Самым же важным фактором поражения, на мой взгляд, стало столкновение отмобилизованной воевавшей армии с неотмобилизованной и не воевавшей 20 лет армией. Финская война и ввод войск на территорию Польши в сентябре 1939 г. в силу своей специфики в счет не идут. Войска же, участвовавшие в боях с японцами на Халхин-Голе, в основном так и остались на Дальнем Востоке. Германская же армия менее чем за два года победным маршем прошла по всей Европе от Бреста на Буге до Бреста на берегах Атлантики и от Нарвика до Крита. Был накоплен огромный опыт боевых действий, у противника захвачены тысячи танков, самолетов и артиллерийских орудий. Заводы всей континентальной Европы работали на вермахт.

О танковых и воздушных боях 1941 г. писалось много, я же хочу несколько слов сказать о количественном и качественном соотношении сил в артиллерии сторон — артиллерийском векторе.

К началу войны артиллерия сухопутных частей РККА имела такой состав:

Полковая и дивизионная артиллерия

45-мм противотанковые пушки 14 937

Это официальные данные, и они не полностью отражают состав артиллерийского вооружения СССР. Так, к примеру, 210-мм пушек Бр-17, сделанных по образцу 21-см пушки фирмы «Шкода», было 9, из которых 3 находились на полигоне и заводе, а 6 входили в отдельный пушечный дивизион особой мощности. Но ни снарядов, ни таблиц стрельбы к ним не было. Эти шесть 210-мм пушек стали боеспособны лишь к концу 1944 г.

В таблицу не вошли 127 полевых пушек М-60, изготовленных в 1940—1941 гг.

Соответственно в таблицу не вошли сотни принадлежавших флоту орудий береговой артиллерии; 1698 орудий (калибра 45—152 мм) сорока девяти укрепленных районов, 138 орудий на бронепоездах (калибра 76—107 мм) и др.

Кстати, среди перечисленных орудий есть только две пушки конструкции Грабина — Ф-22 и УСВ, которые вместе составляли 47% общего числа дивизионных пушек.

Ахиллесовой пятой нашей артиллерии оставались средства тяги. Германская артиллерия была моторизована почти полностью, а у нас большая часть орудий была на конной тяге. Что касается механизированных средств, то численность, состав и качественное состояние тракторного парка советской артиллерии на 1 января 1941 г. приведены в табл. № 3.

Онлайн библиотека PLAM.RU




Артиллерийский вектор поражения РККА в 1941 г.


Грабин в отличие от многих мемуаристов не выставлял себя провидцем, знавшем заранее о начале войны. Он, как и подавляющее большинство советских людей, чувствовал напряжение на западной границе, но нападение Германии стало для него неожиданностью. Василий Гаврилович писал:

«У меня оказался свободным целый день — воскресенье 22 июня. Погода выдалась на славу, тянуло за город. В Москву приехал я не один. Со мной была жена. Посоветовавшись, решили заехать в продовольственный магазин и махнуть куда-нибудь в лес, на речку, благо поезд на Ленинград отправлялся около полуночи. На ходу шофер включил радио. Едва подъехали к Столешникову переулку, где разрешалась стоянка легковых машин, из приемника послышались позывные.

— Говорит Москва, говорит Москва... Слушайте важное сообщение... — с какой-то необычной интонацией объявил диктор.

“Что это такое важное, что обязательно надо передавать в воскресенье?” — подумал я.

И тут зазвучал взволнованный и несколько подавленный голос Молотова:

— Граждане и гражданки Советского Союза! Советское правительство и его глава товарищ Сталин поручили мне сделать следующее заявление: сегодня, в четыре часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну, атаковали нашу границу...

Я велел шоферу ехать в Наркомат вооружения... Там было многолюдно. Удивительно, как все успели так быстро собраться! В длинном коридоре толпились, переговариваясь, начальники отделов. Я прошел в кабинет наркома. Там были и все его заместители.

Сам нарком, Д.Ф. Устинов, незадолго до этого дня назначенный на место смещенного с должности и арестованного Б.Л. Ванникова, бледный, полуодетый (он ночевал в кабинете после закончившейся глубокой ночью, как было принято в то время, работы), сидел за столом, закрыв лицо руками и растерянно повторял:

— Что же делать? Что же теперь делать?

Все присутствующие молчали.

Это было очень тяжелое зрелище. Я подошел к нему и тронул за плечо:

— Дмитрий Федорович, откройте сейф, там мобилизационные планы...

Когда планы были извлечены, все вместе начали составлять список пушек, производство которых следовало срочно восстановить или расширить. Этот список был оформлен как приказ Наркомата вооружения.

