Онлайн библиотека PLAM.RU

Загрузка...



  • § 1. Природа церковной истории
  • § 2. Подразделения церковной истории
  • § 3. Источники церковной истории
  • § 4. Периоды церковной истории
  • § 5. Польза церковной истории
  • § 6. Долг историка
  • § 7. Литература по церковной истории
  • I. Апостольская церковь
  • II. Историки Греческой церкви
  • III. Средневековые историки Латинской церкви
  • IV. Римско–католические историки
  • а) Итальянцы
  • б) Католические французские историки
  • в) Католические немецкие историки
  • V. Церковные историки — протестанты
  • а) Немецкие, швейцарские и голландские историки
  • б) Французские труды
  • в ) Английские труды
  • г ) Американские труды
  • д) Наконец, мы должны упомянуть о библейских и церковных энциклопедиях, в которых содержится много ценных материалов по истории церкви, написанных ведущими учеными своего времени, а именно:
  • Общее введение

    С. Sagittarius: Introductio in historiam ecclesiasticam. Jen. 1694.

    F. Walch: Grundsatze der zur К. Gesch. nothigen Vorbereitungslehren u. Bucherkenntnisse. 3d ed. Glessen, 1793.

    Flugge: Einleitung in das Studium u. die Liter, der K. G. Gott. 1801.

    John G. Dowling: An Introduction to the Critical Study of Ecclesiastical History, attempted in an account of the progress, and a short notice of the sources of the history of the Church. London, 1838.

    Mohler (католик): Einleitung in die К. G. 1839 («Venn. Schriften», ed. Dollinger, II. 261 sqq.).

    Kliefoth: Einleitung in die Dogmengeschichte. Parchim & Ludwigslust, 1839.

    Philip Schaff: What is Church History? A Vindication of the Idea of Historical Development. Philad. 1846.

    H. B. Smith: Nature and Worth of the Science of Church History. Andover, 1851.

    E. P. Humphrey: Inaugural Address, delivered at the Danville Theol. Seminary. Cincinnati, 1854.

    R. Turnbull: Christ in History; or, the Central Power among Men. Bost. 1854, 2d ed. 1860.

    W. G. T. Shedd: Lectures on the Philosophy of History. Andover, Mass., 1856.

    R. D. Hitchcock: The True Idea and Uses of Church History. N. York, 1856.

    C. Bunsen: Gott in der Geschichte oder der Fortschritt des Glaubens an eine sittliche Weltordnung.

    Bd. I. Leipz. 1857. (Erstes Buch. Allg. Einleit. p. 1–134.) Engl. Transi.: God in History. By S. Winkworth. Lond. 1868. 3 vols.

    A. P. Stanley: Three Introductory Lectures on the Study of Eccles. History. Lond. 1857. (Также включена в его книгу History of the Eastern Church, 1861.)

    Goldwin Smith: Lectures on the Study of History, delivered in Oxford, 1859-'61. Oxf. and Lond. (republished in N. York) 1866.

    J. Gust. Droysen: Grundriss der Historik. Leipz. 1868; new ed. 1882.

    C. de Smedt (католик): Introductio generalis ad historiam ecclesiasticam entice tractandam. Gandavi (Ghent), 1876 (533 pp.).

    E. A. Freeman: The Methods of Historical Study. Lond. 1886.

    O. Lorenz: Geschichtswissenschaft. Berlin, 1886.

    Jos. Nirschl (католик): Propadeutik der Kirchengeschichte. Mainz, 1888 (352 pp.).

    ?. Bernheim: Lehrbuch der historischen Methode. Mit Nachweis der wichtigsten Quellen und Hilfsmittel zum Studium der Geschichte. Leipzig, 1889.

    Edward Bratke: Wegweiser zur Quellen – und Literaturkunde der Kirchengeschichte. Gotha, 1890 (282 pp.).

    Относительно философии истории в целом, см. работы Herder (Ideen zur Philosophie der Gesch. der Menschheit), Fred. Schlegel, Hegel (1840, transi, by Sibree, 1870), Hermann (1870), Rocholl (1878), Flint (The Philosophy of History in Europe. Edinb., 1874, etc.), Lotze (Mikrokosmus, bk. viith; 4th ed. 1884; Eng. transi, by Elizabeth Hamilton and E. E. C. Jones, 1885, 3d ed. 1888). Философия церковной истории — это пробел, который необходимо восполнить. Гердер и Лоце подходят к ней ближе всего.

    Более полное введение см. Schaff: History of the Apostolic Church; with a General Introduction to Gh. H. (N. York, 1853), pp. 1–134.


    § 1. Природа церковной истории

    У истории есть две стороны, божественная и человеческая. Для Бога история представляет собой Его откровение во времени (подобно тому как творение — это Его откровение в пространстве) и последовательное раскрытие Его бесконечно мудрого, справедливого и милосердного плана, направленного к Его славе и вечному счастью человечества. Для человека история представляет собой биографию рода человеческого и постепенное развитие (как нормальное, так и ненормальное) всех его физических, интеллектуальных и нравственных способностей, которое в конце концов завершится всеобщим судом с его вечными наградами и карами. В идее всемирной истории заложена христианская идея единства Бога, а также единства и общей участи человечества, которая не была известна в Древней Греции и Древнем Риме. Любое представление об истории, которое упускает из виду или недооценивает божественный фактор, начинает с деизма и последовательно скатывается в атеизм; противоположной же точке зрения, которая упускает из виду свободную волю человека, а также его нравственные обязательства и вину, присущи фатализм и пантеизм.

    От воли человеческой мы можем отделить волю сатанинскую, которая возникает в истории человечества как третья сила. Во время искушения Адама в раю, во время искушения Христа в пустыне и в каждой великой эпохе сатана появляется как противник Бога, стремящийся расстроить план искупления и пришествие Христова Царства и использующий для своих замыслов слабых и порочных людей. Но в конце концов он всегда бывает побежден высшей мудростью Бога.

    Главная нынешняя и окончательная цель всемирной истории — Царство Божье, построенное Иисусом Христом. Это самый величественный и всеобъемлющий общественный институт в мире — столь же обширный, как человечество, и столь же продолжительный, как вечность. Все прочие институты служат средством для его создания, и в его интересах совершается управление всем миром. Это не какая–то идея, пришедшая Богу на ум в последний момент, и не какое–то позднейшее изменение в плане творения, но это предвечный, самый главный Его замысел, начало, середина и конец всех Его путей и дел. Первый Адам — это прообраз второго Адама; творение ожидает искупления как решения своих проблем. Светская история, которая не только не господствует над священной историей, но и сама подчиняется ей, должна прямо или косвенно содействовать достижению ее целей и может быть осмыслена полностью лишь в свете христианской истины и плана спасения. Отец, направляющий ход истории мира, «привлекает к Сыну», властвующему над историей Церкви, а Сын ведет обратно к Отцу, «да будет Бог всё во всём». «…Всё, — говорит апостол Павел, — что на небесах и что на земле, видимое и невидимое: престолы ли, господства ли, начальства ли, власти ли, — всё Им [Христом] и для Него создано; и Он есть прежде всего, и всё Им стоит. И Он есть глава тела Церкви; Он — начаток, первенец из мертвых, дабы иметь Ему во всём первенство» (Кол. 1:16–18). «Евангелие, — говорит Иоганн фон Мюллер, подводя окончательный итог своей жизни, отданной изучению истории, — это исполнение всех надежд, совершенство всякой философии, истолкование всех неожиданных перемен, ключ ко всем кажущимся противоречиям материального и нравственного мира; оно — жизнь, оно — бессмертие».

    История церкви — это возникновение и развитие Царства Небесного на земле ради славы Бога и спасения мира. Она начинается с сотворения Адама и с обещания о Сокрушителе змея — потеря невинного рая была смягчена надеждой будущего искупления от проклятия греха. История Церкви продолжается через приготовительные откровения во времена патриархов, Моисея и пророков и достигает непосредственного предтечи Мессии, указавшего своим ученикам на Агнца Божьего, Который берет на Себя грех мира. Но эта часть истории была только вступлением. Ее истинное начало — воплощение Вечного Слова, Которое обитало среди нас и явило Свою славу, славу как Единородного от Отца, полного благодати и истины; и рядом с ним — чудо первой Пятидесятницы, когда Церковь заняла свое место как христианская организация, наполненная Духом прославленного Искупителя и получившая поручение обратить все народы. Иисус Христос, Богочеловек и Спаситель мира, — это Создатель нового творения, Душа и Глава Церкви, которая есть Его Тело и Невеста. В Его личности и делах заключены вся полнота Божества и обновленного человечества, весь план искупления и ключ ко всей истории — от сотворения человека по образу Божьему до воскресения тела к жизни вечной.

    Таково объективное представление о церковной истории.

    В субъективном же смысле слова, если думать о ней как о богословской науке и богословском искусстве, церковная история представляет собой верное и жизненное описание происхождения и развития этого Небесного Царства. Она ставит перед собой цель воспроизвести в мыслях и воплотить в словах внешнее и внутренне развитие церкви вплоть до нынешнего времени. Это непрерывный комментарий к притчам–близнецам Господа о горчичном зерне и закваске. Церковная история наглядно показывает, как христианство распространяется по миру, как оно пронизывает, преображает и освящает отдельных людей, а также все сферы и институты общественной жизни. Таким образом, она охватывает не только внешнее состояние христианского мира, но и, в еще большей степени, его внутренние переживания, его религиозную жизнь, его умственную и нравственную деятельность, его конфликты с безбожным миром, его скорби и страдания, его радости и его победы над грехом и заблуждениями. Она хранит память о делах тех героев веры, «которые верою побеждали царства, творили правду, получали обетования, заграждали уста львов, угашали силу огня, избегали острия меча, укреплялись от немощи, были крепки на войне, прогоняли полки чужих».

    Начиная с Иисуса Христа, с Его явления во плоти, непрерывный поток божественного света и жизни струился, струится и будет струиться, разливаясь все шире и шире по пустоши нашего падшего рода; и все поистине великое, благое и святое в анналах церковной истории в конечном итоге объясняется побуждением Его Духа. Он является маховиком развития этого мира. Но Он продолжает трудиться над миром через грешных и подверженных ошибкам людей, которые — хотя они и несут ответственность за все свои поступки, поскольку действуют сознательно и свободно, — должны вольно или невольно служить великой цели Бога. Как Христос во дни плоти Своей перенес ненависть, насмешки и распятие, так и Его Церковь подвергается нападкам и гонениям сил тьмы. Таким образом, история христианства включает в себя и историю антихриста. Наряду с бесконечной цепочкой деяний спасительной силы и проявлений божественной истины и святости, она также раскрывает пугающие масштабы разложения и заблуждения. Воинствующая Церковь по самой своей природе должна постоянно сражаться с миром, плотью и сатаной — как вне, так и внутри себя. Ибо как Иуда находился среди апостолов, так и «человек греха» находится в храме Божьем; и как сам Петр отрекся от Господа — хотя впоследствии он горько плакал и вновь обрел свое святое призвание, — так и многие ученики во все века отрекаются от Него своими словами и делами.

    Но, с другой стороны, церковная история показывает, что Бог всегда сильнее сатаны и что Его Царство света посрамляет царство тьмы. Лев из колена Иудина сокрушил голову змея. Вместе с распятием Христа Его воскресение тоже всякий раз заново повторяется в истории Его Церкви на земле. Ни дня не проходило без свидетельства того, что Его присутствие и Его власть устраивают все по изволению Его святой воли. Ибо Ему дана вся власть на небе и на земле ради блага Его народа, и со Своего небесного трона Он правит даже Своими врагами. Непогрешимое слово обетования, подкрепленное опытом, дает нам уверенность в том, что все растление, все ереси и расколы должны под водительством божественной мудрости и любви служить к истине, святости и миру до тех пор, пока во время последнего суда Христос не положит врагов к Своим ногам и не будет безраздельно править жезлом праведности и мира, а Его Церковь не осознает свою сущность и участь как «полноты Наполняющего все во всем».

    Тогда и сама история в ее нынешнем виде, как развитие, полное борьбы и перемен, уступит место совершенству, и поток времени закончит свой бег в океане вечности, но это безвременье будет высшей формой жизни и действия в Боге и для Бога.


    § 2. Подразделения церковной истории

    Царство Христово, с точки зрения его устройства и цели, столь же всеобъемлюще, как и человечество. Его можно поистине назвать кафолическим[2] или вселенским, оно создано для всех народов и времен, для всех душевных сил и всех общественных классов и приведено в соответствие с ними. Оно вдыхает в разум, сердце и волю высшую, сверхъестественную жизнь и освящает для святых целей семью, государство, науку, искусство и коммерцию до тех пор, пока Бог не становится «всем во всём». Даже человеческое тело и все видимое творение, которое стенает в ожидании освобождения от рабства тлению к свободе славы детей Божьих, будет участвовать в этом всеобщем преобразовании; ибо мы ждем воскресения плоти и новой земли, на которой обитает правда. Однако мы не должны отождествлять Царство Божье с видимой церковью или церквями, которые представляют собой лишь временные, в большей или меньшей степени неполноценные учреждения и организации, в то время как само Царство — гораздо более обширное понятие, и оно пребывает вовеки.

    Соответственно, в церковной истории есть разделы, соответствующие различным сферам светской истории и земной жизни. К числу основных разделов относятся:

    I. История миссионерской деятельности, или распространения христианства среди необращенных народов, как варварских, так и цивилизованных. Этот труд должен совершаться до тех пор, пока не «войдет полное число язычников» и не спасется «весь Израиль». Закон развития миссионерства содержится в двух притчах: в притче о горчичном зерне, которое вырастает в дерево, и в притче о закваске, которая постепенно заквашивает все тесто. Первая притча иллюстрирует внешнее распространение, а вторая — всепроникающую и преображающую силу христианства. Трудно обратить народ, еще труднее обучить его в соответствии с высокими евангельскими требованиями, но труднее всего оживить и реформировать мертвую или отступившую от истины церковь.

    Зарубежная миссионерская деятельность привела к трем великим победам: во–первых, к обращению избранного остатка евреев и цивилизованных греков и римлян в первые три столетия христианства; затем к обращению варваров Северной и Западной Европы в Средние века; и, наконец, к объединению усилий разных церквей и обществ для обращения первобытных народов Америки, Африки и Австралии и полуцивилизованных народов Восточной Азии в наши дни.

    Для миссионерской работы теперь открыт весь нехристианский мир, за исключением магометанских стран, доступ в которые также откроется в недалеком будущем.

    Внутренняя миссионерская деятельность включает в себя возрождение христианской жизни в развратившихся или находящихся в небрежении частях церкви в уже обращенных странах, отправку христиан в другие страны с целью благовествования и служение среди полуязыческого населения больших городов. Здесь можно упомянуть о распространении более чистого христианства в среде омертвелых сект на библейских землях, о трудах Общества Густава Адольфа и Внутренней миссии Германии, об американских миссионерских обществах в западных штатах США, о городских миссионерских обществах в Лондоне, Нью–Йорке и других быстро растущих городах.

