Онлайн библиотека PLAM.RU

Загрузка...



  • Т-62
  • Ракетные танки
  • Танки с ГТД
  • К 80-летпю выдающегося советского конструктора танков Л.Н. Карцева
  • Танки Т-54/55 и Т-62 в боях
  • Африка
  • Ирак
  • Уралвагонзавод – флагман мирового танкостроения


    Леонид КАРЦЕВ

    Т-62

    В середине 1953 г. в Харькове разработали концепцию нового танка: за счет нового малогабаритного двигателя мощностью 580 л.с., уменьшения высоты и внутренних объемов машины, плотной компоновки, облегчения деталей и узлов, установить более мощную 100-мм пушку, повысить примерно на 10% по сравнению с танком Т-54 бронезащиту, не увеличивая массу танка – 36 тонн.

    По этим проработкам Главное бронетанковое управление(ГБТУ) подготовило тактико-технические требования и совместно с Министерством транспортного машиностроения Проект постановления ЦК КПСС и СМ СССР. По просьбе И.В. Окунева не без сопротивления начальника танковых войск П.П. Полубоярова, с помощью Министра транспортного машиностроения Ю.Е. Максарева в эту работу включили и Уралвагонзавод. Мы обязались создать новый танк с двигателем, стоящим на танке Т-54, увеличив его мощность до 580 л.с.

    Такой танк ("объект 140") мы разработали и изготовили два образца для заводских испытаний. После изготовления и коротких заводских испытаний этих образцов мы поняли, что танк бесперспективный по многим причинам и производственного, и эксплуатационного характера, после чего отказались от этой работы, чему были очень рады в Москве, особенно в ГБТУ. Несмотря на такие результаты, как показала жизнь, нам это было выгодно политически. Все увидели, что в Тагиле не хотят быть “серыми лошадками” и намерены бороться. Кроме того, под Постановление ЦК КПСС и Совмина нам легче было требовать увеличения штатов, привлечения большого числа молодых специалистов, ускорения строительства новой экспериментальной базы. На этой работе могли быстрее освоить профессию конструкторов и исследователей молодые специалисты.


    "Объект-140"

    Труд по созданию "объекта 140" оказался полезным и с другой стороны.


    "Объект 430"


    "Объект 167"


    Заложенные в этом объекте идеи и конструкторские решения были воплощены в последующих модификациях танков. Примененные впервые в этом объекте баки-стеллажи начали устанавливаться на все последующие танки Уралвагонзавода, начиная с танка Т-55. Они стали применяться и на других танках во всем мире.

    Башню с пушкой "объекта 140" мы решили установить на серийный танк. Корпус танка Т-55 удлинили, увеличили диаметр погона башни. Благодаря этим двум мероприятиям значительно увеличился объем боевого отделения.

    Пользуясь случаем, мы заменили положение опорных катков танка для выравнивания нагрузки на них. Для уменьшения загазованности боевого отделения мы решили разработать автоматический механизм удаления гильз после выстрела, который потом стал устанавливаться на всех последующих танках Уралвагонзавода. Кстати, я не понимаю, почему до сих пор аналогичные механизмы выброса гильз не устанавливаются ни на одном танке в мире. Ведь при их установке загазованность в боевом отделении уменьшается в два раза.

    Этот танк стал называться “объект 165”. К ноябрю 1958 г. было изготовлено уже три опытных образца.

    Кроме А.М. Сыча из Управления начальника танковых войск (УНТВ) этой работой никто не интересовался. Все были заняты только новым харьковским танком ("объект 430").

    "Объектом 165" заинтересовалось только ГРАУ, которое предложило установить в него гладкоствольную пушку. Мы их предложение приняли при условии, что в "объекте 165" ничего не должно меняться, кроме ствола пушки, в котором надо только убрать нарезы. Они с этим согласились, оформили решение ВПК (Военно-промышленной комиссии), в котором, в частности, была предусмотрена разработка новых выстрелов калибра 115 мм и нового стабилизатора вооружения, так как на опытном "объекте 165" стоял собранный нашими умельцами из агрегатов разных танков доморощенный стабилизатор.

    Будущий новый танк получил при разработке наименование “Объект 166”. В течение 1959 г. мы изготовили несколько опытных образцов. К осени 1960 г. машины прошли полигонные испытания с положительными результатами. Комиссия по испытаниям рекомендовала принять этот танк на вооружение.

