Онлайн библиотека PLAM.RU

Загрузка...



  • Глава 1. Рождение русского бронепоезда
  • Глава 2. На той единственной Гражданской…
  • Глава 3. Финал войны на рельсах
  • Раздел IV. Звездный час броневых поездов

    Глава 1. Рождение русского бронепоезда

    Впервые бронепоезда были применены в ходе Гражданской войны в США. Весьма активно использовались они и в ходе англо-бурской войны 1899–1902 гг.

    В России первый проект бронепоезда был разработан в 1900 г. в… Правлении Общества КВЖД. Естественно, возникает вопрос, а зачем коммерческой фирме бронепоезд? Увы, Восток есть Восток. И вот в Поднебесной империи русское Общество КВЖД стало фактически независимым государством. У него была своя территория?— полоса отчуждения дороги, свой бело-желтый (по диагонали) флаг, свои речные флотилии на реках Амуре и Сунгари и морская флотилия. Наконец, была своя армия.

    Общество формально находилось под покровительством, а фактически под управлением министерства финансов России. С подачи министра финансов С. Ю. Витте Общество заказало 75-мм полевые пушки у Круппа через Аргентину, а не родные 3-дюймовые пушки образца 1900 г. И пушки были лучше (наши-то были еще недоведенные), и военному министру Куропаткину «нос натянули», благо Сергей Юльевич крупно поссорился с Куропаткиным.[56]

    В июне 1900 г. китайские повстанцы, получившие в Европе название боксеров,[57] совершили ряд нападений на КВЖД. Оперативно Правление КВЖД создало проект бронепоезда. В соответствии с ним на Путиловском заводе в Петербурге были изготовлены металлические части для бронировки 15 платформ и 5 паровозов. В начале 1901 г. их доставили в Маньчжурию. Но военные действия закончились, и металлические части сдали за ненадобностью на склад.

    Независимо от этого проекта, в пассажирских поездах, следовавших по КВЖД и участку Транссиба вблизи китайской границы, нижняя часть (до уровня окон) пассажирских вагонов I класса была покрыта противопульной броней. При обстреле поездов повстанцами пассажирам предлагалось ложиться или садиться на пол вагонов.

    В строй первый русский бронепоезд был введен 1 сентября 1915 г. Его назвали «Хунгуз». Согласитесь, довольно странное название. Но дело в том, что бронепоезд строился в Киеве мастерами Юго-Западной железной дороги силами 2-й Заамурской железнодорожной бригады. До Первой мировой войны она входила в состав Отдельного корпуса пограничной стражи Министерства финансов Российской империи и именовалась Заамурской бригадой пограничной стражи. Задачей бригады было обслуживание и охрана КВЖД. С началом войны часть бригады была переброшена на Юго-Западный фронт, где вошла в состав железнодорожных войск русской армии как 2-я Заамурская железнодорожная бригада.

    Хунгузы (хунхузы) — это название китайских бандитов, которые нападали на КВЖД в 1900–1902 гг. и в 1904–1905 гг. В «память» о них заамурцы и назвали свой первый бронепоезд.

    Всего было построено 4 бронепоезда типа «Хунгуз». В состав каждого бронепоезда входили бронепаровоз серии Ов и две бронеплощадки (Сх. 46).




    Схема 46. Бронепоезд «Хунгуз» а?— бронепаровоз; б?— бронеплощадка


    Чтобы далее не возвращаться, стоит сказать несколько слов и о знаменитой «овечке». Товарные паровозы серии «О» строились. в России с 1893 г. В 1912 г. наиболее современным паровозам этой серии, имевшим парораспределительный механизм Вальсхарта, присвоили индекс ОВ, а в просторечии их стали именовать «овечками». «Овечки» возили практически все бронепоезда Первой мировой, Гражданской и Великой Отечественной войн. Правда, «овечками» называли и почти однотипные паровозы Од, Ок и Он. В 1930-х?— 1940-х годах они возили даже тяжелые железнодорожные артиллерийские установки: 356-мм ТМ-1–14, 305-мм ТМ-2–12 и ТМ-3–12, а также 180-мм ТМ-1–180.

    В России и СССР выпускались и более мощные грузовые и более скоростные пассажирские паровозы, но «овечки» из-за Своей манёвренности лучше всех подходили для возки «броненосцев на рельсах».

    Вес паровозов Ов, Од и Ок (без брони) составлял 52,5 т. «Овечки» имели оптимальную скорость движения до 50 км/час и могли водить составы весом до 730 т (Сх. 47).


    Схема 47. Основные размеры паровоза серии Овнормального типа (1901 г.)


    Но вернемся к бронепоездам типа «Хунгуз». Внутренность бронеплощадки разделялась на пулеметный каземат и башенную орудийную установку. В первом на особых столах устанавливалось 12 австрийских пулеметов Шварцлозе (по 6 на борт). Для охлаждения пулеметных стволов во время стрельбы имелась специальная водопроводная система с подачей воды из тендера к кожуху каждого пулемета. На площадках первых двух бронепоездов курсовые пулеметы вели огонь только вперед. В дальнейшем, благодаря устройству специальных спонсонов, они могли использоваться и для стрельбы в боковых секторах. Боекомплект, состоявший из 1500 патронов (10 лент) на пулемет, хранился в специальных бортовых ящиках.

    Башенная установки располагалась в передней части вагона и монтировалась на поворотном круге. Последний изготавливался из паровозного бандажа, обточенного по специальным шаблонам. На поворотный круг шестью роликами опирался стальной диск, на котором устанавливалась 3-дюймовая горная пушка образца 1904 г. Эти пушки к августу 1914 г. были сняты со штатного вооружения горных батарей, но имелись на складах.

    Чтобы всю орудийную установку весом 120 пудов (1920 кг) мог поворачивать вручную один человек, была разработана конструкция специальной пяты, игравшей роль оси вращения и в то же время принимавшей на себя часть веса установки. Угол обстрела по горизонту составлял около 220°. Боекомплект?— 80 шрапнелей и 25 гранат на орудие?— размещался в особой камере под поворотным кругом.

    Наблюдение за полем боя осуществлялось из специальной башенки с обзором в 270°. Позднее, с учетом боевого опыта, бронеплощадки получили командирскую башенку с круговым обзором. В задней части вагона устанавливался выдвижной прожектор, а в полу имелись люки для аварийного выхода. Система отопления бронеплощадок зимой состояла из дюймовых труб, проложенных вдоль бортов и соединенных с котлом паровоза. Для уменьшения теплопроводности стальных стен и шумоизоляции вагоны изнутри обшивались 20-мм слоем пробки и 6-мм фанерой. Изнутри бронеплощадки окрашивались в белый цвет, снаружи, как и весь состав, в защитный.

    На бронепаровозе находился боевой пост командира бронепоезда с наблюдательной башенкой и распределительной доской электрической сигнализации (цветными лампочками) для связи с командирами бронеплощадок. Она дублировалась рупорной (корабельного типа) и звонковой связью. Наблюдение за ходом движения поезда осуществлялось черев четыре люка, которые в бою закрывались ставнями с прорезями. Для удобства обслуживания ходовой части нижние листы брони подвешивались на петлях. Электроэнергия для нужд бронепоезда вырабатывалась динамо-машиной, приводимой в действие от турбины паром котла и установленной в паровозной будке. Все воздушные и водяные рукава, а также электрические провода между платформами и паровозом заключались в особые броневые трубы. Весь состав имел запасные колесные пары на случай действий в полосе австрийских или германских железных дорог с меньшей шириной колеи.

    Команда бронепоезда состояла из трех взводов (пулеметного, артиллерийского, технического) и паровозной бригады?— всего 4 офицера и 90 нижних чинов.

    Строительство бронепоездов велось чрезвычайно высокими темпами?— на сооружение одного боевого состава в среднем уходило 16 дней. Первый, названный «Хунгуз», закончили 1 сентября 1915 г. Бронепоезд осмотрел Верховный главнокомандующий великий князь Николай Николаевич. Он остался весьма доволен увиденным и вынес благодарность производителю работ капитану Даниэлю, а нижних чинов роты наградил деньгами. 2 сентября «Хунгуз» передали 1-му Заамурскому железнодорожному батальону, а 9 сентября, после пополнения его команды артиллеристами 1-й резервной горно-артиллерийской батареи, бронепоезд под командованием поручика Крапивникова убыл на фронт, на железнодорожную линию Ковель?— Сарны.

    Вечером 23 сентября он получил первую боевую задачу:; поддержать наступление 408-го полка 102-й пехотной дивизии. По прибытии на станцию Рудочка была произведена разведка пути, выяснившая его исправность вплоть до передовых окопов австрийцев. В 4 часа утра 24 сентября поезд тихим ходом двинулся к неприятельским позициям.

    Поручик Крапивников писал в своем рапорте: «Подойдя к первой линии окопов и открыв по ним фланговый огонь из всех пулеметов и переднего орудия, поезд заставил неприятеля оставить окопы, обратив его в бегство (неприятелем было оставлено в окопах много трупов). После этого поезд двинулся дальше и принудил неприятеля действенным пулеметным и орудийным огнем очистить и вторую линию окопов. В это время шедшая впереди поезда небронированная платформа, груженная рельсами и скреплениями на случай исправления пути; прорвав проволочные заграждения передними скатами, попала в ход сообщения, вырытый австрийцами и не замеченный из-за насыпи. Высланными мною нижними чинами платформ ма была отцеплена, и бронепоезд начал движение обратно. Разорвавшимся тяжелым снарядом был испорчен железнодорожный путь, и бронепоезд оказался отрезанным, а сошедший с рельсов задний броневагон вследствие порчи пути не дал возможности бронепоезду двигаться вперед и таким образом избежать прицельной артиллерийской стрельбы противника, вследствие чего было попадание в передний вагон снаряда, которым были убиты командир артиллерийского взвода штабс-капитан Лазарев и 4 нижних чина?— артиллериста. После этого мною была дана команда покинуть поезд. Всего бой продолжался 40 минут. За это время выпущено: из переднего орудия 73 снаряда, из пулеметов?— 58 500 патронов».

    3,5 месяца разбитый бронепоезд стоял между австрийскими траншеями. В ночь с 11 на 12 января 1916 г. команда охотников поручика Пашкевича сумела восстановить путь и увезти заднюю бронеплощадку. Полностью бронепоезд был возвращен во время летнего наступления 1916 г., но ввиду невозможности восстановления пошел на слом.

    Остальные три «Хунгуза» были сданы в сентябре-октябре 1915 г. и поступили во 2-й и 3-й Заамурские и во 2-й Сибирский железнодорожные батальоны. В конце 1915 г. в соответствии со сквозной системой нумерации бронепоездов на фронтах «хунгузы» получили № 2, № 5 и № 3 соответственно.

    В ходе позиционной войны особой надобности в бронепоездах не было. В результате в 1916 г. бронепоезда № 1 и № 4 были поставлены на ремонт. А два поезда?— № 2 и № 3?— были переведены на Западный фронт, где в начале марта 1916 г. приняли участие в Нарочской операции.

    В апреле 1916 г. дворцовый комендант Воейков по личному приказанию Николая II обратился к Главному начальнику военных сообщений Ставки генералу Ронжину с просьбой «предоставить чинам Собственного Его Величества железнодорожного полка возможность принять участие в боевых действиях, подобно тому, как принимают в них участие чины Конвоя Его Величества и чины сводного Его Величества пехотного полка, для чего, выбрав один из бронепоездов, находящихся на участке наиболее оживленном в смысле деятельности поезда, временно передать его в эксплуатацию чинов Собственного железнодорожного полка».

    23 апреля бронепоезд № 3 прибыл на станцию Молодечно в распоряжение сводного полка. После обучения команды в начале мая поезд для исправления паровоза пришел в Минские мастерские, где наряду с ремонтом было улучшено и его вооружение. По проекту начальника поезда штабс-капитана Кузьминского на площадке водяного бака тендера установили вращающуюся броневую башню с 3-дюймовой горной пушкой образца 1909 г. Причем это орудие могло вести огонь не только по наземным, но и по воздушным целям.

    В июне 1916 г. типовые бронепоезда вновь перебросили на Юго-Западный фронт, где вместе с другими бронепоездами они активно действовали во время Луцкого прорыва. Здесь вновь подтвердились их отличные боевые качества.

    «В ночь с 14 на 15 июля бронепоезд 3-го Заамурского железнодорожного батальона выезжал для обстрела противника, причем по удостоверению командира 11-го пехотного Псковского полка части полка под прикрытием огня бронепоезда уже через 3/4 часа прорвали укрепления противника. В продолжение ночи поезд выезжал в бой 4 раза, а его технический взвод в это время работал по восстановлению и перешивке путей. 3-й пехотной дивизией принесена благодарность начальнику поезда».