Пока мы работали, в кабинет наркома, как всегда с шумом, вошел Кулик. Все ждали, что скажет маршал. Обернувшись ко мне, он во всеуслышание объявил:

— Ваши пушки громят немецкие танки. За неполный сегодняшний день подбили около шестисот танков. — Затем обратился к присутствующим: — Давайте больше пушек, пулеметов, винтовок и боеприпасов!..»*

Пушки Грабина действительно громили немецкие танки, но в целом положение Красной Армии было катастрофично.

Поражения РККА в 1941 г. до смерти Сталина объяснялись у нас исключительно внезапностью нападения. Со времени XX съезда КПСС стало модно во всем винить Сталина, Берия, Жданова. На самом деле ответственность за поражения в первую очередь несет руководство РККА. В Генштабе не были сделаны должные выводы из кампании на Западном фронте летом 1940 г. Квалификация офицеров и генералов в РККА была ниже, чем в вермахте, а уровень подготовки рядового состава явно несопоставим. Можно ли сравнить казаха или туркмена, едва-едва понимающего русский язык, с немецким парнем, окончившим среднюю школу и прошедшим военную и спортивную подготовку? Наши военные историки и так и сяк вертят данные по числу самолетов и танков в РККА и вермахте, но почему-то никто не приводит уровень грамотности личного состава этих армий. Каюсь, я этих данных и сам не нашел. Но, по данным Большой Советской Энциклопедии, с 1918 по 1941 г. в СССР среднее образование получили 3829 тыс. человек. Если не считать женщин, умерших и негодных к военной службе мужчин, то среди военнослужащих к 22 июня 1941 г. было не более 1,5 млн человек со средним образованием. Нельзя отрицать, что Советское правительство сделало очень многое. Так, в 1913 г. среди рядового состава русской армии было 1480 человек со средним образованием. А всего грамотных в армии было 604 тыс. человек, малограмотных — 302 тыс., а неграмотных — 353 тыс. человек. Так что качественный скачок в грамотности за первые двадцать лет советской власти налицо, но, увы, мы по-прежнему здорово отставали в этом плане от Германии.

* Грабин В. Г. Оружие победы. С. 500—501.

Таблица № 3
Маркитракторов Положено по штату Имеется в артиллерийских частях Из них требуют ремонта Всегонеисправных
среднего капитального количество %
«Ворошиловец» 733 228 23 15 38 16,8
«Коминтерн» 6891 1017 164 87 251 24,6
«Комсомолец» 2810 4401 506 337 843 19,1
Итогоартгягачей 10 434 5646 693 439 1132 20,0
Тягач-60 44 1631 206 343 549 33,7
Тягач-65 3668 7170 677 320 997 13,9
Тягач-3 384 3658 504 348 852 23,3
Итого с/х тракторов 4096 12 459 1387 1011 2398 19,0
Тягач-2 951 - - - - -
Тягач-5 5478 2839 251 55 306 10,8
«Коммунар» 94 504 71 198 269 53,3
Итоготранспортныхтракторов 6523 3343 322 253 575 17,2
Всеготракторов 21 053 21 448 2402 1703 4105 19,1

Артиллерии дивизии по штату полагалось иметь 99 тракторов, в том числе 21 тягач «Комсомолец»; 48 тракторов СТЗ-З; 5 тракторов СТЗ-5 и 25 тракторов С-65. Однако из-за недостатка средств эти нормы, как правило, не выдерживались ни по типу, ни по количеству машин. Для буксировки 45-мм пушек вместо специальных тягачей использовались грузовые автомобили ГАЗ-АА и ЗИС-5. Дивизионные гаубицы перевозились тракторами СТЗ-З и автомобилями ЗИС-5; 152-мм гаубицы — сельскохозяйственными тракторами С-60 и С-65 вместо положенных по штату более быстроходных тракторов СТЗ-5.

В корпусной артиллерии и АРГК для перевозки 122-мм пушек и 152-мм гаубиц-пушек вместо недостающих тягачей «Коминтерн» использовались тракторы С-60 и С-65.

На 1 января 1941 г. в артиллерии находилось 21 448 тракторов, в том числе 6150 специальных артиллерийских тягачей и 15 298 сельскохозяйственных и транспортных тракторов. Из 21 448 тракторов и тягачей 4100, т. е. около 20%, нуждались в капитальном и среднем ремонте. Вместо положенных по штату 10 528 специальных артиллерийских тягачей налицо было только 6150 (58%), остальные заменялись более тихоходными сельскохозяйственными тракторами с меньшим запасом хода. В резерве центральных органов снабжения специальных тягачей не было, и в случае мобилизации артиллерия могла ориентироваться только на поношенные тракторы, изъятые из народного хозяйства.

