Онлайн библиотека PLAM.RU




Конкурентки и наследницы БС-3


На основании постановления ГКО № 3187 от 15 апреля

1943 г. ЦАКБ под руководством Грабина помимо 100-мм пушки С-3 разработало еще две тяжелые противотанковые пушки: 85-мм пушки С-3-1 и 122-мм пушки С-4. Оба орудия должны были иметь единый лафет от С-3.

Любопытно, что высокое начальство не знало, как классифицировать эти пушки. По мощности и весогабаритным характеристикам они соответствовали корпусным, но их главным назначением была борьба с танками. В конце концов и все три пушки получили название «полевые».

Пушка С-4 имела баллистику корпусной пушки А-19, и для нее использовались те же боеприпасы. Основными отличиями ее качающейся части от А-19 были вертикальный клиновой затвор и дульный тормоз. Лафет пушки С-4 имел упроченные станины и лобовую коробку, а также усиленное торсионное подрессоривание.

В апреле 1943 г. рабочие чертежи опытных образцов 100-мм пушки С-3 и 122-мм пушки С-4 были изготовлены и отправлены в Пермь на завод № 172. К сентябрю 1943 г. опытные образцы были изготовлены и отправлены в Подлипки в ЦАКБ. Полигонные испытания начались на Софринском полигоне, но после поломок пушка С-4 была отправлена на доработку в ЦАКБ. В 1944 г. заводские испытания возобновились на Гороховецком полигоне. В 1945 г. опытная четырехорудийная батарея пушек С-4 проходила войсковые испытания. Всего было изготовлено пять пушек С-4. По результатам войсковых испытаний заводу № 7 было поручено доработать рабочие чертежи С-4 и изготовить серию из 20 пушек. Однако постановлением Совмина СССР № 196-98 от 28 декабря 1948 г. работы по 122-мм корпусной пушке С-4 были прекращены. (Как видим, ГАУ в очередной раз переклассифицировало С-4.)

По неясным причинам проектирование 85-мм пушки С-3-1 затянулось почти на год, и это, видимо, определило ее судьбу. Пушка С-3-1 имела ствол с вертикальным клиновым затвором и дульным тормозом с эффективностью 40%. Лафет был взят от С-3 почти без изменений. Баллистика С-3-1 существенно превосходила 85-мм пушку Д-44. Основным недостатком ее был тяжелый лафет.

В 1946 г. Грабин начал проектирование 85-мм противотанковой пушки большой мощности С-6. Она действительно была мощнее поступившей на вооружение 85-мм пушки Д-44, по сравнению с С-3-1 пушка С-6 по баллистике не отличалась.

В 1948 г. был изготовлен опытный образец С-6, который после прохождения заводских испытаний отправили на полигонные испытания на Ржевку. С опытным образцом были присланы две свободные трубы. Из первой проведено 185 выстрелов, а из второй — 868. По заключению комиссии С-6 полигонные испытания не выдержала и была отправлена на доработку.

В 1949 г. в ЦНИИ-58 пушку доработали и присвоили ей индекс С-6А. В 1950 г. пушка С-6А прошла длительные полигонные испытания на Ржевке. Всего из нее было сделано 1389 выстрелов. Вместе с С-6 (С-6А) на Ржевке испытывалась еще одна 85-мм пушка с той же баллистикой. Это была противотанковая пушка Д-48, сконструированная в КБ завода № 9 (Свердловск) под руководством Ф.Ф. Петрова.

Опытный экземпляр Д-48, изготовленный заводом № 9, был сдан ГАУ 31 декабря 1948 г. Полигонные испытания его проводились на ГАП в I квартале 1949 г., однако на 399-м выстреле испытания приостановили, так как дульный тормоз повышенной эффективности «калечил расчет». После доставки нового дульного тормоза во второй половине апреля испытания возобновились и продолжились до июня 1949 г. Доработанный по результатам полигонных испытаний новый образец Д-48 был закончен заводом в апреле 1950 г., а затем пушка прошла сравнительные испытания с 85-мм пушкой С-6.

18 декабря 1950 г. вышло Заключение АК ГАУ за № 1726857, где было сказано, что «С-6А значительно уступает Д-48», и ее испытания следует прекратить. Следует отметить, что и у пушки Петрова дела шли совсем не блестяще, и на вооружение ее сумели принять лишь в 1953 г., а малую серию в 28 пушек выпустили в 1954 г.

Баллистические данные пушек С-6 и Д-48 (начальная скорость бронебойного снаряда 1050 м/с) были определены Главным артиллерийским управлением и переданы конструкторам. Грабин еще в 1946 г. попытался создать 85-мм противотанковую пушку с еще лучшей баллистикой. По теме «Н14-17» в 1946 г. начались работы по наложению 85-мм баллистического ствола ОПС-10 на лафет 152-мм гаубицы-пушки МЛ-20. Использование готового лафета могло ускорить работы, да и его большой вес позволял обойтись без дульного тормоза.

Ствол ОПС-10 имел длину 7260 мм, что соответствовало 85,4 калибра, т. е. намного больше, чем все состоявшие на вооружении противотанковые пушки. Ствол состоял из свободной трубы, кожуха и казенника. Затвор — клиновой горизонтальный с механической полуавтоматикой копирного типа. Вес откатных частей составлял 265 кг. Бронебойный снаряд весом 9,8 кг при метательном заряде 9,24 кг имел начальную скорость 1200 м/с. Такую скорость раньше имели только подкалиберные снаряды, и то у самых мощных противотанковых пушек.

Опытный баллистический ствол ОПС-Ю был изготовлен, наложен на лафет МЛ-20, прошел заводские испытания и в 1948 г. был отправлен на полигонные испытания. Однако дальнейшего развития противотанковые пушки с такой баллистикой в СССР тогда не получили. Очевидно, тут сказалась самоуверенность наших военных, считавших, что калиберные снаряды Д-48 и БС-10 могут пробить броню любых танков вероятного противника на всех реальных дистанциях.

Кстати, Грабин учел и эти настроения в ГАУ. В 1947 г. был изготовлен опытный образец 100-мм легкой полевой пушки C-6-II. При ее создании был использован лафет пушки С-6 с небольшими изменениями. Зачем создавалась пушка? Это ясно из самого названия. Вспомним, что БС-3 официально называлась 100-мм полевая пушка, а ее вес в боевом положении составлял 3650 кг. Новая пушка была гораздо легче: ее вес был всего 2300 кг, т. е. в полтора раза меньше. Это качество было крайне существенно для дивизионной артиллерии.

Но за все, как говорится, надо платить, и пришлось поступиться баллистикой. Начальная скорость для бронебойного снаряда весом 15,88 кг снизилась с 895 м/с у БС-3 до 750 м/с. Но и этого, по мнению ГАУ, хватало, чтобы пробить броню танков вероятного противника.

Для С-6-II был спроектирован легкий осколочно-фугасный снаряд (13,88 кг против 15,6 кг у БС-3). При начальной скорости 700 м/с и угле возвышения 30° дальность стрельбы составляла около 13,4 км. Пушка C-6-II имела углы вертикального наведения от —5° до +30° и угол горизонтального наведения 56°.

АК ГАУ отказался принять на вооружение 100-мм пушку C-6-II. Найти это заключение мне не удалось, и мотивировка отказа осталась невыясненной.









Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.