Онлайн библиотека PLAM.RU




  • Еще раз о красоте
  • Танцы, танцы…
  • Глава 6. Знакомство

    Знакомство — это закономерность или случайность? На первый взгляд кажется — случайность. Как иногда бывает: едет в автобусе молодой человек, входит девушка, кошелек забыла дома, он заплатил за билет, вышли вместе, познакомились, поженились. Или другой пример — идет с друзьями в баню, распарился, устал, уснул, попал в другой город, проснулся в чужой квартире, увидел хозяйку, познакомились, поженились. Цепь случайностей…

    Но это только на первый взгляд. Можно ехать в автобусе, случайно встретить безбилетную пассажирку, но… она брюнетка, а свою будущую жену вы представляете только блондинкой. Знакомство не состоялось. Можно пойти в баню, расслабиться, случайно оказаться в чужой квартире, увидеть хозяйку — очаровательную блондинку, познакомиться, разговориться и узнать, что она принципиально против того, чтобы ее будущий муж ходил в баню. Пусть дома, в ванной моется. Свадьбы не будет — нет взаимопонимания.

    Какая таинственная сила толкает нас в объятия одного человека, отталкивая от другого, который со стороны кажется куда более подходящим?

    Среди многочисленных факторов, влияющих на наше представление об идеальном партнере, к числу наиболее значимых, по мнению профессора психологии Джона Мони, относится то, что называется «картой любви», — группа сигналов, закодированных в нашем мозгу, которая характеризует наши симпатии и антипатии. Она показывает, каким волосам, цвету глаз, голосу, телосложению и запахам мы отдаем предпочтение. Она также фиксирует характер, который нас привлекает: открытый и дружелюбный или сильный и замкнутый и так далее.

    Короче говоря, мы влюбляемся и стремимся к тем людям, которые наиболее точно соответствуют нашей карте любви. А карта эта в основном формируется в детстве. К восьмилетнему возрасту образ идеальной второй половины уже зарождается в нашем сознании.

    Любопытно, что и у животных ранний период развития определяет дальнейший стиль и ход жизни, характер предпочтений.

    Это можно подтвердить следующим интересным примером. Ученые провели такой опыт: только что родившихся обезьянок отделили от матерей и других обезьян и вместо мамы поставили им грубо сделанную куклу с бутылочкой молока на груди. Когда эти обезьянки выросли, они не смогли общаться с другими обезьянами, боялись их и убегали. Это говорит о том, что общение с себе подобными в самом раннем возрасте закладывает в каждом индивидууме определенные привычки. Большинство детей испытывают романтическую любовь к своим мамам и папам. Может быть, кому-нибудь из вас мама рассказывала о том, как года в три вы собирались на ней жениться. Значит, уже в раннем возрасте, сами того не подозревая, мы начали создавать свой идеал, к которому впоследствии стремимся. И в этом заслуга наших мам и пап.

    Если попросить мужчин описать их матерей, а женщин — описать отцов, то между идеальными партнерами и родителями оказалось бы много сходства. Да, родители — первая настоящая любовь в нашей жизни — наложили неизгладимый отпечаток на нашу карту любви.

    Пока мальчик маленький, мать — центр его мира. Ее характерные черты оставляют незабываемое впечатление, и мужчину всю жизнь будет тянуть к женщинам с ее чертами лица, ее фигурой, характером, даже чувством юмора. Если мама была добрая и уступчивая, то, став взрослыми, мы склонны тянуться к людям с такими же чертами характера. Если у матери был сильный и ровный характер, то и в партнере нас будут привлекать сила и справедливость. На сыновей мать имеет двойное влияние: она не только определяет, что будет их привлекать в избранницах, но от нее также зависит, как они будут относиться к женщинам в целом. Так, если мать мягкая и добрая, ее сыновья будут считать, что эти качества характерны для женщин. Скорее всего, они станут заботливыми и нежными мужчинами, чуткими любовниками, и будут помогать женам по дому.