Для орудий большой и особой мощности требовалось не менее 7500 тягачей «Ворошиловец», а в наличии было около 250.

Все части зенитной, дивизионной, корпусной артиллерии и АРГК на механической тяге были обеспечены исключительно тракторами сельскохозяйственного типа (СТЗ-З, ЧТЗ-60,ЧТЗ-65), т. е. тракторами с малыми скоростями передвижения (4—6 км/ч) и с очень низкой маневренностью. Обеспеченность частей указанными тракторами, находящимися в удовлетворительном состоянии, составляла около 30—35%.

В первом полугодии 1941 г. началось частичное развертывание армии и интенсивное формирование новых артиллерийских частей. Это еще более ухудшило ситуацию с механической тягой. Мобилизованные из народного хозяйства тракторы большей частью были изношены, а производить их ремонт армия не имела ни сил, ни средств. Средним ремонтом тракторов не занимались ни ремонтные базы Наркомата обороны, ни артиллерийские части; первые — из-за отсутствия свободных производственных мощностей, вторые — из-за отсутствия запасных частей, инструмента или мастерских.

Капитальный ремонт тракторов на ремонтных базах Наркомата обороны задерживался. Так, в Киевском особом военном округе на ремонтных базах находилось 960 тракторов, в Западном — 600. Срок окончания их ремонта без учета вновь поступавших тракторов намечался только на второй квартал 1943 г. В машинно-тракторных мастерских Наркомата земледелия с 1940 г. находилось около 400 тракторов, сданных в ремонт Западным и Киевским округами. Срок выпуска их из ремонта оставался неустановленным.

Вот, к примеру, донесение начальника артиллерии Орловского военного округа от 5 июня 1941 г.: «По штатам мирного и военного времени 364, 488-му корпусным артиллерийским полкам и 399-му гаубичному артиллерийскому полку положены тракторы «Коминтерн» и «Сталинец-2». В момент сформирования указанных артиллерийских частей тракторов «Коминтерн», «Сталинец-2» и их заменяющих ЧТЗ-65 в округе не было... Планом вооружения Генерального штаба Красной Армии на 1941 г. предусматривается укомплектование этих частей на 50% штатной потребности вместо положенных тракторов «Коминтерн» и «Сталинец-2» маломощными тракторами СТЗ-З-5... Перевозка указанными тракторами материальной части артиллерии от станции Рада Ленинской железной дороги до лагерей производилась по лесной проселочной дороге на расстояние 0,5—1 км... Из 10 тракторов СТЗ-З-5, участвовавших в переброске 122-мм пушек и 152-мм гаубиц-пушек, застряло 8. Все принятые меры к вытаскиванию застрявших орудий тракторами СТЗ-З-5 оказались безрезультатными... Считаю, что укомплектование указанных артиллерийских частей маломощными тракторами СТЗ-З-5 в размере 50% штатной потребности делает их небоеспособными».

С целью сбережения материальной части и топлива в предвоенные годы для боевой учебы и хозяйственных надобностей разрешалось использовать лишь один трактор на батарею, причем время работы его не должно было превышать 25 ч в месяц. Можно представить, на каком уровне велась боевая подготовка нашей механизированной артиллерии.

Неудовлетворительное положение со средствами тяги наряду с другими факторами привело к катастрофическим последствиям в первые дни войны.

26 июня 1941 г. полковник И.С. Стрельбицкий доносил командующему артиллерией 13-й армии, что из 12 артиллерийских дивизионов бригады 9 дивизионов не имеют ни тракторов, ни водителей, ни снарядов.

В г. Дубно формировался 529-й гаубичный артиллерийский полк большой мощности. Из-за отсутствия мехтяги при подходе немцев были брошены в исправном состоянии двадцать семь 203-мм гаубиц Б-4.

За первые 18 дней войны ежедневное продвижение немецких войск составляло от 25 до 35 км. Германская армия обладала собственными превосходными артиллерийскими тягачами, а также тягачами и автомобилями из всех стран Европы, включая Англию (трофеи Дюнкерка). Нашу же артиллерию в подавляющем большинстве случаев возили пары (45-мм пушки), четверки (76-мм полковые пушки обр. 1927 г.), шестерки (дивизионные 76-мм пушки и 122-мм гаубицы) и восьмерки (152-мм гаубицы и пушки-гаубицы) лошадей, а также сельскохозяйственные тракторы СТЗ-З, С-60 и С-65, развивающие максимальную скорость 6—8 км/ч. Значительная часть нашей артиллерии 22—29 июня вообще не имела никакой тяги. В романе «Живые и мертвые» есть эпизод, в котором солдаты тащили на себе 45-мм пушку несколько сот километров. А ведь гаубицу на себе далеко не утащишь. Это неплохо помнить всем, кто сопоставляет мощь армий Германии и СССР на 22 июня 1941 г. только по числу танков, самолетов и орудий.

