Но есть основания усомниться в благожелательности Грабина. Не для того властолюбивый генерал собирал конструкторов по всей стране и буквально с нуля создавал ЦАКБ, чтобы делить его и лишиться проектов и опытных образцов корабельных и береговых артсистем.

Маленький штришок к отношениям Грабина и Иванова: последний с отделением МАЦКБ срочно ввел свой собственный индекс «СМ» для разрабатываемых артсистем. Не было бы беды, если бы Иванов присвоил индекс «СМ» новым разработкам. Но он поменял индексы даже у артсистем, разработка которых начиналась в ЦАКБ.

В 1948 г. МАЦКБ было переименовано в ЦКБ-34. До 1 августа 1959 г. И.И. Иванов бессменно им руководил.

Чехарда переименований конца 40-х гг. коснулась и ЦАКБ. В 1946 г. его переименовали в Научно-исследовательский институт артиллерийского вооружения (НИИ АВ), затем в НИИ-58 и, наконец, в ЦНИИ-58.

Как в военные, так и в послевоенные годы ЦАКБ (ЦНИИ-58) занималось десятками артиллерийских систем всех типов, причем некоторые системы разрабатывались по три и более лет. Чтобы рассказ о них был более понятным, я воспользуюсь тематическо-хронологическим порядком, т. е. разделю танковые, зенитные и другие артиллерийские системы. Во избежание путаницы в головах читателей до 1946 г. КБ Грабина будет упоминаться как ЦАКБ, а позже — ЦНИИ-58.


Примечания:



4

Обуховский сталелитейный завод (ОСЗ) поначалу был частным, но не справился с заказами, и впоследствии завод был передан Морскому ведомству.



34

Худяков Л.П. В. Грабин и мастера пушечного дела. С. 232.



35

Там же. С. 234.



Оглавление




Онлайн библиотека PLAM.RU




Создание ЦАКБ


Воспоминания В.Г. Грабина хронологически заканчиваются началом 1942 г., и о последующих событиях мы никогда не узнаем от самого конструктора.

Но можно восстановить картину жизни Василия Гавриловича. В начале 1940 г. Грабину было присвоено звание военинженера 1 ранга, а 1 августа 1940 г. его переименовали в генерал-майора. 20 февраля 1942 г. Грабину присвоили звание генерал-лейтенанта технических войск, а 30 марта 1945 г. — генерал-полковника технических войск.

В 1941 г. Грабин стал доктором технических наук. В том же году он стал депутатом Верховного Совета СССР.

В личной жизни конструктора изменений мало. В 1939 г. в семье Грабиных родился второй сын Борис.

По должности Василий Гаврилович оставался только начальником Отдела главного конструктора завода им. Сталина (№ 92) и формально был подчинен директору завода А.С. Еляну и наркому вооружений Д.Ф. Устинову, но уже давно, минуя их, напрямую сносился с Молотовым, Ждановым и самим Сталиным.

У Василия Гавриловича было большое честолюбие и стремление к власти. В данном случае эти черты характера сыграли положительную роль, поскольку в ином случае Грабин не стал бы ведущим конструктором советской артиллерии.

Василий Гаврилович еще до войны неоднократно поднимал вопрос о кооперации артиллерийских заводов и их КБ. Очевидно, он стал инициатором создания Центрального артиллерийского конструкторского бюро (ЦАКБ). Документов на этот счет не найдено. Видимо, где-то в июле — начале августа 1942 г. Грабин вышел на Сталина и предложил организовать ЦАКБ. Надо сказать, что объективные предпосылки для создания Центрального артиллерийского КБ были.

В 1941—1942 гг. ряд артиллерийских КБ ленинградских заводов — «Большевика», JIM3 им. Сталина, завода им. Фрунзе, а также сталинградского завода «Баррикады», киевского «Арсенала» были эвакуированы на Урал и в Сибирь. Зачастую конструкторы одного КБ оказывались в городах, удаленных друг от друга на сотни километров. К примеру, инженерно-технический состав завода «Баррикады» осенью

1942 г. был буквально раскидан по семнадцати городам.

В книге «Личное дело» волгоградский инженер и историк А.Ф. Рябец пишет, что «Д.Ф. Устинов, В.Г. Грабин, И.И. Иванов и др. вышли с предложением немедленно возобновить разработки артсистем и сосредоточить их в одном месте». Но очевидно, что с самого начала ЦАКБ создавали под Грабина и

для Грабина. На мой взгляд, бывший главный конструктор завода «Баррикады» И.И. Иванов был заинтересован в создании ЦАКБ, а вот нарком Устинов уже тогда сильно конфликтовал с Грабиным и вряд ли желал его усиления.

Так или иначе, но 16 сентября 1942 г. нарком приказом утвердил предложение о ЦАКБ как самостоятельной организации по проектно-конструкторским работам с подчинением непосредственно руководству Наркомата вооружений и утвердил представленные Грабиным списки сотрудников.

Пятого ноября 1942 г. Сталин подписал постановление ГКО о создании ЦАКБ на базе бывшего ГКБ-38. Начальником и главным конструктором бюро был назначен генерал-лейтенант В.Г. Грабин. Его заместителями по проектированию стали генерал-лейтенант И.И. Иванов, а по науке — М.Я. Крупчатников.

В конце августа 1943 г. в подмосковный городок Калининград (ныне г. Королев) прибыли квартирьеры Грабина. Будущему ЦАКБ была предоставлена часть помещений бывшего завода им. Калинина. Сам завод был эвакуирован 19 октября 1941 г. в Свердловск. В декабре 1942 г. постановлением ГКО на части завода был создан артиллерийский завод № 88, директором которого назначили А.Д. Калистратова. Таким образом, в маленьком Калининграде оказались две довольно крупные фирмы.