    II. История гонений со стороны враждебных сил; например, со стороны иудеев и язычников в первые три столетия христианства и со стороны магометан в Средние века. Притеснения церкви во все времена способствовали ее очищению, являли миру нравственный героизм мученичества и таким образом помогали распространению и утверждению христианства. «Кровь мучеников — это семя Церкви».[3] И все же в некоторых случаях систематические и постоянные гонения полностью сокрушили церковь или низвели ее до состояния призрачной тени — например, в Палестине, Египте и Северной Африке, которые находятся под деспотической властью мусульман.

    Гонения, как и миссионерская деятельность, происходят и вне, и внутри христианских стран. Помимо нападок приверженцев ложных религий извне, церковь страдает также от междоусобных войн и жестокости. Вспомните войны во Франции, Голландии и Англии, Тридцатилетнюю войну в Германии — все они явились результатом протестантской Реформации и папской реакции; крестовый поход против альбигойцев и вальденсов, ужасы испанской инквизиции, избиение гугенотов; драгонады Людовика XIV, искоренение Реформации в Богемии, Бельгии и Южной Европе; а также — со стороны протестантов — гонения на анабаптистов, сожжение Сервета в Женеве, уголовные законы против католиков и раскольников–пуритан в царствование королевы Елизаветы, казни ведьм и квакеров в Новой Англии. Христиане пролили больше христианской крови, чем язычники и магометане.

    Преследования христиан христианами — это сатанинские страницы, периоды дьявольской ночной тьмы в истории церкви. Но они также свидетельствуют о постепенном развитии истинно христианского духа религиозной терпимости и свободы. Гонения постепенно слабеют, сменяются терпимостью, а терпимость — это шаг к свободе. Кровь патриотов — цена гражданской свободы, кровь мучеников — цена свободы религиозной. Победа стоит дорого, прогресс часто прерывается и идет медленно, однако неуклонно и неудержимо. От принципа нетерпимости ныне отказался уже почти весь христианский мир, за исключением католицизма, признающего абсолютный авторитет римского папы, — этот принцип косвенно подтверждается в папском «Силлабусе» 1864 г.; но правящая церковь, состоящая в союзе с государством, находится под влиянием эгоистической человеческой натуры и полагается не на силу истины, а на силу плоти, поэтому она всегда испытывает искушение ввести или сохранить несправедливые ограничения для инакомыслящих сект, какими бы невинными и полезными последние себя ни показали.

    В Соединенных Штатах все христианские конфессии и секты существуют на основе равенства перед законом, который одинаково защищает их имущество и право публично исповедовать свою веру, а также на принципах самообеспечения и самоуправления; конфессии и секты, в свою очередь, укрепляют нравственные основы общества, воспитывая лояльных и добродетельных граждан. Свободу вероисповедания необходимо признать неотъемлемым правом человека, которое лежит в священной сфере совести, вне политических ограничений и предписаний, и которое государство обязано защищать в той же мере, что и любое другое основополагающее право. Но христианство само по себе — источник истинной свободы от греха и заблуждения, и оно лучше всего способно защищать и поддерживать свободу.

    III. История церковного управления и церковной дисциплины. Церковь — это не только невидимое сообщество святых, но и видимая организация, которая нуждается в органах управления, законах и установлениях, регулирующих ее деятельность. К этому разделу истории относятся различные формы церковного устройства: апостольская, примитивная епископальная, патриархальная, папская, консисторская, пресвитерианская, конгрегационная и т.п.; а также история церковной юриспруденции, дисциплины и взаимоотношений церкви с государством при всех этих формах устройства.

    IV. История поклонения, или богослужения, посредством которого церковь прославляет, оживляет и укрепляет общение со своим божественным Главой. Этот раздел истории включает в себя несколько более мелких: историю проповеди, катехизисов, литургии, обрядов и церемоний, а также религиозного искусства, в особенности духовной поэзии и музыки.

    Историю церковного управления и историю поклонения часто объединяют под общим названием церковных древностей или церковной археологии, и эта наука, как правило, ограничивается изучением святоотеческой эпохи, в которой берут свое начало большинство кафолических институтов и церковных обычаев. Но сферу ее интересов вполне можно распространить и на период формирования протестантизма.

    V. История христианской жизни, или практической нравственности и религиозности, которая включает в себя проявления различных добродетелей и пороков в разные эпохи, развитие христианской филантропии, возрождение семейного уклада, постепенное смягчение и упразднение рабства и прочих общественных зол, более гуманное ведение войн, реформы гражданского законодательства и правительства, распространение гражданских и религиозных свобод и общий прогресс цивилизации под влиянием христианства.

    VI. История богословия, или христианской учености и литературы. Каждое направление богословия — экзегетическое, доктринальное, нравственное, историческое и практическое — имеет свою собственную историю.

    История богословия, или догматов веры, — важнейший из этих подразделов, а потому ее часто рассматривают отдельно от остальных. Ее цель — показать, каким образом разум церкви постепенно постигал и раскрывал для себя открытые Богом истины, каким образом библейские учения формулировались и становились догмами, а затем вырастали в символы и исповедания веры или богословские системы, признанные органами государственной власти. Этот рост церкви в познании непогрешимого Слова Божьего представляет собой постоянную борьбу с ересями, заблуждениями и неверием; а история ересей является неотъемлемой частью истории богословия.

    Всякая важная догма, исповедуемая христианской церковью в наши дни, являет собой итог суровой борьбы с заблуждениями. В учение о Святой Троице, к примеру, верили с самого начала, но для того, чтобы это учение получило ясное выражение в Никео–цареградском символе веры, потребовалось пятьдесят лет споров, в которых участвовали величайшие умы, — не считая подготовительных трудов доникейской эпохи. Христологические споры были столь же долгими и напряженными, пока их окончательно не разрешил Халкидонский собор. Реформация XVI века была непрерывной войной с папством. Изложения богословских взглядов разных церквей — от Апостольского символа веры до исповеданий Дорта и Вестминстера, а также более поздних стандартов — воплощают в себе итоги богословских сражений воинствующей церкви.

    Различные разделы церковной истории имеют между собой не просто внешнюю или техническую связь, но органически связаны друг с другом и составляют единое живое целое, и историк должен показать это. Каждый исторический период также подлежит особой классификации в зависимости от его особенностей. Количество, порядок и охват различных разделов истории должны определяться исходя из их реальной значимости для изучаемого периода.


    § 3. Источники церковной истории

    Источники церковной истории, те сведения, из которых мы черпаем свои познания, имеют отчасти божественное, отчасти человеческое происхождение. Что касается истории Царства Божьего от сотворения мира до завершения апостольской эпохи, у нас есть богодухновенные Писания Ветхого и Нового Заветов. Но после смерти апостолов у нас есть только человеческие авторитеты, которые, конечно же, не могут претендовать на непогрешимость. Эти человеческие источники существуют отчасти в письменной, а отчасти не письменной форме.

    I. К числу письменных источников относятся:

    а) официальные документы церковных и светских властей: постановления соборов и синодов, исповедания веры, литургические тексты, церковные законы и официальные послания пап, патриархов, епископов и представительных органов;

    б) частные произведения отдельных исторических лиц: труды отцов церкви, еретиков и языческих писателей — для первых шести столетий; труды миссионеров, схоластов и мистиков — для Средних веков; а также реформаторов и их оппонентов — для XVI века. Для историка эти документы являются богатейшим материалом. Они отражают зарождение и реальный ход истории. Но их необходимо тщательно просеивать и взвешивать — в особенности спорные произведения, в которых, как правило, к фактам в той или иной степени примешивается дух разделения, еретического или ортодоксального;

    в) произведения летописцев или историков, как приверженцев, так и противников христианства, которые были очевидцами описываемых событий. Ценность этих источников, конечно, зависит от способностей и надежности их авторов и определяется путем внимательного и критического изучения. Более поздних историков можно причислить к прямым или непосредственным источникам лишь в той степени, в какой они опирались на надежные документы своего времени, либо полностью или частично утраченные, подобно многим документам доконстантиновой эпохи, которыми пользовался Евсевий, либо преимущественно недоступные для историков — как обстоит дело с папскими регестами и прочими документами из библиотеки Ватикана;

    г) надписи, в особенности надписи на могилах и в катакомбах, отразившие веру и упования христиан во времена гонений. Среди развалин Египта и Вавилона были найдены и расшифрованы целые библиотеки, содержащие мифологические и религиозные тексты, царские воззвания, стихи, сочинения по истории и астрономии, которые позволяют оценить уровень развития исчезнувших цивилизаций и проливают свет на некоторые части ветхозаветной истории.

    II. Неписьменных источников гораздо меньше: церковные здания, произведения скульптуры и изобразительного искусства и другие памятники культуры, религиозные традиции и церемонии, имеющие большое значение для истории поклонения и церковного искусства и отражающие дух своей эпохи.[4]

    Произведения искусства символически воплощают в себе различные типы христианства. Простые символы и грубые скульптурные изображения из катакомб соответствуют периоду гонений; базилики — никейской эпохе; византийские храмы — гению византийской государственной церковности; готические соборы — романо–германскому католицизму Средних веков; стиль эпохи Возрождения — возрождению литературы.

    Если обратиться к не столь далеким от нас временам, дух римского христианства можно лучше всего ощутить среди мертвых и живых памятников Рима, Италии и Испании. Лютеранство следует изучать в Виттенберге, Северной Германии и Скандинавии; кальвинизм — в Женеве, Франции, Голландии и Шотландии; англиканство — в Оксфорде, Кембридже и Лондоне; пресвитерианство — в Шотландии и Соединенных Штатах; конгрегационализм — в Англии и Новой Англии. Ибо в родных странах этих конфессий мы, как правило, находим не только крупнейшие печатные и рукописные источники, но и остатки архитектурных, скульптурных, погребальных и прочих памятников, естественное окружение, устные предания и живых представителей прошлого, в которых, как бы далеко они ни отошли от веры своих предков, все еще можно увидеть национальный гений, социальные условия, привычки и обычаи, — и такой опыт зачастую более поучителен, нежели тяжеловесные печатные фолианты.


    § 4. Периоды церковной истории

    Чисто хронологический или историографический подход, которого придерживались высокообразованный Бароний и продолжатели его дела, ныне по большей части уже отвергнут. Он нарушает естественный ход событий, разрывает взаимную связь вещей и низводит историю до уровня простой летописи.

    Деление по столетиям, господствовавшее в исторической науке от Флациуса до Мосгейма, было шагом вперед. Этот подход дает гораздо лучшее представление о развитии и взаимосвязи вещей. Но и он втискивает историю в чуждую ей механистическую схему, ибо яркие моменты или эпохи редко совпадают с началом или концом какого–либо столетия. К примеру, царствование Константина, а также союз церкви и государства ведут свою историю с 311 г.; папский абсолютизм в лице Гильдебранда — с 1049 г.; Реформация — с 1517 г.; Вестфальский мир был заключен в 1648 г.; первые английские паломники прибыли в Новую Англию в 1620 г.; освобождение рабов в Америке началось в 1776 г.; Французская революция относится к 1789 г.; возрождение религиозной жизни в Германии — к 1817 г.

    Истинное деление должно вытекать из реального хода самой истории и отражать различные фазы ее развития или этапы ее жизни. Мы называем их периодами или эпохами. Начало нового периода именуется эпохальным или поворотным моментом.

    В вопросе о числе и продолжительности периодов действительно нет единодушия, так как разные конфессии придерживаются на этот счет различных точек зрения, особенно начиная с XVI века. К примеру, для Римской церкви Реформация значит не так много, как для протестантских церквей, и совсем ничего не значит для Греческой; и хотя Нантский эдикт является эпохальным событием в истории французского протестантизма, а Вестфальский договор — немецкого, ни одно из этих событий не повлияло на английский протестантизм в такой мере, как восшествие на престол королевы Елизаветы, приход к власти Кромвеля, реставрация династии Стюартов и революция 1688 г.

    Однако, несмотря на путаницу и разногласия в деталях, ученые в целом согласны делить историю христианства на три главные части: древнюю, средневековую и современную; хотя в отношении деления на эпохи и определения начала и конца этих эпох подобное согласие отсутствует.

    I. История древнего христианства, с рождения Христа до Григория Великого. 1 — 590 г. по P. X.

    Это эпоха греко–латинской церкви или христианских отцов. Ее события разворачивались в средиземноморских странах — на Ближнем Востоке, в Северной Африке и Южной Европе — как раз на территории древней Римской империи и классического языческого мира. Эта эпоха закладывает основание богословия, церковного руководства и поклонения для всей дальнейшей истории. Это общий исток всех многоразличных конфессий.

    Несомненно, самые важные разделы данного периода — это жизнь Христа и апостольская церковь, они требуют отдельного рассмотрения. Эти разделы представляют собой божественно–человеческий фундамент церкви, они вдохновляют, направляют и исправляют все последующие периоды.

    Затем, в начале IV века, восшествие на престол Константина, первого римского императора, знаменует собой решительный поворот в истории; из гонимой секты христианство превращается в доминирующую религию Греко–римской империи. В истории богословия эпохальное значение имеет Первый вселенский собор в Никее, который пришелся на середину правления Константина, 325 г. по Р.Х.

    Таким образом, в первой, или святоотеческой эпохе складываются три периода, которые мы можем назвать соответственно периодом апостолов, периодом мучеников и периодом христианских императоров и патриархов.

    II. Средневековое христианство, от Григория I до Реформации. 590 — 1517 г. по Р.Х.

    Началом Средних веков считают разные события: воцарение Константина (306 или 311); падение Западной римской империи (476); восшествие Григория Великого на папский престол (590); коронацию Карла Великого (800). Но практически все согласны с тем, что этот период закончился в начале XVI века — точнее, в 1517 г., с началом Реформации. Нам представляется, что наиболее важный поворот в истории церкви связан с Григорием Великим. При нем, инициаторе миссионерского служения среди англосаксонских племен, последнем из отцов церкви и первом из пап в полном смысле этого слова, начинается ревностный и увенчавшийся решительным успехом труд по обращению в христианство варварских племен, а также, одновременно с этим, становление абсолютной папской власти и отчуждение Восточной и Западной церкви друг от друга.

    В этом и проявляется отличительная особенность Средних веков: церковь сместилась из Азии и Африки в Центральную и Западную Европу, из Греко–римской империи к германским, кельтским и славянским племенам, из культуры Древнего мира в современную цивилизацию. Главным делом церкви в то время было обращение и обучение варваров–язычников, которые в буквальном смысле покорили и уничтожили Римскую империю, но и сами были побеждены и преображены ее христианской верой. Этот труд совершала в основном Латинская церковь, построенная по строго иерархической схеме, с епископом Рима во главе. В свою очередь, Греческая церковь добилась определенных успехов среди славянских племен Восточной Европы — особенно в Российской империи, которая с тех пор приобрела большое влияние, — но магометанство сильно потеснило ее и ослабило ее влияние в Азии и Африке, на родине первоначального христианства, а в конце концов и в самом Константинополе; таким образом, в вопросах богословия, поклонения и организации Греческая церковь остановилась на позициях вселенских соборов и патриархальном укладе V века.