    Эффективность пушки оказалась выше, чем у прародительницы – 100- мм противотанковой гладкоствольной пушки “Рапира”.

    ГБТУ этот танк не захотело принимать на вооружение и производство, понимая, что в этом случае "объект 430" в Харькове надо снимать с разработки.

    И.В. Окунев очень переживал за такое отношение ГБТУ к Уралвагонзаводу, считая его свинским. Переживал это и А.М. Сыч. Но конструкторы не упали духом и начали разрабатывать новый танк с Челябинским двигателем мощностью 780 л.с. и ходовой частью с "объекта 140", который получил название “объект 167”. Уже к лету 1961 г. были изготовлены два опытных образца. В это время в Министерстве обороны разразился скандал. В США начал производиться танк М60 с 105-мм английской нарезной пушкой, которая была мощнее 100-мм, пушки, стоящей на наших средних танках. Противодействовать английской пушке могла только 115-мм пушка "объекта 166".

    Где-то в начале лета 1961 г. на Уралвагонзавод прибыла большая группа представителей Министерства обороны, которые стали просить И.В. Окунева как можно быстрее организовать серийное производство "объекта 166".

    Директор решил показать чиновникам, что такое Уралвагонзавод, какое значение он имеет для обороны страны, и отказал им в просьбе. После этого было много просьб по телефону от вышестоящих чиновников, директор стоял как стена. И только в конце июня 1961 г. он дал согласие заместителю председателя Совета министров СССР Д.Ф. Устинову на постановку этого танка на производство с июля 1962 г., а до этого – остановку серии танка Т-55 с начала года. Д.Ф. Устинов с этим предложением согласился. Вскоре вышло Постановление ЦК КПСС и СМ СССР о принятии "объекта 166" на вооружение по предложенному Окуневым порядку. Танк получил название Т-62. Это был первый танк в мире с гладкоствольной пушкой.

    К моему сожалению, в этом постановлении не было сказано ни одного слова о его производстве в Харькове и Омске. С этого момента началась чехарда в производстве средних танков, в чем, по моему мнению, самая большая вина Министерства обороны. Заводы стали выпускать разные танки.

    Мне больше всех жаль Омский завод им. Октябрьской революции, который хотел выпускать танк Т-62, а его заставили аж до 1979 г. выпускать морально устаревший Т-55.

    Харьковский завод им. В.А. Малышева отказался от дальнейшей отработки "объекта 430" и начал разрабатывать (вновь для всех танковых заводов страны), "объект 432" с повышенной защитой, с 115-мм пушкой (как на танке Т-62), с автоматом заряжания пушки и экипажем из трех человек.

    Итак, танк М60, как не парадоксально это звучит, дал возможность Уралвагонзаводу выиграть первый раунд в соревновании с Харьковским заводом им. В.А. Малышева. Кстати, я должен заметить: Уралвагонзаводу ГБТУ во веки веков не разрешило бы разрабатывать такой танк с уменьшенным экипажем и кабинной укладкой выстрелов, как на "объекте 432". Это было позволено только А.А. Морозову.

    Заводские и полигонные испытания "объекта 167" дали положительные результаты. Комиссия по испытаниям рекомендовала принять его на вооружение и производство. Однако этому воспрепятствовали П.П. Полубояров и С.А. Зверев. 22 октября 1962 г. на Кубинском полигоне во время осмотра военной техники сухопутных войск руководством страны я обратил внимание Н.С. Хрущева на "объект 167", который стоял в ряду серийных танков, кратко рассказал о нем и попросил принять решение о производстве его на Уралвагонзаводе до отработки нового танка в Харькове.

    Хрущев принял сторону наших недоброжелателей. В январе 1963 г. я написал письмо Никите Сергеевичу, как Генеральному секретарю ЦК КПСС, в котором вновь просил разрешения поставить "объект 167" на производство в Нижнем Тагиле.

    По этому письму 22 марта 1963 г. было проведено совещание, которое проводил первый заместитель Хрущева Ф.Р. Козлов. Присутствовали на нем те же деятели, что и на смотринах 22 октября 1962 г., в том числе Л.И. Брежнев.

    С.А. Зверев и П.П. Полубояров заверили Ф.Р. Козлова, что "объект 432" будет скоро доработан и запущен в серию на всех танковых заводах, включая и Уралвагонзавод, поэтому выпускать "объект 167" нет смысла.