    Затем наступило годовое бездействие, в течение которого бронепоезда играли роль подвижных батарей, иногда обстреливая позиции противника.

    Уникальным оружием в годы Первой мировой войны стал мотоброневагон «Заамурец», спроектированный начальником военно-дорожного отдела Юго-Западного фронта подполковником Бутузовым. В качестве базы была взята четырехосная железнодорожная платформа «Фокс-Арбеля». На платформу поставили несущий корпус, склепанный на швеллерах и уголках и установленный на двух пульмановских тележках. Толщина брони изогнутых и наклонных поверхностей составляла 12 мм, вертикальных?— 16 мм.

    Конструктивно мотоброневагон состоял из трех элементов: концевых пулеметных и наблюдательных отсеков, орудийных отсеков и центрального каземата. Концевые отсеки представляли собой коробку с гранеными потолком и частью стенок. Размеры ее были достаточны для размещения наблюдателя (наблюдение велось через люки со смотровыми щелями) и пулеметчиков.

    Два пулемета, стоявшие на вертлюжных станках, имели угол горизонтального обстрела 90° и угол возвышения 15° — 20°. Ленты к пулеметам хранились в ящиках, размещенных вдоль стен.

    Орудийные отсеки находились над тележками, при этом вся орудийная установка размещалась на шкворневой балке в центре тележки. Отсек состоял из двух частей. Нижняя представляла собой прямоугольную коробку. Верхняя, полусферическая, склепанная из 12 секторов, вращалась совместно с орудийным поворотным кругом.

    В качестве орудий были выбраны 57-мм береговые пушки Норденфельда, дававшие скорострельность до 15 выстрелов в минуту на открытой площадке и не более 6 выстрелов в минуту в отсеке. Станок пушки имел круговое вращение на шаровом погоне.

    Вращение всей орудийной установки, снабженной тормозом и прибором для корректировки плоскости, осуществлялось вручную одним номером расчета.

    Обратим внимание, выбор вооружения и для «Хунгуза», и для «Заамурца» свидетельствует о полнейшей тупости русских генералов. Понятно, что сами проектировщики тут ни при чем, они ставили на бронеобъекты то, что разрешало высокое начальство. Те же 57-мм пушки Норденфельда в свое время играли роль пристрелочных орудий в береговых крепостях и были выведены из употребления за полной ненадобностью на основании опыта русско-японской войны. Таким образом, в обоих случаях на железнодорожные бронеобъекты ставилось заведомое старье. И если у 3-дюймовой горной пушки образца 1914 г. была слабая баллистика и дальность стрельбы 4267 м для гранаты и 4160 м для шрапнели, но гранаты и шрапнель можно было брать от 3-дюймовой пушки образца 1902 г., то у 57-мм пушки Норденфельда действие и гранатой, и шрапнелью было очень мало. Так, граната весом 2,76 кг содержала всего 108 г дымного пороха, а шрапнель?— 59 пуль диаметром 13 мм. Дальность стрельбы шрапнелью с 8-секундной трубкой всего 2390 м.

    Надо ли говорить, что оптимальным вооружением и «Хунгуза», и «Заамурца» стали бы 3-дюймовые пушки образца 1902 г., а еще лучше?— 48-линейные (122-мм) гаубицы (образца 1909 г. или 1910 г. — без разницы).

    Замечу, чтобы более не возвращаться, что скорострельность орудий в тесных закрытых и темных помещениях?— башнях, спонсонах, казематных отсеках и т. д. — заметно снижается. Кроме того, в помещениях со слабой освещенностью (бронепоездах, танках и т. д.) стрельба шрапнелью становится неэффективной, так как наводчик физически не может различить деления на трубке и соответствующим образом ее установить. Кстати, из-за этого в боекомплекте советских танковых пушек с 1920-х годов шрапнель не состояла.

    Но вернемся вновь к броневагону «Заамурец». В центральном каземате размещались бензиновые двигатели «Фиат» и «Флоренция» мощностью 60 л. с. каждый, коробка скоростей, 2 реверсные муфты и карданная передача. Здесь же устанавливалось вспомогательное оборудование: динамо-машина, компрессор, аккумуляторная батарея и вентиляторы.

    Для внутренней связи на «Заамурце» имелись телефоны и световая сигнализация (цветные лампочки). Бронемотовагон был оборудован 8 перископами, 2 комплектами дальномеров системы генерала Холодовского и 2 прожекторами.

    Изнутри вагон был отделан тепло-, вибро- и звукопоглощающей пробковой изоляцией и имел систему отопления отработанными газами двигателей.

    Броневагон имел сравнительно низкий силуэт, броневые листы его корпуса имели большой угол наклона, что обеспечивало в ряде случаев рикошет снаряда. В отличие от паровозов ему не требовалось время на разведение паров, не нужна была вода. Зато при отсутствии угля в топку паровоза летели дрова, а вот бензин было заменить нечем.

    «Заамурец» был построен в Одессе и с 19 по 22 октября 1916 г. прошел ходовые испытания. Согласно отчету комиссии, мотовагон развивал скорость до 45 верст/час, легко управлялся и преодолевал все подъемы.

    19 ноября 1916 г. «Заамурец» отправили для показа в Ставку, а затем послали на фронт. Зимой?— весной 1917 г. он находился на участке фронта 8-й армии, но использовался в основном как подвижная зенитная батарея. За неимением лучшего, 57-мм орудия, способные вести огонь под углом 60°, могли вести заградительный огонь и пугать «летунов» супостата.

    В мае 1917 г. мотовагон «Заамурец» был капитально отремонтирован в Киевских железнодорожных мастерских, а в июне 1917 г. он прикрывал участок в неудачном июньском наступлении русских войск.

    Эксплуатация «Заамурца» выявила ряд его конструктивных недостатков, в том числе малый объем помещений внутри орудийных башен. Чтобы устранить это, осенью 1917 г. в Одесских железнодорожных мастерских сферические башни были подняты на специальные броневые барбеты. Кроме того, на башнях установили командирские башенки.

    Зимой 1917/18 г. броневагон периодически переходил из рук в руки от местных бандитов до анархистов. В конце концов, «Заамурец» был захвачен в феврале 1918 г. командой красного бронепоезда «Свобода или Смерть», которым командовал матрос Андрей Полупанов. Броневагон «Заамурец» прицепили к красному бронепоезду, и он отправился колесить по стране.

    В марте 1918 г. броневагон был включен в состав красного бронепоезда № 4 «Полупановцы», который отправился на Восточный фронт. Там 22 июля 1918 г. бронепоезд захватили белочехи и переименовали в «Orlik». Периодически броневагон «Заамурец» действовал самостоятельно под названием «Orlik–1». Чешские офицеры были пограмотней русских генералов и заменили 57-мм «пукалки» на 3-дюймовые пушки образца 1902 г.

    От белочехов «Заамурец» попал к японцам, затем к белогвардейцам. А в 1922 г. он входил в состав Китайской армии, точнее, вооруженных сил «харбинских милитаристов».[58]

    В 1930 г. мотовагон захватили японцы. Далее след «Заамурца» теряется.

    Я рассказал лишь о наиболее интересных конструкциях железнодорожных бронеобъектов. Точное же число бронеобъектов, построенных в России к октябрю 1917 г., неизвестно. Так, только мастерские, подчиненные командованию Юго-Западного фронта, построили 8 бронепоездов. Четыре бронепоезда построены силами Кавказского фронта. В строительстве и эксплуатации одного из них участвовал мой дед Широкорад Василий Дмитриевич. Он окончил Харьковские Высшие Императорские технологические курсы, а в войну служил унтер-офицером железнодорожных войск. Турки боялись наших бронепоездов, так что в особых переделках моему деду участвовать не приходилось. Из дедовых рассказов мне запомнился расстрел из «максимов»… гусей, плававших в горном озере рядом с железнодорожным полотном. В результате команда надолго была обеспечена провиантом.

    В целом же в условиях позиционной войны русские, австрийские и германские бронепоезда не сыграли и физически не могли сыграть сколько-нибудь серьезной роли в боях на Восточном фронте.

    Глава 2. На той единственной Гражданской…

    История Гражданской войны еще не написана. Нельзя же всерьез воспринимать труды советской «интеллигенции», увидевшей в Гражданской войне только зверства белых. А ныне те же авторы начали столь же живописно описывать зверства красных. На самом же деле Гражданская война представляла собой явление фантастическое, невиданное в мировой истории и противоречащее всем законам тактики и стратегии. В Первой мировой войне командира, приказавшего пехоте атаковать крепость с неподавленной артиллерией и пулеметами, отдали бы под суд или заключили в психбольницу. А красная пехота в 1919 г. взяла неприступные башенные батареи Красной Горки, а в марте 1921 г. — Кронштадтские форты. На Южном фронте полк красных мог сдаться в полном составе белым и в том же виде (без расформирования) быть включенным в Добровольческую армию. На Восточном фронте в психическую атаку на красных ходила дивизия воткинских рабочих с красными знаменами и под звуки «Интернационала».

    Тяжелая артиллерия, решавшая исход сражений в Первой мировой войне, в Гражданской войне практически не участвовала. Основными орудиями Красной и Белой армий были 3-дюймовые и горные пушки, сравнительно редко применялись 122-мм и 152-мм гаубицы и 107-мм пушки образца 1910 г. (Сх. 48).


    Схема 48. Бронеплощадка красного бронепоезда со 107-мм (42-лин.) пушкой обр. 1910 г. и четырьмя пулеметами Максима. Бронеплощадка изготовлена на Брянском заводе, а?— вид сбоку; б?— вид сверху


    Зато в Гражданской войне как никогда в истории человечества была велика роль речных флотилий и особенно бронепоездов. Только они имели мощную дальнобойную артиллерию калибра от 100 мм до 203 мм и обладали высокой мобильностью.

    Судите сами?— единственный раз за всю войну красные попытались использовать французские 120-мм пушки образца 1878 г. на каховском плацдарме в августе 1920 г. От железнодорожной станции до позиции дивизион в составе пяти пушек прошел 100 км за 30 часов. Причем в советских учебниках по артиллерии этот переход считали сверхскоростным. Бронепоезд мог легко достичь скорости 45–50 км/час, а за сутки пройти до 500 км.

    Всего за Гражданскую войну красными были оборудованы 102 бронеплощадки, из которых было сформировано 68 бронепоездов. Белыми было сформировано около 100 бронепоездов. Точное число бронеплощадок, оборудованных белыми, сейчас установить невозможно, поскольку десятки их многократно переходили из рук в руки, например, от петлюровцев к красным, от красных к белым, а затем вновь к красным (Сх. 49).


    Схема 49. Бронеплощадка легкого бронепоезда № 89 «Имени Троцкого»


    На октябрь 1920 г. Красная Армия располагала 103 бронепоездами, из которых значительная часть были трофейными.

    Белые и красные бронепоезда имели много общего. Они делились на легкие бронепоезда, вооруженные 76-мм орудиями, и тяжелые с орудиями калибра 100–203 мм.

    В качестве бронепаровозов у белых и красных в основном использовались товарные паровозы типа «О» разных серий (Сх. 50, 51).


    Схема 50. Бронепаровоз бронепоезда № 36 «Товарищ Ленин»



    Схема 51. Бронепаровоз путиловского бронепоезда № 6 «Имени тов. Ленина»


    Впереди бронепоезда обычно двигались одна-две железнодорожные платформы с ремонтно-строительными материалами?— рельсами, шпалами и др. В Красной Армии такие платформы назывались «контрольными», а в белой?— «предохранительными», так как они предохраняли бронеплощадки от столкновений и подрыва на мине.

    Рубка командира бронепоезда обычно находилась на тендере бронепаровоза. В этом случае паровоз двигался тендером вперед. (Сх. 52)


    Схема 52. Бронепаровоз бронепоезда № 60 «Имени Карла Либкнехта»


    В составе вооружения бронепоездов обеих сторон были практически все типы современных морских и сухопутных систем России, а также десятки типов орудий стран Антанты, закупленных до революции Россией или доставленных туда в ходе интервенции.

    Чаще всего на тяжелых бронепоездах красных и белых устанавливались 152/45-мм (6/45-дюймовые) пушки Кане. Такие пушки с 1892 г. состояли на вооружении русского флота и с 1895 г. — на вооружении армии, точнее, береговых батарей. 6-дюймовые пушки Кане могли стрелять фугасными, бронебойными, химическими и осветительными снарядами. Фугасный снаряд образца 1915 г. имел вес 41,5 кг, содержал 6,8 кг тротила и при начальной скорости 792 м/с имел дальность 14,6 км при угле возвышения 20° (Сх. 53).


