Онлайн библиотека PLAM.RU

Загрузка...



РАБОТЫ НАД УПРАВЛЯЕМЫМ ОРУЖИЕМ

Опытная немецкая ПТУР Х-7 «Роткапфхен»


Вторая мировая дала толчок развитию различных типов управляемого (высокоточного) оружия ПТ управляемое оружие не было доведено тогда до практического применения, однако были сделаны некоторые интересные опыты.

Хотя работы над реактивным управляемым оружием велись с 1920-х годов в разных странах, включая СССР, США, Францию. Германию, первенство в практическом воплощении принадлежит Германии, имевшей высокоразвитые машиностроение, радио- и электротехническую промышленность. налаженную связь исследовательских организаций с производством Кроме таких «стратегических» средств, как V-1 и V-2, в Германии были разработаны и доведены до реальных образцов управляемые ракеты тактического назначения – воздушного боя. зенитные, противокорабельные Первый пригодный к применению противотанковый ракетный комплекс появился также в Германии В 1943г. под руководством доктора М Крамера был разработан управляемый реактивный снаряд Х-7 «Роткапфен» (Rotkappchen – Красная Шапочка») Х-7 разрабатывался поначалу как авиационное оружие (предполагалось его применение с истребителя Fw 190 F-8). но позднее был «спущен на землю» и предложен в качестве наземного ПТС – само по себе характерное превращение. Он представлял собой крылатую ракету небольших размеров массой 9.2 кг с крылом обратной стреловидности размахом 590 мм. диаметр корпуса – 140 мм. длина – 790 мм Двухступенчатый твердотопливный реактивный двигатель фирмы WASAG содержал пакет пороховых шашек, развивал тягу в 69 кг (676 Н) в течение первых 2.6 с, затем тяга снижалась до 5 кг (49 Н) и сохраняла такое значение в течение 8.5 с. Двигатель обеспечи вал снаряду скорость до 98-100 м/с и дальность полета до (200 м при пуске с земли (для воздушного боя рассчитывалась дальность до 2400 м). Система управления, созданная на основе более тяжелого авиационного снаряда Х-4 (фирмы BMW и Рypшталь»), включала блок стабилизации, коммутатор, приводы руля, командный и приемный блоки, две кабельные катушки. Из двух вариантов системы управления выбрана была упрощенная схема “Duren-Detmold" на постоянном токе Управление по углу тангажа производилось изменением полярности сигнала в командном блоке Duren. по углу рыскания – изменением амплитуды напряжения. В приемном блоке Delmold имелось три реле, реагирующих на изменение полярности, амплитуды и обрыв провода. Управляющий сигнал передавался по двум изолированным проводам диаметром 0.18 мм. намотанным на безинерционные катушки («вьюшки»), расположенные в обтекателях на концах крыльев, разматывание провода начиналось после подрыва пиропатрона. Стабилизацию положения в полете обеспечивал пороховой гироскоп, сигналы от которого поступали через коммутатор на управляющие реле. Руль был уста новлен эксцентрично на дугообразной поворотной штанге и был смещен примерно на 500 мм относительно продольной оси снаряда. Он включал прерыватель газового потока и стабилизирующие шайбы с отклоняемыми пластинами (триммерами) на концах, служил одновременно рулем высоты и рулем поворота. Бронепробиваемость кумулятивной БЧ массой около 2,5 кг с контактным взрывателем достигала 200 мм Наведение осуществлялось по принципу “трех точек” – оператор визуально сопровождал цель и снаряд в полете, управляя им с помощью рукояток по тангажу и рысканию. То есть в Х-7 «Роткапфен» были заложены принципы ПТРК первого поколения. Пусковой установкой служил укрепленный на треноге лоток с контактами для проводов снаряда. Установка кабелем связывалась с вынесенным командным блоком.

21 сентября 1944 года были проведены первые семь пусков Х-7. К весне 1945г. фирма «Руршталь Брекведе» собрала около 300 снарядов Х-7. В зарубежной литературе встречаются упоминания о попытках их боевого применения против союзных войск в Европе, однако упоминания эти весьма туманны Серийное производство планировали поставить на фирмах “Механише Верке Нойебранденбург" и "Антценверке Брекведе", но сделать этого не успели На фирме AEG под руководством доктора Клюга разработали крылатую ПТУР “Румпельштильцен" (по имени злого духа германских сказок) с системой полуавтоматического наведения Kerze (“свеча"). Система управления должна была удерживать ракету на курсе, заданном четырьмя параллельными световыми лучами малого расхождения (упоминания в литературе “лазерных лучей", конечно, ошибочны). Стоит вспомнить, что системы наведения по прямому световому лучу предлагались – в эскизном виде, правда, – для корабельных торпед еще накануне и в ходе Первой мировой войны (пример – предложение инженера В.П. Александрова в 1915г.). В Германии разрабатывались также авиационные ПТУР “Пфайферкопф" с телевизионной головкой и “Штайнбок" с инфракрасной головкой самонаведения. Они также не пошли дальше проектов.

По некоторым данным, французы после войны получили от американцев значительную часть информации по этим германским разработкам. Во всяком случае, не зря в 50-е годы за рубежом именно французы лидировали в разработке ПТУР первого поколения.