    И наоборот, авторитарная мать, которая подавляла сына в детстве и была то открытой, то холодной и суровой, может вырастить человека, который станет впоследствии «ускользающим любовником». Он боится полюбить, боится обязательств и может из-за этого отдалиться от подруги.

    Если мать в основном определяет те качества, которые привлекают сыновей в избраннице, то отец — первый мужчина в жизни девочек — влияет на их отношение к противоположному полу.

    Отцы оказывают огромное воздействие на формирование личности детей и их шансы стать счастливыми в браке.

    Как матери формируют мнение сыновей о женщинах в целом, так отцы закладывают отношение дочерей к мужчинам. Если отец щедр на похвалы дочери и своим обращением с ней показывает, что она стоящий человек, она будет чувствовать себя уверенной в отношениях с мужчинам. Но если отец холоден, критичен или постоянно отсутствует, дочь будет чувствовать себя недостаточно привлекательной, самооценка у нее будет заниженной.

    Конечно, из наличия у нас сложившейся модели «суженого» не следует, что каждому подходит один-единственный человек. Например, одна моя одноклассница, когда выходила замуж, сказала: «Вот я живу в маленьком городке. Полюбила парня, выхожу замуж. А жила бы я в Москве, я бы полюбила другого, а о существовании первого далее не подозревала бы. Так где же мой «единственный»?» На это я ей ответил так: «Представь себе огромную пирамиду из детских кубиков. Пусть каждый кубик — это наша встреча с человеком другого пола. Нижние ряды — это все люди, которых мы встретили в жизни и из которых мы выбираем спутника. На вершине пирамиды всего один кубик — один человек. Его модель настолько разработана, так выкристаллизовалась, что даже маленькие отклонения от идеала исключаются. Большинство из нас находятся где-то посередине этой пирамиды, кто-то — ближе к вершине, а кто-то — наоборот. Чем человек сложнее духовно, тем сложнее его модель. Чем уже его выбор, тем ближе к вершине пирамиды его слой кубиков. И наоборот».

    Еще раз о красоте

    Очевидно, что на свете не бывает людей, которые бы всем казались некрасивыми. Ведь если в основе образа нашего любимого лежит образ реального человека, то это значит, что любой человек кому-нибудь да нравится. Например, для ребенка его мама самая красивая, самая умная и вообще самая лучшая, но ведь это ему так кажется. Просто такой тип ему нравится. Другому нравится другой тип.

    Типов внешности, которые бы не нравились никому, не существует.

    Есть такое явление — дисморфофобия, особенно характерная для подростков. Подростки очень болезненно переносят свои физические недостатки, вернее, то, что они сами считают недостатками. Девушки страдают от того, что у них нет тонкой талии или длинных ног, от того, что они слишком высокие или же слишком маленькие. Но ведь дело в том, что у многих модель любимой девушки включает высокий рост или не исключает крепеньких, чуточку коротковатых ног. В одной притче друзья недоуменно спрашивают у влюбленного: «Ну что ты в ней нашел? Красивая она? Нет! Умная? Нет! Хоть богатая? И опять нет! Зачем она тебе?» «А вы возьмите мои глаза и увидите», — ответил юноша. Друзья не понимают его выбора, потому что их модели другие.

    В конечном счете женщина выглядит так, как ее оценивают окружающие, и в первую очередь — любящие мужчины. Есть такой старый анекдот про двух англичан, которые в поисках жен плавали по морям, оказались на острове, встретили племя дикарей. «Все, — сказал один, — я остаюсь, хочу жениться на дочери вождя». «Безумец, — ответил другой, — она же некрасивая! К тому же отец потребует за нее выкуп — шесть коров». Англичанин привел девять телок, чем растрогал вождя до слез: «Моя дочь и на шесть не тянет». Сыграли свадьбу. Через год второй англичанин решил навестить своего друга на острове. И был поражен красотой его жены.

    Может, «любовь — она и есть только то, что кажется»?