В советской стрелковой дивизии в военное время по штату № 04/400 от 5 апреля 1941 г. полагалось иметь три стрелковых полка, легкий артиллерийский полк, гаубичный артиллерийский полк, отдельный противотанковый артиллерийский дивизион и отдельный зенитный артиллерийский дивизион. В стрелковом полку положено было иметь шесть 76-мм полковых пушек обр. 1927 г., двенадцать 45-мм противотанковых пушек, четыре 120-мм миномета и восемнадцать 82-мм минометов.

В составе легкого артиллерийского полка положено было иметь двенадцать 76-мм дивизионных пушек и восемь 122-мм гаубиц. В гаубичном полку — двенадцать 122-мм и двенадцать 152-мм гаубиц, в отдельном противотанковом дивизионе — восемнадцать 45-мм противотанковых пушек, и, наконец, в отдельном зенитном артиллерийском дивизионе — четыре 76-мм и четыре 37-мм зенитные пушки.

Но эта организация фактически оставалась на бумаге. На самом деле хорошо, если дивизион имел половину положенного. А что касается зенитной артиллерии, то большинство дивизий не имели ее вообще. Зенитные автоматы калибра 37 мм начали поступать в войска в конце 1940 г., их было крайне мало, а боекомплект составлял лишь 23% от положенного на три месяца боев, а для 85-мм зенитных пушек боекомплект составлял вообще 13%.

Германская пехотная дивизия 1-й волны включала три пехотных полка, моторизованный эскадрон тяжелого орудия, артиллерийский полк и истребительно-противотанковый артиллерийский дивизион.

В пехотном полку имелось шесть 7,5-см легких пехотных орудий обр. 18 (le.I.G.18) и два 15-см тяжелых пехотных орудия обр. 33 (S.I.G.33), двенадцать противотанковых пушек калибра 37 мм или 50 мм и 45 минометов.

Немецкие 7,5-см и 15-см пехотные орудия в отличие от наших полковых пушек имели угол возвышения до 75°, что позволяло им вести навесную стрельбу. Пехотные орудия калибра 15 см, кроме обычного фугасного снаряда весом 2,8 кг, могли стрелять на дистанцию до 1000 м и мошной надкалиберной миной весом 90 кг, содержавшей 56 кг тротила. Оба пехотных орудия с конца 1941 г. для борьбы с танками имели кумулятивные снаряды. Кумулятивный снаряд калибра 15 см при угле встречи 45° пробивал 150-мм броню. Оба пехотных орудия были подрессорены и могли передвигаться со скоростью до 35 км/ч.

В эскадроне тяжелого оружия имелось два легких пехотных орудия и три противотанковые пушки.

В артиллерийском полку имелось тридцать шесть 10,5-см и двенадцать 15-см гаубиц.

Обратим внимание: немцы с 1939 по 1942 г. воевали вообще без дивизионных пушек. В дальнейшем они использовали трофейные дивизионные пушки в качестве противотанковых, но об этом позже. Все орудия германской дивизии могли вести навесной огонь.

Теперь перейдем к корпусной артиллерии РККА. 13 июля 1935 г. Советом Труда и Обороны был утвержден план реорганизации Красной Армии, и в числе прочих мероприятий количество стрелковых корпусов мирного времени увеличивалось до 25. В 15 из них было намечено создать вторые артиллерийские полки большой мощности. На вооружение их должны были поступить 152-мм и 203-мм гаубицы. Общее количество орудий в двух полках корпуса предполагалось довести до 54. Первые восемь полков по этому плану были сформированы к 1 октября 1936 г. Формирование остальных семи полков предусматривалось по мере поступления новой материальной части (шесть из них были сформированы в 1937 г.).

Первый артиллерийский полк стрелкового корпуса состоял из трех дивизионов: первый и второй дивизионы из 107-мм и 122-мм пушек, третий дивизион из 152-мм гаубиц. Все дивизионы — трехбатарейные, в каждой батарее 4 орудия. Всего в полку 36 орудий.

Второй полк также состоял из трех дивизионов (первый и второй дивизионы из 152-мм гаубиц, третий из 203-мм гаубиц обр. 1931 г.). Все дивизионы — трехбатарейные, в каждой батарее по два орудия. Всего в полку 18 орудий.