    В Средние века на первый план выходит выработка церковной иерархии, так что церковь того периода можно именовать папской — в отличие от древней церкви святых отцов и современной церкви реформаторов.

    В процессе становления и упадка римской иерархии особняком стоят три папы, олицетворяющие собой три эпохальных момента: Григорий I Великий (590) — зарождение папского абсолютизма; Григорий VII Гильдебранд (1049) — его наивысший расцвет; Бонифаций VIII (1294) — его упадок. Таким образом, история средневековой церкви тоже состоит из трех периодов. Мы можем для краткости назвать их миссионерской, папской и предреформационной[5] эпохами католицизма.

    III. Современное христианство, от Реформации XVI века до наших дней. 1517–1880 г. по Р.Х.

    Современная история вершится преимущественно среди народов Европы, и, начиная с XVII века, открывает для себя новое широкое поле деятельности в Северной Америке. Западный христианский мир отныне разделяется на две противостоящие части — одна из них идет прежним путем, а другая прокладывает себе новый; Восточная же церковь практически сходит с исторической сцены и повсюду, за исключением современной России и Греции, являет собой картину безмятежного застоя. Современная церковная история — это эпоха конфликта протестантизма с католицизмом, конфликта религиозной свободы и независимости с принципами власти и покровительства, а также личной христианской веры отдельных людей с традиционной церковной системой.

    И здесь тоже складываются три различных периода, которые кратко можно назвать так: реформация, революция и пробуждение.

    XVI век, второй по плодотворности и значению период после апостольской эры, — это столетие евангелического обновления церкви и папской контрреформации. Это колыбель всех протестантских конфессий и сект, а также современного католицизма.

    XVII век — это эпоха схоластической ортодоксии, полемического конфессионализма и относительного застоя. Реформация на континенте останавливается, но продолжается в Англии решительными действиями пуритан и достигает даже первозданных лесов американских колоний. XVII век был самым плодотворным периодом в английской церковной истории и дал жизнь разнообразным сектантским или инакомыслящим конфессиям, которые были затем перенесены на почву Северной Америки и даже переросли некоторые более древние исторические церкви. Позже, в XVIII веке, восставшие против мертвой ортодоксии и закосневшей обрядовости пиетисты и методисты начинают возрождение практической религиозной жизни. В Римской церкви победа остается за орденом иезуитов, но ему противостоят полуевангелический янсенизм и полулиберальное галликанство.

    Во второй половине XVIII века начинается повальный отказ от традиционных идей и институтов, что порождает революцию в государстве и безбожие в церкви — особенно в католической Франции и протестантской Германии. Английский деизм, французский атеизм, немецкий рационализм — все это лишь разные степени нынешнего великого отступничества от ортодоксальных символов веры.

    В XIX веке мы наблюдаем дальнейшее развитие негативных и гибельных тенденций, однако, наряду с этим, идет возрождение христианской веры и церковной жизни — вечное Евангелие полагает начало новому творению. Началом пробуждения можно считать трехсотлетнюю годовщину Реформации, 1817 г.

    В это же время, подобно молодому, многообещающему, полному сил великану, на сцену выходит Северная Америка. Она по большей части сохранила свой английский и протестантский дух, однако предоставляет убежище всем народам, церквям и сектам Старого света, а светские и духовные власти в ней сосуществуют мирно, не вмешиваясь в дела друг друга.

    Таким образом, всего мы имеем девять периодов церковной истории:


    Первый период

    Жизнь Христа и апостольская церковь.

    От воплощения Христа до смерти апостола Иоанна. 1 — 100 г. по Р.Х.

    Второй период

    Гонения на христианство в Римской империи.

    От смерти апостола Иоанна до Константина, первого императора–христианина. 100 —311г. по Р.Х.

    Третий период

    Христианство в союзе с Греко–римской империей и среди бурь великого переселения народов.

    От Константина Великого до папы Григория I. 311 — 590 г. по Р.Х.

    Четвертый период

    Насаждение христианства среди тевтонских, кельтских и славянских племен.

    От Григория I до Григория VII Гильдебранда. 590 — 1049 г. по Р.Х.

    Пятый период

    Церковь под властью папской иерархии, схоластическое богословие.

    От Григория VII до Бонифация VIII. 1049 — 1294 г. по Р.Х.

    Шестой период

    Упадок средневекового католицизма и возникновение движений, подготовивших почву для Реформации.

    От Бонифация VIII до Лютера. 1294 — 1517 г. по Р.Х.

    Седьмой период

    Евангелическая Реформация и римско–католическая реакция.

    От Лютера до Вестфальского договора. 1517 — 1648 г. по Р.Х.

    Восьмой период

    Эпоха полемической ортодоксии и жесткого деления на конфессии, а также реакционных и прогрессивных движений.

    От Вестфальского договора до Французской революции. 1648 — 1790 г. по P. X.

    Девятый период

    Распространение безбожия и возрождение христианства в Европе и Америке, миссионерская деятельность охватывает весь земной шар.

    От Французской революции до наших дней. 1790 — 1880 г. по Р.Х.


    Таким образом, христианство прошло через многие этапы земной жизни, но все–таки едва ли достигло полноты своего возраста во Христе Иисусе. За долгую череду столетий оно пережило разрушение Иерусалима, распад Римской империи, жестокие гонения извне и еретическое разложение изнутри, нашествие варваров, сумятицу Темных веков, папскую тиранию, столкновение с безбожием, опустошение после революций, нападки врагов и заблуждения друзей, восстание и падение бесчисленных гордых царств, империй и республик, философских систем и общественных организаций. Но вот, христианство по–прежнему живо, и сегодня оно сильнее и шире, чем когда–либо; оно направляет развитие цивилизации и вершит судьбы мира; оно шагает по руинам человеческой мудрости и глупости все вперед и вперед; оно безмолвно передает свои небесные благословения из поколения в поколение, из одной страны в другую, до самых отдаленных концов земли. Христианство никогда не умрет; оно никогда не узнает старческой дряхлости; но, подобно своему божественному Основателю, оно доживет до конца времен, сохранив неувядающую свежесть вечной юности и неистощимую силу зрелого возраста, и переживет само время. Отдельные конфессии и секты, человеческие формы богословия, власти и поклонения могут исчезать, выполнив свою миссию; но вселенская Церковь Христова, обладающая божественной жизнью и естеством, слишком крепка для врат ада. Она лишь сменит свое земное облачение на брачную одежду Невесты Христовой и восстанет из унижения к величию и славе. Потом, в пришествие Христа, она пожнет последний урожай истории, и как торжествующая Церковь на небесах будет радоваться и наслаждаться вечной субботой святости и мира. Это будет непреходящий конец истории, который еще в самом ее начале был предвозвещен святым покоем Бога по завершении всех дел творения.


    § 5. Польза церковной истории

    Церковная история — самая обширная и, включая священную историю Ветхого и Нового Заветов, самая важная отрасль богословия. Это основание, на котором стоит богословие, и сокровищница, из которой оно пополняет свои жизненные силы. Это лучший комментарий к самому христианству во всех его аспектах и проявлениях. В полноте потока — слава источника, из которого он течет.

    Прежде всего, общий интерес к церковной истории свойствен любому развитому уму, поскольку она отражает нравственное и религиозное развитие нашей расы и постепенное исполнение божественного плана искупления.

    Для богослова или служителя Евангелия церковная история представляет особую ценность, поскольку она является ключом к пониманию современного состояния христианского мира и руководством для успешного труда на его благо. Настоящее — это плоды прошлого и семена будущего. Ни одно дело не устоит, если оно не растет на подлинных нуждах своего времени и не пускает глубокие корни в почву истории. Попирающий права прошлого поколения не может претендовать на внимание потомков. Церковная история — не антикварная лавка. Ее факты — не сухие кости, в них воплощена живая реальность, общие принципы и законы, которыми мы руководствуемся и согласно которым поступаем. Изучающий церковную историю всесторонне изучает само христианство, а также естество человека, попадающее под влияние христианства — как нынешнего, так и того, которое пребудет до конца времен.

    Наконец, история церкви имеет практическую ценность для каждого христианина как кладезь предостережения и ободрения, утешения и совета. Это философия фактов, христианство в живых примерах. Если история в целом действительно есть «testis temporum, lux veritatis, et magistra vitce», как описывал ее Цицерон, или «служанка предусмотрительности, жрица истины и мать мудрости», как называл ее Диодор, то к истории Небесного Царства все эти титулы применимы в наивысшей степени. За исключением Священных Писаний, которые и сами по себе являются историей и хранилищем божественного откровения, нет более веского доказательства присутствия Христа среди Его народа, нет более полного подтверждения истинности христианства, нет более богатого источника духовной мудрости и опыта, нет более сильного стимула для добродетели и благочестия, чем история Царства Христова. У каждой эпохи есть свое послание Бога человеку, и понять это послание — самая важная задача человека.

    В Послании к евреям есть волнующее и красноречивое описание облака свидетелей из прошлого, дающего христианам поддержку и утешение. Так почему бы еще большему облаку апостолов, евангелистов, мучеников, реформаторов и святых всех времен и языков, начиная с пришествия Христа, не послужить той же цели? Они были героями христианской веры и любви, живыми письмами Христовыми, солью земли, благодетелями и славой человечества; и невозможно должным образом изучать их мысли и дела, жизнь и смерть и при этом не возвыситься душою, не получить назидания и утешения, не испытать побуждения последовать их святому примеру, дабы мы, по благодати Божьей, наконец были приняты в их общение и провели вместе с ними блаженную вечность, восхваляя единого Бога и Спасителя и наслаждаясь Им.


    § 6. Долг историка

    Первейшая обязанность историка, которая включает в себя все остальные, — быть правдивым и справедливым. Он должен воспроизвести саму историю, вновь оживляя ее в своем изложении. Его наивысшая и единственная цель, как и цель свидетеля, заключается в том, чтобы говорить правду, только правду и ничего кроме правды; подобно судье, он должен быть абсолютно справедливым по отношению к каждому человеку и каждому событию, представленному на его рассмотрение.

    Чтобы быть столь правдивым и справедливым, историк должен обладать высокой квалификацией в трех областях: научной, художественной и религиозной.

    1. Он должен отлично знать исходный материал. Для этого необходимо знакомство с такими вспомогательными дисциплинами, как церковная филология (в особенности греческий и латинский языки, на которых написано большинство древних документов), светская история, география и хронология. Затем, пользуясь источниками, историк должен тщательно и беспристрастно проверить их подлинность и целостность, а также надежность и компетентность свидетелей. Только так возможно отделить реальность от вымысла, истину от заблуждения.

    Число источников сведений по общей истории столь велико и так быстро растет, что жизнь человека слишком коротка для того, чтобы прочесть их все и осмыслить. Каждый историк стоит на плечах своих предшественников. Даже после самого добросовестного поиска он все равно вынужден принимать некоторые вещи на веру и пользоваться неоценимой помощью сборников и подборок документов, подробных указателей и исчерпывающих монографий в тех случаях, когда он не может в деталях изучить все первоисточники. Но ему всегда следует аккуратно ссылаться на использованные работы и проверять факты, даты и цитаты. Недостаток аккуратности может погубить репутацию исторического труда.

    2. Затем приходит черед литературной работы. Это искусство. Нужно не просто пересказать события, но воспроизвести живой процесс развития церкви. История — это не груда костей, а живой организм, наполненный и руководимый разумной душой.

    Одна из наибольших трудностей этого этапа кроется в систематизации материала. Наилучший способ — благоразумно соединять хронологическое деление с тематическим; сочетать последовательное изображение событий с задействованием нескольких параллельных (и в действительности переплетающихся) разделов истории. Соответственно, сначала мы делим историю на периоды — не произвольно, а следуя реальному ходу событий, — и затем описываем каждый из этих периодов в стольких параллельных параграфах или главах, сколько потребуется исходя из собранного материала. Что же касается количества периодов и глав, а также структуры глав, то здесь мнения расходятся, а потому мы можем лишь стремиться к совершенству в применении нашего принципа и в изложении фактов в целом. Тем не менее указанный выше принцип остается единственно верным.

    Древние классики истории, а также большинство их английских и французских коллег, как правило, излагают свою тему в виде однородной последовательности книг или глав без всякого тематического деления. Может показаться, что такой метод лучше отражает живое единство и разнообразие истории в каждый ее момент. Но в действительности это не так. Язык, подобно перу или резцу, может показать лишь последовательность вещей во времени, но не их переплетение в отдельно взятый момент. А потому этот метод, если жестко его придерживаться, никогда не дает полного представления о какой–то одной стороне событий, будь то богословие, поклонение или жизненные реалии. Происходит постоянное смешение разных тем, один вопрос оставляют, чтобы осветить другой, причем предмет разговора зачастую меняется совершенно внезапно — до тех пор, пока не исчерпывается выбор тем. Немецкий метод деления текста по темам и периодам имеет большие практические преимущества для исследователей, поскольку он отражает тематическую последовательность наряду с временной. Однако этот метод нельзя превращать в однообразный и скучный механизм, как это сделано в «Магдебургских центуриях» и многих последующих трудах. Ибо, хотя в истории и есть определенная структура, как тематическая, так и хронологическая, она, тем не менее, полна разнообразия, как и всякая жизнь. Период Реформации требует совсем иной систематизации, нежели Средние века; а в современной истории тематическое деление должно сочетаться с разбивкой по конфессиям и странам (например, римско–католические, лютеранские, реформатские церкви в Германии, Франции, Англии и Америке) и подчиняться ей.

    Следовательно, историк должен стремиться отразить как единство, так и многообразие истории, излагая различные темы таким образом, чтобы полностью раскрыть каждую из них, но не упуская при этом из виду их органическую взаимосвязь. Историю нельзя педантично загонять, как в прокрустово ложе, в произвольно выдуманную схему; структуру следует выводить из самой истории, и эта структура должна быть настолько разнообразной, насколько того требуют факты.

    Еще одна трудность, и даже большая, нежели систематизация материала, заключается в сочетании краткости и полноты. Общая история церкви должна давать законченное представление о развитии Царства Христова во всех его проявлениях. Но материал столь обширен и столь стремительно пополняется, что даже самое сжатое его изложение следует изучать, благоразумно выбирая наиболее яркие моменты, из которых, собственно, и складывается массив истории. Бессмысленно писать книги, если их не будут читать. Но у кого в наш суетливый век найдется время, чтобы терпеливо копаться в сорока фолиантах Барония и продолжателей его труда, или в тринадцати фолиантах Флациуса, или в сорока пяти томах ин–октаво, написанных Шрёйхом? Безусловно, человек, изучающий церковную историю, хочет увидеть не только художественные миниатюры (как, например, в превосходном учебнике Хазе), но и портреты в полный рост. И все–таки можно сэкономить немало места, опустив технические и несущественные подробности, описание которых можно оставить для монографий и специальных исследований. Краткость — добродетель историка, если только она не делает его творения невразумительными и загадочными.