    Надо думать, что человек сам создает свой объект любви (мысленно), и немалую роль в таком формировании играют жизненные условия, и окружение, и воспитание. А затем (примерно начиная с переходного возраста) ищет соответствия своей модели в лицах противоположного пола. Как говорится: «Я тебя слепила из того, что было, а потом что было, то и полюбила».

    Ну, на уровне житейского смысла мы, кажется, разобрались. Посмотрим, что по этому поводу говорит наука.

    Важную роль в любовных отношениях играют представления о том, каким должен быть любимый человек, что служит эталоном выбора и критерием оценки. В социальной психологии по этому поводу есть три гипотезы:

    1. Идеальный образ любимого предшествует выбору реального объекта, побуждая человека искать того, кто бы максимально соответствовал этому образу.

    2. Идеализация предмета любви, которому приписываются желательные черты, независимо от того, какой он на самом деле. Как писал М. Пришвин, «тот человек, кого ты любишь во мне, конечно, лучше меня: я не такой. Но ты люби меня, и я постараюсь быть лучше себя».

    3. Не идеальные образы определяют выбор любимого, а свойства реального, уже выбранного объекта обусловливают содержание идеала. Все три гипотезы имеют под собой известные основания. В одних случаях «предмет» любви выбирается в соответствии с ранее сложившимся образом, в других — имеет место идеализация, в третьих — идеал подгоняется, переделывается под реального человека.

    Так, в ответ на вопрос «За что люди нравятся друг другу?» скорее всего можно услышать перечисление положительных качеств человека, таких, как смелость, доброта и пр. Однако в многочисленных экспериментах было продемонстрировано, что зависимость между наличием у человека положительно оцениваемых свойств, с одной стороны и отношением к нему — с другой, значительно сложнее, чем это принято считать. Например, в определенной ситуации красивые девушки нравятся испытуемым мужчинам меньше, чем некрасивые; красота девушки вызывает у мужчины опасения, что она слишком хороша для него, и иногда он даже начинает чувствовать к ней неприязнь («зелен виноград»). Разумеется, это не распространяется на всех мужчин. На тех, кто считает себя неотразимым, не распространяется.

    Танцы, танцы…

    Почему молодые люди любят ходить на танцы? Когда задаешь этот вопрос в лоб, редко слышишь прямой ответ. Говорят, что хочется отдохнуть, повеселиться, послушать музыку, подвигаться и так далее. Хорошенький отдых — в душном зале, где не протолкнешься, с оглушительной музыкой, где вообще все в каком-то зыбком мареве от большого скопления людей и плохого освещения. Однако приходят, толкаются, терпят и все чего-то ждут, кого-то высматривают. Терпят, потому что танцы в практике межличностных отношений играют роль предварительной формы полового общения. Танцы будто специально придуманы, чтобы предельно упростить и облегчить процедуру первого знакомства представителей разного пола.

    Кроме того, танцы не только дают возможность для достаточно свободного общения между мужчинами и женщинами. Важной чертой танцев как специфического ритуала является их относительная психологическая безопасность — прямое и резкое отвержение партнера в этой ситуации не принято. Это дает партнерам возможность психологической тренировки в сфере полового общения.

    Представьте себе, что молодого человека послали в командировку в какой-нибудь небольшой город. Остановившись в гостинице и узнав, что в районный дворец культуры приходит много симпатичных девушек, а милиция обеспечивает порядок, наш герой решает вечером пойти на танцы. Войдя в зал, он становится в углу за колонной и начинает внимательно обшаривать зал глазами — слева направо, потом справа налево. Кого высматривает он в зале, где заведомо никого не знает? Можно ли сказать, что он ищет девушку, соответствующую имеющемуся у него идеальному образу? Да, он пытается ее найти, хотя это и маловероятно. Дело в том, что идеальный образ включает в себя практически все, что молодой человек хочет увидеть в своей избраннице: внешность, характер, моральный облик, интересы, хозяйственные способности, интеллект, финансовые возможности родственников и многое другое. Причем внешняя сторона идеального образа закладывается, как мы уже выяснили, на бессознательном уровне, что делает саму влюбленность независимой от контроля рассудка. С помощью психоанализа можно даже выяснить, почему мужчине нравятся женщины только определенного типа, почему этот тип с завидным постоянством воспроизводится при новой влюбленности, равно как и почему женщине нравится определенный тип мужчин. Из воспоминаний человека, уходящих в раннее детство, вычленяется первичный случай сцепления переживания «восхищение идеалом» с каким-либо объектом и характер этого сцепления, который (поскольку не осознан) постоянно воспроизводится.