С самого начала между соседями возникли серьезные трения. Сотрудники завода № 88 утащили из помещений, предназначенных для ЦАКБ, все, что могли, вплоть до электрических проводов. А.П. Худяков писал:

«Столь непристойной операцией руководил лично заместитель директора завода № 88 Андрей Григорьевич Сидоров»34. «Во время работы бригады конструкторов на передаваемом нам заводе растаскивание всего, что можно было увезти и унести, приняло угрожающее положение. Пошли к директору завода № 88 А.Д. Калистратову. “Товарищ директор, как понимать творимое безобразие?” “Восстановление вашего предприятия стоит 50 миллионов рублей, а потерявши голову — по волосам не плачут!” — ответил директор и дал нам понять, что разговор окончен»35.

Такие отношения с заводом № 88 продолжались и в дальнейшем. Так, к примеру, 26 ноября грабинцы захватили пятиэтажный дом в Калининграде. Генерал-лейтенант Грабин лично приказал заместителю по быту Зенину выставить у дома вооруженную охрану. Но Зенин забыл это сделать, и ночью в дом самовольно вселились сотрудники завода № 88. Грабин приказал отстранить Зенина от работы.

В помещениях ЦАКБ не было света, не работали водопровод и канализация.

С помощью Д.Ф. Устинова квартирьерам Грабина к 7 октября удалось отвоевать несколько пустующих жилых домов, а для самого Грабина был отремонтирован дом бывшего начальника охраны завода.

Ядро ЦАКБ составляли 107 сотрудников бывшего Отдела главного конструктора завода № 92, к которым присоединилось около 50 конструкторов и инженеров из различных КБ и НИИ. Среди них были А.Г. Гаврилов, М.М. Розенберг, Е.Г. Рудяк, Б.С. Коробов, Л.Г. Драпкин, Д.Е. Бриль, И.И. Иванов, Г.И. Сергеев, Р.Ф. Черкасов, Б.И. Жидков, Г.И. Шаба-ров, С.М. Колесников, С.М. Теплых и др.

5 января 1943 г. Грабин и И.И. Иванов с семьями переехали из Москвы в Калининград. Для их семей приготовили жилье в бездействовавшей заводской пожарной части.

1 февраля ЦАКБ заняло пустовавший дом отдыха в Тарасовке, находившейся в нескольких километрах от Калининграда.

С созданием Центрального артиллерийского конструкторского бюро (ЦАКБ) сбылись мечты Грабина заниматься проектированием всех без исключения артиллерийских систем. Само название обязывало к этому. В тематическом плане ЦАКБ на 1943 г. было свыше пятидесяти тем. Среди них — полковые, дивизионные, зенитные, танковые и казематные орудия, пушки для САУ, кораблей и подводных лодок. Планировалась разработка нескольких минометов калибра от 82 до 240 мм. Впервые Грабин решил заняться и авиационными пушками, как классической схемы, так и динамореактивными.

Руководить специальным подразделением (комплексом), занимавшимся зенитной артиллерией, был назначен Д.И. Шеффер; морской и полевой артиллерией большой и особой

мощности — И.И. Иванов; полковой и танковой артиллерией — А.Г. Гаврилов, и т. д.

Для орудий, создаваемых в ЦАКБ, Грабин выбрал и новый заводской индекс «С». Расшифровку этого индекса я не нашел, но полагаю, что он был связан со Сталиным. Кстати, КБ завода № 92 тоже перестало давать своим изделиям индекс «ЗИС», а приняло новый индекс «ЛБ». Нетрудно догадаться, что индекс был выбран в честь Лаврентия Берия, свояка директора завода Еляна.

Забежим несколько вперед, чтобы больше не возвращаться к организационной части истории ЦАКБ.

Отношения Грабина и его заместителя, И.И. Иванова, внешне выглядели вполне лояльными. Как утверждали люди, лично знавшие И.И. Иванова, он был всегда корректным, дисциплинированным и выдержанным человеком. Но он, как и Грабин, был генерал-лейтенантом, профессором, кавалером ордена Ленина и т. п. и до 1942 г. возглавлял ОКБ завода «Баррикады», существенно превосходившего по мощности завод № 92. Тут возникла ситуация двух медведей в одной берлоге. Кроме того, руководство Артуправления ВМФ не ладило с Грабиным. Короче говоря, развод был неизбежен.

Началось все с мелочи. Несколько сотрудников ЦАКБ весной 1944 г. были направлены в Ленинград на завод «Большевик» для освоения серийного производства грабинской 100-мм пушки С-3. Не без участия Иванова ленинградская группа конструкторов постепенно усилилась. Постановлением Совнаркома от 27 мая 1944 г. для более успешного решения задач вооружения ВМФ был создан Ленинградский филиал ЦАКБ. Руководителем его, естественно, стал Иванов. В марте 1945 г. постановлением ГКО Ленинградский филиал ЦАКБ преобразован в самостоятельное предприятие — Морское Артиллерийское Центральное конструкторское бюро (МАЦКБ). Оно работало по-прежнему под началом Иванова. В своих воспоминаниях о Грабине АП. Худяков утверждает, что Грабин благожелательно относился к разделу ЦАКБ:

«Этому во многом способствовал наш генерал, который с пониманием относился к запросам “моряков” и их стремлению создать самостоятельную организацию»*.

* Худяков А.П. В. Грабин и мастера пушечного дела. С. 302.


Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.