "Что с этим делать?", но ответы немного изменились. Здесь же много про мой Клуб практической психологии "Синтон"[1], то есть тоже про жизнь, и про психологов, то есть про отношение к жизни. И, самое главное, про то, как стать настоящим психологом — психологом по жизни.

Психолог по диплому и психолог по жизни, как вы догадываетесь, это два разных человека. Встречаясь с коллегами и общаясь с обычными людьми, я всегда стараюсь почувствовать: а как им живется? Умеют ли они жить — среди людей? Какие итоги наблюдений? Я видел много психологов, которые в жизни оказывались лопухами, и еще больше нормальных людей, которые в жизни оказывались великолепными психологами.

Практиками.

Все хорошие продавцы — прекрасные психологи. Прекрасные психологи, как правило, воры и священники, и принципиально разная направленность их жизни не мешает им быть похожими в том, что и те, и те прекрасно разбираются в людях. Это требование их профессиональной пригодности — в отличие от педагогов, боящихся детей, и психологов с неуравновешенной психикой, не умеющих слушать людей и вызывать у них элементарное доверие.

И еще — эта книга о честности. О честности прежде всего перед самим собой. Станете ли вы честны после работы с ней (а читать эту книгу — большая работа)? Скажем так: хотелось бы. Уверен же я только в одном: после чтения моих книг врать самому себе становится гораздо труднее.

Если хотите, приходится делать это более изощренно.

Так или иначе, если вы хотите стать психологом по жизни, эта книга — для вас.


***


О милый брат, какие звуки!
В слезах восторга внемлю им.
Писал Пушкин Козлову, смотрите полное собрание сочинений

Эта книга изначально была под обстрелом пристального внимания. Ее ждали многие — с тревогой и надеждой, потому что знали ее тематику и знали, что она — такая — может задеть многое и многих. Ждали, что она будет такая же глубокая, как "Сказки..."[2], и такая же прикладная, как "Практическая психология..."[3]. Кроме этого, общим требованием был позитив: критики и разоблачений хватит, люди просили спокойного изложения "как жить надо".

Не потому, что Козлов это знает, а потому что на основе взглядов его легче формировать собственную позицию.

Удалось ли это? Ну... Стиль Козлова есть стиль Козлова, веселый, яростный и субъективный, и, похоже, без перца, вставленного в нужное место, текст оказывается пресной жвачкой. Отстраненная позиция мне явно не близка, приставать я люблю, а в близком соприкосновении, согласитесь, одни постоянные поглаживания — надоедают. Иногда хорошо и — пощекотать. И помять. И растереть. И щелкнуть по носу, и схватиться в объятьях, и умереть от оргазма...

Так или иначе, уже в процессе написания книги ее прочли столько заинтересованных и вполне компетентных в предмете людей, что случайные промахи в книге практически исключены.

Так что, если встретите в ней нечто странное, давайте договоримся: это — авторская позиция.

Юмор этой книги начинается уже с ее названия. Когда человек божится: "Истинная правда!" и для правдоподобия широко открывает свои честные глаза, вы грустно понимаете, что в этом вопросе вам придется разбираться самому. Тем не менее я действительно в этой книге учился писать правду, иногда аж вздрагивая от собственной смелости.

Чаще, впрочем, вздрагивали другие, и тогда приходилось искать правду, истинную не только для меня.

Как всегда, это сгущенка, но не вредная, хотя и не всегда сладкая. То, что не всегда вмещалось в слова, я помещал между строчек, и все смыслы, которые вами вычерпаются, правильны. Многие вещи, тем не менее, будут пониматься лучше, если читатель познакомится с уже упомянутыми моими предыдущими книгами.

Да их и просто приятно почитать...

В очередной раз похвастаюсь рисунками, которые Ира Чекмарёва сделала теперь для этой книги. Во-первых, ее рисунки просто мудры: я могу толпами слов рассказывать, какие мы все, взрослые, — дети, Ира же не доказывает ничего. Вместо этого она спокойно и внимательно рисует смешных и маленьких детей, когда радующихся без причины, когда — отчаянно грустных, и мы в них вдруг узнаем себя.

Себя настоящих, то есть — детей.

Ну а во-вторых, мне ее рисунки просто очень нравятся: они легкие, светлые и прозрачные. Они совершенно живые и входят в плоть книги так, что становятся ее... наверное, ее душой: ее улыбками, вздохами и слезинками. Они, как лучики солнышка, пронизывают плотность текста и рождают в нем удивительно симпатичные смыслы.

Если хотите, эти рисунки — улыбка насквозь.


***

Специалисты по творческим объединениям единогласно утверждают, что клубы, как сообщества объединенных общими интересами людей, есть настоящие живые существа, а это значит — они проходят закономерные этапы жизни. Рождаются, подрастают, взрослеют, иногда даже цветут — а потом, к сожалению, дряхлеют и распадаются. Конкретно, нормальные клубы в практике более десяти лет не живут. Возможно. Однако наш клуб, Клуб практической психологии "Синтон" живет уже почти пятнадцать лет, и, похоже, близкая смерть грозит ему не более, чем вам.

А я уверен, что вы, мой читатель, в прекрасной спортивной форме!

Что это такое — пятнадцать лет? Недавно подсчитал, что за это время через мои занятия прошло около двух тысяч человек (каждый — это судьба), а в рабочем времени (опыте работы?) это около десяти тысяч часов группового психологического тренинга.

Господи, дай здоровья на еще столько же!

Клуб мне дорог тем, что удивительным образом сочетает легкость формы и глубину содержания. Приходя в Клуб, человек погружается в атмосферу праздника, уходя с занятий — оказывается загруженным размышлениями. Да, "Синтон" учит думать, но думается в "Синтоне" — легко.

И с удовольствием.

Хочется верить, что эта книга подарит вам то же.

Ну что, открываем?


Примечания:



1

Произносится с ударением на втором слоге и никакого отношения к религии синтоизма не имеет. Синтонный человек — созвучный, настроенный на волну другого, легко входящий с ним в контакт. Противоположность конфликтному.



2

"Философские сказки для обдумывающих житье: веселая книга о свободе и нравственности". М., Новая школа.



3

"Как относиться к себе и людям, или Практическая психология на каждый день". Издавалась там же.









Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.