    В заключение Ф.Р. Козлов сказал: “Конечно, "объект 167" лучше Т-62, но мы примем на производство более совершенный танк, "объект 432". Передайте мою благодарность коллективу конструкторского бюро”.

    Услышав мой рассказ, директор завода был очень опечален, но я ему сказал: “Иван Васильевич, Вы успокойтесь, придет время, когда, как это случилось с танком Т-62, они будут умолять Вас поставить на производство "объект 167", в который мы установим свой автомат заряжения, лучше харьковского”. Он тут же позвонил главному бухгалтеру завода И.Д. Яборову и дал приказ открыть заказ на работу по созданию автомата заряжения.


    Т-62


    "Ракетный танк" – ИТ-1

    Ракетные танки

    По инициативе заместителя Председателя Совета министров СССР Вячеслава Александровича Малышева летом 1957 г. вышло Постановление ЦК КПСС и СМ СССР об установке на танки ракет. В Харькове А.А. Морозов работы по этому Постановлению проводить не стал.

    В Ленинграде Ж.Я. Котин начал проектировать новый ракетный танк с экипажем из двух человек, которые размещались в корпусе.

    В Челябинске П.П. Исаков тоже стал создавать новый ракетный танк с экипажем из двух человек, размещенным в башне.

    В Тагиле, не мудрствуя лукаво, взялись разрабатывать танк на базе серийной машины, но вместо традиционной пушки вооружать его ракетами. Экипаж – три человека. К заново спроектированной более низкой башне крепилась прямоугольной формы автоматизированная укладка ракет: пять рядов по три ракеты в каждом. Слева от укладки размещался наводчик, а справа – командир машины. Над укладкой внутри машины располагалась пусковая установка, которая вместе с очередной ракетой перед стрельбой выдвигалась через.открывающийся люк наружу. Пусковая установка и башня были стабилизированы, что позволяло вести стрельбу с хода. Наша новая разработка получила название “Объект 150”.

    Примерно через год челябинцы отошли от этой работы. Остались тагильчане и ленинградцы, последние назвали свою машину “Объект 287”. Как-то я, ради шутки, сказал Котину: “Жозеф Яковлевич, ваш 287-й не добежит до финиша, потому что он пьяный” (в то время поллитра Московской водки стоила 2 р. 87 коп.).

    Как я предполагал, так и случилось в действительности. Укладку ракет и систему их выдачи для пуска мы отработали относительно быстро. В частности, ее показали 22 июля 1960 года в Капьяре на смотре военной техники руководителям страны. Там я впервые поспорил с Н.С.Хрущевым, когда он предложил сделать укладку барабанного типа, а крылья ракеты раскрывать не на пусковой установке, как у нас, а в полете.

    Наибольшие трудности возникли при отработке системы управления ракетой. Поскольку стрельба должна была вестись с хода, бытовавшая тогда в противотанковых ракетах система управления по проводам не годилась. Конструкторы остановили свой выбор на системе управления по радиоканалу с обратной связью по световому лучу от установленного на ракете порохового трассера. Разработка была оригинальной, так как во всем мире тогда никто не имел систем управления ракет, летящих низко от земли, кроме проводных. И только ее осуществила впервые фирма академика А.А. Раплетина на "объекте 150".

    14 сентября 1964 г. на танковом полигоне состоялся очередной показ военной техники высшему руководству страны. В это время "объект 150" проходил полигонные испытания, и молодой офицер Г.Б. Пастернак на глазах у Н.С. Хрущева с ходу тремя ракетами с дистанции 3000 метров поразил одну за другой три движущиеся танковые мишени.

    Увидев это, Хрущев тут же сделал вывод о том, что если танки столь эффективно поражаются ракетами, то нет смысла и в самих танках!

    Видя, что Никите Сергеевичу никто не возражает, я сказал: “В бою так не будет. Сейчас стрелял отлично тренированный, в совершенстве знающий весь комплекс инженер. А танки по- прежнему необходимы”.

    На следующий день, выступая в Кремлевском Дворце съездов перед участниками Всемирного фестиваля молодежи, Хрущев сказал: “Вчера я видел, как эффективно уничтожаются танки уже на подходах. При наличии таких противотанковых ракет танки оказываются ненужными…”

    Ровно через месяц ненужным оказался сам Н.С. Хрущев.