    Более того, историк должен сделать свой труд понятным и интересным читателю, не поступаясь истиной. Некоторые страницы истории скучны и утомительны; однако, в целом, историческая правда удивительнее любого вымысла. Это эпос, созданный Самим Богом. Он не нуждается в приукрашивании. Если рассказывать с искренностью, живостью и дерзновением, история говорит сама за себя. К сожалению, церковные историки, за очень небольшим исключением, уступают великим светским историкам в том, что касается стиля, и изображают прошлое хладным трупом, а не живой и действующей силой, вызывающей постоянный интерес. Именно поэтому труды по церковной истории столь мало читаемы за пределами узкого круга профессионалов.

    3. И в научных изысканиях, и в художественном изложении необходимо руководствоваться здравыми нравственными принципами и религиозным, то есть подлинно христианским духом. Светский историк должен быть исполнен всеобъемлющего человеческого сочувствия, а историк церковный — всеобъемлющего христианского сочувствия. Девиз первого: «Ното sum, nihil humani а те alienum puto»[6]; девиз второго: «Christianus sum, nihil Christiani a me alienum puto»[7].

    Прежде всего, историк должен отбросить всякие предубеждения и пристрастия и взяться за дело из чистой любви к истине. Речь не о том, что он должен стать tabula rasa. Ни один человек не в силах освободиться из–под влияния полученного образования, которое сделало его тем, кто он есть, — да пытаться и не следует. Однако историк, пишущий о церкви или о Христе, должен в каждой мелочи, насколько возможно, следовать объективным фактам, «sine ira et studio»; воздавать должное каждому человеку и событию и стоять в центре христианства, откуда он может видеть все точки окружности, всех людей и все события, все конфессии, деноминации и секты в их подлинной взаимосвязи друг с другом и с благословенным целым. В действительности, знаменитый тройной критерий кафолической (вселенской) истины — всеохватность по времени (semper), месту (ubique) и числу (ab omnibus) — в своем буквальном понимании неверен и неприменим. И все–таки в церкви есть единое христианство, так же как в мире есть единое человечество, и ни один христианин не может безнаказанно пренебрегать этим. Христос есть божественное согласие всех противоречивых человеческих сект и символов веры. Обязанность и привилегия историка состоит в том, чтобы различить образ Христа в не похожих друг на друга лицах Его учеников и выступить в роли посредника между разными частями Его Царства.

    Кроме того, историк должен полностью сочувствовать предмету своих изысканий и с энтузиазмом посвятить себя его изучению. Никто не может истолковать слова поэта, не обладая чувством поэзии и вкусом, или слова философа, не имея способностей к рассуждениям, — так и историю христианства никто не может должным образом понять и изложить, не имея христианского духа. Неверующий может создать лишь отвратительную карикатуру или, в лучшем случае, безжизненную статую. Чем выше историк взбирается на гору христианства, тем шире его горизонт, тем полнее и яснее его представление об отдельных участках земли внизу и их значении друг для друга. Даже заблуждение можно ясно различить лишь с высоты истины. «Verum est index sui et falsi». Христианство — это абсолютная истина, которая, подобно солнцу, одновременно раскрывает себя и освещает все, что находится во тьме. Церковная история, как и Библия, сама лучше всего истолковывает себя.

    Историк выполняет свои обязанности в той мере, в которой он сочетает в себе три вышеназванных качества. Конечно, в этой земной жизни мы можем лишь немного приблизиться к совершенству в этом или любом другом направлении исследований. Чтобы достичь абсолютного успеха, нужно быть непогрешимым; смертному человеку этого не дано. Только Божественный Разум имеет привилегию уже в начале видеть конец и рассматривать все аспекты и все значение событий; человеческий же ум способен лишь воспринимать все вещи последовательно и рассматривать их по частям.

    Полное разрешение исторических загадок ждет нас только в небесной жизни, когда мы будем видеть уже не сквозь тусклое стекло, а лицом к лицу, и изучать течение времени с высот вечности. Очень удачное замечание св. Августина по поводу взаимосвязи Ветхого и Нового Заветов — «Novum Testamentum in Vetere latet, Vetus in Novo patel» — можно применить и к взаимосвязи нынешнего мира и мира будущего. История воинствующей церкви — лишь образ и предвосхищение торжествующей Церкви на небесах, пророчество, смысл которого мы полностью поймем лишь в свете его исполнения.


    § 7. Литература по церковной истории

    Staudlin: Geschichte и. Literatur der к. Geschichte. Hann. 1827.

    J. G. Dowling: An Introduction to the Critical Study of Eccles. History. London, 1838. Цит. с. 1. Эта работа представляет собой главным образом обзор сочинений церковных историков, с. 1–212.

    F. С. Baur: Die Epochen der kirchlichen Geschichtschreibung. Tub. 1852.

    Philip Schaff: History of the Apost. Church (?. York, 1853), pp. 51–134.

    Engelhardt: Uebersicht der kirchengeschichtlichen Literatur vom Jahre 1825 — 1850. Niedner, «Zeitschrift fur historische Theologie», 1851.

    G. Uhlhorn: Die kirchenhist. Arbeiten von 1851 — 1860. Niedner, «Zeitschrift fur histor. Theologie», 1866, Gotha, pp. 3–160. Он же: Die altere Kirchengesch, in ihren neueren Darstellungen. «Jahrbucher fur deutsche Theol.», vol. II. 648 sqq. Альманах «Zeitschrift fur Kirchengeschichte» Бригера, основанный в 1877 г. и выходящий в г. Гота, публикует библиографические статьи А. Гарнака, Мюллера и других авторов о самых последних публикациях.

    Сн. К. Adams: A Manual of Historical Literature. N. York, 3d ed. 1888.


    Как и любая другая наука или любое искусство, церковная историография долгое время развивалась, стремясь к подлинному совершенству. Это развитие заключалось не только в непрерывном накоплении материала, но и в постепенном, иногда надолго прерывавшемся процессе совершенствования метода, от простой подборки имен и дат в христианской летописи до критического изучения и различения, прагматических ссылок на причины и мотивы, научного владения материалом, философских обобщений и художественного воспроизведения реальной истории. Этот путь развития отмечен влиянием различных конфессий и деноминаций христианства, которые по–разному рассматривали определенные эпохи и части христианского мира и, следовательно, по–разному их понимали и описывали; таким образом, развитие церковной историографии отражает развитие самой церкви.

    Здесь мы можем упомянуть лишь главные труды, которые знаменуют собой последовательные эпохи в развитии нашей науки.


    I. Апостольская церковь

    Первыми трудами по церковной истории были канонические евангелия Матфея, Марка, Луки и Иоанна, богодухновенные биографические воспоминания об Иисусе Христе, богочеловеческом Главе вселенской Церкви.

    За ними следуют написанные Лукой Деяния апостолов, где говорится о распространении христианства среди иудеев и язычников от Иерусалима до Рима трудами апостолов, в особенности Петра и Павла.

    II. Историки Греческой церкви

    Первые работы по церковной истории, написанные после смерти апостолов, как, впрочем, и все направления богословской литературы, появились в Греческой церкви.

    Евсевий, епископ палестинского города Кесарии и современник Константина Великого, написал церковную историю в десяти томах (????????????? ???????, от воплощения Слова до 324 г.), чем и заслужил звание отца церковной истории или христианского Геродота. Евсевий не слишком критически подходил к отбору материала, и его работа значительно уступает трудам великих классических историков по таланту и мастерству исполнения, и все же эта доникейская церковная история является бесценным произведением благодаря эрудиции автора, его умеренности взглядов и любви к истине, а также благодаря тому, что в ней использованы источники, впоследствии полностью или частично утраченные, и тому, что ее автор являлся непосредственным очевидцем событий, произошедших со времени последних гонений церкви до укрепления ее положения в Византийской империи.

    Дело Евсевия продолжили в том же духе и по тому же плану Сократ, Созомен и Феодорит в V веке, а также Феодор и Евагрий в VI веке. Каждый из них продолжал нить повествования с того момента, на котором остановился предшественник; таким образом, описание захватывало один и тот же период, от Константина Великого до середины V века.[8]

    Среди позднейших греческих историков, так называемых Scriptores Byzantini (VII — XV в.), особого упоминания заслуживает Никифор Каллист (сын Каллиста, ок. 1333 г. по Р.Х.). Он писал свою «Церковную историю», пользуясь книгами из большой библиотеки при храме Св. Софии в Константинополе, и посвятил ее императору Андронику Палеологу (ум. 1327). Она состоит из восемнадцати книг (каждая начинается с одной из букв его имени) и охватывает период от Рождества Христова до смерти Фоки в 610 г. по Р.Х., а предисловие содержит конспект еще пяти томов, которые охватили бы период до 911 г. Никифор был плодовитым и красноречивым писателем, однако при этом он был суеверным и не слишком проницательным.[9]

    III. Средневековые историки Латинской церкви

    До Реформации Латинская церковь сначала всецело зависела от Греческой в вопросах церковной истории, равно как любых других богословских знаний, и долгое время удовлетворялась лишь переводами и отрывками из трудов Евсевия и его преемников.

    Среди последних наибольшей популярностью пользовалась «История в трех частях» (Historia Tnpartita), составленная Кассиодором — премьер–министром Теодориха, а впоследствии настоятелем монастыря в Калабрии (ум. ок. 562). Она представляла собой подборку сокращенных и приведенных в соответствие друг с другом отрывков из исторических трудов Сократа, Созомена и Феодорита и в течение нескольких столетий — наряду с «Историей» Евсевия в переводе Руфина — служила для Запада источником знаний о древней церкви.

    Средневековье не произвело на свет ни одной последовательной общей церковной истории — лишь множество хроник и историй отдельных народов, монашеских орденов, выдающихся пап, епископов, миссионеров, святых и т.д. Сами по себе эти сочинения редко имеют большое значение, но, после тщательного отсеивания легенд и вымысла, становятся ценным источником сведений.

    Основными средневековыми историками были Григорий Турский (ум. 595), написавший историю франкской церкви; достопочтенный Беда (ум. 735), отец английской церковной истории; Павел Диакон (ум. 799), летописец лангобардов; Адам Бременский, лучший знаток истории скандинавской церкви с 788 по 1072 г.; Хаймо (Хеймо, Аймо), монах из г. Фульда, впоследствии епископ Хальберштадтский (ум. 853), который в десяти книгах описал, в основном опираясь на Руфина, историю первых четырех столетий (Historiae Sacrae Epitome); Анастасий Библиотекарь (ок. 872), один из авторов «Жизни понтификов» (Liber Pontificalis), то есть жизнеописаний пап до Стефана VI (ум. 891); Бартоломео из Лукки (ок. 1312), который составил общую историю церкви от Христа до 1312 г.; св. Антонин (Антонино Пьероцци), архиепископ Флоренции (ум. 1459), автор крупнейшего средневекового труда по светской и священной истории (Summa Historialis), охватывающего период от сотворения мира до 1457 г.

    Историческая критика возникла с возрождением литературы, и ее первыми отголосками стали сомнения Лоренцо Баллы (ум. 1457) и Николая Кузанского (ум. 1464) относительно подлинности «Константинова дара», «Исидоровых декреталий» и некоторых других документов, подлинность которых ныне отрицается столь же единодушно, как некогда была признаваема.

    IV. Римско–католические историки

    Потрясение Реформации в XVI веке пробудило Римско–католическую церковь к бурной деятельности в области истории и в других отраслях богословия и вызвало к жизни несколько сочинений, авторы которых отличались высокой эрудицией и знанием древностей, но были движимы, скорее, любовью к папству и ненавистью к протестантизму, нежели чисто историческим интересом. Лучшие историки этой эпохи были либо итальянцами, ультрамонтанами по духу, либо французами, в основном сторонниками более либерального, но не столь последовательного галликанства.

    а) Итальянцы

    Первым в этом ряду стоит кардинал Цезарь Бароний (ум. 1607) с его «Церковными анналами» (Annales Ecclesiastici, Rom. 1588 sqq.) в 12 т. ин–фолио, отдавший этой работе тридцать лет неустанного труда. Он успел довести историю лишь до 1198 г., но его работу продолжили Рейнальди (до 1565 г.), Ладерки (до 1571) и Тейнер (до 1584).[10]

    Этот поистине титанический и монументальный труд и по сей день остается бесценным кладезем информации, взятой из библиотеки Ватикана и других архивов, и профессиональные историки всегда будут обращаться к нему. При этом он написан сухим, отрывистым, неудобочитаемым языком, содержит много поддельных документов и всецело стоит на позициях, утверждающих абсолютный авторитет папы. Он был задуман как конкретное опровержение «Магдебургских центурий», хотя и не удостаивает последние прямого упоминания. Данный труд явился огромной поддержкой и утешением для дела Рима, и его часто издавали в переводах в сокращенном и общедоступном виде. Однако он также подвергся суровой критике и отчасти был опровергнут — не только протестантами, такими как Казобон, Шпангейм и Сэмюэл Баснаж, но и римско–католическими учеными, в особенности двумя францисканцами, Антуаном и Франсуа Паджи, которые внесли поправки в хронологию.

    Гораздо менее известна и гораздо реже используется «Церковная история» (Historia Ecclesiastica) Каспара Сачарелли, охватывающая период до 1185 г., которая была опубликована в Риме в 1771 — 1796 г. в 25 т. ин–кварто.

    Бесценный вклад в исторические коллекции и специальные исследования внесли и другие ученые–итальянцы: Муратори, Дзакканьи, Дзаккариа, Манси, Галланди (Холланди), Паоло Сарпи, Паллавичини (последние двое были участниками Трентского собора), трое Ассемани и Анджело Май.

    б) Католические французские историки

    Наталис (Ноэль) Александер, профессор и архиепископ ордена доминиканцев (ум. 1724), написал свою «Церковную историю Ветхого и Нового Заветов» до 1600 г. (Historia Ecclesiastica Vetens et Nova Testaments Paris, 1676; 2d ed. 1699 sqq.; 8 vols, fol.) в духе галликанства, с великой ученостью, но сухим схоластическим языком. Иннокентий XI включил ее в свой «Индекс» (1684). Это вызвало появление нескольких исправленных изданий.

