Онлайн библиотека PLAM.RU




  • Красное и белое Михаила Якушина
  • Преферанс от Чернышева
  • «Некультурный» полисмен Дементьева
  • «Похороны» футболиста и оживший скелет
  • Сколько надо пить
  • Константин Бесков

    КОНСТАНТИН БЕСКОВ – человек, без которого невозможно представить отечественный футбол. И как игрок, и как тренер Бесков оставил в истории спорта ярчайший след. «Динамо» и «Спартак» одинаково считают его своим, но дело патриарха гораздо шире, чем работа в конкретных клубах. Эти замечательные истории Константин Иванович успел поведать нам незадолго до своей кончины.

    Красное и белое Михаила Якушина

    Великие футболисты были людьми с отличным чувством юмора. Взять хотя бы легендарного Михаила Якушина, «хитрого Михея». Помню, в «Динамо» второй половины 1930–х годов выступал такой нападающий – Александр Назаров. И вот был такой эпизод: Якушин отдает пас Назарову, а сам открывается на свободное место и ждет ответной передачи. Но Александр, не замечая Якушина, находящегося в выгодной позиции, бьет по воротам – мимо. Через несколько минут ситуация повторяется. Якушин уже кричит Назарову свое знаменитое «А – а – а!». То есть отдай, мол, мне немедленно!

    Бесполезно. Назаров идет к воротам соперника напрямик и теряет мяч. И тогда Михей к нему подбегает и тихо так, спокойно говорит: «Саш, если у тебя есть возможность, то обрати внимание: я играю в белой футболке. Заметь, все наши – в белой форме. А соперник, соперник – он в красной! Пойми – сегодня наши – это белые, а не красные. Если ты хоть через раз мяч будешь белым отдавать, то у нас будет возможность выиграть!»

    Уже в другом матче Якушин обращается к тому же Назарову: «Саша, посмотри: мы все бегаем, а ты – нет. Побегай, пожалуйста. Хотя бы вот так». И под общий смех Михей в быстром темпе пробежал два раза вокруг центра поля.

    Преферанс от Чернышева

    Весной 1941 года московское «Динамо» отправилось на сборы в Гагры. На старожилов команды я смотрел снизу вверх. Кругом были одни звезды – Якушин, Сергей Соловьев, Михаил Семичастный, Евгений Елисеев… Вдруг вижу, что наш капитан, орденоносец и знаменосец, заслуженный мастер спорта Сергей Сергеевич Ильин, а также Аркадий Иванович Чернышев – будущий великий хоккейный тренер – играют в карты. Чернышев мне и говорит:

    – Костя, а ты в преферанс играть умеешь?

    – Нет.

    Ильин с Чернышевым хором:

    – Костя, давай мы тебя научим. Преферанс оттачивает логику, развивает в человеке предприимчивость. А вдруг ты когда – нибудь станешь тренером, и тогда будешь вспоминать: вот, мол, Аркадий Чернышев с Ильиным меня в преф учили играть!..

    …Как в воду глядели. Я и тренером стал, и Чернышева с Ильиным часто вспоминаю. Не только, разумеется, из – за той истории.

    «Некультурный» полисмен Дементьева

    В каждой команде, как правило, есть свой Василий Теркин – весельчак и балагур. В послевоенном «Динамо» таким был Николай Дементьев – многократный чемпион и обладатель Кубка СССР – старший брат Пеки Дементьева. Кстати, еще в 1944 году тогдашний тренер «Динамо» Лев Корчебоков за острый язык и бесконечные «приколы» сослал Дементьева в отдаленный полк на Камчатку. В команду его вернул уже Якушин. Помню, в рамках культурной программы во время турне «Динамо» по Великобритании в 1945 году мы посетили музей восковых фигур. Первым шел Коля Дементьев. Увидев при входе полицейского, он решил с ним поздороваться и протянул ему руку. Тот стоял как вкопанный. Коля с улыбочкой заметил: «Во некультурный! Капиталист!» Но тут все поняли, что «полицейский» был не настоящим, а из воска, и стали над Дементьевым вовсю подшучивать. Он, как говорится, и ухом не повел, но решил исправиться. Увидев другого полицейского, он решил не то по щеке его потрепать, не то за нос дернуть. И когда рука Коли потянулась к физиономии «бобби», тот неожиданно отпрянул назад. Коля был в шоке: полицейский оказался настоящим! Раздался громовой хохот. Весь оставшийся день Дементьев ходил понурым. Обычно Коля разыгрывал сам, а тут оказался жертвой…

    В 1946 году Коля ушел из «Динамо» в «Спартак». Но приколы с ним не прекращались. Однажды наш знаменитый судья Николай Латышев перед игрой забыл дома хронометр. Приехав на стадион, он увидел на руке одного из сотрудников спартаковского штаба, Петра Исакова (знаменитого нападающего 1920–х годов), около десятка часов. Оказалось, что игроки команды отдавали ему часы на временное хранение, а после матча забирали. Войдя в положение Латышева, Исаков предложил ему часы на выбор – на время поединка, разумеется. Надо же за временем игры следить! Наш ведущий арбитр, «опознав» часы Дементьева, попросил именно их. И вот во время матча Латышев не засчитал «Спартаку» гол, по его мнению, забитый из положения «вне игры». К Латышеву подбежал взволнованный Дементьев:

    – Товарищ судья! Почему гол не засчитали?

    – Офсайд!

    – Ах, офсайд! – Коля на пару секунд замолкает, но потом неожиданно видит на руке Латышева свои часы.

    – Тогда сейчас же верни часики обратно!..

    «Похороны» футболиста и оживший скелет

    Однажды был такой случай. На динамовской базе в Гаграх испортилось питание. Повара что – то там экспериментировали. И вот Дементьев решил дать «свой ответ Чемберлену». Он организовал… собственные похороны. Игроки команды несли гроб, в котором лежал Дементьев. Перед гробом в качестве иконы тащили шахматную доску. Во время этой процессии «покойник» поднимался и кричал: «Разве с таких харчей голы забивать можно»? И снова, словно бездыханный, валился в гроб.

    После окончания карьеры Дементьев пошел учиться на тренера. Среди многих изучаемых предметов была и анатомия. На одном из занятий будущие тренеры должны были изучить строение ног человека. Для этого на стол положили скелет и накрыли его простыней. Через какое – то время начался урок. Лектор начал что – то рассказывать про анатомию, и вдруг за его спиной «скелет» сначала пошевелил ногами, затем руками, а потом и вовсе начал подниматься. Зал застыл чуть ли не в ужасе. Преподавателю тоже стало не по себе. И только когда «страшилище» под простыней встало на столе в полный рост, все увидели смеющееся лицо Дементьева… Что тут началось! От отчисления Дементьева спасло только то, что он был заслуженным мастером спорта, многократным чемпионом СССР.

    Сколько надо пить

    Мгновенно проявляется эта изобретательность и в довольно – таки щекотливых моментах. Как – то Игоря Численко вызвал к себе высокопоставленный партработник и стал наставлять на путь истинный. В завершение разговора он сказал: «Ты, Игорь, больше не пей». «Хорошо, больше не буду. Но и меньше – тоже!»

    МОРЕ – БОЛЬШОЕ

    Про то поколение студентов элитной школы вообще ходит много легенд. Как – то в сочинении также один известный футболист написал слово «море» с большой буквы. Учительница у него спрашивает: «Иван, мне непонятно, почему ты так написал?» – «Всем понятно, только вам одной непонятно. Море – оно же большое!»









    Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

    Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.