Онлайн библиотека PLAM.RU




С чего начинается Мастер...

Рождение "Синтона"

Так у меня началась двойная жизнь: в будни я преподавал в Институте, в субботу и воскресенье у меня был Клуб.

Да, были еще командировки: я читал лекции по линии Общества "Знание". Это тоже дало многое — и жизни повидал, и тексты накатал.

Поэтому книгу "Как относиться к себе и людям" писать было легко: текст звучал в голове, проговоренный уже не один десяток раз.

Плюс заработки дали некоторую экономическую независимость от Института. И, как это обычно и бывает в таких случаях, я начал размышлять и сравнивать. Да, я был хорошим преподавателем и любил свое дело, но...

Но появились мысли такие.

Я читаю то, что интересно мне, но не всё, что интересно мне, я читаю.

Потому что тематика моих лекций определяется в первую очередь профилем Института и только после этого — мною.

Доколе?

Мне удается заинтересовывать своих слушателей, и они посещают мои занятия не из-под палки, но мне каждый раз приходится их заинтересовывать.

Потому что слушателей на повышение квалификации — посылают. И им нужен диплом об окончании, а не я.

А я этого хочу?

В Институте надо мной Начальники. А мне это надо?

А что касается зарплаты в Институте и заработка в Клубе, то суммы были вполне сравнимы. Точнее, Клуб обещал больше.

Это было важно для жены. Она и так рыдала: Солнышко, ну как же уходить с такого места!

Когда в Институте я заявил о своем уходе, меня не понял никто. На встрече с директором мне было сразу обещано и повышение и в статусе, и в зарплате.

Руководство сразу оказалось готово решить вопросы, которые до этого, несколько лет, были совершенно не решаемыми.

Но я ушел в жизнь свободного человека — и с тех пор ни дня об этом не жалею.

Одинокий волк

Потом были годы — очень разные — просто работы.

Я работал в полном одиночестве.

С Аркадием Петровичем сотрудничество уже не шло: он мог быть только Учителем, а Сотрудником он быть не мог.

Все то непонимание от нормальных психологов, которое раньше держал на себя Егидес, теперь обрушилось на меня. Я же работал не в Традиции!!! Ведь так же (как я) — не работают!

Не принято.

Слава Богу, что это непонимание обрушилось только в форме моего творческого одиночества. Поскольку экономически я был совершенно самостоятелен, кислород мне не мог перекрыть уже никто.

Да, я работал местами слабо и очень слабо — потому что я экспериментировал.

Без экспериментов нет развития, но в каждом эксперименте есть риск. И очень реальный, потому что скоро я уже знал — очень знал — одну неприятную закономерность:

Два слабых занятия подряд - и группа разваливается.

Да, после этих — зависших в пустоте — у группы еще серия мощных, веселых и содержательных занятий, да! Но объяснить это уже некому.

Стал осторожнее, вышел на режим: эксперимент не может занимать более половины занятия. А лучше — четверть. Тогда, если эксперимент не проходит, занятие в целом остается на уровне.

Но ведь если эксперимент проходит — появляются новые занятия! И появлялись такие Праздники, такие!!!

Да здравствует Творчество!

Да здравствует - Эксперимент!

И вот уже от многих слышилось: "Это так нужно, это так — здорово! Ну почему я не пришел к вам раньше?!" На это я всегда отвечал стандартно: "Чем позже вы приходите в Клуб — тем лучше. Потому что с каждым месяцем, тем более — годом, занятия только лучшеют".


Десять лет на Взросление

Мы строили, строили — и наконец построили!
Мы с Чебурашкой

Меня не интересовали чьи-либо оценки моей работы — меня интересовала сама моя работа: как ее сделать лучше. Мы просто жили и росли вместе — Клуб и я. И вот, спустя десять лет мы стали Большими и Успешными.

Вышли книги, они дали мне имя и увеличили приток людей в Клуб. В Клубе у меня уже появились ученики, они начали работать, и Клуб разросся тем более. Уже в большой, крепко стоящий на ногах и весело живущий Клуб стали с завистью заглядывать психологи со стороны и интересоваться методиками. Методики к тому времени уже приобрели стройность, а когда я их прописал, ориентируясь не только на себя, получилось еще двадцать книг.

То, что мне есть чему учить людей, я знал давно. Но тут я понял, что мне есть чему учить психологов.

Я стал уважаемый, и меня стали приглашать, как мэтра, в Университеты.

И что же я там увидел?


Психология из-под Университета

Зная преподавателей нашей кафедры психологии, мне жалко студентов, которые выдерживают огромный конкурс, чтобы у них учиться...
Ольга Алексеевна, замдекана одного из российских вузов

Психологические факультеты на недостаток студентов не жалуются. Конкурс серьезный, поэтому состав — качественный, включая тех, кто учится на коммерческой основе.

Если бы они знали, за что они платят деньги!

Студенты-психологи, IV курс факультета психологии одного московского Университета, проходят практику в моем Клубе. Впечатлений очень разных много и у них о Клубе, и у меня — о них. Взаимное знакомство завершилось, расстаемся, они спрашивают меня, какие у меня к ним чувства. Я не стал кривить душой и ответил: "Чувство острой жалости".