    Схема 53. 152/45-мм пушка Кане на железнодорожной установке Севастопольского морского завода. Такие установки входили в состав тяжелых бронепоездов Добровольческой армии


    Принципиальным различием корабельных и береговых орудий был способ заряжания: у первых?— унитарное, у вторых?— раздельно-гильзовое. Снаряды их были взаимозаменяемыми. На бронепоездах устанавливалось не менее четырех типов станков 6/45-дюймовых пушек с углом возвышения от 15° до 25° (чаще всего 20°). 6/45-дюймовые пушки на бронепоездах устанавливались в башнеобразных щитах, с обычными щитами и вообще без щитов. 6/45-дюймовые пушки устанавливались на обычных четырехосных вагонах.

    Стрельба обычно производилась при остановке бронепоезда. При этом бронеплощадка с 6-дюймовым орудием расцеплялась с остальными бронеплощадками и отводилась на 20–25 м, чтобы две бронеплощадки не были поражены одним снарядом. При переходе в боевое положение откидывались боковые кронштейны с настилом, по которому могла передвигаться прислуга. Подача и досылка производилась вручную. В отдельных случаях ставились боковые упоры и деревянные опоры под раму бронеплощадки. Но чаще всего круговой обстрел 6-дюймовых орудий обеспечивался без всяких приспособлений.

    203-мм пушки длиной в 45 и 50 калибров были установлены на нескольких красных бронепоездах. Обе стороны ставили на тяжелые бронепоезда 120/45-мм, 120/50-мм и 102/60-мм корабельные орудия. Эти орудия отличались хорошей баллистикой, но их снаряды имели очень слабое фугасное действие. У 102/60-мм пушки при весе фугасного снаряда образца 1915 г. 17,5 кг вес ВВ составлял 2,1 кг, дальность стрельбы?— 16 км при угле 30° и 12 км при угле 20°.

    Ряд деникинских и колчаковских бронепоездов были вооружены 127-мм английскими осадными пушками. Снаряд этой пушки весом 27,2 кг содержал 2,8 кг тротила, дальность стрельбы 9,5 км. Прислуга бронепоездов не любила эти пушки из-за частых осечек и неудовлетворительной работы противооткатных устройств.

    Тяжелые бронепоезда предпочитали вести огонь с закрытых позиций. На железных дорогах России имелось множество «выемок», то есть углублений, где мог укрыться бронепоезд. Вдоль железных дорог во многих местах были насажаны деревья и кусты, облегчавшие маскировку бронепоезда. При стрельбе с закрытых позиций управление огнем велось с наблюдательного пункта вне бронепоезда. Так, у белых обычно такой пункт располагался на расстоянии 2 км от бронепоезда и соединялся с ним телефонной линией. На наблюдательном пункте находились командир бронепоезда, офицер-наблюдатель, телефонисты и три человека охраны.

    Красные в ряде случаев для корректировки огня тяжелых бронепоездов применяли змейковые аэростаты: немецкие, системы «Парсеваль» и французские?— «Како». Аэростаты обычно устанавливались на специальной платформе и поднимались за 5–10 км от линии фронта. Максимальная высота подъема «Парсеваля» составляла 1000 м, «Како»?— 1300 м, минимальная рабочая высота?— 400–500 м. В зависимости от метеорологических условий и оптических приборов с аэростата местность просматривалась в радиусе 50–60 км.

    В марте 1919 г. на Южном фронте в районе Дебальцево; бронепоезд «Черноморец» один из первых использовал в своей работе аэростат. «Черноморец» был вооружен двумя 102/60-мм орудиями с углом возвышения +30°. «Черноморец» стрелял залпами и без пристрелки. Белые объясняли это наличием на «Черноморце» корабельного оптического дальномера.

    На легких бронепоездах чаще всего устанавливались 3-дюймовые пушки образца 1902 г. На самых примитивных бронепоездах они оставались на колесных лафетах, далее шли примитивные деревянные установки, наконец, самыми эффективными были тумбовые установки (Сх. 54, 55).


    Схема 54. Бронеплощадка легкого бронепоезда № 98 «Советская Россия»


    Схема 55. Бронеплощадка легкого бронепоезда № 27 «Буря»


    Из тумбовых установок у красных наиболее совершенными были установки Брянского завода, которые проектировались под руководством К. К. Сиркена. Лафет 3-дюймовой полевой пушки образца 1902 г. с люлькой, осью и подъемным механизмом обрезался в хоботовой части и своей осью помещался в гнездах вертлюга и вращался вместе с верхней частью тумбы. Вертлюг состоял из двух станин, основания и упора для оправы. Он девятью болтами крепился к верхней вращающейся части тумбы. Центр гнезда вертлюга смещен в сторону от оси вращения тумбы на 650 мм. (Сх. 56, 57).


    Схема 56. 76-мм пушка обр. 1902 г. на железнодорожной тумбовой установке Брянского завода


    Схема 57. 76-мм пушка обр. 1902 г. на железнодорожной тумбовой установке Сормовского завода


    Оригинальность решения в том, что в качестве крайне дорогостоящего и сложного в технологии шарового погона использовались два железнодорожных колеса, между которыми помещалось колесо с 16 роликами. Установка обеспечивала круговой обстрел. Угол вертикального наведения составлял -5°, +32°.

    Аналогичная система из двух железнодорожных колес использовалась и в качестве шарового погона лафета 107-мм (42-линейной) пушки образца 1910 г.

    Довольно часто на вооружении белых и красных бронепоездов состояли 105-мм пушки, причем в большинстве случаев я даже не знаю конкретно, о чем идет речь. То ли это описка не слишком грамотных в артиллерии красных и белых командиров,[59] и нужно читать «107-мм». То ли речь идет о 105-мм японских полевых пушках образца 1905 г., поставляемых в Россию в 1915–1917 гг., то ли о 105-мм германских пушках, поднятых в 1915 г. с затонувшего германского крейсера «Магдебург».

    На легких бронепоездах сравнительно широко использовались 152-мм полевые гаубицы образца 1909 г. и 1910 г., 122-мм гаубицы образца 1909 г. и 1910 г., а также 76-мм (3-дюймовые) пушки образца 1909 г.

    57-мм пушки Норденфельда, как береговые, так и капонирные, использовались редко.

    Сравнительно часто использовались 75/50-мм корабельные пушки Кане, как на обычных станках с максимальным углом возвышения 20°, так и зенитные установки, переделанные из станков Меллера с углом возвышения до 70° (а в отдельных случаях и до 75°). На бронепоездах, формировавшихся в Петрограде, иногда ставились на легких бронеплощадках 76-мм зенитные пушки образца 1914/15 г. системы Лендера производства Путиловского завода. Ряд красных бронепоездов в 1918–1919 гг. был снабжен тумбовыми установками с зенитными автоматами: 37-мм системы Максима производства Обуховского завода и 40-мм системы Виккерса английского производства.

    У красных бронепоезда сводились в дивизионы по три в каждом. В Добровольческой армии такая же структура дивизиона была принята в начале 1919 г. В дивизионе был один тяжелый и два легких бронепоезда. Однако в боях дивизион в полном составе использовался крайне редко. Чаще всего один тяжелый бронепоезд воевал в паре с легким. Первым, естественно, шел легкий, а на расстоянии 1–4 версты?— тяжелый. Иногда тяжелые бронепоезда действовали и в одиночку, и часто не по назначению. Были случаи, когда тяжелые бронепоезда сходились с бронепоездом противника на дистанцию нескольких саженей, врывались на станции, занятые врагом, и творили многое другое, возможное лишь на Гражданской войне.

    Система связи на бронепоездах делилась на внутреннюю и внешнюю. Внутренняя связь в бронепоезде осуществлялась по рупору, телефону и специальной сигнализацией.

    Рупорная связь представляла собой систему рупорных рукавов, которые проходили от рубки командира бронепоезда до наблюдательных постов на бронеплощадках, а также до командиров орудий. Отдельный рупорный рукав связывал командира с будкой машиниста. Рупорная система использовалась для передачи коротких команд: «Вперед», «Назад», «Стой», «Левее», «Огонь», «Прицел», «Взводом» и др. На концах рупорных рукавов имелись раструбы, у которых дежурили телефонисты или запасные номера. Команда по рупору повторялась дважды.

    Телефонная связь состояла из двухпроводной линии и телефонных аппаратов. Для проводки использовался бронированный кабель.

    Специальная сигнализация осуществлялась электрическими звонками и условленным сигнальным устройством.

    Внешняя связь бронепоезда осуществлялась при помощи радио, семафора, телеграфа, телефона, сигнальных фонарей, посыльных, голубей, собак и т. д. Семафорная связь состояла из обусловленных видимых знаков. Телефонная связь осуществлялась постоянно со всеми телефонизированными точками?— передовым наблюдательным пунктом, центральной станцией и др. Связь гудком паровоза осуществлялась за 5–10 км от линии фронта по установленному коду, чаще всего азбукой Морзе. Специальная связь при помощи флагов, фонарей, посыльных, цепи передатчиков и др. подробно излагалась в соответствующих уставах. В редких случаях для связи использовались почтовые голуби и специально обученные собаки.

    Как правило, бронепоезд сопровождал обычный товарно-пассажирский поезд, называемый базой. В состав базы входили товарные вагоны (вагоны?— снарядные погреба, вагоны-мастерские, вагон-цейхгауз, вагоны-конюшни и др.), а также пассажирские классные вагоны (штабной вагон, вагон-канцелярия, вагон-клуб, вагон-кухня, вагон-лазарет и т. д.).

    Поезда-базы обеспечивали большую автономность бронепоездам. В случае повреждения бронепаровоза к бронепоезду сзади подходил небронированный паровоз из поезда-базы и выводил бронепоезд из боя.

    Кстати об автономности. В Гражданскую войну в топки паровозов бросали все, что могло гореть. Любопытный случай описывает известный писатель Всеволод Вишневский, служивший в свое время на бронепоезде № 56 «Коммунар».

    «Во время преследования отступающих частей Добровольческой армии осенью 1919 г., „Коммунар“ двигался на юг, к Донбассу. Во время перехода неожиданно зашипел паровоз, ход уменьшился. Что такое? Машинист кричит:

    — Угля нет!

    Остановились. Злоба такая разбирает, что и ругаться не хочется. Сами виноваты?— не досмотрели. Летит мимо 11-я кавалерийская дивизия. Тоже к Дебальцево торопится.

    — Что, моряки, встали?

    А что им ответить? Работает мозг напряженно: что же делать? Кладбище невдалеке. Есть! Выход найден!

    — Выходи все на погрузку!

    — Какую погрузку, что грузить-то? Грязь с дороги?

    — Дурья голова! Кладбище видишь? Кресты вывернем и в топку!

    — Верно!

    Затрещали кладбищенские кресты. Подъехали буденновцы?— смотрят.

    — Ну и дьяволы-матросы!

    Некогда нам разговаривать. Горячка. Скинули бушлаты. Налегке работаем.

    — А ну, помогай кавалерия!

    Спешились. Вместе работаем. По полю цепь поставили?— кресты на броневик передают. Запылал огонь в топке. Пар. поднят. Тендер набили крестами. Пригодились и мертвые. Их кресты службу живым служат?— помогут приблизить светлое будущее…».[60]

    Первыми бронепоезда в Гражданской войне применили красные. Уже зимой 1917/18 г. красные бронепоезда действовали против атамана Каледина.

    В руководстве Красной Армии уже в феврале 1918 г. было создано управление («совет») «Центробронь», ведавшее всеми бронеавтомобилями республики. С апреля 1918 г. «Центробронь» стала ведать и бронепоездами. К 1 июля 1918 г. «Центробронь» сформировал и передал Красной Армии 12 бронепоездов. До 15 июня 1918 г. «Центробронь» непосредственно подчинялся Наркомвоену Л. Д. Троцкому, а затем руководству Главного военно-инженерного управления.

    На «Центроборонь» было возложено решение организационно-технических задач, связанных с постройкой и восстановлением броневой техники на заводах, формированием автобро-неотрядов и бронепоездов, обеспечением действующих броневых частей пополнением и снабжением их военно-техническим имуществом. Кроме того, совет осуществлял подготовку кадров командного состава, контроль за правильным боевым применением броневых частей в действующей армии и сбор броневого имущества и ремонтных средств, оставшихся от старой армии.

    30 августа 1918 г. «Центробронь» реорганизован в Центральное броневое управление (ЦБУ).

    Рассказ о красных бронепоездах я начну с самых тяжелых бронепоездов, в состав которых входили орудия особой мощности.