Но вскоре Комитет Обороны своим постановлением от 22 апреля 1937 г. потребовал довести количество орудий корпусной артиллерии в стрелковом корпусе до 66 и в первом артиллерийском полку иметь 36 орудий (двадцать четыре 122-мм или 107-мм пушки, двенадцать 152-мм гаубиц), а во втором полку — 30 орудий (двадцать четыре 152-мм гаубиц и шесть 203-мм гаубиц). К 1938 г. такие полки были сформированы.

После Финской войны из второго корпусного полка был изъят третий дивизион (шесть 203-мм гаубиц). Дело в том, что запустить в большую серию корпусные 203-мм гаубицы Е-16 не удалось. Новые 203-мм гаубицы М-40, У-3 и БЛ-39 еще только разрабатывались. Поэтому в корпусной артиллерии состояли тяжелые и неповоротливые 203-мм гаубицы Б-4. Командиры корпуса с удовольствием избавились от обузы, а взамен получили дивизион 152-мм гаубиц-пушек МЛ-20.

К июню 1941 г. по штатам военного времени в стрелковом корпусе полагалось иметь два артиллерийских полка I и II типа и отдельный зенитный артиллерийский дивизион.

Корпусный артиллерийский полк I типа состоял из двух дивизионов 107-мм, 122-мм пушек (24 орудия) и дивизиона 152-мм гаубиц-пушек (12 орудий).

Корпусный артиллерийский полк II типа имел три дивизиона 152-мм гаубиц-пушек (36 орудий).

Во многих стрелковых корпусах имелся только один корпусный артиллерийский полк II типа в составе двух дивизионов 107-мм и 122-мм пушек (24 орудия) и двух дивизионов 152-мм гаубиц-пушек (24 орудия). Все дивизионы этих полков были трехбатарейного состава, по четыре орудия в батарее.

К началу войны план мобилизационного развертывания корпусной артиллерии был в основном реализован, т. е. число корпусных артиллерийских полков было доведено до 94, с общим числом 107-мм или 122-мм пушек, составлявшим 1320 орудий, и 152-мм гаубиц-пушек 2220 орудий, всего 3540 орудий. Таким образом, при переформировании 72 корпусных полков в 94 общее количество 107-мм и 122-мм пушек осталось тем же, количество же 152-мм гаубиц-пушек в корпусной артиллерии увеличилось на 528 орудий.

В первые недели Великой Отечественной войны корпусная артиллерия прекратила свое существование. Значительная часть орудий была потеряна в боях, а остальные орудия калибра 107—152 мм были переданы в артиллерию РГК. Да и сами стрелковые корпуса были упразднены осенью 1941 г.

До мобилизационного развертывания 1941 г. артиллерия РГК Красной Армии насчитывала 55 полков, 15 отдельных дивизионов особой мощности и 2 отдельные батареи, имевшие в общей сложности 2182 орудия. В составе артиллерии РГК было: 22 гаубичных полка, вооруженных 152-мм гаубицами, и 22 гаубичных полка большой мощности, имевших на вооружении 203-мм гаубицы (Б-4). Среди

11 пушечных полков РГК, имевших на вооружении 107-мм и 122-мм пушки и 152-мм гаубицы-пушки, был только один тяжелый пушечный полк, вооруженный 152-мм пушками (Бр-2). Согласно табелям новых штатов (февраль 1941 г.) вместо 107-мм пушки обр. 1910/30 г. предполагалось ввести 107-мм пушку М-60 обр. 1940 г., но этого не удалось сделать, так как последняя была снята с производства.

Дивизионы особой мощности имели на вооружении 210-мм (один дивизион) пушки, 305-мм гаубицы (пять дивизионов) и 280-мм мортиры (восемь дивизионов).

По мобилизационному плану в артиллерии РГК формировались 3 пушечных, 5 гаубичных и 11 гаубичных полков большой мощности. Таким образом, общее число артиллерийских полков РГК увеличивалось с 55 до 74, в том числе гаубичных — до 60.

Кроме того, перед самым началом Великой Отечественной войны в составе артиллерии РГК было начато формирование десяти специальных противотанковых артиллерийских бригад по штатам, утвержденным 26 апреля 1941 г.