Почему?

Потому что я видел их, как задиристых и бодро лающих щенков, которых вот-вот выпустят из вольера — в жизнь. А миски с кашей там им — не будет, и волки голодные неподалеку.

Они славные теоретики, но к реальной практической работе, как психологи, совершенно не готовы. На что они будут жить? А если жить не на что, кому они пойдут продаваться?

Потому что продаваться все равно придется.

Я уверен, что они старательно учились, но учиться им было просто нечему. В настоящее время учебные институты, университеты и прочие колледжи России не есть то место, где студентов могут чему-то дельному научить. К сожалению, с исчезновением какой-либо зарплаты в институтах и возможностью получения настоящих денег вне институтов только зарождающаяся в России практическая психология умерла.

Для студентов.

Практическая психология умерла для студентов просто потому, что все сильные практики из институтов ушли.

И я их так понимаю! Когда-то, наверное очень давно, Институтская Наука была глотком свежего воздуха для всех мыслящих людей. Потом свежий воздух ушел, на кафедрах стало серо и пыльно, но остался престиж, стабильность и зарплата. А когда стабильным оказалось только отсутствие зарплаты — что могло удержать в институтах толковых людей?

Сильные практики ушли не в никуда — они ушли в жизнь. Они создали фирмы свои или сотрудничают с кем-то. Они теперь заняты тем же творчеством, своим делом, но они на свободе, а денег стало немного побольше.

На порядок побольше. То есть раз в десять.

Соответственно, пытаются обучать наших студентов те, кто практической психологией не владеет, кто оказался жизнью не востребован. В вузах преподают Неудачники от психологии.

И преподают, соответственно, свою психологию — психологию неудачников.

А самое главное, они преподают теорию. Теорию психологии. То есть вроде бы ту же психологию, но на самом деле совсем не ее, а некоторые свои (или чьи-то) по поводу нее размышления. А потом требовательно спрашивают их на экзамене.

Обязательно требовательно, иначе студенты осмелеют, задумаются и раньше времени догадаются, что все это — туфта.

Даю наугад названия экзаменационных билетов и свои к ним комментарии — как психолога-практика.

"Критерии возникновения психики по Северцову".

Не знаю, знать не хочу сам и просил бы освободить от этого моих студентов.

"Методы наблюдения в психологии".

Если бы вы еще узнали, какую ерунду здесь полагается отвечать...

"Теории памяти".

Признаюсь — все забыл. И очень этому рад.

Студенты забивают себе этим мозги, к третьему курсу теряют интерес к психологии, к четвертому — приобретают интерес к пиву и сигаретам.

Раньше? И не только к сигаретам?

Но учебный процесс идет, и через пять лет студенту вручают диплом и выпихивают в жизнь. Кого из него сделали? Психолога? Нет. Психологом он не стал.

Из него сделали только студента...

Как готовить Мастеров

Студентов можно готовить в Университетах. Мастеров — только в Мастерских. За всю историю человечества по-настоящему себя оправдала, похоже, только одна система обучения: прямое обучение ученика у Мастера.

Ученик приходит к Мастеру. Если он Мастеру приглянулся, он может остаться рядом с ним.

А если не приглянулся, значит, этому ученику у этого Мастера учиться действительно не надо.

Теперь Мастер работает, ученик учится ему помогать. Стоит на подхвате, бегает, куда надо.

Потому что, если не побежит он, идти нужно Мастеру.

А обучение уже идет: ученик вживается в режим работы Мастера.

Это важно, ведь режим работы Мастера есть неотъемлемый элемент его общей технологии.

Потом ученик Мастеру уже помогает.

И местами, пусть еще проблесками, уже чувствует: я могу так — тоже!

Позже Мастер включает ученика — теперь уже Подмастерье — в работу. Идет практика — умная практика. А что касается теории...

Будущий Мастер освоит все необходимые книги без какого-либо контроля извне. Они будут ему нужны не для сдачи экзамена, а чтобы хорошо сделать то, что ему сделать нужно, и поэтому он будет их читать.

В этом случае все необходимое уложится в голове, найдет место в душе и останется в руках.

И скоро ученик станет — Мастером.

Но, между нами...

Простите, но лично вам я порекомендую поступить в Университет. Дело в том, что вы ленивы, и поэтому без палки, самостоятельно, заниматься вы не будете. Чтобы быть Учеником, нужна самодисциплина, что, естественно, у вас не наблюдается.

Если, конечно, Мастер будет настолько заботлив, что будет по необходимости, то есть регулярно, к вам и палку применять, то — дело другое и вам повезло исключительно. Но так выкладываться и обременять себя согласен далеко не каждый Мастер, поэтому надеяться на это — сложно.

Университет же, как место принудительной интеллектуальной работы, все необходимые вам условия создает. Думать вы там разучитесь, но хоть каким-то, то есть устраивающим государство, специалистом — станете. Да, и диплом государственного образца получите, это полезно, потому что на первых порах помогает запугивать того, кто их уважает.

Поэтому —

До встречи на кафедре!










Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.