    Работы по железнодорожным установкам начались еще до революции. Применение железнодорожных установок на за. падном фронте и потери нескольких тяжелых полустационарных систем 254/45-мм береговых пушек и 305-мм гаубиц образца 1915 г. заставили ГАУ рассмотреть вопрос создания железнодорожных установок. ГАУ из Франции получило документацию и чертежи 240-мм французских железнодорожных установок. Особых проблем с тяжелыми железнодорожными транспортерами не было, так как в России к тому времени имелись тяжелые железнодорожные транспортеры для перевозки тяжелых морских орудий, броневых плит и подводных лодок. Как ни странно?— возникла проблема с пушками. Военное ведомство располагало двумя сотнями 254/45-мм береговых орудий, но применить их не рискнуло, так как эти орудия не имели отката по оси орудия, а откатывались вместе со станком, в результате чего резко возросла нагрузка на оси железнодорожных тележек.

    В конце концов, для создания двух железнодорожных установок были использованы две 254/45-мм береговые пушки без цапф с откатом по оси канала, изготовленные в середине 1890-х годов для броненосца «Ростислав», но снятых с корабля из-за неудачной конструкции станка. Для переоборудования в артиллерийские транспортеры у Ижорского завода было реквизировано два тяжелых (50-футовых) транспортера, служащих ранее для перевозки тяжелых грузов.

    25 апреля 1917 г. был заключен контракт с пертроградским Металлическим заводом. Первая установка была готова к 14 июля, вторая?— к 16 августа 1917 г.

    В конце июля первая установка успешно прошла испытания. Для разгрузки транспортера при стрельбе к рельсам домкратами прижимались два упора, а для предотвращения скольжения к рельсам крепились особые захваты (тормоза), но, несмотря на это, установка сдвигалась на 724 мм.

    Установка могла стрелять только вдоль пути с максимальным отклонением на 2° от ее оси. Максимальный угол возвышения составлял 35°.

    Приводы наведения, подача боеприпасов и все остальные операции выполнялись только вручную.

    Результаты испытаний были признаны удовлетворительными, и в последних числах июля транспортер ушел в действующую армию.

    Кроме транспортера в составе были: вагон 2-го класса для офицеров, вагон 3-го класса для техников и унтер-офицеров, теплушка для нижних чинов и два вагона для боеприпасов.

    Вскоре к первой присоединилась и вторая установка. Из них сформировали «Отельную Морскую тяжелую батарею-поезд».

    26 августа 1917 г. Металлический завод предложил ГАУ проект установки 305-мм гаубицы Обуховского завода на железнодорожный транспортер. Предварительные работы по этой установке были прерваны в конце 1917 г. в связи с ситуацией в стране.

    Летом 1917 г. на Металлическом заводе в Петрограде были изготовлены две 203/50-мм железнодорожные установки на базе тяжелых четырехосных платформ с изогнутой главной балкой. Из них сформировали 2-ю отдельную Морскую тяжелую батарею. Обе батареи отправили на фронт под Двинск, но непосредственного участия в боях принять они не успели. Первое боевое крещение обе батареи получили в феврале 1918 г. в боях с немцами под Псковом.

    В июне 1919 г. красный бронепоезд № 51, в составе которого были две бронеплощадки с 203-мм пушками, участвовал в подавлении мятежа в форту Красная Горка, входившему в состав Кронштадтской крепости.

    В сентябре 1919 г. бронепоезд № 51 участвовал в отражении наступления войск Северо-Западной армии генерала Н. Н. Юденича на Петроград, прикрывая отход советских войск под Ямбургом. Во время этих боев артиллеристам бронепоезда удалось подбить прямой наводкой паровоз противника, пущенный на таран. 10-дюймовая батарея приняла участие в боях с частями генерала Врангеля под Мелитополем у станции Бурчацк. После ликвидации Врангелевского фронта батарея вернулась в Петроград. В марте 1921 г. она приняла участие в подавлении Кронштадтского мятежа, после чего 10-дюймовые и 8-дюймовые батареи были подчинены командованию Петроградского военного округа и базировались на станции Луга. В 1923 г. их перебросили в Гатчину, затем они базировались в Петрограде недалеко от Волкова кладбища, В 1925–1926 гг. батареи базировались в Детском Селе (Царском Селе), а затем на станции Воздухоплавательная.

    В конце 1929 г. 8 и 10-дюймовые железнодорожные артиллерийские батареи перевели со станции Воздухоплавательная на завод «Большевик» (бывший Обуховский Сталелитейный завод) для смены орудий и модернизации. Со всех транспортеров сняли орудия, причем 10-дюймовые пушки отправили на переплавку. Вместо 10-дюймовых установили снятые 8-дюймовые орудия, а на высвободившиеся транспортеры поставили 130/55-мм морские пушки. Пулеметные броневагоны бывшей 8-дюймовой батареи переделали в вагоны-погреба.

    Таким образом, одна из переоборудованных батарей стала 8-дюймовой (Батарея № 1), а другая?— 130/55-мм (Батарея № 3). Обе батареи имели двухорудийный состав. Модернизация 203/50-мм батареи № 1 была закончена весной 1930 г., а 130/50-мм батарея № 3 вступили в строй в октябре 1931 г. В декабре 1931 г. батареи № 1 и № 3 были отправлены на Дальний Восток.

    Подробный рассказ о действиях белых и красных бронепоездов в годы Гражданской войны неизбежно выльется в многотомный труд. Я же попробую рассказать о наиболее интересных бронепоездах, сражавшихся на юге России и на Кавказе.

    Первые бронепоезда Добровольческой армии были составлены из бронепоездов и бронеплощадок трофейных красных бронепоездов.

    Первым тяжелым бронепоездом Добровольческой армии можно считать бронепоезд «Батарея дальнего боя», в который входили две бронеплощадки с 6/45-дюймовыми пушками Кане на каждой. Бронепоезд был сформирован в августе 1918 г., его первым командиром был полковник Скопин. В феврале 1919 г. Скопина сменил полковник Карпинский. К тому времени бронепоезд был переименован в «Единую Россию» и состоял из бронеплощадки с одной 6/45-дюймовой пушкой, бронеплощадки с одной 102/60-мм пушкой и пулеметной бронеплощадки. Вначале 1919 г. бронепоезд «Единая Россия» активно действовал в Донецком бассейне. 28 февраля 1919 г. у станции Баронская «Единая Россия» спас 1-й батальон Марковского полка и отогнал два красных бронепоезда, а затем перенес огонь на красную пехоту, заставив ее отступить.

    К началу июля 1919 г. в Добровольческой армии было: 3 бронепоезда 1-го дивизиона в районе Царицына; 2 бронепоезда на Северном Кавказе и 16 бронепоездов на остальных фронтах.

    Среди бронепоездов 1-го дивизиона был бронепоезд «Единая Россия», который вел бои в районе Царицына, причем не только с бронепоездами и пехотой, но и с двумя речными флотилиями красных. Барон Врангель, взяв Царицын, перерезал Волгу, оставив центр без Каспийской нефти, а Астраханских большевиков?— без продовольствия и подкреплений. Сверху на Астрахань двинулись десятки кораблей Волжской флотилии, а снизу?— корабли Астраханско-Каспийской флотилии. Корабли обеих флотилий были вооружены морскими дальнобойными орудиями, которые легко могли вдребезги разнести Царицын, вытянутый на много километров вдоль Волги. Лишь меткий огонь тяжелых бронепоездов Добровольческой армии смог заставить отойти обе флотилии.

    Бой 7 августа 1919 г. у села Пески под Царицыном мог войти в учебники истории как первый случай удачного взаимодействия бронепоездов и танков. Тяжелый бронепоезд «Единая Россия» вместе с легким бронепоездом подавил батареи красных и перенес огонь на пехоту. В атаку пошли белые танки. Красная пехота бросилась врассыпную. Доблестные «добровольцы» встали во весь рост из окопов и бросились…бежать в противоположную сторону. Танки малость погонялись за красными, но, оставшись без пехоты, повернули назад. Чего только не было на «той единственной Гражданской»!

    12 ноября 1919 г. «Единая Россия» ушел из под Царицына на ремонт в Донбасс на станцию Енакиевка. 10 декабря «Единая Россия» ушел из Енакиевки в Новороссийск, где продолжил ремонт на заводе «Судосталь». Там он и был брошен командой 12 марта 1920 г. Команда эвакуирована в Севастополь.

    После взятия 3 августа 1918 г. Добровольческой армией Екатеринодара (с 1920 г. Краснодар) отступающей к Новороссийску Красной Армией был взорван мост через Кубань, и бронепоезда белых не могли принять участие в преследовании противника. Таким образом, из бронеплощадок, оставленных красными на левом берегу Кубани, 7 августа было начато срочное формирование нового легкого бронепоезда, получившего впоследствии название «Офицер». Первоначально он состоял из одной открытой платформы с 3-дюймовой пушкой образца 1900 г. и двух пулеметных бронеплощадок. Командиром был назначен капитан Харьковцев.

    Через два дня, 9 августа, в первом своем бою у станции Абинская бронепоезд отбил для себя еще одну закрытую площадку с малокалиберными орудиями, куда и была перенесена 3-дюймовая пушка с открытой платформы.

    Еще через два дня бронепоездом на станции Тоннельная был уничтожен при переезде в Новороссийск эшелон со штабом красных, а еще через два дня он первым вошел в Новороссийск, где было захвачено еще два красных бронепоезда.

    Имя «Офицер» бронепоезду было присвоено 16 августа 1918 г. (по другим данным в ноябре 1918 г.).

    В конце августа?— начале сентября бронепоезд принял участие в штурме Армавира со стороны станции Кавказской. В бою у станции Гулькевичи на поврежденном пути сошла с рельс пулеметная площадка. Однако «Офицеру» и тут повезло. Удалось с боем отойти на 2 версты, волоча площадку по шпалам, а затем поставить ее на рельсы.

    После взятия Армавира 3–4 сентября «Офицер» продолжил бои на направлении Армавир?— Невинномысская вместе с «Морским» бронепоездом. 8 сентября в бою у села Успенское был тяжело ранен капитан Харьковцев. Командование бронепоездом принял поручик Хмелевский.

    10 сентября взамен погибшего «1-го Бронированного поезда» «Офицер» перешел на более важное в то время направление Армавир?— Туапсе, где вместе с «Морским» бронепоездом сдерживал наступление Таманской армии. После оставления белыми Армавира 13 сентября «Офицер» ушел на ветку Кавказская?— Армавир, где действовал до 17 сентября. Затем бронепоезд был отправлен в Новороссийск для ремонта.

    Из ремонта «Офицер» вышел в конце октября 1918 г. в составе двух пулеметных бронеплощадок и десантного вагона. Его командиром был назначен полковник Ионии. Бронепоезд был направлен на ветку Ставрополь?— Кавказская, где принял участие в боях за Ставрополь на этом направлении.

    В феврале 1919 г. бронепоезд «Офицер» участвовал в боях на правом фланге Добровольческого корпуса, в районе узловой станции Дебальцево. 3 февраля утром станция Баронская на линии Дебальцево?— Луганск была занята красными. В 9 часов утра, в густом тумане, бронепоезд «Офицер» двинулся в наступление на станцию. Справа и слева от железнодорожного полотна совместно с бронепоездом наступала рота Корниловского полка.

    Под частым ружейным, пулеметным и артиллерийским огнем противника бронепоезд «Офицер» вошел на станцию Баронская и сблизился там на дистанцию 85 м с бронепоездом красных. Во время короткого боя советский бронепоезд получил несколько попаданий и отошел. Бронепоезд «Офицер» оставался на станции Баронская до вечера и вел оттуда перестрелку с бронепоездами противника.

    После этого «Офицер» несколько дней участвовал в боях в центре Добровольческого корпуса. На станцию Дебальцево он возвратился 9 февраля.

    14 февраля бронепоезд «Офицер» по приказанию командира Корниловского полка был вызван на позицию к станции Вергилеевка, на линии Дебальцево?— Попасная. Красные перешли в наступление и вытеснили передовые части белых со станции Вергилеевка. Из-за взорванных путей «Офицер» не мог продвинуться дальше входных стрелок этой станции, но отогнал красных и начал перестрелку с их бронепоездами. Через некоторое время снарядом красного бронепоезда был пробит водяной бак на паровозе «Офицера», и бронепоезд был вынужден отойти на станцию Дебальцево для ремонта.

    В этом бою со стороны красных действовал бронепоезд «Черноморец», вооруженный корабельными орудиями: двумя 102/60-мм и двумя 75/50-мм пушками. Команда его состояла из матросов Черноморского флота. Стрельба с «Черноморца» велась залпами, без пристрелки, по-видимому, с применением дальномера.

    Наследующий день, 15 февраля, бронепоезд «Офицер» снова вступил в бой с бронепоездом красных, находясь на открытой позиции у станции Вергилеевка, к северу от станции Дебальцево. Красный бронепоезд стоял на повороте пути, что позволяло ему стрелять одновременно из трех морских орудий. На «Офицере» был убит осколком снаряда, попавшим в голову, поручик Олейников, который корректировал стрельбу.