    Аббат Клод Флёри (ум. 1723) написал свою «Церковную историю» (Histoire ecclesiastique, Paris, 1691 — 1720, 20 vols, quarto, до 1414 г.; продолжена до 1595 г. Клодом Фабром, очень ревностным галликанцем) — гораздо более общедоступную работу, отличающуюся спокойным тоном изложения и живостью языка и одинаково пригодную как для назидания, так и для обучения. Она описывает ход событий в хронологической последовательности — подробно и в целом точно, но это сочинение Флёри бессистемно и лишено философских обобщений, а потому скучно и утомительно. Когда Флёри спросили, почему он без необходимости омрачает страницы своего труда столькими позорными фактами, он дал замечательный ответ: то, что христианство выжило и продолжает развиваться, несмотря на пороки и преступления его приверженцев и проповедников, наилучшим образом доказывает его божественное происхождение.[11]

    Жак–Бенинь Боссуэт, достопочтенный епископ г. Мо (ум. 1704), отстаивавший католицизм против протестантизма, с одной стороны, и галликанство против ультрамонтанства — с другой, с великолепным красноречием и в духе католической церкви написал всемирную историю, которой придал форму четкого конспекта, чтобы привлечь внимание простого народа.[12] Этот труд был продолжен на немецком языке протестантом Крамером — с меньшим изяществом, но большей тщательностью и особым вниманием к истории средневекового богословия.

    Себастьен ле Нэн де Тиллемон (ум. 1698), французский дворянин и священник, не занимавший никаких должностей и полностью посвятивший себя науке и молитвам, — ученик и друг янсенистов, частичный сторонник галликанства, — создал в высшей степени серьезную и полезную историю первых шести столетий (до 513 г.) в виде серии подробных биографий, с большим мастерством и очень добросовестно составленных почти целиком из слов первоисточников, свои же собственные добавления Тиллемон тщательно обособляет. По своим достоинствам это ценнейший труд в области церковной истории, созданный католическим автором, отличающимся редким трудолюбием и ученостью.[13]

    Одновременно с Тиллемоном галликанец Л. Эллис Дюпен (ум. 1719) опубликовал биографическую и библиографическую историю церкви до XVII века.[14] Вслед за ним подобное исследование написал Реми Сейлльер (ум. 1761), преимуществом этого труда были большая полнота и точность.[15] В XVII и XVIII столетиях существенный вклад в историческое богословие внесли французские бенедиктинцы из обители св. Мавра, которые опубликовали лучшие критические издания отцов церкви и проделали обширные археологические исследования. Мы можем назвать лишь имена Мабийона, Массуэта, Монфокона, д'Ашери, Руинарта, Мартена и Дюранда. Среди иезуитов выделяются Сирмонд и Петау.

    Аббат Рорбахер (профессор церковной истории в Нанси, ум. 1856) написал пространную «Всемирную историю Церкви» до 1848 г., включив в нее и ветхозаветный период. Она не столь либеральна, как труды великих галликанских писателей XVII века, но обнаруживает знакомство с немецкой литературой.[16]

    в) Католические немецкие историки

    Первым в ряду заслуживающих внимания современных немецких католических историков стоит поэт и бывший протестант граф Леопольд фон Штольберг (ум. 1819). С горячностью честного, благородного и искреннего, но доверчивого новообращенного в 1806 г. он приступил к работе над очень подробным сочинением «История религии Иисуса Христа» (Geschichte der Religion Jesu Christi) и, написав 15 томов, дошел до 430 г. Его труд продолжили Ф. Керц (т. 16 — 45, до 1192 г.) и Ж. Н. Бришар (т. 45–53, до 1245 г.).

    В том же духе и приятным слогом Теодор Катеркамп (ум. 1834, в Мюнстере) написал церковную историю до 1153 г.[17] Она осталась незавершенной, как и работа Локерера (ум. 1837), охватывающая период до 1073 г.[18]

    «История соборов» епископа Гефеле (Conciliengeschichte, 1855 — 1886; исправленное издание с продолжением, 1873 sqq.) — это самый ценный вклад в историю богословия вплоть до Трентского собора.[19]

    Лучшие краткие изложения истории, когда–либо вышедшие из–под пера немецких католиков, создали И. И. Риттер, профессор в Бонне, а впоследствии в Бреслау (ум. 1857);[20] И. А. Мёлер, в прошлом профессор в Тюбингене, а затем в Мюнхене (ум. 1838), автор знаменитой «Символики» (Symbolik);[21] И. Альцог (ум. 1878);[22] X. Брюк (2d ed. Mayence, 1877); ?. К. Краус (Treves, 1873; 3d ed., 1882); кардинал ??????????? (3d ed., Freiburg, 1886, 3 vols.); Ф. К. Функ (Tubingen, 1886; 2d ed., 1890).

    А. Ф. Гфрёрер (ум. 1861) начал писать свою прекрасную «Общую историю церкви» как протестант или, скорее, как рационалист (1841 — 1846, 4 т., до 1056 г.), а продолжил ее со времен Григория VII уже как католик (1859 — 1861).

    Д–р Йоганн Йозеф Игнац фон Доллингер (профессор в Мюнхене, род. 1799), которого можно назвать самым высокообразованным историком Римской церкви в XIX веке, проделал противоположный путь — от паписта до антипаписта. Он начал, но так и не закончил работу над «Справочником по истории христианской Церкви» (Handbook of Christian Church History, Landshut, 1833, 2 vols.), охватывающим период до 680 г., и «Учебником по церковной истории» (Manual of Church History, 1836; 2d ed., 1843, 2 vols.), охватывающим период до XV века и отчасти до 1517 г.[23] Он также писал серьезные работы, направленные против Реформации (Die Reformation, 1846 — 1848, в 3–х т.), об Ипполите и Каликсте (1853), о периоде, предшествовавшем христианству (Heidenthum und Judenthum, 1857 г.), «Христианство и церковь во время их возникновения» (1860), «Церковь и церкви» (1862), «Средневековые легенды о папах» (1865), «Папа и собор» (под псевдонимом «Янус», 1869) и т.д.

    Во время Ватиканского собора в 1870 г. Доллингер порвал с Римом, стал богословским вождем старокатолического отступничества и 17 апреля 1871 г. был отлучен архиепископом Мюнхенским (своим бывшим учеником) по обвинению в ереси. Его глубокие познания в церковной истории не позволяют ему верить в непогрешимость папы. Доллингер торжественно заявил (28 марта 1871 г.), что «как христианин, как богослов, как историк и как гражданин» он не может согласиться с решениями Ватикана, поскольку они противоречат духу Евангелия и подлинному церковному преданию, а будучи исполнены, непременно вовлекут церковь и государство, священнослужителей и мирян в неразрешимый конфликт.[24]

    V. Церковные историки — протестанты

    Реформацию XVI века можно назвать матерью церковной истории как науки и искусства в полном смысле этого слова. Поначалу казалось, что она оторвалась от прошлого и недооценивала церковную историю, обращаясь непосредственно к Библии как к единственному эталону веры и жизни, и особенно неблагосклонно смотрела на католическое Средневековье, видя в нем прогрессирующее искажение апостольского учения и порядка. Но, с другой стороны, Реформация превозносила раннее христианство и пробудила новый горячий интерес ко всем документам апостольской церкви, изо всех сил стремясь воспроизвести дух и институты той эпохи. В действительности она отказывалась лишь от позднейших традиций в пользу ранних, прочно стоя на первоначальном историческом основании христианства. Однако потом, в ходе полемики с Римом, протестантизм вновь счел желательным и необходимым вырвать из рук своих оппонентов не только библейскую, но и историческую аргументацию и обратить ее, насколько это возможно, на благо евангелизации. Ибо протестанты никогда не могли отрицать, что истинная Церковь Христова построена на камне и что ей дано обещание несокрушимой прочности. Наконец, избавив свой разум от ярма деспотической церковной власти, Реформация, прямо или косвенно, дала новый толчок свободному исследованию в каждой области науки и породила ту самую историческую критику, которая в состоянии очистить факт от наслоений вымысла и выявить в истории правду, только правду и ничего, кроме правды. Конечно, эта критика может дойти до крайностей рационализма и скептицизма, которые не признают авторитет апостолов и Самого Христа, — как это в действительности и происходило в течение некоторого времени, особенно в Германии. Но злоупотребление свободой исследования вовсе не исключает возможности ее правильного использования; излишнюю вольность в данном случае следует расценивать как временное отклонение, от которого все здравые умы вновь вернутся к надлежащему пониманию истории как подлинно разумного раскрытия плана искупления и неизменного свидетеля всеобъемлющего Божьего провидения и божественной природы христианской религии.

    а) Немецкие, швейцарские и голландские историки

    Таким образом, историография протестантской церкви пышно расцветала в основном на немецкой почве. Терпение, усердие и трудолюбие, а также искренняя любовь к истине и справедливости делают немецких ученых отличными исследователями–рудокопами, поставляющими сырье для производителей, в то время как французские и английские историки лучше всех умеют использовать это сырье и приспособить его к нуждам читающей публики.

    Ниже перечислены важнейшие сочинения.

    Матиас Флациус (ум. 1575) по прозвищу Иллирикус, ревностный лютеранин и беспощадный враг папистов, кальвинистов и последователей Меланхтона, возглавляет список протестантских историков со своей великой «Церковной историей Нового Завета» (Ecclesiastica Historia Novi Testamenti), в просторечии именуемой «Магдебургскими центуриями» (Centuria Magdeburgenses, Basle, 1560 — 1574) и охватывающей тринадцать столетий христианской эры в стольких же томах ин–фолио. Он начал свой труд в Магдебурге, в сотрудничестве с десятью другими учеными, исполненными такого же духа и рвения, с целью, невзирая на многочисленные трудности, обличить пороки и заблуждения папства и доказать ортодоксальность учений лютеранской Реформации при помощи «свидетелей истины» всех веков. Таким образом, вся работа выдержана в полемическом тоне и точно так же пристрастна, как и «Анналы» Барония со стороны папистов. Она отличается безвкусным и отталкивающим стилем, но количество вложенного упорного труда, огромный, хотя и плохо переработанный и громоздко изложенный материал, а также смелость критики впечатляют и поражают. Это сочинение открыло дверь для свободных исторических исследований и представляет собой первую общую историю церкви, которая заслуживает этого названия. Кроме того, Флациус ввел новый метод. Он разделил материал по столетиям, а каждое столетие — по единообразной «прокрустовой» схеме разбил на целых шестнадцать рубрик: «de loco et propagatione ecclesiae; de persecutione et tranquillitate ecclesiae; de doctnna; de haeresibus; de ceremoniis; de politia; de schismatibus; de conciliis; de vitis episcoporum; de haereticis; de martyribus; de miraculis et prodigiis; de rebus Judaicis; de aliis religionibus; de mutationibus politicis». Такая система разрушает всякую симметрию и порождает утомительную расплывчатость и повторения. И все–таки, вопреки своему механическому однообразию и негибкости, этот метод более научен, нежели хроникальный, и, после некоторых существенных усовершенствований и значительного сокращения числа рубрик, им пользуются до сего дня.

    Швейцарец И. Г. Готтингер (ум. 1667), написав свою «Церковную историю Нового Завета» (Histona Ecclesiastica N. Testaments Zurich, 1655 — 1667, 9 vols, fol.), создал реформатский аналог «Магдебургских центурий». В этой работе меньше оригинальности и энтузиазма, но больше трезвости и умеренности. Она заканчивается XVI веком и посвящает одному этому столетию пять томов.

    Фридрих Шпангейм из Голландии (ум. 1649) написал труд «Сумма церковной истории» (Summa Historiae Ecclesiasticae, Lugd. Bat., 1689), охватывающий период до XVI века. Этот труд основан на глубоком и критическом знакомстве с первоисточниками и одновременно опровергает идеи Барония.

    Готтфрид Арнольд (ум. 1714) своей «Беспристрастной историей Церкви и еретиков», охватывающей период до 1688 г.,[25] проложил новый путь. Этот автор принадлежал к пиетистской и мистической исторической школе. Он считал субъективное благочестие критерием истинности веры, а гонимые секты — основным течением истинного христианства; правящую же церковь, начиная с Константина, — не только католическую церковь, но и ортодоксальное лютеранство вместе с нею — изображал в виде ширящегося отступничества, Вавилона, полного развращения и мерзости. Таким образом Арнольд смело и успешно сокрушил стены церковного фанатизма и претензий на исключительность; но в то же время, сам того не желая и не подозревая об этом, открыл путь рационалистическому и скептическому толкованию истории. В своем ревностном стремлении к беспристрастности и личному благочестию он постарался воздать должное всем возможным еретикам и сектантам, но при этом проявил вопиющую несправедливость к приверженцам ортодоксии и церковного порядка. Кроме того, Арнольд первым из ученых–историков воспользовался немецким языком вместо латыни; но его стиль скучен и лишен изящества.

    И. Л. фон Мосгейм (канцлер Геттингенского университета, ум. 1755), умеренный и беспристрастный лютеранин, стал отцом церковной историографии как искусства, если только мы не уступим эту честь Боссуэту. Он превзошел всех своих предшественников искусным построением, а также ясным, хотя и механическим и монотонным расположением материала, разборчивостью и проницательностью, прагматичным комбинированием, бесстрастностью, почти граничившей с холодным безразличием, и элегантной легкостью латыни. Его хорошо известные «Наставления в церковной истории, древней и недавней» (Institutionen Historiae Ecclesiasticae antiquae et recentioris, Helmstadt, 1755) построены в соответствии с предложенным Матиасом Флациусом делением на столетия, только в более простой форме, и, в переводе и с дополнениями Маклейна и Мёрдока, по–прежнему широко используются в Англии и Америке в качестве учебника.[26]

    И. М. Шрёйх (ум. 1808), ученик Мосгейма, однако уже затронутый неологическим духом, который привнес в историческое богословие Германии Семлер (ум. 1791), с неистощимым трудолюбием написал крупнейшую протестантскую историю церкви со времен «Магдебургских центурий». Он очень разумно отказался от деления на века, которому все еще следовал Мосгейм, и принял систему деления на периоды. Его «История христианской церкви» состоит из 45 томов и достигает конца XVIII века. Она многословна, но написана ясным и легким языком, с заслуживающим доверие знанием первоисточников, в духе кротости и искренности, и по–прежнему являет собой кладезь исторического материала.[27]

    Весьма глубокий труд «Наставления в церковной истории Ветхого и Нового Завета» (institutiones Historiae Ecclesiasticae V. et N. Testamenti) голландского реформатского богослова Г. Венемы (ум. 1787) охватывает историю иудейской и христианской церкви до конца XVI века (Lugd. Bat. 1777 — 1783, в семи частях).

    Г. Ф. К. Генке (ум. 1809) — главный представитель рационалистической церковной историографии, которая игнорирует Христа в истории. В его «Общей истории христианской церкви» (Allgemeine Geschichte der christlichen Kirche), написанной живо и талантливо и продолженной Фатером (Braunschweig, 1788 — 1820, 9 vols.), церковь изображена не храмом Бога на земле, а большим лазаретом и сумасшедшим домом.