Нередко среди ПТ средств упоминают «телеуправляемые танкетки» или «танкетки-торпеды» вроде управляемых по проводам германских «Голиаф» (Sd Kfz 302 , «устройство 302» или Motor-E, заряд ВВ 60 кг) и «Голиаф» B-V (Sd Kfz 303 , «устройство 671» или Motor-V, заряд ВВ 75 или 100 кг). Действительно, борьба с танками называлась среди задач этих машин, однако главным их назначением (как и подобных советских и японских разработок) считались подрыв фортификационных сооружений, разведка системы ПТ огня и расчистка минных полей. Стоит также отметить, что гусеничные «сухопутные самодвижущиеся мины» с элементами управляемости предлагались еще в конце Первой мировой войны. «Голиафы» состояли на вооружении специальных инженерных рот в составе 600- го инженерного батальона «Тайфун» (пять рот телеуправляемых танкеток были уже на Курской дуге в июле 1943г.), штурмовой инженерной бригады и не могут рассматриваться в ряду «пехотных ПТ средств ближнего боя». Малая скорость движения затрудняла их использование против подвижных объектов. К недостаткам «телеуправляемых танкеток» относился и малый – 160 мм – клиренс, снижавший их проходимость на местности. По оценке специалистов советского полигона НИИ БТ, “попасть такой торпедой под движущийся танк трудно даже с расстояния 100-150 м". Шасси управляемых «тяжелых носителей заряда» B-IV (с радиоуправлением) и «Шпрингер» планировалось использовать для малогабаритных ПТ самоходок с пусковыми трубами ПТ реактивных гранат или безоткатными орудиями.

Из советских разработок периода войны упомянем «электротанкетку- торпеду» ЭТ-1-627, разработанную в августе 1941г. по инициативе военинженера 3-го ранга А.П. Казанцева с участием директора завода № 627 Наркомата электротехнической промышленности (ВНИИЭМ) А.Г. Иосифьяна. Танкетка собиралась на деревянной раме, имела элементы ходовой части малого трактора, гусеницу с резиново-тканевой основой и деревянными траками-башмаками, асинхронный электродвигатель с приводом на задние ведущие колеса. Управление движением и подрывом производилось по трем проводам. Уже в сентябре 1941г. вновь образованный завод № 627 получил задание на выпуск за месяц первой партии в 30 танкеток. По свидетельству Казанцева, танкетки ЭТ планировалось использовать на улицах Москвы, а после контрнаступления под Москвой они в 1942г. применялись в боях на Керченском полуострове, где, в частности, уничтожили 9 танков противника. При этом подача питания и сигналов осуществлялась со специально переоборудованного легкого танка. Затем ЭТ появлялись на Волховском фронте, при прорыве блокады Ленинграда. На шасси ЭТ строились подвижные макеты танков вроде МТ-34. Телеуправляемые танкетки применялись также под Севастополем. При крайне ограниченном – по сути штучном – применении телеуправляемые танкетки не показали эффективности ни в качестве инженерного, ни в качестве ПТ средства.


Телеуправляемая танкетка "Голиаф"


Вожатый И.П.Кулаков и собака- подрывник с зарядом на наспинном вьюке


В некотором роде «управляемым», а точнее «живым оружием» были и собаки. Тактика применения собак- подрывников отрабатывалась на протяжении 30-х годов и была опробована в 1939г. на Халхин-Голе. Формирование в РККА отрядов собак-истребителей танков началось в августе 1941г. в Центральной Военной школе служебного собаководства. Отряд включал четыре роты по 126 собак в каждой. После применения 1-го отряда под Москвой в полосе 30-й армии на клинском направлении командующий этой армией генерал-майор Д.Д. Лелюшенко докладывал, что «противотанковые собаки нужны армии и необходимо их готовить больше». В июле 1942г. состав отдельных отрядов сократили до двух рот, что позволило увеличить их количество и облегчить управление. 28-й отдельный отряд в боях под Сталинградом уничтожил 42 танка и 2 бронемашины. В состав отрядов включали также расчеты ПТР – по 3- 4 на взвод собак-истребителей. В июне 1943г. отряды реорганизовали в отдельные батальоны собак-миноискателей и истребителей танков(обсмит) в составе двух рот – роты миноискателей и роты истребителей.

Собак-истребителей танков специально обучали бросаться под днище танков, при этом приучали не пугаться разрывов и звуков выстрелов. На спину собаки крепили вьюк с зарядом в 2-4,6 кг тротила и простым чувствительным взрывателем. Специальный штырь, упираясь в корпус танка, отклонялся и вырывал предохранительную чеку взрывателя, так что взрыв происходил под днищем танка. Пуск собаки под танк производился с расстояния 75-100 м. Зимой на собак надевали белые маскировочные попонки, дабы они не расстреливались противником до подхода к танкам. Позиции для пуска собак готовились рядом со стрелковыми. Вожатые собак вооружались автоматами и гранатами для уничтожения танков и живой силы противника и вели бой как пехотинцы. 27-й обсмит в одном из боев выпустил 17 собак, из которых 2 были убиты по пути, а 15 достигли вражеских машин – в результате было подорвано 11 танков.

Всего Центральная школа служебного собаководства сформировала 2 отдельных полка и 168 отдельных отрядов, батальонов и рот собак. Подразделения собак – истребителей танков были упразднены в РККА только в октябре 1943 г. Всего за годы Великой Отечественной собаками было уничтожено более 300 танков, САУ и бронемашин. Рассуждения о «гуманности» или «негуманности» такого метода борьбы с танками вряд ли уместны в отношении тяжелых условий войны. Среди недостатков этого средства можно назвать длительность подготовки, стоимость содержания, необходимость отстрела «промахнувшихся» собак (к чему привлекались и штатные снайперы), поскольку они представляли уже опасность для собственных войск.









Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.