    21 февраля бронепоезд «Офицер» около станции Вергилеевка вел продолжительную перестрелку с двумя красными бронепоездами. К вечеру части белых, сначала потесненные, заняли свои первоначальные позиции. Находившийся на наблюдательном пункте командующий бронепоездом «Офицер» полковник Лебедев был ранен. Во временное командование бронепоездом вступил капитан Муромцев.

    24 февраля снова начался упорный бой у станции Вергилеевка. Бронепоезд «Офицер» участвовал в отражении нескольких фронтальных атак красных. Затем обходящие цепи красных внезапно появились на левом фланге белых. Бронепоезд «Офицер» переменил позицию и огнем своих двух орудий заставил обходящие части красных отступить, несмотря на поддержку их со стороны красного бронепоезда. После этого красные были вынуждены оставить станцию Вергилеевка, и к вечеру положение белых войск было восстановлено. Прибывший на этот участок генерал Май-Маевский поблагодарил команду бронепоезда «Офицер» и лично наградил Георгиевскими крестами машинистов Анисимова и Растегаева, находившихся в этот день на паровозе.

    Во время боя бронепоезд «Офицер» получил 2 попадания снарядами 42-линейной пушки красных, которая стреляла во фланг. На усиление боевой части бронепоезда была придана еще одна бронеплощадка с 75-мм орудием.

    Наступление красных на правый фланг Добровольческого корпуса становилось все более упорным. 27 февраля утром бронепоезд «Офицер» вступил в бой с бронепоездом красных, который снова занял станцию Вергилеевка. Под сосредоточенным огнем двух орудий бронепоезда «Офицер» красный бронепоезд был вынужден несколько раз отходить за линию бугров. С бронепоезда «Офицер» было зафиксировано одно удачное попадание в паровоз красного бронепоезда.

    Около полудня «Офицер» двинулся в наступление впереди цепей белой пехоты. Сильным шрапнельным огнем бронепоезд рассеял цепь красных, которые отошли в беспорядке за станцию Вергилеевка. Но уже к вечеру из-за глубокого обхода красных белые части отступили к югу, к станции Боржиковка. В этот же день на фронт к станции Вергилеевка был вызван и бронепоезд «Генерал Алексеев» с задачей поддерживать Корниловский полк.

    23 февраля бой у станции Вергилеевка продолжался. Бронепоезд «Офицер» стал на закрытую позицию у входных стрелок этой станции и вел оттуда перестрелку с красным бронепоездом. Около 2 часов дня батарея красных начала сильно обстреливать бронепоезд «Офицер». Гаубичный снаряд попал в тендер паровоза, и бронепоезд был вынужден отойти на станцию Дебальцево.

    Любопытно, что одним из противников бронепоезда «Офицер» был красный бронепоезд № 3 «Власть Советам», построенный в январе 1919 г. Особо интересного в его конструкции ничего не было. Но командиром его была 23-летняя девица Людмила Георгиевна Мокиевская-Зубок. Родилась «бронепоезд-девица» (чем хуже «кавалерист-девицы»?) в 1896 г. в семье революционера-народника. В 1917 г. вступила в партию большевиков и отправилась устанавливать советскую власть на Украину. В январе 1918 г. она становится комиссаром бронепоезда «3-й Брянский», а в феврале назначается его командиром. В июле 1918 г. Мокиевская участвовала в подавлении мятежа в Ярославле. А в августе принимает командование новым бронепоездом № 3 «Власть Советам», в ноябре одновременно исполняет и обязанности комиссара на своем бронепоезде. Факт довольно редкий, видимо, Мокиевская пользовалась большим доверием большевиков и авторитетом среди команды бронепоезда.

    По разным данным, 25 или 27 февраля 1919 г. (ст. стиль) в бою у станции Дебальцово 3-дюймовый снаряд с бронепоезда «Офицер» попал в броневую рубку бронепоезда № 3. Так погибла единственная в Гражданской войне, а то и в мировой истории женщина?— командир бронепоезда.

    Людмила Мокиевская была торжественно похоронена в г. Купянске. А ее бронепоезд отремонтирован в Краматорске и вновь вступил в бой. 1 июня 1919 г. название «Власть Советам» заменили на № 3 «Центробронь». Бронепоезд принимал участие в обороне Харькова, в составе 10-й армии дрался под Царицыном. В жестоких сражениях понес значительные потери в личном составе и неоднократно выводился из строя огнем артиллерии. В 1919 г. трижды?— в марте, июле и декабре?— проходил восстановительный ремонт в Нижнем Новгороде, Луганске и Саратове. В 1920 г., находясь в подчинении Терской группы войск Кавказского фронта, участвовал в операциях по ликвидации белых банд, после чего был введен в состав Бухарской группы Туркестанского фронта и с 12 декабря 1921 г. переименован в № 3 «Буденный».

    Не знаю почему, но советские историки и писатели, в течение 70 лет восхвалявшие героев Гражданской войны, обошли вниманием эту «бронепоезд-девицу». А с другой стороны, имя ее не замалчивалось. Так, в энциклопедии «Гражданская война и военная интервенция в СССР» ей уделено несколько строк.

    30 марта 1919 г. на рассвете бронепоезд «Офицер» прибыл на станцию Волынцево в составе бронеплощадки с 75-мм орудием, пулеметной площадки и бронепаровоза. Боевой частью командовал в этот день штабс-капитан Разумов-Петропавловский.

    Около полудня было получено донесение, что со стороны станции Хацепетовка показался красный бронепоезд. Разумов-Петропавловский немедленно двинул бронепоезд ему навстречу. Пройдя линию расположения белых, «Офицер» вошел в выемку. По выходе из нее был обнаружен бронепоезд красных, стоявший на дистанции около 1 версты впереди на открытой позиции под углом в 45°. Бронепоезд «Офицер» остановился и первым открыл огонь. Уже вторым снарядом был разбит цилиндр паровоза красных, а следующие четыре попадания в паровоз лишили возможности красный бронепоезд двигаться.

    Но тут открыли огонь четыре орудия красного бронепоезда. Однако головное орудие произвело лишь один выстрел, после чего его команда разбежалась. Второе орудие было разбито попаданием снаряда с «Офицера». Площадка воспламенилась, произошел взрыв, расчет этого орудия погиб в пламени. После этого остававшиеся еще на красном бронепоезде бойцы стали выскакивать из горящего состава. Бронепоезд «Офицер» расстреливал их пулеметным и картечным огнем. Лишь с четвертой бронеплощадки красного бронепоезда было сделано еще два выстрела. Но новым попаданием снаряда с «Офицера» и это орудие было выведено из строя. Под сильным огнем пехоты и артиллерии красных бронепоезд «Офицер» медленно подошел к горевшему бронепоезду противника, на котором продолжали взрываться снаряды, взял его на фаркоп и вывез из расположения красных. На станции Волынцево пожар на захваченном бронепоезде потушили, и «Офицер» вновь вышел на позицию к цепям белых войск.

    В этом бою на бронепоезде «Офицер» потерь не было. При стрельбе по красному бронепоезду израсходовано 30 снарядов, из них 21 дали попадания. Захваченный бронепоезд красных назывался «2-й Сибирский броневой поезд» и лишь за несколько дней до этого был переброшен в Донбасс с Царицынского фронта. Он состоял из четырех бронеплощадок, вооруженных четырьмя 3-дюймовыми пушками образца 1902 г. Головное и заднее орудия имели небольшой угол горизонтального наведения. Два орудия средних бронеплощадок свободно вращались на металлических дисках (вагонных колесах) и имели круговой обстрел. На вооружении советского бронепоезда было также 18 пулеметов, из которых 6 белые захватили в полной исправности. Снарядов было взято около 500. Паровоз был защищен сплошной броней, накладываемой сверху. На красном бронепоезде имелось электрическое освещение, водопровод для постоянной циркуляции воды в кожухах пулеметов и рупорная система передачи приказаний.

    22 апреля 1919 г. новый трофейный бронепоезд был введен в строй под названием «Слава Офицеру».

    В лихом 1919 году бронепоезда по несколько раз меняли своих хозяев. В мае 1919 г. в Северной Таврии бронепоезд «Роза Люксембург», оснащенный двумя 122-мм гаубицами, в тумане встретился в бронепоездом повстанцев атамана Григорьева. Поезда сошлись на 66–70 м. Первый же 122-мм снаряд красного бронепоезда поразил григорьевский бронепаровоз. Бандиты кинулись врассыпную. А бронепоезд «Роза Люксембург» прицепил к передней площадке трофейный бронепоезд и задним ходом пошел к станции Водопой.

    В начале июня 1919 г. бронепоезд «Роза Люксембург» был направлен в Крым. 12 июня в районе поселка Коктебель крейсер «Кагул» высадил отряд генерала Слащева. Другой отряд белых наступал со стороны Евпатории. В районе Мелитополя бронепоезд «Роза Люксембург» был окружен. По советским данным, сняв пушки и пулеметы, забрав боеприпасы и все необходимое имущество, красноармейцы взорвали состав бронепоезда. Выйдя из окружения, команда «Розы Люксембург» в июле 1919 г. в числе оставшихся 47 человек была направлена на бронепоезд «Память Иванова», названный в честь черноморского моряка?— командира бронепоезда № 8 Григория Иванова, в середине 1919 г. геройски погибшего в одном из боев за Украину и похороненного в Джанкое.

    Бронепоезд «Память Иванова» был построен рабочими Севастопольского морского ремонтного завода. Вооружение его составляли: одна 120/45-мм пушка, одна 102-мм пушка, одна 57-мм пушка и 17 станковых пулеметов.

    Видимо, был еще один бронепоезд «Роза Люксембург», который захватили белые еще 21 февраля 1919 г. у станции Константиновна. 2 марта две его бронеплощадки были прицеплены к бронепоезду «Офицер».

    В ночь с 7 на 8 (с 19 на 20) сентября бронепоезд «Офицер» под командованием полковника Лебедева в паре с бронепоездом «Единая Россия» двинулся к железнодорожной станции Курск. Ночью, починив железнодорожное полотно, они ворвались на станцию со стрельбой из орудий и пулеметов. Среди красных поднялась паника, команда их бронепоезда «Кронштадт» бежала, оставив матчасть в исправном состоянии. В состав легкого бронепоезда «Кронштадт» входили бронепа-ровоз и две бронеплощадки с четырьмя 76-мм пушками образца 1902 г. и 16 пулеметами. Белые бронепоезда без потерь с этим ценным трофеем отошли назад. Красные стали покидать город. Ускорил их отступление подход с востока дивизиона Черноморского конного полка.

    Взятие Орла было временем наибольшего успеха армии Деникина и одновременно переломом в ходе Гражданской войны. Затем «Офицер» вместе со всей армией с боями постепенно отходил на Кубань.

    До 27 февраля 1920 г. бронепоезд «Офицер» находился в Екатеринодаре для охраны Ставки и поезда главнокомандующего. 28 февраля он ушел вместе со Ставкой в Новороссийск, где и был брошен при эвакуации. Команда была перевезена морем в Крым. В марте команда бронепоезда состояла из 48 офицеров и 67 солдат.

    Позже другой бронепоезд, названный «Офицер», был сформирован в Крыму на базе бронепоезда «Слава Кубани».

    Очень большие проблемы возникают и с названиями бронепоездов. Так, в марте 1919 г. бронепоезда «Вперед за Родину» и «Орел» вместе с белыми частями были прижаты к г. Мариуполь. Команды обоих бронепоездов были приняты на пароход «Олимпиада» со снятыми с бронеплощадок орудиями и пулеметами. С «Вперед за Родину» сняли даже две бронебашни. Бронеплощадки «Орла» были сброшены в море. Пароход доставил команду бронепоезда «Вперед за Родину» в Ейск, а команду «Орла»?— в Новороссийск. Там и были сформированы два новых бронепоезда, получившие те же названия?— «Вперед за Родину» и «Орел».

    В начале 1920 г. новый бронепоезд «Вперед за Родину» вновь находился на участке Армавир?— Туапсе, ведя боевые действия с группировкой так называемых «зеленых». По прибытии бронепоезда «Генерал Корнилов», «Вперед за Родину» был отправлен на станцию Крымская, однако в момент его прибытия в Армавир 26 февраля станцию Кавказская заняли красные. Таким образом, путь на Крымскую был перерезан, и бронепоезд остался на Туапсинке.

    С 4 марта 1920 г. бронепоезд «Вперед за Родину» во главе колонны бронепоездов участвовал в успешном прорыве Добровольческой армией обороны «зеленых», разбирая завалы в туннелях. В составе той же колонны шли также бронепоезда «Степной», «Генерал Корнилов», «Генерал Дроздовский», «Атаманец» и «3-я Батарея морской тяжелой артиллерии».