    "Объект 167Т" с газотурбинным двигателем


    "Объект 172"


    "Объект 172М"

    Танки с ГТД

    На совещании 31 января 1956 г. заместитель Председателя Совета министров СССР В.А. Малышев обратился с предложением создать газовую турбину для танка. За это предложение ухватился Ж.Я Котин. В СКВ Кировского завода в Ленинграде стали разрабатывать газотурбинный двигатель мощностью 1000 л.с. для установки в опытный танк ("объект 278"). В конце 1961 года, оказавшись в Ленинграде, я зашел в гости к Ж.Я. Котину. Он показал мне чертежи разработанной на ЛКЗ газовой турбины и изготовленную в металле обгонную муфту между валом компрессора и валом силовой турбины.

    По приезде домой я рассказал об этом директору завода, о чем стал сожалеть, так как Иван Васильевич загорелся этим делом. Мне пришлось объездить все турбинные КБ СССР.

    Мы остановились на газовой турбине ГТД-3 мощностью 860 л.с., которая изготовлялась в Омске, на заводе им. Баранова и предназначалась для установке на вертолете.

    Главный конструктор завода В.А. Глушенков согласился доработать ее применительно к танковым условиям, мы – спроектировать моторно-трансмиссионное отделение применительно к особенностям турбины. Турбина получила название ГТД-ЗТ.

    Базой для будущего танка мы взяли "объект 167" с шестикатковой подвеской и башней танка Т-62. Танк получил название “Объект 167Т”.

    Работали с большим энтузиазмом, некоторые конструкторы, в тайне от меня, даже оставались ночевать в КБ. Так же работали и в опытном цеху. 11 апреля 1963 г. "объект 167Т" совершил первый в мире испытательный пробег на танковом полигоне завода. Потом был изготовлен второй образец "объекта 167Т". На них мы проводили экспериментальные работы в течение четырех лет в различных климатических и дорожных условиях.

    На основе тщательного анализа результатов испытаний двух "объектов 167Т" наше КБ пришло к выводу о бесперспективности газотурбинного танка, в связи с чем мы стали создавать новые танки с дизельными четырехтактными двигателями типа В-2 Челябинского тракторного завода, которые стояли на предыдущих танках, начиная с танка Т-34.

    Как показало время, это направление было самым правильным.


    Т-72 на учениях


    Т-72


    В 1963 г. мы стали отрабатывать боевое отделение для танка Т-62 со 115-мм пушкой, но с раздельными выстрелами (отдельно снаряд и гильза). В нем на вращающейся платформе под полом размещались в два ряда 22 выстрела. Из-под пола механизмом заряжания выстрелы подавались в ствол, а оставшиеся после стрельбы поддоны от гильзы через люк в башне выбрасывались наружу.

    По сравнению с харьковским "объектом 432" наше боевое отделение имело следующие преимущества: улучшался комфорт для экипажа, членам экипажа представилась возможность свободно общаться друг с другом, значительно повысилась живучесть танка в бою. Да и автомат заряжания оказался конструктивно проще и надежнее.

    К концу 1965 г. мы закончили отработку этого автомата, но вводить его в производство не имело смысла, так как московскими чиновниками предполагалось в ближайшие 2-3 года на всех танковых заводах начать производство харьковского танка.

    В декабре 1966 г. "объект 432" был принят на вооружение и производство, получив наименование, танк Т-64. Создатели этого танка в 1967 г. получили Ленинскую премию. В группе награжденных отказались председатель научно-танкового комитета генерал- лейтенант А.З. Радус-Зенкович и директор танкового института в Ленинграде B.C. Старовойтов.

    Правда, через несколько лет их сняли с должностей за принятие на вооружение недоработанного танка Т-64.

    В июне 1967 г. вышло Постановление правительства о производстве в 1970 г. танков Т-64 в количествах: В Тагиле и Омске – по 40 штук, в Челябинске – 25. Вслед за Харьковом, как всегда в инициативном порядке, за счет средств предприятия, КБ Уралвагонзавода начало проводить работу по установке в танк Т-62 гладкоствольной пушки калибра 125 мм. К ноябрю 1967 г. был изготовлен один опытный образец, который приурочили к 50-летию СССР.