    Но можно ли очень сложный идеальный образ идентифицировать с реальным человеком в примитивной обстановке танцплощадки? Конечно, нельзя! Информации не хватает. Чтобы образ работал, необходимо его упростить до примитивного шаблона, включающего в себя главным образом внешние признаки. Этот шаблон наш герой мысленно накладывает на одну, на вторую, на третью… мелковата, толстовата, длинновата… наконец, вот она! Молодой человек бросается к ней через весь зал, обмирая от страха, что следом бросятся все и уж точно отобьют. Но на избранницу нашего героя никто больше не обращает внимания — ее тут очень хорошо все знают, и не с лучшей стороны знают.

    Какие же стороны идеального образа могут быть обнаружены при подобном знакомстве на танцах? Во-первых, необходимо отметить, что само это узнавание требуемых от другого индивидуума качеств, черт, признаков, составляющих в своей совокупности имеющийся у зрелой личности «идеальный образ любимого», происходит не на уровне разума или рассудка, а в форме непосредственного пристрастного переживания (т. е. на уровне эмоций). Известно, что одна из главных функций эмоций состоит в том, что они помогают сориентироваться в окружающей действительности, оценить предметы и явления с точки зрения их желательности или нежелательности. Это своего рода предынформационная роль эмоций. Очевидно, что в условиях информационного вакуума (отсутствия знаний о конкретном человеке, невозможности правильно оценить сложившуюся ситуацию) сильное и эмоционально окрашенное желание с кем-нибудь познакомиться может сыграть с человеком злую шутку. «Кто ищет, тот всегда найдет». Можно ли найти черную кошку в темной комнате, если ее там нет? Можно, если очень сильно этого захотеть. Именно в этом и заключается психологическое содержание пословицы «Любовь зла — полюбишь и козла». Полюбили козла потому, что приняли за красавца, а приняли его потому, что очень сильно хотелось с красавцем познакомиться…

    Во-вторых, в данном случае необходимо разбираться в таких психологических явлениях, как «эффект ореола» и «эффект новизны». В основе эффекта ореола лежат механизмы, обеспечивающие при недостатке информации, подсознательное заполнение «дырок» в образе на свой вкус либо в соответствии со стандартом. О том, что для использования «идеального образа любимого» при знакомстве на танцах необходимо его упрощение до примитивного шаблона, мы написали. Что касается эффекта новизны, то он срабатывает при оценке восприятия людьми друг друга и заключается в том, что по отношению к знакомому человеку наиболее значимой оказывается последняя, самая свежая информация о нем, тогда как по отношению к незнакомому человеку более значима первая (или первичная) информация.

    Наконец, чтобы понять, что именно так сильно может поразить человека (вызвать у него восхищение) при первом знакомстве с другим лицом и при отсутствии какой-либо значимой информации о нем, необходимо учитывать специфику самого восприятия. Восприятие — это целостное отражение предметов, людей, ситуаций и событий, возникающее при непосредственном воздействии физических раздражителей на органы чувств. Обратите внимание — целостное.

    Как же происходит достраивание, когда полученной информации недостаточно для правильных выводов? Допустим, вам показывают обрывок какой-то фотографии и говорят: «Посмотрим, сможете ли вы по этой маленькой части фотографии определить, что на ней изображено?» Вы внимательно изучаете обрывок: на нем половина какого-то большого колеса, рядом два камешка, зеленая травка и больше ничего. Так, понятно. Что может делать половина колеса на травке; фотография большая, значит, колесо целое и не одно, есть, очевидно ось и другое колесо, мост и задние колеса, кузов, кабина. Ага! Это тяжелый грузовик; качество фотографии хорошее — значит, не наш. После такого достраивания вы уверенно отвечаете: «Это тяжелый грузовик, очевидно фирмы «Мерседес».