    К 10 марта колонна бронепоездов прибыла в Туапсе. В дальнейшем Туапсинская группа бронепоездов, куда вошел также и «Вперед за Родину», обороняла Туапсе от наступающих из Армавира красных.

    Последний бой «Вперед за Родину» принял 24 марта 1920 г. на Туапсинке у станции Гойтх. После этого с бронепоезда были сняты 2 орудия и башни с бронеплощадок и погружены на пароход, куда перешла и часть команды бронепоезда. Оставшаяся часть состава еще 25 марта обороняла Туапсе, после чего площадки бронепоезда «Вперед за Родину», как и площадки остальных бронепоездов, были сброшены в море. Личный состав бронепоезда после эвакуации в Крым вошел в команду бронепоезда «Севастополец».

    В начале июля 1919 г. части Добровольческой армии предприняли наступление на Полтаву. Наступление велось вдоль двух железнодорожных линий: Харьков?— Полтава и Лозовая?— Полтава. В наступлении со стороны Харькова приняли участие легкие бронепоезда «Слава Офицеру», «Орел», «Генерал Дроздовский» и тяжелый бронепоезд «Иоанн Калита». Состоявший под командой капитана Харьковцева бронепоезд «Слава Офицеру» отправился на фронт, на Полтавское направление, 3 июля.

    В ночь с 6 на 7 июля началась подготовка к внезапному нападению на занятую красными станцию Коломак, примерно в 80 верстах к западу от Харькова. С наступлением темноты приступили к починке взорванного пути по направлению к неприятелю. По мере починки пути бронепоезд «Слава Офицеру» медленно продвигался к расположению красных. Командир бронепоезда капитан Харьковцев шел пешком впереди в сопровождении одного офицера и разведчиков, которые осматривали кусты. В полной тишине прошли первую будку, где никого не было. Не доходя до второй будки, пришлось залечь, так как сзади стали слышны гулкие удары молота, а со стороны близкой деревни лаяли собаки. Командир бронепоезда приказал окружить будку, выставил охранение и сам вошел в будку. Путевой сторож дал нужные сведения о состоянии железнодорожного пути до станции Коломак. Во время разговора выяснилось, что в той местности не хватает хлеба.

    На рассвете 7 июля бронепоезд «Слава Офицеру» прошел вторую будку и в полной тишине продолжал двигаться вперед. Когда стало совсем светло, бронепоезд миновал слободку с мельницей и подошел к полю ржи. Внезапно в этой ржи была открыта по бронепоезду ружейная стрельба залпами. Бронепоезд отвечал пулеметным огнем, но во ржи противника не было видно. Тогда поручик Белавенец вышел из бронепоезда с пулеметным взводом. Пулеметы быстро установили около полотна на сваленном вагоне и на деревянных щитах. После этого пулеметный огонь белых стал более результативным, и красные поспешно отошли. Пулеметный взвод вернулся на бронепоезд «Слава Офицеру», который снова медленно двинулся вперед.

    Вскоре был замечен идущий навстречу красный бронепоезд «Товарищ Егоров». Бронепоезд «Слава Офицеру» открыл частый огонь из своих трех орудий по бронепоезду и появившейся пехоте и артиллерии противника. Красные стали отходить к станции Коломак, и несколько эшелонов ушло с нее в сторону следующей станции Искровка.

    Поскольку остальные бронепоезда не подошли, «Слава Офицеру» отошел в расположение белых частей на станцию Водяная. Там были отцеплены две бронеплощадки с заклинившими орудиями. В результате в новый бой «Слава Офицеру» пошел с одной орудийной и одной пулеметной бронеплощадками. Навстречу ему двинулся бронепоезд «Товарищ Егоров».

    Огнем с белого бронепоезда «Товарищ Егоров» был подбит, двинулся назад и столкнулся со своим вспомогательным поездом. Часть команды бронепоезда «Слава Офицеру» выскочила из своих боевых площадок и атаковала боевой состав противника. После короткой схватки красные обратились в бегство. Командир красного бронепоезда был убит наповал выстрелом из револьвера. Бронепоезд «Слава Офицеру» подошел к боевому составу красного бронепоезда «Товарищ Егоров» и при громком «ура» команды взял его на фаркоп.

    На следующий день, 8 июля, бронепоезд «Слава Офицеру» вместе с трофейным бронепоездом был торжественно встречен в Харькове.

    Наиболее интересны, на мой взгляд, действия тяжелых бронепоездов белых.

    Начну с бронепоезда «Князь Пожарский», который был сформирован в Новороссийске в феврале 1919 г. Первым командиром стал капитан 1-го ранга Потемкин. В составе бронепоезда было четыре бронеплощадки: одна с б/45-дюймовой пушкой, две со 102/60-мм пушками и одна пулеметная. Любопытно, что основным источником пополнения запасов 102-мм снарядов служил боекомплект затопленных в 1918 г. в Новороссийске эсминцев. На фронт бронепоезд прибыл 15 марта 1919 г.

    Интересный случай использования тяжелого бронепоезда не по назначению произошел 4 апреля 1919 г. у станции Ясиноватая, где красные внезапно перешли в наступление. Часть бронеплощадок ремонтировалась, и «Пожарский» пошел в бой с одной бронеплощадкой со 102/60-мм пушкой и одной пулеметной бронеплощадкой. На станции «Пожарский» попал под артобстрел. Тогда капитан Харьковцев, временно командующий бронепоездом, приказал отцепить бронеплощадку со 102/60-мм пушкой, спрятав ее за станционными строениями. А сам с бронепаровозом и пулеметной площадкой атаковал красную пехоту. Там же, на станции, был и легкий бронепоезд «Белозерец», но он принимал снаряды и не мог принять участие в бою.

    «Пожарский» пулеметным огнем отогнал пехоту, но вскоре из выемки вынырнул красный бронепоезд. «Пожарский», преследуемые красным бронепоездом, был вынужден отойти к Ясиноватой. А у станции красный бронепоезд был встречен огнем 76-мм пушек «Белозерца» и 102-мм пушки «Пожарского». Получив повреждения, красный бронепоезд отошел полным ходом.

    По советским источникам в июле 1919 г. на линии Верховцево?— Екатеринослав красный тяжелый бронепоезд «Памяти Иванова» (1?— 120/45-мм пушка Кане; 1?— 102/60-мм пушка и 17 пулеметов) вел артиллерийскую дуэль с двумя тяжелыми бронепоездами белых «Князь Пожарский» и «Даешь Москву». «Памяти Иванова» якобы нанес «серьезные» повреждения «Пожарскому» и заставил отойти белые бронепоезда. Мне не удалось найти бронепоезд с названием «Даешь Москву» (это, видимо, плод фантазии краскомов), а «Пожарский» продолжал вести боевые действия на фронте. Сам же «Памяти Иванова» 17 августа 1919 г. был взорван между станциями Василькова и Колосовка.

    В апреле 1919 г. в Керчи был сформирован бронепоезд № 3. Этот бронепоезд 15 апреля под командованием капитана Сипягина прибыл на фронт к Ак-Монайской позиции.

    В конце апреля?— в начале мая бронепоезд № 3 был разделен на два легких и один тяжелый бронепоезд. Тяжелый бронепоезд получил название «Непобедимый», на его вооружении были две 102/60-мм пушки на станках с углом возвышения 20°.

    23 июля у станции Праново «Непобедимый» с дистанции 11 верст (11,7 км) подбил бронепоезд «Товарищ Раскольников». Снаряд попал в котел бронепаровоза и вызвал его взрыв. Команда бронепоезда бежала, а командир застрелился. Сам бронепоезд «Товарищ Раскольников» был уведен белыми и вступил в строй под названием «Генерал Шифнер-Маркевич».

    27 июля бронепоезда «Непобедимый» и «Генерал Шифнер-Маркевич» у станции Користовка вступили в бой с тремя красными бронепоездами. Дело кончилось захватом одного красного бронепоезда. Белые источники не уточняют его названия, а по красным?— 9 августа (27 июля по старому стилю) у станции Користовка погиб легкий бронепоезд «Имени Ворошилова» в составе бронепаровоза и трех бронеплощадок с четырьмя орудиями и 16-ю пулеметами.

    2–4 декабря 1919 г. бронепоезд «Непобедимый» обстреливал город Бердичев. В городе возникла паника, красные начали эвакуацию. Но у белых не было пехоты, и город взят не был.

    Тяжелый бронепоезд № 4 был сформирован в апреле 1919 г. в Новороссийске, бронеплощадки делались на заводе «Судосталь». Первым командиром бронепоезда № 4 стал полковник Баркалов. Первоначально бронепоезд имел 1–6/45-дюймовую пушку Кане и 1?— 127-мм английскую пушку. Позже бронепоезд № 4 был переименован в «Грозный», а 127-мм пушка заменена 6/45-дюймовой пушкой системы Кане.

    Тяжелый бронепоезд «Грозный» с мая по декабрь успешно действовал в Донбассе и на востоке Украины.

    16 декабря 1919 г. у станции Горловка красные пустили навстречу «Грозному» паровоз-брандер. При столкновении бронепаровоз «Грозного» встал на дыбы. Команда бронепоезда привела орудия в негодность и отступила на юг пешим порядком.

    Тяжелый бронепоезд «Иван Калита» был сформирован в феврале 1919 г. в Новороссийске. Первым командиром его стал полковник Зеленецкий. Первоначально бронепоезд состоял из трех орудийных бронеплощадок (2–6/45-дюймовые пушки Кане, 1 — 107-мм пушка образца 1910 г.), одной пулеметной бронеплощадки и вагона-погреба для 6-дюймовых снарядов. Боевые действия в Донбассе бронепоезд начал с 15 марта 1919 г.

    10 мая 1919 г. у станции Ханжонково (Донбасс) «Иван Калита» подбил красный бронепоезд «Карл Маркс» и повредил путь впереди него. В итоге «Карл Маркс» был захвачен пехотой белых.[61]

    В мае-июле «Иван Калита» вел боевые действия в районе Царицына в составе Кавказской армии. «Иван Калита» успешно противодействовал нападениям легких красных флотилий.

    К 20 июля «Иван Калита» вернулся в Добровольческую армию. К атому времени в его составе было 3 пушечных бронеплощадки (2–6/45-дюймовые пушки и 1?— 107-мм пушка образца 1910 г.) и одна пулеметная (6 пулеметов). Причем обычно «Калита» шел в бой с одной 6/45-дюймовой и одной 107-мм пушкой, на следующий день происходила замена бронеплощадки с 6/45-дюймовой пушкой.

    1 августа 1919 г. легкий бронепоезд «Офицер» и тяжелый бронепоезд «Иван Калита» двинулись в глубокий рейд по тылам красных, отошли от линии фронта на 45 верст и захватили три железнодорожные станции. При этом на станции Ржава было захвачено несколько эшелонов с боеприпасами и другими грузами. Наиболее ценные вагоны были прицеплены к поезду-базе «Офицера» и уведены, а остальные преданы огню.

    5 ноября 1919 г. белые вынуждены были оставить г. Курск. Три легких бронепоезда («Офицер», «Генерал Дроздовский» и «Москва») и один тяжелый бронепоезд «Иван Калита» решили пробиться ко Льгову. Прорыв не удался?— красные взорвали железнодорожный мост на пути бронепоездов. Попытки белых восстановить мост успеха не имели, и было «принято решение взорвать бронепоезда». По данным белых, 6 ноября в 4 часа утра «команды бронепоездов сняли прицелы и замки орудий, а также пулеметы, и оставили боевые составы…приступили к взрыву боевых составов. Бронеплощадка бронепоезда „Офицер“ была разрушена до основания». На самом деле, по отчетам красного командования, были захвачены белые бронепоезда:

    1) «Офицер» с одним бронепаровозом и одной разбитой бронеплощадкой;

    2) «Генерал Дроздовский» с бронепаровозом, тремя бронеплощадками и двумя орудиями. Из них красные сформировали бронепоезд № 73;

    3) «Москва» с бронепаровозом, две бронеплощадки с двумя орудиями, в которых красные признали свои, с захваченного белыми бронепоезда «Кронштадт». Из матчасти «Москвы» красные сформировали бронепоезд № 57;

    4) «Иван Калита»?— два броневагона и одна полубронированная площадка (1–6/45-дюймовая и 1 — 107-мм пушки). Из них красные сформировали бронепоезд № 40.

    Как видим, господа офицеры врали не хуже краскомов и комиссаров. Явно, подрыва бронеплощадок не было, кроме одной «офицерской», и, судя по всему, снятие прицелов и замков орудий?— туфта, поскольку красные сразу же ввели в строй всю матчасть трех бронепоездов.