    Август Неандер (профессор церковной истории в Берлине, ум. 1850), «отец современной церковной истории», дитя в Духе, гигант в знаниях и святой в благочестии, вывел изучение истории из сухой пустоши рационализма назад к свежему источнику божественной жизни во Христе и превратил ее в изобильный источник назидания и наставления для почитателей любого символа веры. Его «Общая история христианской религии и церкви» начинается по окончании апостольской эпохи (которой он посвятил отдельное сочинение) и продолжается до Базельского собора 1430 г. Дальнейшая работа была прервана его смертью.[28] Этот труд отличают тщательное и добросовестное использование первоисточников, критическое исследование, оригинальное соединение фактов, горячая любовь к истине и справедливости, евангелическая кафоличность, соборность, искреннее благочестие, а также мастерский анализ богословских систем и христианской жизни Божьих мужей прежних столетий. Здесь нет искусственной назидательности, она естественным образом вырастает из представлений Неандера о церковной истории, которую он рассматривает как непрерывное откровение присутствия и силы Христа в человечестве и как иллюстрацию к притче о закваске, которая постепенно наполняет собой и преображает все тесто. Разделы, посвященные политике и искусству, а также внешняя структура истории не были близки смиренной, бесхитростной простоте Неандера. Он пишет однообразно, запутанно и многословно, но простым и естественным языком, согретым сердечным светом симпатии и энтузиазма. В этом отражается его девиз: Pectus est quod theologum facit.

    Великолепный перевод Торри (Роуз перевел лишь историю первых трех столетий), многократно переиздававшийся в Бостоне, Эдинбурге и Лондоне, обеспечил бессмертному труду Неандера гораздо большую популярность в Англии и Америке, чем в самой Германии.

    Помимо общей истории, Неандер с неослабным трудолюбием писал также сочинения на более узкие темы: о жизни Христа (1837, 4th ed. 1845), об апостольской эпохе (1832; 4th ed. 1842; перевод Дж. Э. Райланда, Edinburgh, 1842; перевод Э. Дж. Робинсона, N. York, 1865), «Хроники христианской жизни» (Memodais of Christian Life, 1823, 3–е изд. 1845, 3 т.), о гностических ересях (1818); биографии таких ярких личностей, как Юлиан Отступник (1812), св. Бернар (1813, 2–е изд. 1848), Иоанн Златоуст (1822, 3–е изд. 1848) и Тертуллиан (1825, 2–е изд. 1849). Составленную Неандером «Историю христианских учений» издал после его смерти Якоби (1855), а Дж. Э. Райланд перевел ее на английский язык (London, 1858).[29]

    И. К. Л. Гизелер (профессор церковной истории в Геттингене, ум. 1854), высокообразованный, проницательный, спокойный, объективный, добросовестный, но холодный и бесстрастный ученый, подарил нам «Учебник по церковной истории» (Textbook of Church History), охватывающий период от Рождества Христова до 1854 г. по P. X.[30] Он перенял у Тиллемона метод изложения истории словами самих первоисточников; только Гизелер не составлял из них основной текст, а прилагал в виде примечаний. Наиболее выдающейся особенностью этого имеющего огромную практическую ценность труда являются тщательно отобранные и сопровождаемые критическими пояснениями выдержки из оригинальных источников вплоть до 1648 г. (в той части, которую редактировал сам автор). Сухой и сжатый текст действительно ясно и кратко излагает самые важные факты, но не затрагивает внутреннюю жизнь и духовную сущность Церкви Христовой. Богословские представления Гизелера едва ли превосходят бесплодный рационализм Вегшейдера, которому Гизелер посвятил часть своей истории; и все его старания выглядеть беспристрастным не могут полностью скрыть негативное влияние рационалистических представлений о христианстве, которые лишают его историческое повествование живости и делают изложение сухим и холодным.

    Неандер и Гизелер завершали работу над своими сочинениями в уважительном и дружеском соперничестве в течение тридцати лет медленного, но непрерывного и неуклонного развития. Первый совершенно субъективен и воспроизводит первоисточники в виде последовательного, страстного и сочувственного повествования, которое в то же время отражает состояние ума и сердца автора; последний стремится к полной объективности и высказывается с безразличием стороннего наблюдателя при помощи ipsissima verba тех же первоисточников, представленных в виде примечаний и увязанных друг с другом лишь тонкой нитью повествования. Один предлагает готовую историю, полную жизни и назидания; другой сообщает факты и предоставляет читателю самому переработать их и вдохнуть в них жизнь. Для одного суть заключена в тексте; для другого — в примечаниях. Но оба восхитительным образом дополняют друг друга и вместе являют собой самый спелый плод немецкой науки первой половины XIX века в области общей церковной истории.

    Фердинанда Кристиана Баура (проф. церковной истории в Тюбингене, ум. 1860) следует поставить в первые ряды немецких церковных историков наряду с Неандером и Гизелером. Он мог сравниться с обоими самостоятельностью и полнотой учености, превосходил их в конструктивной критике и философских обобщениях, но уступал им в здравости суждений и весомости аргументов. Он переоценивал теории и тенденции и придавал слишком мало значения личностям и фактам. Баура можно назвать неутомимым исследователем и смелым новатором. Он полностью пересмотрел историю апостольского и послеапостольского христианства и низвел его богатую духовную жизнь веры и любви до чисто гипотетического столкновения противоположных тенденций, которое началось с противостояния взглядов Петра и Павла и в конце концов завершилось компромиссом древнего католицизма. Путем тонкого критического анализа Баур всесторонне осветил глубокое интеллектуальное брожение в ранней церкви, но исключил из него элемент сверхъестественного и чудесного; и все же, как честный и серьезный скептик, он был вынужден признать присутствие хотя бы психологического чуда в обращении апостола Павла и склонить голову перед еще большим чудом воскресения Христова, без которого первое остается неразрешимой загадкой. Его критические исследования и теории послужили мощным стимулом для переосмысления и изменения традиционных представлений о раннем христианстве.

    Плодовитое перо Баура дало нам общую «Историю христианской церкви» в пяти томах (1853 — 1863), причем последние три были изданы после его смерти и лишены оригинальности и тщательной доработки, присущих первому и второму, которые охватывают первые шесть столетий. Баур написал также «Лекции по истории христианского богословия» (Dogmengeschichte), изданные его сыном (1865 — 1867, 3 vols.), и краткий «Учебник по истории богословия» (Lehrbuch der Dogmengeschichte), отредактированный им самим (1847, 2d ed. 1858). Еще более ценны его монографии: об апостоле Павле, к которому Баур питал глубокое почтение, хотя и считал подлинными лишь четыре из его посланий (1845, 2–е изд. Э. Целлера, 1867, 2 т., переведена на английский язык, 1875); о гностицизме, который был духовно очень близок автору (Die christliche Gnosis, oder die christliche Religionsphilosophie, 1835); история учения об искуплении (1838, 1 том), а также о Троице и воплощении (1841 — 1843, в 3 т.), — и его мастерская защита протестантизма от критики, содержавшейся в «Символике» Мёлера (2d ed. 1836).[31]

    Карл Рудольф Гагенбах (профессор церковной истории в Базеле, ум. 1874) написал, в кротком и беспристрастном духе Неандера, с поэтическим вкусом и трезвостью суждений и приятным доходчивым языком, общую «Историю христианской церкви» в семи томах (4th ed. 1868 — 1872)[32] и «Историю христианских учений» в двух томах (1841, 4th ed. 1857).[33]

    Вильгельм Мёллер (ум. в Киле, 1891): «Учебник по церковной истории» (Lehrbuch der Kirchengeschichte, Freiburg, 1891) в 2 т., до Реформации. Третий том будет добавлен Кавераном. Первый том переведен Ратерфордом (London, 1892).

    Карл Мюллер (профессор в Бреслау): «Церковная история» (Kirchengeschichte, Freiburg, 1892). С изданием второго тома работа будет завершена. Превосходный учебник школы Ритчля — Гарнака.

    Протестантская Германия более богата учебниками и краткими руководствами по церковной истории для студентов, чем любая другая страна. Упомянем Энгельгардта (1834), Ниднера (Geschichte der christl. Kirche, 1846, и Lehrbuch, 1866), Хазе (11th ed. 1886), Герике (9th ed. 1866, 3 vols.), Линднера (1848 — 1854), Якоби (1850, незакончен), Фрике (1850), Куртца (Lehrbuch, 10th ed., 1887, 2 vols.; 11th revised ed., 1891; более полный Handbuch, незакончен), Хассе (1864, под ред. Кёлера, в 3 маленьких томах), Кёлльнера (1864), Эбрарда (1866, 2 vols.), Рота (лекции под редакцией Вайнгартена, 1875, 2 vols.), Герцога (1876 — 1882, 3 vols.), Г. Шмида (1881, 2 vols.). «Учебник» Ниднера (Lehrbuch, 1866) занимает первое место благодаря самостоятельности и тщательности исследования, но тяжело читается. «Компендиум» Хазе непревзойден с точки зрения краткости, остроумия, четкости и художественного вкуса и похож на миниатюрную картину.[34] «Очерк» (Abriss) Герцога стоит посередине между многословной полнотой и загадочной краткостью и написан в искреннем христианском духе. Учебник Куртца ясен, краток и имеет евангелическую направленность.[35] Мёлер начал работу над новым учебником в 1889 г.

    Лучшие работы по истории богословия (Dogmengeschichte) создали Мюншер, Гизелер, Гагенбах, Томасий, Г. Шмид, Ницш и Гарнак (1887). Большой трехтомный «Учебник по истории богословия» (Lehrbuch der Dogmengeschichte) Гарнака был закончен в 1890 г. Второе издание его «Основ» (Grundriss) вышло в 1893 г. (386 с); переведено Эдвином К. Митчеллом из Хартфорда, штат Коннектикут (Outlines of the History of Dogma. New York, 1893).

    Фридрих Луфс (профессор церковной истории в Халле, принадлежит к школе Ритчля — Гарнака): «Руководство по изучению истории богословия» (Leitfaden zит Studium der Dogmengeschichte. Halle, 1889; 3d. ed., 1893).

    В рамках этой книги невозможно воздать должное тому неизмеримому вкладу, который сделала протестантская Германия в специальные разделы церковной истории. Подробному и доскональному историческому изучению были подвергнуты большинство отцов, пап, схоластов и реформаторов, а также основополагающие учения христианства. Мы уже упоминали о монографиях Неандера и Баура — с ними вполне могут сравниться такие мастерские и не устаревающие труды, как «Истоки христианской церкви» Рота, «Реформаторы до Реформации» Ульмана, «Ансельм Кентерберийский» Хассе и «История христологии» Дорнера.

    б) Французские труды

    Д–р Этьен Л. Шастель (профессор церковной истории в Женевской национальной церкви, ум. 1886) написал полную «Историю христианства» (Histoire de Christianisme, Paris, 1881 — 1885, 5 vols.).

    Д–р Мерль д'Обинье (профессор церковной истории в Независимой реформатской семинарии в Женеве, ум. 1872) изящным и изысканным слогом воспроизвел обширную историю как лютеранской, так и кальвинистской Реформации. Благодаря энтузиазму автора и поразительной живости изложения эта книга разошлась в Англии и Америке необычайно большим тиражом (гораздо большим, нежели в континентальной Европе) и стала самым популярным сочинением о том важном периоде истории. Ее ценность как исторического труда несколько уменьшают склонность автора к полемике и подчас недостаточная точность. Идея написания этой работы пришла к д–ру Мерлю во время празднования трехсотлетия германской Реформации в 1817 г., в замке Вартбург (г. Эйзенах), где Лютер перевел Новый Завет и запустил чернильницей в дьявола. Д–р Мерль продолжал труд до самой смерти.[36]

    Д–р Эдмон де Прессенсе (пастор Независимой церкви в Париже, член Национального собрания, а затем сенатор Франции), способный ученый, чьи протестантские убеждения были схожи со взглядами д–ра Мерля, написал «Жизнь Христа» в качестве ответа Ренану, а также «Историю древнего христианства». Оба сочинения переведены на английский язык.[37]

    Эрнест Ренан, знаменитый востоковед и член Французской академии, создал историю начального периода христианства вплоть до середины II века, придерживаясь противоположной точки зрения — скептической критики — и перемешивая историю с небылицами, но блестящим и очаровательным слогом.[38]

    в ) Английские труды

    Английская литература богата сочинениями о христианских древностях, истории английской церкви и прочих специальных вопросах, но бедна трудами об истории христианства в целом.

    Первого места в рядах английских историков, вероятно, заслуживает Эдвард Гиббон (ум. 1794). В своей монументальной «Истории заката и падения Римской империи» (History of the Decline and Fall of the Roman Empire, после двадцати лет работы была завершена в Лозанне 27 июня 1787 г.) он отмечает главные события всей церковной истории, от зарождения христианской религии до времен крестовых походов и взятия Константинополя (1453), с хорошим знанием важнейших первоисточников и отточенными навыками мастера писательского искусства, иногда восхищаясь героическими личностями вроде Афанасия и Златоуста, но чаще замечая недостатки христиан и несовершенства видимой церкви и, к сожалению, без всякого сочувствия и понимания духа христианства, который проходит золотой нитью даже через самые мрачные века. Идея этого величественного труда пришла к Эдварду Гиббону в папском Риме, среди руин Капитолия. В процессе изучения постепенного упадка и краха Римской империи, который он именует «возможно, величайшей и самой ужасной сценой в истории», Гиббон невольно стал свидетелем постепенного роста и триумфа религии креста — а историю ее упадка и краха не суждено написать ни одному будущему историку, разве только какой–нибудь «одинокий путешественник из Новой Зеландии», заняв позицию на «сломанной арке» моста Сант–Анджело, зарисует в альбом руины собора Св. Петра.[39]

    Джозеф Милнер (викарий г. Гулль, ум. 1797) написал «Историю Церкви Христовой» (History of the Church of Christ) для всеобщего назидания, отобрав лишь те моменты, которые более всего соответствовали его представлениям о евангелической ортодоксии и благочестии. «Я не допущу ничего, — пишет он в предисловии, — кроме того, что, как мне представляется, принадлежит Царству Христову; единственное, что я намерен прославлять, — это подлинное благочестие». Его можно назвать английским Арнольдом, менее эрудированным, но не тяготеющим к полемике, а его труд гораздо более удобочитаем и полезен, нежели сочинение немецкого пиетиста. Труд Милнера исправляли и дополняли его брат, Айзек Милнер (ум. 1820), а также Томас Грэнтам и д–р Стеббинг.[40]

    Д–р Уоддингтон (декан г. Дарэм) составил три тома по истории церкви до Реформации (1835) и три по истории Реформации на континенте (1841). Евангелический автор.

    Каноник Джеймс Робертсон из Кентербери (проф. церковной истории в Кингс–колледже, ум. 1882) ведет свою «Историю христианской церкви» (History of the Christian Church) с апостольской эпохи до Реформации (64 — 1517 г. по P. X.). Сначала этот труд был опубликован в виде четырех томов ин–октаво (1854 sqq.), а затем в виде восьми томов в одну двенадцатую листа (Lond., 1874); это лучшая — поскольку она написана позже остальных — общая история церкви, составленная представителем Епископальной церкви. Она достойна похвалы за беспристрастие, умеренность и аккуратные ссылки на использованные источники.