    Нет, это отечественный «КамАЗ», но логика и направление вашего достраивания были правильными.

    По тому же принципу действовал и французский естествоиспытатель Жорж Кювье, живший двести лет назад. Он мог по маленькой косточке реконструировать (достроить) скелет, скажем, шерстистого носорога или диплодока, или другого давно вымершего животного, в то время неизвестных науке. Когда через сто лет находили полный скелет этого носорога, оказывалось, что реконструкция Кювье была очень точной. Что же давало возможность Кювье реконструировать по отдельным частям скелетов облик доисторических животных? Ученый установил, что в каждом организме между органами имеются определенные соотношения («корреляция частей организма») и изменение одной части влечет за собой соответствующие изменения другой части организма (принцип соподчинения органов и функций). Можно ли выявить подобную корреляцию и соподчиненность при познании другого человека в процессе его восприятия? В принципе можно, и даже существует такая наука — физиогномика, которая, впрочем, до сих пор не получила прав гражданства. Основателем физиогномики был пастор Иоганн Гас-пар Лафатер. Он жил, как и Кювье, в XVIII веке. Этот пастор уверовал в свою способность определять по внешности ум, характер, а главное, моральный облик человека. Он был убежден в соответствии формы носа, ушей, глаз и губ с чертами характера, умом и нравственным обликом человека. А стало быть, по внешности не только можно, но и имеет смысл достраивать все остальные характеристики личности. Очевидно, Лафатер был наделен божественным чутьем, потому что такое достраивание ему почти всегда удавалось. А правильность прогноза через определенное время подтверждалась на практике.

    Но мы совсем забыли о нашем герое. Мы оставили его в момент стремительного броска через весь зал к той, чьи внешние параметры в чем-то совпадали с имеющимся у него идеальным образом; и мгновенно эта малая часть совпавшего, в силу целостности самого восприятия, была достроена до полного соответствия с идеалом. Что же все-таки могло совпасть? Очевидно, какие-то чисто внешние данные: фигура, цвет волос, грация и пластичность, блеск глаз, улыбка, поворот головы, вскидывание подбородка и многое другое; внешнее и второстепенное для правильной оценки личности, но прочно отпечатавшееся в его подсознании. Мысль мужчины в такой ситуации движется очень прямолинейно и последовательно: если у нее такие глазки, такая ладная фигурка, такие элегантные штанишки, такая мягкая улыбка, то какие могут быть сомнения в том, что она очень умная, добрая, хозяйственная, заботливая, нежная, страстная и многое, многое другое из того, что мне хочется видеть в своем идеале? Поле идеала при восприятии может совпасть с реальностью всего-то на 2 %, но моментально достраивается до целого. И пока эмоции на взводе, а душа пылает в угаре страсти могучей, в правомерности такого достраивания нет никаких сомнений. Мужчине больше ничего не надо, он счастлив, у него пелена на глазах, он видит только то, что хочет видеть. Но потом кристаллики сами отваливаются от невзрачной веточки (читайте Стендаля!) и человек в ужасе восклицает: «Где были мои глаза? Как я мог так ошибиться? Неужели любовь — это всего лишь иллюзия восприятия?» Очевидно, что для многих это именно так. Для многих, но не всех.

    Ведь в жизни столько случаев «состоявшегося знакомства».

    «Люди встречаются, люди влюбляются, женятся…» Повстречать можно свою любовь где угодно — на улице, в кафе, в кино, но главное — ее не упустить.

    Жизнь постоянно подносит нам сюрпризы, которые мы (люди) не можем объяснить. Так, человек может упустить свой шанс найти любовь, не заметив ее, пройдя мимо, не понимая, что это «она».







    Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

    Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.