    Тем не менее история тяжелого бронепоезда «Иван Калита» на этом не закончилась. В тылу оказалась одна бронеплощадка с 6/45-дюймовой пушкой. Да и команда бронепоезда спаслась почти в полном составе. В результате был заново сформирован тяжелый бронепоезд «Иван Калита», в составе которого были новые бронепаровоз и бронеплощадка со 107-мм пушкой 1910 г., а также бронеплощадка с 6/45-дюймовой пушкой от погибшего бронепоезда.

    Любопытна судьба одной из бронеплощадок тяжелого бронепоезда «На Москву», оборудованного в 1919 г. в Новороссийске на заводе «Судосталь». Бронепоезд «На Москву» отличился в боях за Курск 27–30 октября (9–12 ноября) 1919 г. В ночь с 12 на 13 марта 1920 г. он был брошен командой при эвакуации Новороссийска. Его бронеплощадка со 152/45-мм пушками Кане была включена в состав красного бронепоезда, которым командовал Чуркин. Этот Чуркин погиб в октябре 1920 г. в бою у станции Синельниково, после чего бронепоезд получил название «Атаман Чуркин».

    В 1927 г. бронеплощадку «Атамана Чуркина» отправили на завод «Большевик». Бронеплощадка со 152/45-мм пушкой была капитально отремонтирована с заменой тела орудия. По образцу этой бронеплощадки на заводе построили две новые бронеплощадки. В 1929 г. все три бронеплощадки прошли отстрел на полигоне Ржевка. Из них сформировали отдельную б-дюймовую батарею (позже Батарея № 2). В декабре 1931 г. батарея была переведена своим ходом во Владивосток. В 1947 г. батарею перевооружили более современными артсистемами: 130/50-мм Б-13–2с Таким образом, деникинская бронеплощадка была на службе не менее 40 лет.

    Глава 3. Финал войны на рельсах

    К осени 1920 г. все уцелевшие части Белой армии были сосредоточены в Крыму. Советское руководство решило любой ценой покончить до зимы с последним очагом Гражданской войны.

    Генерал Врангель, осмотрев 30 октября 1920 г. Перекопские позиции, самодовольно заявил находившимся при нем иностранным представителям: «Многое сделано, многое предстоит еще сделать, но Крым и ныне уже для врага неприступен».[62]

    Общая численность армии Врангеля, оборонявшей Крым, составляла примерно 70–75 тыс. человек, свыше 200 орудий (из которых было много тяжелых, особенно морских), 6 бронепоездов, до 24 бронемашин и 12 танков. Следует заметить, что и среди орудий, защищавших Перекоп, было несколько десятков тяжелых крепостных и корабельных орудий калибра 280, 254, 203 и 152 мм.

    В принципе Врангель был прав, с такими силами вполне можно было удержать Крым. Тем более что тяжелой артиллерии у красных практически не было.

    Среди причин успеха Красной Армии в Крыму следует отметить ряд безграмотных действий Врангеля и его генералов. Прежде всего, это отстранение талантливого генерала Слащева, который много раз громил многократно превосходившие силы красных.

    Позиции белых на Литовском полуострове к началу штурма не были закончены.

    Без особых проблем белые могли снять дополнительно десятки тяжелых орудий с береговых батарей Севастопольской крепости и с кораблей и установить их на перешейке. Наконец, следовало многочисленные и хорошо вооруженные суда Азовской флотилии подвести как можно ближе к Арабатской стрелке и посадить на мель, сделав из них стационарные батареи.

    Но все это не делалось из-за того, что Врангель готовил корабли к эвакуации. Мало того, он заранее задумал продать Черноморский военный и торговый флот Франции и, естественно, хотел, чтобы корабли имели «товарный вид». В результате ни одной пушки с кораблей снято не было. Малокомпетентный барон не понимал, что французам нужны были не 6 лет неремонтируемые боевые корабли, они сами в 1918–1920 гг. пустили на металл десятки своих линкоров и крейсеров. Лакомым куском был торговый флот России, а также вспомогательные суда военного флота.

    Главной же причиной прорыва красных через перешеек было «чемоданное» настроение белых частей. После локального прорыва красных все бросились бежать к кораблям.

    К 1914 г. в Крым вела только одна железнодорожная линия Сальково?— Джанкой, проходившая через Чонгарский полуостров и Сиваш. В 1916 г. была введена в строй линия Сарабуз?— Евпатория. А в 1920 г. белые достроили ветку Джанкой?— Армянск, чтобы иметь возможность доставлять технику и войска к Перекопу. Понятно, что этого было мало. Следовало построить несколько рокардных железных дорог вблизи перешейка для переброски войск и действий бронепоездов.

    К октябрю 1920 г. красные у Перекопа имели 17 бронепоездов, но использовали часть их. Бронепоезда курсировали в районе станции Сальково, благо мост через Сиваш был белыми взорван, а пути разобраны. Так что бронепоездам красных так и не удалось ворваться в Крым.

    Тем не менее тяжелые бронепоезда красных оказали существенную поддержку частям, наступавшим на Чонгарском полуострове. Самым мощным бронепоездом красных был бронепоезд № 84, построенный в конце 1919 г. — начале 1920 г. в Сормово. В его состав входили две бронеплощадки с 203-мм корабельными пушками, созданные на базе 16-осной и 12-осной платформ. Активно действовал и бронепоезд № 4 «Коммунар», в составе которого было 4 бронеплощадки. На одной из них стояла 152-мм гаубица, а на других?— по одной 107-мм пушке образца 1910 г. (Сх. 58, 59,60).


    Схема 58. Бронепаровоз Сормовского завода


    Схема 59. Бронеплощадка ударных бронепоездов постройки Сормовского завода


    Схема 60. Бронеплощадка бронепоезда № 4 «Коммунар»


    Гораздо активнее действовали белые бронепоезда. Легкий бронепоезд «Святой Георгий Победоносец» (сформирован 27 июля 1919 г. в Екатеринодаре) с 12 по 26 октября 1920 г. находился на Юшуньской ветке (линия Джанкой?— Армянок). Бронепоезд «Дмитрий Донской» прибыл 26 октября к Юшуньской позиции под командой полковника Подопригора и вел бой против наступавших красных совместно с частями Марковской и Дроздовской дивизий.

    На рассвете 27 октября бронепоезд «Святой Георгий Победоносец» отошел к Армянску, севернее Юшуни, уже занятому красными. Там он оказался среди наступающих частей красной кавалерии. Кавалеристы, поддержанные артиллерийским огнем и бронеавтомобилями, атаковали бронепоезд несколькими лавами и окружили его. Бронепоезд поражал наступавших артиллерийским и пулеметным огнем в упор. Красноармейцы несли большие потери, но не прекращали атак. Конный разъезд красных попытался взорвать железнодорожное полотно на пути отхода бронепоезда, но пулеметным огнем с бронепоезда был уничтожен. В это время «Святой Георгий Победоносец» попал под обстрел 3-дюймовой советской батареи. В результате попадания снаряда был поврежден котел паровоза и контужены офицер и механик.

    С затухающим паровозом бронепоезд медленно двигался назад, не прекращая боя с батареей и конницей красных. На северных стрелках разъезда подбитый паровоз затух. До наступления темноты бронепоезд, не имея возможности маневрировать, все-таки отбрасывал своим огнем нападавшего противника. Вечером подошел исправный паровоз и отвел боевой состав бронепоезда на станцию Юшунь.

    Во время боя 27 октября на бронепоезде «Дмитрий Донской» было разбито головное орудие, ранен один офицер и убит один вольноопределяющийся.

    28 октября бронепоезд «Святой Георгий Победоносец» вышел на позицию с небронированным паровозом. Красные наступали большими силами, заняв 2 линии окопов и преследуя отступавшие белые части. Бронепоезд внезапно врезался в густые цепи красных и расстреливал их пулеметным и картечным огнем с дистанции до 50 шагов. Красные осыпали белый бронепоезд пулями и с небывалым упорством бросались на него в атаку, но, понеся огромные потери, начали отходить, а «Святой Георгий Победоносец» преследовал их. Это позволило пехоте белых перейти в контратаку.

    Между тем продвинувшийся вперед бронепоезд был снова атакован свежими силами пехоты. Цепь красных залегла у железнодорожного полотна. На бронепоезде были ранены 4 солдата и механик и перебит единственный исправный на паровозе инжектор, в результате чего подача воды в котел прекратилась. Но бронепоезд все же отбросил своим огнем цепи красных, нанеся им большие потери. После прибытия белого бронеавтомобиля «Гундоровец» «Святому Георгию Победоносцу» удалось отойти с потухающим паровозом на станцию Юшунь.

    Между тем командованию белых стало известно, что красные готовят вторжение в Крым других своих войск с северо-востока, вдоль главной линии железной дороги, проложенной по дамбе близ станции Сиваш. Тяжелый бронепоезд «Единая Россия» (новый, построенный в Крыму) находился 28 октября у Сивашского моста на участке 134-го пехотного Феодосийского полка и вел перестрелку с частями красных.

    Легкий бронепоезд «Офицер» (новый) прибыл утром 28 октября на узловую станцию Джанкой. По приказанию начальника штаба 1-го корпуса он пошел оттуда на станцию Тага-наш, примерно в 20 верстах от станции Джанкой, для участия в обороне Сивашских позиций.

    29 октября в 9 часов утра «Офицер» вышел на Сивашскую дамбу в составе одной бронеплощадки с двумя 3-дюймовыми пушками, одной площадки с 75-мм пушкой и небронированного паровоза. Несмотря на огонь стоявших в укрытии на противоположном берегу батарей красных, «Офицер» двинулся к мосту. Когда бронепоезд был в 320 м от моста, под его второй предохранительной площадкой взорвался фугас. Взрывом был вырван кусок рельса длиной около 60 см. По инерции через взорванное место прошла одна бронеплощадка и тендер паровоза. Остановившийся бронепоезд картечью и пулеметным огнем частью перебил, частью разогнал красных, находившихся у взорванного моста. Затем «Офицер» открыл огонь по позициям артиллерии красных, продолжавшей его обстреливать.

    Несмотря на поврежденные пути, «Офицеру» удалось вернуться к своим окопам. Там он оставался до часу дня, маневрируя под огнем орудий противника. После этого по приказанию начальника группы бронепоездов полковника Лебедева «Офицер» отошел на станцию Таганаш.

    В это время части красных прорвались по Чонгарскому полуострову и вели наступление с востока, в обход станции Таганаш. Бронепоезд «Офицер» обстреливал их колонны, наступавшие со стороны селения Абазкирк. Огнем белых бронепоездов (в том числе и тяжелого бронепоезда «Единая Россия»), а также позиционной и полевой артиллерии, красные, атаковавшие большими силами, были к вечеру остановлены южнее селения Тюп-Джанкой. До темноты бронепоезд «Офицер» оставался на станции Таганаш.

    Вечером 29 октября «Офицер» снова пошел на Сивашскую дамбу, но вскоре вернулся назад и встретился с бронепоездом «Единая Россия». Затем оба бронепоезда двинулись к дамбе; «Единая Россия» шел позади «Офицера» на расстоянии чуть более 200 м. Не доезжая метров 500 до линии передовых окопов белых, капитан Лабович остановил бронепоезд «Офицер», так как получил предупреждение от проходившего в это время по полотну железной дороги офицера Феодосийского полка, что красные, по-видимому, готовятся подорвать путь, так как были слышны удары кирки по рельсам. «Офицер» стал медленно отходить, чтобы обнаружить место подкопа.

    Внезапно сзади раздался взрыв. Взрыв произошел под предохранительными площадками следовавшего сзади бронепоезда «Единая Россия». Две предохранительные площадки взлетели в воздух. «Единая Россия» был отброшен назад по рельсам на расстояние около полуверсты. В образовавшуюся от взрыва яму провалилась задняя площадка с 7 5-мм пушкой бронепоезда «Офицер», который не успел затормозить. «Офицер» остановился. Тогда, при полной темноте, красные открыли огонь из семи пулеметов, стоявших в основном с левой стороны железнодорожного полотна.

    Бронепоезд «Единая Россия» открыл ответный огонь. На бронепоезде «Офицер» два орудия не могли стрелять: задняя 75-мм пушка не могла стрелять из-за наклонного положения боевой площадки, провалившейся в яму, а у средней 3-дюймовой пушки не было достаточного количество номеров расчета. Таким образом, «Офицер» открыл огонь только из одного головного 3-дюймового орудия и всех пулеметов.

    Через несколько минут красные, а это были бойцы 264-го полка 30-й дивизии, пошли в атаку на бронепоезда. С криками «ура» они стали забрасывать гранатами бронеплощадки «Офицера». Однако там команда уже бежала на бронепоезд «Единая Россия», который отправился в тыл на станцию Таганаш.

