Онлайн библиотека PLAM.RU




Запредельное Я

Двойник Спасителя является, как мы уже видели, толькоспецифическим теологическим представлением идеи,принадлежащей учению о человеке в общем и обозначаемойпонятием Я или Самого Себя (Self). В этом понятии мы можемразличить, возможно, глубочайший вклад персидской религии вгностицизм и в историю религии вообще. Понятию Авесты daenaориенталист Бартоломе (Bartholomae) приписывает следующиезначения: "1. Религия. 2. Внутренняя сущность, духовное я,индивидуальность; нередко труднопереводимое". В манихейскихфрагментах из Турфана используется другое персидское слово,grev, которое можно перевести даже как "я" или "эго". Онообозначает метафизическое существо человека, запредельногои подлинного субъекта спасения, не идентичного эмпирическойдуше. В китайском манихейском трактате, переведенном Пеллио(Пейо), она называется "светящимся естеством", "нашимизначальным светящимся естеством" или "внутренниместеством", которое напоминает "внутреннего человека" Св.Павла; манихейский гимн называет его "живым я" или"светящимся я". Мандейский Мана выражает ту же самую идею иделает особенно отчетливой тождественность этоговнутреннего начала и высочайшей божественности; "Мана" -- имя надмирной Силы Света, первого божества, и в тоже самое время -- имя для запредельного внемировогоцентра индивидуального эго. Подобная идентичность выраженав использовании наассенами имени "Человек" или "Адам" длявысшего Бога и для его скрытого двойника.


В Новом Завете, особенно у Св. Павла, это запредельноеначало человеческой души называется "духом" (пневмой),"духом в нас", "внутренним человеком", с эсхатологическойточки зрения -- "новым человеком". Замечательно, чтоСв. Павел, писавший на греческом и, разумеется, непренебрегавший греческой терминологической традицией,никогда не использует в этой связи термин "психе" (душа),которым до того времени орфики и Платон обозначалипребывающее в на божественное начало. Напротив, он противопоставляет,как делали и после него писавшие по-гречески гностики,"душу" и "дух", "психического человека" и "пневматическогочеловека". Очевидно, греческое значение слова психе, привсех его достоинствах, не способствовало выражению новойконцепции начала, выходящего за пределы всех природных икосмических ассоциаций, присущих этому греческому понятию. Терминпневма в греческом гностицизме служит эквивалентомвыражения духовного "я", для которой в греческом, подобнодругим восточным языкам, не нашлось собственного слова. Вэтой функции мы находим его также в так называемой"Литургии Митры" с такими прилагательными, как "священная"и "бессмертная", противополагаемыми психе или "человеческойпсихической силе". У алхимика Зосимы встречаем "нашусветящуюся пневму" "внутреннего пневматического человека" итак далее. У некоторых христианских гностиков она такженазывается "искра" и "зерно света". Между этим скрытымначалом земной личности и ее небесным первоисточникомпроисходит окончательное узнавание и воссоединение. Такимобразом, функция одежд в нашей повести как божественнойформы, невидимой в связи с временным затмением "себя",представляет собой одно из символических воплощенийчрезвычайно широко распространенной и непреложной длягностиков доктрины. Не будет преувеличением сказать, чтооткрытие этого запредельного внутреннего начала вчеловеке и высшая забота о его судьбе являются центромгностической религии.[3]






Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.