У немцев корпусной артиллерии как таковой не было, а были лишь части РГК. К 22 июня 1941 г. в их состав входили:

6 легких артиллерийских дивизионов трехбатарейного состава, на вооружении которых имелись 10,5-см и 15-см гаубицы;

22 дивизиона 10,5-см пушек трехбатарейного состава;

21 смешанный артиллерийский дивизион по две батареи 15-см полевых гаубиц и по одной батарее 10,5-см пушек в каждом;

41 дивизион 15-см полевых гаубиц трехбатарейного состава;

2 дивизиона 24-см гаубиц (всего 8 гаубиц);

2 смешанных моторизованных дивизиона по две батареи 21-см мортир трехорудийного состава и по одной батарее 15-см пушек в каждом;

Общая штатная численность вооружения АРГК в начале войны (с учетом мобилизационного развертывания) приведена в табл. № 4.

Таблица № 4

Наименование частей Вооружение Орудия Всегочастей Всегоорудий Пушечный полк 107-мм и 122-мм пушки 24 13 624 152-мм гаубицы-пушки 24 Тяжелый пушечный полк 152-мм пушки (Бр-2) 24 1 24 Гаубичный полк 152-мм гаубицы 48 27 1296 Гаубичный полк большой мощности 203-мм гаубицы 24 33 792 Отдельный пушечный дивизион особой мощности 210-мм пушки 6 1 6 Отдельный дивизион особой мощности 280-мм мортиры 6 8 48 Отдельный дивизион особой мощности 305-мм гаубицы 6 5 30 Отдельная тяжелая пушечная батарея 152-мм пушки (Бр-2) 2 2 4 Артиллерийская противотанковая бригада в составе двух полков (всего 20 полков) 76-мм пушки85-мм зенитные пушки107-мм пушки37-мм зенитные пушкиВсего в бригаде 48482416136 10 1360 Минометныебатальоны 122-мм минометы 48 И 528 Всего орудий 4712

15 моторизованных дивизионов 21-см мортир по три батареи трехорудийного состава в каждом;

4 дивизиона и 1 батарея мортир большой мощности на механической тяге: 624-й и 641-й дивизионы состояли из одной батареи 21-см мортир (3 орудия) и двух батарей 30,5-см мортир (по 2 орудия в каждой), 815-й дивизион состоял из трех батарей по две 30,5-см мортиры в каждой, 800-й дивизион состоял из 810-й батареи (1 мортира калибра 35,5 см), 820-й батареи (1 мортира калибра 42 см), 830-й батареи (2 мортиры калибра 42 см), 779-я батарея (из двух мортир калибра 30,5 см).

4 моторизованных дивизиона 150-см пушек SKC 28 по три батареи трехорудийного состава в каждом и 698-я моторизованная батарея 15-см пушек (3 орудия);

2 моторизованных дивизиона 21-см пушек: 767-й дивизион двухбатарейного состава, по 2 орудия в батарее и 768-й дивизион однобатарейного состава, в батарее 2 орудия;

2 моторизованных дивизиона 24-см пушек: 1-й дивизион 84-го артиллерийского полка двухбатарейного состава (по 2 орудия в каждой батарее) и 2-й дивизион 84-го артиллерийского полка трехбатарейного состава (по 2 орудия в каждой батарее).

Кроме того, в состав РГК сухопутных войск Германии входила железнодорожная артиллерия. К 22 июня 1941 г. в ее составе были:

1 батарея железнодорожных орудий калибра 15 см двухорудийного состава;

2 батареи железнодорожных орудий калибра 17 см, в каждой батарее по 3 орудия;

1 батарея железнодорожных орудий калибра 21 см одноорудийного состава;

4 батареи железнодорожных орудий калибра 24 см, в одной батарее — 1 орудие, в остальных — по 2 орудия;

8 батарей железнодорожных орудий калибра 28 см, в одной батарее — 3 орудия, в остальных — по 2 орудия.

К 1 июня 1941 г. на вооружении вермахта состояло:

183 противотанковых пушек с коническим стволом калибра 2 см;

14 459 противотанковых пушек калибра 3,7 см;

1047 противотанковых пушек калибра 5 см;

4176 легких пехотных орудий калибра 7,5 см;

867 тяжелых пехотных орудий калибра 15 см;

7076 полевых гаубиц обр. 16 и 18 калибра 10,5 см;

2867 полевых гаубиц обр. 13 и 18 калибра 15 см;

388 мортир обр. 18 калибра 21 см;

760 пушек калибра 10,5 см.

Кроме того, использовались сотни малосерийных и трофейных орудий от 3,7-см противотанковых пушек до 52-см французских гаубиц.

К примеру, немцы использовали тридцать четыре 21-см длинные мортиры Круппа обр. 1916 г., оставшиеся еще со времен Первой мировой войны, двадцать две 21-см короткие мортиры «Шкода 18/19», четырнадцать 22-см мортир «Шкода 32(р)», захваченных у поляков, 22-см французские мортиры 531(f) и др.