    В тот же день, 29 октября, с 7 часов утра находившиеся на Юшуньской ветке бронепоезда «Дмитрий Донской» и «Святой Георгий Победоносец» вступили в бой с наступающими советскими частями и сдерживали продвижение противника со стороны Карповой Балки. Около полудня бронепоезд «Дмитрий Донской» был подбит. Его бронеплощадки получили настолько серьезные повреждения, что бронепоезд не мог продолжать боя и отошел в сторону узловой станции Джанкой.

    Бронепоезд «Святой Георгий Победоносец» остался один. Однако ему удалось сдерживать наступление частей красных до тех пор, пока отступавшие войска белых не вышли на большую Симферопольскую дорогу. Затем «Святой Георгий Победоносец» отошел на станцию Юшунь и оттуда отражал атаки красной конницы, которая пыталась начать преследование белых частей.

    При отходе бронепоезда «Святой Георгий Победоносец» сошла с рельс одна его предохранительная площадка. Поздно вечером примерно в 2 верстах от узловой станции Джанкой произошло столкновение составов бронепоездов «Святой Георгий Победоносец» и «Дмитрий Донской». Бронеплощадки при этом не пострадали, а сошли с рельс лишь вагон резерва бронепоезда «Святой Георгий Победоносец» и 3 вагона-мастерские, которые были прицеплены к бронепоезду «Дмитрий Донской».

    Видимо, в ту же ночь бронепоезд «Иоанн Калита»[63] прошел через станцию Джанкой на Керчь, имея задачей прикрывать отход в сторону Керчи частей Донского корпуса.

    Утром 30 октября бронепоезд «Святой Георгий Победоносец», присоединив к себе одну боевую площадку бронепоезда «Единая Россия», двинулся вместе с резервом со станции Джанкой в сторону Симферополя. Примерно в 5 верстах к югу от Джанкоя состав резерва бронепоезда был брошен, так как оказалось, что его паровоз не успел получить снабжения.

    Бронепоезд «Единая Россия» оставил станцию Таганаш последним. Когда «Единая Россия» подошел к станции Джанкой, ему пришлось остановиться и ждать починки поврежденного пути. «Единая Россия» двинулся дальше, когда уже часть города Джанкой была занята красными. На разъезде к югу от станции Джанкой бронепоезда «Святой Георгий Победоносец» и «Единая Россия» соединились и пошли дальше соединенным составом.

    Около 2 часов дня 30 октября бронепоезда подошли к станции Курман-Кемельчи, что в 25 верстах к югу от станции Джанкой. В это время неожиданно появилась красная конница, которая шла со стороны Юшуньских позиций в обход отступающих войск белых. Соединенные белые бронепоезда открыли огонь по наступавшей коннице, отбросили ее и дали возможность частям белых в порядке отходить дальше.

    При дальнейшем движении к Симферополю соединенным бронепоездам белых преградило путь препятствие из наваленных на рельсы камней и шпал. По бронепоездам открыла огонь четырехорудийная батарея красных, а их конница находилась в тысяче шагов от железнодорожного пути.

    Красные кавалеристы двинулись в атаку на белые бронепоезда, но были отброшены с большими потерями. При дальнейшем отходе командам белых бронепоездов приходилось несколько раз расчищать путь от шпал и камней, которые красные успевали набрасывать, чтобы вызвать крушение. К ночи на станцию Симферополь прибыли бронепоезд «Дмитрий Донской» и состав резерва бронепоезда «Офицер». Позднее в Симферополь пришли соединенные бронепоезда «Святой Георгий Победоносец» и «Единая Россия».

    В 11 часов 31 октября бронепоезд «Святой Георгий Победоносец» отошел со станции Симферополь последним. По прибытии на станцию Бахчисарай был спущен на ее северных стрелках паровоз. Затем по приказанию командующего 1-й армией генерала Кутепова был взорван железнодорожный мост через реку Альму и сожжен мост на шоссе. Ночью было получено приказание отходить в Севастополь для погрузки на суда.

    На рассвете 31 октября бронепоезд «Дмитрий Донской» и состав резерва бронепоезда «Офицер» подошли к станции Севастополь и остановились близ первых пристаней. Дальше двигаться было нельзя, так как на повороте сошла с рельс боевая площадка «Дмитрия Донского», и требовалась починка пути.

    Между тем были получены сведения, что у соседней пристани уже производится погрузка войск на пароход «Саратов». На этот пароход была принята команда бронепоезда «Грозный», которая перед посадкой привела в негодность только что полученные из ремонта орудия и сбросила в море замки.

    Около 9 часов утра 1 ноября бронепоезда «Святой Георгий Победоносец» и «Единая Россия» дошли до Севастополя, в район Килен-бухты. По пути была испорчена материальная часть на бронеплощадках. Около 10 часов было произведено крушение для того, чтобы составы бронепоездов не достались в целом виде красным. Боевые составы бронепоездов «Святой Георгий Победоносец» и «Единая Россия» были пущены возможно быстрым ходом навстречу друг другу.

    Команда бронепоезда «Святой Георгий Победоносец» с шестью пулеметами погрузилась на пароход «Бештау». Команда бронепоезда «Единая Россия», прибывшая на боевой части, была также погружена на пароход «Бештау». Часть команды, находившуюся в составе резерва, погрузили раньше на пароход «Херсон».

    Тяжелый бронепоезд «Иоанн Калита» прибыл 1 ноября в Керчь, прикрывая шедшую в арьергарде Донского корпуса бригаду под командой генерала Фицхелаурова. Так как не было разрешено взорвать боевой состав бронепоезда, то его матчасть была приведена в негодность без взрыва. В ночь на 2 ноября команда бронепоезда «Иоанн Калита» была погружена на плавсредство «Маяк номер 5-й».

    Бронепоезд «Дмитрий Донской» прибыл 2 ноября в Керчь, где уже находился легкий бронепоезд «Волк». Команды этих двух бронепоездов сняли замки с орудий и испортили матчасть на боевых площадках, после чего погрузились на суда.

    В завершение хочется рассказать еще о двух эпизодах Гражданской войны. Так, бронепоезд № 10 «Роза Люксембург» (новый), действовавший в составе Туркестанского фронта, 28 августа 1920 г. подошел к крепости Керкеме и открыл огонь. Не прошло и получаса, как «халатники» капитулировали.

    Во время проведения операции по захвату Бухары (29 августа?— 2 сентября 1920 г.) в составе Туркестанского фронта действовало пять красных бронепоездов. Из них особо отличился бронепоезд № 28, вооруженный тяжелыми корабельными орудиями. За что бронепоезд № 28 и был награжден почетным Красным Знаменем.

    Еще более лихо действовали бронепоезда в Бакинской операции 28 апреля?— 1 мая 1920 г. 26 апреля отряд в составе легких бронепоездов № 61 «III Интернационал», № 209 «Красная Астрахань» и тяжелых (с корабельными пушками) № 55 «Красный Дагестан»[64] и № 65 «Тимофей Ульянцев» собрался у разъезда Самур (район Белиджи) на границе опереточной Азербайджанской республики, созданной мусаватистами (Сх. 61).


    Схема 61. Бронеплощадка бронепоезда «III Интернационал»


    Серго Орджоникидзе 25 апреля 1920 г. отдал приказ командующему 11-й армией 27 апреля «перейти границу Азербайджанской республики и стремительным наступлением овт ладеть территорией Бакинской губернии». Всю операцию предполагалось закончить в пятидневный срок.

    Приказ командования фронтом по войскам 11-й армии о наступлении гласил: «Объединив командование бронепоездами, 27 апреля перейти в наступление и самым решлтельным и смелым налетом в кратчайший срок ворваться в Бакинский район, парализовав, таким образом, попытки Азербайджанского правительства к сопротивлению, уничтожению нефтяных запасов и промыслов; …необходимо… отнять у союзной буржуазии всего мира ее последний оплот».

    Рано утром 27 апреля на поезда погрузили десант в составе двух стрелковых рот, а также руководителей компартии Азербайджана А. И. Микояна, Г. М. Мусабекова и Г. П. Джалебекова. В 10 час. 05 мин. бронепоезда двинулись в путь.

    Бронепоезда без боя пересекли границу и проехали через Самурский мост. Мусаватисты даже побоялись открыть огонь, лишь сообщили начальству по телефону на станции Ялама. При подходе к Яламе противник пустил паровоз-брандер навстречу красным бронепоездам. Но огнем головного бронепоезда брандер был разбит, а десантная группа сбросила его остатки с путей.

    На станции Ялама трофеями красных стали гаубичная батарея и 500 пленных. В районе станции Худат навстречу красным выдвинулись два мусаватистских бронепоезда, но после короткой артиллерийской дуэли они ретировались. На станции Худат красные бронепоезда захватили пять артиллерийских батарей.

    Наконец бронепоезда достигли узловой железнодорожной станции Баладжары. Оттуда 2 бронепоезда были отправлены в сторону Елизаветполя,[65] а 2 других пошли на Баку. Рано утром 2 красных бронепоезда ворвались в Баку. Мусаватистская армия капитулировала перед двумя нашими бронепоездами. Эшелон с лидерами мусаватистов и иностранными дипломатами был задержан на пути в Елизаветполь. (Сх. 62)


    Схема 62. Схема действий бронепоездов 11-й армии при захвате Баку


    Лишь 29 апреля к Баку подошла красная конница, а 1 мая?— корабли Волжско-Каспийской флотилии. Замечу, что при первом известии о приходе бронепоездов в Баку команды мусаватистского флота, стоявшего в Бакинском порту, разбежались кто куда.

    Как жаль, что до сих пор не написана история действий бронепоездов в Гражданской войне. Кстати, и настоящей истории этой войны тоже нет.

    С другой стороны, грустно писать о Гражданской войне, где нельзя сказать «наш бронепоезд». И те, и те были нашими, друг в друга стреляли русские люди. Жирные коты?— Рябушинские, Манусы, Парамоны Корзухины, тараканьи цари Артур Артурычи не горели в бронепоездах, равно как и Троцкие, Раскольниковы, разные там Ляльки Рейснеры и Яши Блюмкины. Да разве знали тогда офицеры-патриоты, что не пройдет и четверти века, как вся гоп-компания от Троцкого до Блюмкина станет «врагами народа», а большинство названий белых бронепоездов окажется на бортах красных бронепоездов и крейсеров: «Пожарский», «Минин», «Илья Муромец», «Суворов», «Грозный»…

    Господа офицеры дрались за Единую и Неделимую, а их вожди Юденич и Врангель продавали русские земли и русский флот. Красные же шли в бой под лозунгом «Даешь Мировую революцию», но позже построили сильнейшую в мире империю.


    Примечания:



    5

    Обычно его называют Артиллерийским музеем.



    6

    До 1921 г. все даты приведены по старому стилю.



    56

    Во время тяжелой болезни Николая II генерал Куропаткин составил заговор с целью возведения на престол старшей дочери царя при регентстве Александры Федоровны в обход законного наследника Михаила Александровича. Витте отказался участвовать в заговоре.



    57

    Китайское тайное общество «Большие кулаки».



    58

    В 20-е?— 40-е годы XX века в Китае слово «милитарист» имело несколько иное значение, чем теперь у нас. Это был генерал, почти независимо от центрального правительства управлявший большой китайской провинцией.



    59

    Может кого и покоробить, что я ставлю красных и белых командиров на одну ступень. Но, работая в архивах, я убедился, что господа офицеры более или менее хорошо разбирались в трехдюймовках, но остальные артсистемы для них были «темным лесом».



    60

    Дороговоз И. Г. Крепости на колесах. История бронепоездов, Минск: Харвест, 2002. С. 64–65.



    61

    Любопытно, что по советским данным бронепоезд № 5 «Карл Маркс» в составе бронепаровоза и трех бронеплощадок с четырьмя орудиями взорван командой 14 августа 1919 г. на станции Терновка. Но, видимо, это был другой бронепоезд.



    62

    Датюк Н. Штурм Перекопа. М.: 1939. С. 39.



    63

    Старый бронепоезд «Иоанн Калита» был брошен 12 марта 1920 г. На его базе был сформирован красный бронепоезд № 40. Новый бронепоезд «Иоанн Калита» был сформирован в начале лета 1920 г. в Крыму на базе 2-й батареи 1-го дивизиона тяжелой артиллерии.



    64

    По другим источникам бронепоезд № 55 назывался «Дагестанец».



    65

    Город Елизаветполь был основан русскими в 1804 г., а в 1918 г. переименован мусаватистами в Гянджу, а в 1935 г. большевиками в Кировобад.









    Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

    Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.