    Чарльз Хардвик (архидиакон г. Или, ум. 1859) подарил нам полезный учебник по церковной истории Средневековья (1853, 3d ed. by Prof. W. Stubbs, 1872), а также учебник по истории Реформации (1856, 3d ed. by Prof. W. Stubbs, London, 1873). Его «История англиканских статей о религии» (1859) — важный вклад в английскую церковную историю.

    Д–р Тренч, архиепископ Дублинский, опубликовал свои «Лекции по средневековой церковной истории» (Lectures on Medi?val Church History, Lond. 1877), которые читал студенткам лондонского Куинс–колледжа. Лекции составлены в духе благоговейного церковного благочестия и полны здравых размышлений.

    «История христианской церкви в первые десять веков» (History of the Christian Church during the First Ten Centunes, 1879) и «История христианской церкви в Средние века» (History of the Chnstian Church dunng the Middle Ages, 1885, 2 vols.) Филипа Смита — искусно составленный и полезный учебник для студентов.[41]

    Самые популярные и преуспевающие из современных церковных историков, пишущих на английском или любом другом языке, — это декан Мильман из собора Св. Павла, декан Стэнли из Вестминстерского аббатства и архидиакон Фаррар из Вестминстера. Они принадлежат к основной школе церкви Англии, знакомы с достижениями континентальной науки и раскрывают свои излюбленные темы современным, изящным, выразительным и ярким языком. Генри Харт Мильман (ум. 1868), в величественной манере Гиббона и словно по аналогии с его сочинением об упадке и крахе язычества, описывает зарождение и прогресс древнего и латинского христианства, уделяя особое внимание его влиянию на прогресс цивилизации.[42] Артур Пенрин Стэнли (ум. 1881) разворачивает перед читателем галерею портретов великих людей и событий в среде иудейской теократии (от Авраама до христианской эры) и греческой церкви (от Константина Великого до Петра Великого).[43] Фредерик У. Фаррар (род. 1831), пользуясь своим классическим и раввинистическим образованием и богатыми ораторскими способностями, освещает жизнь Христа и великого апостола язычников, а также первые годы христианства.[44]

    г ) Американские труды

    Американская литература все еще переживает пору юности, но быстро развивается во всех областях знаний. Прескотт, Вашингтон Ирвинг, Мотли и Бэнкрофт разрабатывали интересные аспекты истории Испании, Голландии и Соединенных Штатов и заслужили место в рядах классических историков, пишущих на английском языке.

    Так сложилось, что до сих пор в церковной истории американцы выступали в роли учеников и переводчиков, однако имели все задатки, чтобы писать самостоятельные труды. Как уже было отмечено, они издали лучшие переводы Мосгейма, Неандера и Гизелера.

    Генри Б. Смит (профессор нью–йоркской Богословской семинарии Союза, ум. 1877) составил лучшие хронологические таблицы по церковной истории, в параллельных колонках которых содержится краткий конспект внешней и внутренней истории христианства, в том числе американского, до 1858 г., а также списки соборов, пап, патриархов, архиепископов, епископов и председателей Генеральных ассамблей.[45]

    У. Г. Т. Шедд (профессор той же семинарии, род. 1820) с позиций ортодоксального кальвинизма, чистым, свежим и сильным английским языком написал известную своей удобочитаемостью «Историю христианского учения» (History of the Christian Doctrine, N. York, 1863, 2 vols.). Главным образом, это сочинение рассматривает вопросы богословия, антропологии и сотериологии и кратко затрагивает эсхатологию, но полностью опускает учение о Церкви и таинствах со всеми спорами вокруг него.

    Филип Шафф — автор отдельной «Истории апостольской церкви» на английском и немецком языках (History of the Apostolic Church, N. York, 1853, etc.; Leipzig, 1854), «Истории символов веры христианского мира» (History of the Creeds of Christendom, N. York, 4th ed., 1884, 3 vols., содержит оригинальные тексты и перевод документов) и общей «Истории христианской церкви» (History of the Christian Church, N. York and Edinb., 1859 — 1867, 3 vols.; также на немецком языке, Leipzig, 1867; переработанное и расширенное издание, ?. Y. and Edinb., 1882 — 1888; третье пересмотренное издание, 1889; 5–е пересмотренное издание, 1889 — 1893, 7 vols, (включая т. 5, еще не вышедший из печати).

    Джордж П. Фишер (профессор в Нью–Хейвене, род. 1827) написал прекрасный учебник на английском языке: «История христианской церкви, с картами» (History of the Christian Church, with Maps. N. York, 1887). Он также опубликовал «Историю Реформации» (History of the Reformation, 1873); «Истоки христианства» (Beginnings of Christianity, 1877) и «Краткую всемирную историю» (Outlines of Universal History, 1885), — все они написаны в спокойной манере изложения, с позиций дружелюбия и здравомыслия, ясным, строгим языком.

    Джон Флетчер Хёрст (епископ Методистской епископальной церкви) создал «Краткую историю христианской церкви» (Short History of the Christian Church, New York, 1893).

    Многие американские исследователи внесли свой вклад в изучение истории протестантизма. Д–р Э. X. Джиллетт (ум. 1875) написал монографию о Яне Гусе (John Hus, N. York, 1864, 2 vols.), «Историю пресвитерианской церкви в Соединенных Штатах Америки» (History of the Presbyterian Church in the United States of America, Philad. 1864, 2 vols.), а также работу по истории натурбогословия (God in Human Thought, N. York, 1874, 2 vols.); д–р Абель Стивенс — «Историю методизма», который считается великим религиозным пробуждением XVIII века; его труд охватывает период до столетнего юбилея этого движения в 1839 г. (History of Methodism, N. York, 1858 — 1861, 3 vols.), и «Историю Методистской епископальной церкви в Соединенных Штатах» (History of the Methodist Episcopal Church in the United States, 1864—1867, 4 vols.); Генри M. Бэйрд — «Историю зарождения и развития гугенотов во Франции» (History of the Rise and Progress of Huguenots in France, N. York, 1879, 2 vols.) и «Гугеноты и Генрих Наваррский» (Huguenots and Henry of Navarre, 1886, 2 vols.).

    Деление американского христианства на конфессии и секты, похоже, не способствует изучению и взращиванию церковной истории, которые требуют кафолического духа терпимости. Но, с другой стороны, социальное и национальное смешение церковных организаций, имеющих самые разные представления о богословии и церковной жизни, на основе совершенной свободы и равенства перед законом расширяет горизонты и способствует сравнению и правильному восприятию разнообразия в единстве и единства в разнообразии; в то же время, рост и процветание церквей на принципах самостоятельности и самоуправления помогают смотреть в будущее с надеждой. Америка становится наследницей всех богатств европейского христианства и европейской цивилизации и ныне находится в благоприятном положении для того, чтобы пересмотреть всю историю Христова Царства в Старом свете и в должное время воспроизвести ее с верой и свободой, присущими Новому свету.[46]

    д) Наконец, мы должны упомянуть о библейских и церковных энциклопедиях, в которых содержится много ценных материалов по истории церкви, написанных ведущими учеными своего времени, а именно:

    1. Библейские словари Винера (Leipzig, 1820, 3d ed. 1847, 2 vols.); Шенкеля (Leipzig, 1869 — 1875, 5 vols.); Риэма (Leipzig, 1877 sqq., с иллюстрациями); Китто (Edinb., 1845, 3–е пересмотренное издание под ред. У. Л. Александера, 1862 — 1865, 3 vols.); Уильяма Смита (London, 1860 — 1864, 3 vols., американское издание значительно дополнено и исправлено X. Хакеттом и Э. Эбботтом, N. York, 1870, 4 vols.); ?. Шаффа (Philadelphia, 1880, с картами и иллюстрациями; 4th ed., revised, 1887).

    2. Библейские и исторические словари Герцога (Real–Encyklopadie fur Protestantische Theologie und Kirche, Gotha, 1854 — 1868, 22 vols., нов. изд., тщательно пересмотренное Герцогом, Плиттом и Гауком, Leipzig, 1877 — 1888, 18 vols.); Шаффа — Герцога (Religious Encycop?dia, основанная на словаре Герцога, но сокращенная, дополненная и адаптированная для английских и американских студентов, отредактирована Филипом Шаффом в сотрудничестве с Сэмюэлом М. Джексоном и Д. С. Шаффом, N. York and Edinburgh, revised ed., 1887, 3 vols., с дополнительным томом «Ныне живущие богословы и христианские служители», 1887); Ветцера и Вельте (римско–католический Kirchenlexicon, Freiburg i. Breisgau, 1847 — 1860,12 vols.; второе изд., заново переработанное кардиналом Йозефом Гергенротером и д–ром Францем Кауленом, 1880 sqq., ожидается 10 томов); Лихтенбергера (Encyclopedie des sciences religieuses, Paris, 1877 — 1882,13 vols., с приложением); Мак–Клинтока и Стронга (Cyclop?dia of Biblical, Theological, and Ecclesiastical Literature, New York, 1867 — 1881, 10 vols., два дополнительных тома, 1885 и 1887, богато иллюстрирована). «Британская энциклопедия» (Encyclopedia Britannica, 9th ed., 1889, 25 vols.) также содержит много тщательно подготовленных статей на библейские и церковные темы.

    3. Об истории древней церкви до эпохи Карла Великого: Смит и Читэм, «Словарь христианских древностей» (Dictionary of Christian Antiquities, London and Boston, 1875, 2 vols.); Смит и Уэйс, «Словарь христианских биографий, литературных произведений, сект и учений первых восьми веков» (Dictionary of Christian Biography, Literature, Sects and Doctrines during the first eight centuries, London and Boston, 1877 — 1887, 4 vols.). Статьи для этих двух работ написаны в основном англиканскими учеными и очень ценны полнотой и точностью сведений.


    Примечание. Изучение церковной истории возрождается в Греческой церкви, где оно и началось. Филарет Барфейдос издал краткую церковную историю под названием ????????????? ??????? ??? ??? ?????? ???? ????? ??????? ????? ??? ???' ???? ?????? ??? ????????? ????????, ????????????? ?. ?. ??? ????????? ??? ????????? ?? ?? ?? ????? ????????? ?????–????? ??????. ?????? ?????? ???????. 1 — 700 г. по р.х. ?? ????????????????, 1884 (Lorentz & Keil, libraires de S. ?. I. le Sultan), 380 с. Второй том охватывает эпоху средневековой церкви до падения Константинополя в 1453 г. и насчитывает 459 с. Этот труд посвящен д–ру Филофею Вриеннию, митрополиту Никомедийскому, нашедшему знаменитый Синайский кодекс. Почти вся цитируемая литература написана немецкими протестантами; латинских авторов очень мало, греческих еще меньше, а английские не упоминаются вовсе. Еще одна краткая церковная история на греческом языке, написанная Диомедесом Кириакосом, вышла в Афинах (1881, 2 vols.).

    ПЕРВЫЙ ПЕРИОД Церковь при жизни апостолов От Рождества Христова до смерти Апостола Иоанна 1 — 100 г. по P. X.

    Примечания:



    1

    Моя «История апостольской церкви» (которая соотносится с «Историей христианской церкви» таким же образом, как и «История основания и обучения христианской церкви апостолами» Неандера — с его «Общей историей христианской религии и церкви») выходила на немецком языке в Мерсерсбурге, штат Пенсильвания, в 1851 г., а потом, в переработанном виде, — в Лейпциге в 1854 г.; в английском переводе, сделанном покойным д–ром Йоменсом, — в Нью–Йорке в 1853 г., в Эдинбурге в 1854 г. (в двух томах), и с тех пор еще несколько раз, без изменений. Если будет потребность в новом издании, я намереваюсь внести в него несколько исправлений, уже сделанных в рукописи, — особенно в Общее введение, которое занимает 134 страницы. Первый том моей «Церковной истории» (с 1 по 311 г. по P. X.) был впервые издан в Нью–Йорке в 1858 г. (и на немецком языке в Лейпциге в 1867 г.); однако, начав переработку текста, я изъял книгу из продажи. Апостольской эпохе посвящены лишь 140 из 535 страниц этого тома.



    2

    Католическим в исходном значении этого слова, т.е. всеобщим. — Прим. изд. (Здесь и далее примечания к русскому изданию этой книги отмечены сокращением «Прим. изд.» или же заключены в фигурные скобки.)



    3

    Известное высказывание Тертуллиана, жившего во времена гонений. Совершенно иная оценка мученичеству дана в арабской пословице: «Чернила ученого драгоценнее крови мучеников». Справедливая же оценка исходит из качеств ученого и свершений мученика, а также принимает во внимание ту цель, ради которой один живет, а другой умирает.



    4

    См. F. Piper: Einleitung in die monumentale Theologie. Gotha, 1867.



    5

    Это новое слово придумано по аналогии с немецким термином vor–reformatorisch и обозначает эпоху предшественников Реформации, или «реформаторов до Реформации», как Ульман называет Виклифа, Гуса, Савонаролу, Весселя и других. Этот термин, как, впрочем, и любой другой, отражает лишь одну точку зрения на исторический период, разделяющий Бонифация VIII и Лютера.



    6

    «Я человек, ничто человеческое мне не чуждо» (лат.). — Прим. изд.



    7

    «Я христианин, ничто христианское мне не чуждо» (лат.). — Прим. изд.



    8

    Лучшим изданием этих греческих историков был трехтомник под редакцией Анри де Валуа (Valesius) на греческом и латинском языках с примечаниями, Paris, 1659 — 1673, а также Amsterd., 1695, и, с дополнительными примечаниями У. Рединга, Cambridge, 1720. «История» Евсевия в переводах часто выходила отдельным изданием.



    9

    ????????? ????????? ??? ??????????? ?????????????? ???????? ?????? ??. Под редакцией иезуита Фронтона Ле–Дюка, Пар. 1630, 2 т. ин–фолио. Это единственное греческое издание на основе единственного сохранившегося манускрипта, который принадлежал королю Венгрии, затем перешел во владение турок и, наконец, оказался в венской Императорской библиотеке. Однако латинский текст в редакции Джона Лэнга был издан в Базеле еще в 1561 г.



    10

    Мы не упоминаем менее значительные продолжения, составленные поляком–доминиканцем А. Бзовиусом (Bzovius, с 1198 по 1565 г., в 8 т.) и Анри Спонде, епископом Памьерским (с 1197 по 1647 г., 2 т.). Лучшее из старых изданий, включающее в себя дополнение Рейнальди (но не Ладерки), а также научную критику Паджи и его племянника, было составлено архиепископом Манси (Лукка, 1738 — 1757 г., 38 т. ин–фолио). Столетием позже живший в Риме немецкий ученый Августин Тейнер, префект ватиканских архивов, возобновил работу над продолжением «Анналов», включив в них понтификат Григория XIII, 1572 — 1584 г. (Rome — Paris, 1856, 3 vols, fol.), и надеялся довести историю до восшествия на папский престол Пия VII (1800), в 12 томах ин–фолио. Однако он прервал работу над продолжением и в 1864 г. приступил к изданию новой редакции всего сочинения (включая дополнения Рейнальди и Ладерки), окончательный объем которого должен был составить 45—50 томов, в г. Бар–ле–Дюк, Франция. Сначала Тейнер был либеральным католиком, затем стал ультрамонтаном, а в конце концов назвал себя старокатоликом (в переписке с Доллингером). Он был изгнан из Ватикана (1870), но помилован папой и в 1874 г. внезапно скончался. Его старший брат, Иоганн Антон, стал протестантом.