Германский флот располагал также несколькими железнодорожными батареями.

В СССР же все железнодорожные установки находились в составе ВМФ. Железнодорожные установки калибра 130—203 мм успешно применялись белыми и красными практически на всех фронтах Гражданской, но в 1923—1925 гг. были переданы флоту. В ходе Великой Отечественной войны советским железнодорожным установкам ни разу не пришлось стрелять по морским целям, тем не менее их по-прежнему держали в подчинении ВМФ, хотя это было крайне неудобно при совместном ведении боевых действий с сухопутной артиллерией.

К 1 июня 1941 г. у немцев в строю находилось 377 самоходных артиллерийских установок калибра до 15 см, из которых около 250 было сосредоточено на советской границе. Речь идет о САУ на шасси германских и чешских танков, кроме того, имелось несколько десятков орудий на французских трофейных гусеничных шасси.

В обстановке строжайшей секретности фирма «Рейнметалл» изготовила семь самоходных 60-см мортир под кодом «изделие 040». Впервые эти мортиры были применены в июле 1941 г. против защитников Брестской крепости, а в

1942 г. они сыграли не последнюю роль во взятии немцами Севастополя.

РККА до конца 1942 г. вообще не имела самоходных артиллерийских установок.

Интересно, что немцы в 1940 г. запустили в производство безоткатные пушки (ДРП): 7,5-см и 10,5-см орудия LG. В 1940—1941 гг. было изготовлено 193 пушки калибра 7,5 см и

184 пушки калибра 10,5 см. Эти орудия использовались парашютистами и мобильными частями на Крайнем Севере. Как уже говорилось, у нас к 1941 г. все безоткатные орудия были сняты с вооружения и отправлены на переплавку.

Сравнение нашей и германской артиллерии показывает, что в области противотанковых орудий наши 45-мм пушки имели небольшое превосходство над германскими 37-мм пушками. Полковые пушки существенно уступали германским пехотным орудиям. Новые советские 122-мм и 152-мм гаубицы (М-30 и М-10) несколько превосходили германские 10,5-см и 15-см гаубицы.

В артиллерии большой и особой мощности вермахт существенно превосходил РККА как в количественном, так и в качественном отношении. Основу нашей артиллерии составляли орудия триплекса на гусеничном ходу: 152-мм пушка Бр-2, 203-мм гаубица Б-4 и 280-мм мортира Бр-5. С лафетом на гусеничном ходу даже со снятым стволом орудие передвигалось со скоростью 8—10 км/ч, а то и меньше. Чтобы перенести огонь орудия триплекса на 15° вправо или влево, требовалось около получаса работы нескольких расчетов. Мортиры калибра 280 мм обр. 1914/15 г. системы Шнейдера перевозились на шести колесных повозках, но, как показала Финская война, повозки выходили из строя после нескольких километров хода. Гаубицы калибра 305 мм обр. 1915 г. были полустационарными и перевозились до огневой позиции только по железной дороге. Сборка их на позиции длилась почти сутки.

В то же время немцы запустили в крупносерийное производство дуплекс в составе 21-см мортиры обр. 18 и 17-см пушки. Всего было выпущено 711 мортир и 338 пушек. Мортира стреляла снарядом весом 113 кг на расстояние до 16,7 км, а пушка снарядом 68 кг на расстояние 29,6 км. В

1940 г. немцы начали производство 24-см пушки обр. 3, которые стреляли снарядом весом 151,4 кг на 37,5 км. Причем все эти системы были достаточно мобильны. Они стреляли с грунта, для них не нужно было рыть котлованы. В походном положении орудия перевозились на колесных повозках, скорость буксировки их по шоссе достигала 30 км/ч и более.

Слабость артиллерии большой и особой мощности РККА в ряде случаев компенсировали артиллерией флота (корабельной, береговой и железнодорожной). Если бы не морская артиллерия, то германская тяжелая артиллерия стерла бы с лица земли Ленинград и Севастополь в течение нескольких недель. Кстати, даже под Сталинградом морская артиллерия внесла весомую лепту в разгром германских войск. Речь идет о 152-мм железнодорожных установках, а также 130-мм и 100-мм палубных установках Волжской военной флотилии.

