Онлайн библиотека PLAM.RU




  • Как Лобановский словом аккумуляторы заряжал
  • Днепропетровские чудеса на виражах
  • Честное судейство за ящик шампанского
  • Непререкаемый авторитет Беккенбауэра
  • Александр Петрашевский

    АЛЕКСАНДР ПЕТРАШЕВСКИЙ – долгие годы трудился начальником команды у самого Валерия Лобановского: сначала в «Днепре», потом в киевском «Динамо». Ему же принадлежит неофициальный титул «главного селекционера советского Киева». Последние годы жизни Петрашевского были посвящены другому футбольному «Динамо» – московскому.

    Как Лобановский словом аккумуляторы заряжал

    Жизнь футбольной команды из провинции чуть ли не на половину состоит из перелетов, а значит, и разных событий, с этим связанных.

    Однажды, когда я работал в «Днепре» начальником команды, мы прилетели в Москву на матч с «Торпедо». Отыграли, и назад – в аэропорт Быково, чтобы скорей улететь домой. Мы летали на специально выделенном для команды Ан–26. Уселись в самолет, командир запускает двигатели – не заводятся. Он еще раз – не может завести. Я к пилотам: в чем дело? Батареи сели!

    Выхожу к тренировавшему «Днепр» Лобановскому:

    – Василич, вылет отменяется, аккумуляторы сели!

    – Ты же начальник команды! Сделай что – нибудь! Ну а что я могу сделать? Игроки, расстроенные, выходят на летное поле, на какой срок мы в Москве застряли – непонятно. И тут я вижу: по аэродрому катится погрузчик, и у него в кузове как раз лежат аккумуляторы. Я мчусь наперерез:

    – Друг, помоги нам. Команда улететь не может.

    Он отнекивается, не могу, не положено. Дал ему денег:

    – Сними с любого самолета, тут все сплошь Ан–26 стоят, поставь нам, а потом им зарядите!

    Уговорил. Возвращаюсь к самолету:

    – Валерий Васильевич, сейчас полетим! Он на меня смотрит:

    – Ну я же говорил, что можешь!

    У него вообще любимая фраза была: «Все равно будет так, даже если будет иначе!»

    Днепропетровские чудеса на виражах

    Другой случай был: летели мы за границу через Москву. Порядок тогда такой был: садиться мы должны были в Быково, пересаживаться в Шереметьево–2 на другой рейс и оттуда уже только вылетать за рубеж. Подлетаем к Москве, я думаю: «Вот сейчас морока – брать автобус, переезжать на другой край города». С нами летал постоянный пилот Юра Хуторенко.

    – Юра, – говорю ему, – а слабо в Шереметьево сесть?

    – Ну почему «слабо?» Если мой диспетчер сегодня работает, то попробуем.

    Он связался с землей, и действительно – разрешили посадку. Команда выходит из самолета, торопятся: надо скорей на автобус – и переезжать.

    – Да расслабьтесь, – говорю, – ребята, вы уже переехали.


    Юра – вообще отчаянный парень был. Играли мы с «Памиром» в Душанбе и попали как раз в сезон дынь. Каждый из наших понабрал с собой домой несколько штук. А они же не такие, как в Москве продают: огромные, душистые! И вот представьте – почти пятьдесят человек: игроки, тренеры, массажисты, администраторы, все с дынями. У каждого не один десяток кило. Это же уже счет на центнеры идет. Я у Юры спрашиваю:

    – Как же ты взлетать будешь?

    Там еще очень непростая взлетная полоса – сразу за ней горы, то есть надо резко уходить вверх, чтобы не врезаться. Он затылок почесал:

    – Придется все дыни выкинуть! – Потом посмотрел на погрустневших игроков. – Да ладно, по спирали взлететь постараемся.

    И в самом деле, взлетели, добрались до Днепропетровска без проблем и с гостинцами.

    Честное судейство за ящик шампанского

    В 1975 году я работал уже в киевском «Динамо», мы в тот год выиграли Кубок кубков и в финале встречались с венгерским «Ференцварошем». Когдаузнали, что судить нас в финальной встрече должен шотландский судья Роберт Дэвидсон, очень обрадовались. Незадолго до этого он судил матч нашей сборной с командой Турции. Мы его тогда угощали только что начавшим выпускаться на Украине мускатным шампанским, и он остался в восторге от этого напитка.

    К финалу мы подготовились: взяли с собой ящик такого шампанского. За день до игры приходим в ресторан, где сидели судьи. Выставляем на стол: они все в шоке! Еще бы – там бутылка шампанского стоила 75 долларов, а тут целый ящик!

    Я Дэвидсона спрашиваю:

    – Ну что, как пить будем: из местных мензурок или как в Киеве?

    У нас мы шампанское из больших бокалов пили, а в этой Швейцарии – в малюсенькие бокальчики наливают. Он разошелся: «Как в Киеве!» В конце вечера говорит: «Обещаю судить честно – честно!» И действительно, по тому матчу у нас никаких претензий к нему не было.

    На банкете после игры я подхожу к арбитру.

    – Хочу вам еще сделать подарок!

    И дарю ему пыжиковую шапку, в то время у нас это была ультрамодная вещь. Тут же оказался рядом и тогдашний президент УЕФА Франки, ему тоже шапка досталась. Так они и ходили до конца вечера в меховых шапках на головах – счастливые, как дети.

    Непререкаемый авторитет Беккенбауэра

    В том же году мы играли на Суперкубок с «Баварией». Блохин забил им два мяча, мы победили. Немцы злые, как черти, сразу поехали в аэропорт. И только их проводили, подходит ко мне комиссар матча и просит сделать ему мяч с автографами «Баварии».

    «Так они же уже уехали!» – «Ну, сделай, очень прошу».

    Взял машину, поехал в аэропорт. Команда ожидает посадки, все расстроенные, и никто расписываться не хочет. Такая маленькая месть. Подхожу к их капитану Беккенбауэру, мы с ним немного знакомы были. Объясняюсь, так, мол, Франц, и так, автографы нужны.

    Он кивает, подзывает Мюллера, дает ему мяч и говорит:

    – Пойди, собери у всех автографы и принеси назад.

    Мюллер – тоже не последняя звезда – безропотно уходит и через пять минут приносит мяч назад уже расписанный со всех сторон футболистами. Тогда я понял, что такое немецкая дисциплина и какой у Беккенбауэра авторитет был.









    Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

    Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.