    11

    Часть «Истории» Флёри, охватывающая период от Второго вселенского собора до конца IV века (381 — 400 г. по P. X.), была издана на английском языке в Оксфорде, в 1842 г., в трех томах. В основу издания был положен перевод Герберта (Лондон, 1728), тщательно отредактированный Джоном Г. Ньюманом, в то время богословским лидером оксфордского трактарианского движения, а впоследствии кардиналом римско–католической церкви.



    12

    Discours sur l'histoire universelle depuis le commencement du monde jusqu'a Vempire de Charlemagne. Paris, 1681, и другие издания.



    13

    Memoires pour servir ? I'histoire ecclesiastique des six premiers siecles, justifies par les citations des auteurs originaux. Paris, 1693 — 1712, 16 vols, quarto. Переизд. Venice, 1732 sqq. Его «История императоров» (Histoire des empereurs, Paris, 1690 — 1738, 6 vols.) излагает светскую историю вплоть до правления императора Анастасия.



    14

    Под названием Nouvelle Bibliotheque des auteurs ecclesiastiques, contenant I'histoire de leur vie, le catalogue, la critique et la chronologie de leurs ouvrages. Paris and Amsterdam, 1693 — 1715, 19 vols.; 9th ed., Paris, 1698 sqq., 61 vols, вкл. продолжения Гуже и ПтиДидье до XVIII века и критику Р. Саймона. Рим осудил это сочинение за слишком вольную критику в адрес отцов церкви.



    15

    Histoire generale des auteurs sacres et ecclesiastiques. Paris, 1729 — 1763, 23 vols, quarto. в 1858 г. было начато новое издание.



    16

    Histoire universelle de l'eglise catholique. Nancy and Paris, 1842 — 1849; 3d ed., 1856 — 1861, 29 vols, oct.; 4th ed. by Chantral, 1864 sqq. в немецком переводе Хюльскампа, Румпа и др. печаталась в Мюнстере, начиная с 1860 г.



    17

    Munster, 1819 — 1834, 5 vols. oct.



    18

    Ravensburg, 1824 sqq., 9 vols.



    19

    Первые два тома первого издания были переведены У. Р. Кларком и X. Н. Оксенхэмом и вышли в свет в издательстве Т. & Т. Clark, Эдинбург, в 1871 и 1876 г.



    20

    Handbuch der К. G. 3d ed., Bonn, 1846; 6th ed., 1862, 2 vols.



    21

    Его «Церковную историю» (Kirchengeschichte) составил на основе его лекций и издал Пий Бонифаций Гамс (Regensburg, 1867 — 1868, 3 vols.). Тексты плохо подобраны и не отшлифованы самим автором. Кроме того, перу Мёлера принадлежат монография об Афанасии (1827) и «Патристика» (Patrologie, охватывающая первые три столетия и опубликованная после смерти автора, в 1840 г.).



    22

    Handbuch der Universal–Kirchengeschichte (9th ed., Mainz, 1872, 2 vols.; 10th ed., 1882). С точки зрения краткости и сжатости изложения, Альцог претендует на лавры Хазе среди католиков. Французский перевод на основе 5–го издания сделали Гёшлер и Одли в 1849 г. (4th ed. by Abbe Sabatier, 1874); английский перевод — ?. Дж. Пабиш и Т. Бирн (Cincinnati, О., 1874 sqq., 3 vols.). Американские переводчики осуждают французских за вольность обращения с текстом Альцога, однако они тоже проявили необъективность и, путем разнообразных добавлений к тексту, выставили автора большим католиком, чем он был в действительности.



    23

    Переведены на английский язык д–ром Э. Коксом (London, 1840 — 1842, 4 vols.). Это издание соединяет в себе тексты «Справочника» (Handbuch) и «Учебника» (Lehrbuch) Доллингера в той мере, в какой они дополняют друг друга.



    24

    См. Schaff, Creeds of Christendom, vol. I., 195 sq.; Von Schulte, Der Altkatholicismus (Glessen, 1887), 109 sqq.



    25

    Unpartheiische Kirchen–und Ketzerhistorie. Frankfurt, 1699 sqq., 4 vols. fol.



    26

    Лучшее издание: Institutes of Ecclesiastical History ancient and modern, by John Lawrence von Mosheim. Новый полный перевод с латинского с пространными примечаниями и авторскими дополнениями Джеймса Мёрдока, 1832; 5th ed., New York. 1854, 3 vols. Мёрдок (ум. 1856) был профессором церковной истории в г. Андовере, штат Массачусетс, и перевел также «Историю богословия» (Dogmengeschichte) Мюншера. Отдельную историю доникейского периода (1733), написанную Мосгеймом, перевели с латыни Видаль (1813) и Мёрдок (1851), нов. изд., N. York, 1853, 2 vols.



    27

    Christliche Kirchengeschichte. Leipzig, 1768 — 1812, 45 vols, oct., в том числе 10 томов «Истории после Реформации», последние два написаны Цширнером (Tzcshirner). Никто и никогда не читал сочинение Шрёйха с начала до конца, да и само его название довольно abschreckend, но оно столь же ценно в качестве справочника, как и труд Барония, и при этом гораздо более беспристрастно.



    28

    Allgemeine Geschichte der christlichen Religion und Kirche. Hamburg, 1825 — 1852, 11 частей; 3d ed., 1856, в 4 больших томах, с великолепным предисловием д–ра Ульмана. Перевод, сделанный проф. Джозефом Торри (Берлингтон, штат Вермонт, ум. 1867), был издан в Бостоне в 5 томах, 12th ed., 1881, с образцово выполненным указателем объемом в 239 страниц.



    29

    Более полно о жизни и трудах Неандера, моего любимого учителя, я рассказал в своем альманахе «Kirchenfreund» за 1851 г. (с. 20 и далее, с. 283 и далее), а также в книге Aug. Neander, Erinnerungen (Gotha, 1886, 76 pp.). См. также речь Гарнака, посвященную столетию со дня рождения Неандера (Берлин, 17 янв. 1889) и А. Wiegend, Aug. Neander, Erfurt, 1889.



    30

    Lehrbuch der Kirchengeschichte. Bonn, 1824 — 1856 (4th ed. 1844 sqq.), в 5 томах, последние два издал после смерти ученого на основе его лекций Редепеннинг. Первый перевод на английский язык сделал Каннингем в Филадельфии в 1846 г.; второй — Дэвидсон и Халл в Англии; последний и лучший из трех, на основе предыдущих, — Генри Б. Смит в Нью–Йорке (*Harpers») в 1857 — 1880 г. в 5 томах. Работу над пятым и последним томом последнего издания закончили после смерти д–ра Смита (1877) проф. Штирнс и Мэри А. Робинсон, вступительную статью написал Филип Шафф. «История богословия» (Dogmengeschichte) Гизелера вышла отдельным изданием в 1855 г.



    31

    См. Worte der Erinnerung an Dr. Baur Ландерера (1860); «Baur und die Tubinger Schule» in Herzog and Plitt, Theol. Encykl., vol. II, 163–184 (2d ed.) и R. W. Mackay, The Tubingen School and its Antecedents. London, 1863. См. также Zeller, Vortrage (1865), pp. 267 sqq.



    32

    Некоторые части «Истории» Гагенбаха были переведены на английский язык: The History of the Church in the 18th and 19th Centuries, N. York, 1869, 2 vols., перевод д–ра Джона ?. Хёрста (президента Богословской семинарии Дрю, Мэдисон, штат Нью–Джерси), и History of the Reformation, Edinburgh, 1879, 2 vols., перевод Эвелины Мур (Ньюарк, штат Нью–Джерси). Новое издание со списком литературы публиковал Ниппольд начиная с 1885 г.



    33

    Английский перевод: С. W. Buch, Edinburgh, 1946; пересмотренный по 4–му изданию и расширенный по Neander, Gieseler, Baur, etc.: Henry В. Smith, N.York, 1861, in 2 vols; 6th Germ. ed. by Benrath, Leipz., 1888.



    34

    B 1885 г. Хазе начал издавать свои «Лекции по церковной истории» в 3 т.



    35

    Английский перевод на основе 9–го изд. сделал Дж. Макферсон, 1889, 3 vols.



    36

    Histoire de la Reformation du 16 siecle. Paris, 1835 sqq., 4th ed. 1861 sqq., 5 vols. Histoire de la Reformation en Europe au temps de Calvin. Paris, 1863 sqq. Немецкий перевод обоих сочинений, Stuttgart (Steinkopf), 1861 and 1863 sqq. Английский перевод неоднократно переиздавался (с различными изменениями) в Англии и Соединенных Штатах Американским обществом распространения брошюр (American Tract Society) и издательством «Carter & Brothers». В издании Картера (N. York, 1863 — 1879) 5 томов посвящены лютеранской Реформации и 8 томов — Реформации во времена Кальвина. Последние три тома второй части перевел и опубликовал после смерти автора У. Л. Кейтс. Из–за случайной ошибки д–ра Мерля знают в Англии и Америке под именем д'Обинье, хотя это всего лишь прозвище, унаследованное им от предков–гугенотов.



    37

    Jesus Christ, son temps, sa vie, son ?uvre. Paris, 1866. Histoire de trois premiers siecles des l'eglise chretienne. Paris, 1858 sqq. Немецкий перевод Фабариуса (Leipzig, 1862 — 1865), английский перевод Анни Харвуд. Lond. and N. York, 1870 sqq., 4 vols. Вытеснено пересмотренным изданием оригинала, Paris, 1887 sqq.



    38

    Vie de Jesus. Paris, 1863, и множество изданий на разных языках. Эта книга произвела даже больший фурор, чем Leben Jesu Штрауса, но она очень поверхностна и превращает евангельскую историю в роман с противоречащим самому себе и невозможным героем. Данная книга представляет собой первый том «Истории происхождения христианства» Ренана (Histoire des origines du christianisme). Другие тома: 2. Les Apotres, Paris, 1866; 3. St. Paul, 1869; 4. L'Antechrist, 1873; 5. Les evangiles et la seconde generation des chretiens, 1877; 6. L'eglise chretienne, 1879; Marc–Aurele et la fin du monde antique, 1882. Двадцатилетний труд. Ренан, по его собственным словам, писал «не движимый никакой иной страстью, кроме сильнейшего любопытства».



    39

    Кардинал Ньюман незадолго до своего перехода из Оксфордского трактарианского движения в католицизм (в своем эссе «Становление христианского учения», 1845) провозгласил «безбожника Гиббона основным, а возможно, и единственным английским писателем, у которого есть хоть какое–то право претендовать на звание церковного историка». Конечно, это уже не соответствует действительности. Д–р Мак–Дональд в своем эссе «Был ли Гиббон безбожником?» (Bibliotheca Sacra, July 1868, Andover, Mass.) попытался снять с него обвинение в безбожии. Но Гиббон был несомненным деистом, и на него глубоко повлиял скептицизм Юма и Вольтера. Еще студентом в Оксфорде он обратился в католицизм, прочитав «Разновидности протестантизма» Боссуэта, а впоследствии переметнулся в безбожие, лишив себя даже лучика надежды на какое–либо бессмертие, за исключением того, что дает слава. См. его «Автобиографию», гл. VIII, и его письмо к лорду Шеффилду от 27 апреля 1793 г., где он пишет, что его «единственным утешением» перед лицом смерти и жизненных испытаний было «присутствие друга». Лучшее издание трудов Гиббона напечатал У. Смит.



    40

    London, 1794 — 1812; нов. изд. Грэнтама, 1847, 4 vols., 1860 и др. издания. Немецкий перевод Мортимера, Gnadau, 5 vols.



    41

    Переиздана (Harper & Brothers, New York, 1885). Смит дословно позаимствовал значительную часть своего «Учебника» из моей «Церковной истории», но должным образом указал на мое авторство. Другое сочинение по церковной истории, написанное автором, живущим ближе к моей родине, эксплуатирует мою книгу даже в большей степени и не столь честным образом.



    42

    The History of Christianity from the Birth of Christ to the Abolition of Paganism in the Roman Empire, Lond. 1840, revised ed., Lond. and N. York (Middleton), 1866, 3 vols. Более важна его «История латинского христианства до понтификата Николая V», до 1455 г. (History of the Latin Christianity to the Pontificate of Nicholas V, Lond. and N. York, 1854 sqq., 8 vols. Мильман также написал «Историю евреев» (History of the Jews, 1829, revised 1862, 3 vols.) и выпустил издание «Заката и падения» Гиббона с полезными примечаниями. Полное собрание исторических трудов Мильмана было издано в Лондоне (1866 — 1867, 15 vols, octavo).



    43

    Lectures on the History of the Eastern Church, Lond. and N. York, 1862; читались в Оксфорде. Это не полная история, а ряд ярких описаний наиболее интересных личностей и событий из истории Восточной церкви. Lectures on the History of the Jewish Church, Lond. and N. York, 1862 — 1876, in 3 vols. Независимая и искусная адаптация взглядов и выводов «Истории Израиля» (Geschichte Israel's) Эвальда, которой Стэнли отдает дань уважения в предисловии к 1–му и 3–му томам. Сочинения Стэнли «Исторические хроники Кентерберийского собора» (Historical Memorials of Canterbury Cathedral, 1855, 5th ed. 1869) и «Исторические хроники Вестминстерского аббатства» (Historical Memorials of Westminster Abbey, 1867, 4th ed. 1874) важны для английской церковной истории. Его «Лекции по истории шотландской церкви» (Lectures on the History of the Church of Scotland, 1872) доставили удовольствие умеренным и либеральным, но не понравились ортодоксальным пресвитерианам, соотечественникам Нокса и Вальтера Скотта.



    44

    «Жизнь Христа» (Life of Christ) Фаррара впервые вышла в Лондоне (1874, 2 vols.) и до 1879 г. выдержала тридцать изданий, включая американские перепечатки. Life and Work of St. Paul, Lond. and N. York, 1879, 2 vols.; The Early Days of Christianity, London and New York, 1882, 2 vols.; Lives of the Fathers, Lond. and N.Y. 1889, 2 vols.



    45

    History of the Church of Christ in (16) Chronological Tables. N. York (Charles Scribner), 1860. «Хронологические таблицы к истории Церкви» Вайнгартена (Zeittafeln zur Kirchengeschichte, 3d ed., 1888) не столь полны, но имеют более удобный размер.



    46

    См. доклад Шаффа «Христианство в Соединенных Штатах Америки» (Christianity in the United States of America), подготовленный для VII Генеральной конференции Евангелического альянса (Базель, сент. 1879) и напечатанный в материалах этой конференции, а также в работе Шаффа «Церковь и государство в США» (Church and State in the U. S., N. York, 1888).









    Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

    Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.