В плачевном состоянии находилась и советская зенитная артиллерия. Как уже говорилось, 37-мм установок 61К было мало, да и конструктивно они были неудачны. Пушка имела малую скорострельность, ее четырехколесная повозка была тяжела и громоздка (вес составлял почти 3 т). Самое интересное, что наши конструкторы А.А. Волков и С.А. Ярцев создали превосходную 23-мм автоматическую пушку ВЯ с ленточным питанием и темпом стрельбы 550—650 выстрелов в минуту. Для сравнения: у 37-мм пушки 61К магазинное питание обеспечивало темп стрельбы 160—170 выстрелов в минуту, т. е. в 3,8 раза меньше. Пушка ВЯ была принята на вооружение в мае 1941 г. За годы войны было выпущено 48 186 этих пушек. Но, увы, все они пошли на штурмовики Ил-2. Лишь моряки изготовили малую серию спаренных и счетверенных установок с 23-мм автоматами ВЯ. Между прочим, в 50—60-х гг. под патрон пушки ВЯ в соответствии с ее баллистикой были созданы 23-мм спаренная буксируемая установка ЭУ-23 и самоходная ЗСУ «Шилка», которые до сих пор весьма успешно используются на территории бывшего СССР. А то что установки типа ЗУ-23 с автоматами ВЯ не были созданы в годы войны, можно объяснить лишь тупостью и упрямством руководителей ГАУ.

Вермахт же к июню 1941 г. обладал превосходными для того времени 2-см и 3,7-см зенитными автоматами. Установки калибра 2 см изготавливались одинарными, спаренными и счетверенными, 3,7-см установки — одинарными и спаренными. Зенитки буксировались на двухколесных повозках, а также на шасси танков и полугусеничных автомобилей. Уже в ходе войны немцы создали 3-см автоматы Flak 103/38 и 5-см автоматы Flak 41.

Для стрельбы по высотным целям немцы создали мощные 8,8-см зенитные пушки Flak 41 (досягаемость по высоте 14,7 км), а также несколько типов 10,5-см (12,8 км) и 12,8-см (14,8 км) зенитных орудий. Было даже создано несколько опытных образцов 15-см зенитных орудий (досягаемость по высоте 18 км). Все эти пушки имели электроприводы вертикального и горизонтального наведения, автоматический установщик трубки, а часть их имела центральную наводку от ПУАЗО, оснащенного радиолокатором.

Ничего подобного у нас не было, хотя разработка 100-мм «стратосферной» пушки JI-6 была начата еще в 1934 г. в КБ Кировского завода под руководством И.А. Маханова. Испытания Л-6 шли до середины 1940 г., но Маханов так и не сумел довести ее.

Брались за 100-мм зенитные пушки и другие КБ (завода им. Калинина, ОКБ-172), но ничего путного сделать не смогли. Нам очень крупно повезло, что немецкие бомбардировщики летали только на средних высотах (4—6 км), где их легко доставали наши 76-мм и 85-мм зенитные пушки. Но налет высотных американских летающих крепостей Б-17 отражать было бы просто нечем (речь идет только о зенитных орудиях).

Подробный анализ состояния отечественной артиллерии может составить несколько томов. Можно долго говорить о превосходстве германских снарядов, прицелов, радиолокаторов и т. п. Я же закончу статистикой артиллерийских потерь, взятых из монографии «Гриф секретности снят. Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах» (М.: Воениздат, 1993): в 1941 г. наши потери составили 12 тыс. противотанковых пушек, 12,3 тыс. полевых, горных и дивизионных пушек, 6 тыс. 122-мм гаубиц, 2,6 тыс. 152-мм гаубиц, 0,9 тыс. 122-мм пушек, 2,1 тыс.

152-мм пушек и гаубиц-пушек, свыше 100 орудий большой и особой мощности калибра от 203 мм и выше, а также 4,1 тыс. зенитных орудий.

Потери советских войск в технике и личном составе в 1941 г. огромны и в несколько раз превышают германские.

Но и немцам хвастаться не было причин. С сентября 1939 г. по июнь 1941 г. вермахт потерял убитыми 93 736 человек и пропавшими без вести 3469 человек, а для сравнения: с июня по конец декабря 1941 г. у них 280 700 чел. было убито и 26 653 чел. пропало без вести.

С июня по ноябрь 1941 г. безвозвратные потери вермахта составили 2251 танк и 75 самоходных орудий. Так как почти все подбитые германские танки оставались у немцев, то понятно, что общее число подбитых танков было в несколько раз больше. Из 500 тыс. колесных автомобилей, находившихся в составе сухопутных сил на Восточном фронте до конца 1941 г., безвозвратно вышли из строя 106 тыс. Потеряно 38,5 тыс. мотоциклов. С осени 1941 г. многие немецкие части стали постепенно переходить на конную тягу.

Веселая прогулка по Европе для немцев закончилась 22 июня 1941 г. Далее началась настоящая война.



Оглавление






Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное
Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.