    5 ноября 1967 г. на Уралвагонзавод впервые прибыл Министр оборонной промышленности С.А. Зверев. Будучи в течение двух лет в этой должности, он все внимание уделял созданию нового танка в Харькове и часто ездил на завод им. В.А. Малышева, помогая им, как инженер и администратор. Так, например, по его предложению, торсионные валы стали оплетать изоляционной лентой. Во второй половине дня ему показали танк Т-62 со 125-мм пушкой. Автомат заряжания ему очень понравился, и он предложил установить его на харьковский танк.

    Мы согласились это сделать только при одновременной установке челябинского двигателя В-4Б с "объекта 167". Зверев это предложение одобрил и прислал для переделки шесть харьковских танков. В течение двух лет танки были переделаны и испытаны в различных условиях.

    Все узлы и механизмы работали удовлетворительно, кроме харьковской ходовой части. На последующие образцы была установлена ходовая часть с "объекта 167". Этот танк стал называться “объект 172”. С новой ходовой частью танк стал надежным, но чиновники докладывали Министру обороны А.А. Гречко о нем тенденциозно. Поняв это, он дал указание провести сравнительные войсковые испытания в различных дорожных и климатических условиях харьковского "объекта 434" (в будущем танка Т-64А) и тагильского "объекта 172" (в будущем танка Т-72). По результатам этих испытаний в 1973 г. оба танка были приняты на вооружение. Вопрос о производстве харьковского танка в Нижнем Тагиле отпал сам собой. Танк Т-72, начиная с 1973 г., стал производиться в Нижнем Тагиле. Танк Т-64А в относительно малых количествах выпускался только в Харькове.

    Таким образом, Уралвагонзавод выиграл соревнование с заводом им. Малышева и во втором раунде.

    Через 25 лет после начала производства на выставке сухопутных вооружений во французском городе Ле- Бурже танк Т-72 иностранными специалистами был признан самым лучшим танком второй половины XX века.

    В российских изданиях танк Т-72 преподносится как более технологичная и дешевая модификация танка Т-64. На самом деле, кроме пушек в танках Т-64 и Т-72 ничего общего нет. В них заложены разная идеология и концепция.

    Танк Т-72 создавался для массового производства на существующих площадях и оборудовании, а также для эксплуатации и ведения боевых действий в современной войне. В связи с этим он технологичен в изготовлении и надежен в работе, имеет высокую живучесть в бою благодаря укладке выстрелов внизу, куда бывает мало попаданий. Экипажу создан максимально возможный комфорт, в том числе свободное общение членов экипажа, очистка воздуха от газов в боевом отделении после выстрела и автоматический выброс поддонов от гильз.

    С самого начала проектирования танков типа Т-64 ("объекты 430, 432,434") их идеология сводилась к созданию машины массой не более 36 тонн, поэтому все конструкторские решения были подчинены этой задаче: максимально возможное понижение высоты и внутреннего объема танка, плотная компоновка, малогабаритные, предельно нагруженные узлы и механизмы, в том числе специально спроектированный новым КБ двухтактный пятицилиндровый высокоскоростной дизель 5ТД мощностью 580 л.с.


    Т-72С


    Сборка Т-72 на Уралвагонзаводе


    Т-90С


    Эту идею воплотить в жизнь не удалось. Танк в процессе создания начал увеличивать массу, из-за чего узлы и механизмы, рассчитанные на 36 тонную машину, делались все ненадежнее и ненадежнее.

    В довершение ко всему возникла идея сократить экипаж на одного человека и ввести в конструкцию автомат заряжания. В результате этого танк стал более уплотненным, ненадежным и менее подвижным. Пришлось увеличивать мощность двигателя до 710 л.с., что также отрицательно повлияло на его боевые и эксплуатационные качества, в том числе на максимально допустимую температуру окружающего воздуха.

    В заключение я хочу поделиться своим мнением. Танки Т-64 и Т-64А созданы в Харькове одним талантливым конструктором для своего возвеличивания и получения наград и почетных званий.

    Танки Т-55, Т-62, Т-72 создавались на провинциальном энтузиазме в Нижнем Тагиле коллективом высокоодаренных конструкторов для массового производства и ведения боевых действий практически во всех дорожных и климатических условиях Земного шара.

    Я преклоняюсь перед всеми работниками Уралвагонзавода, которые, живя в суровых климатических условиях, дыша запыленным и отравленным газом воздухом, не доедая из-за отсутствия продуктов и нехватки денег, выпускали лучшие в мире танки.

    К 80-летпю выдающегося советского конструктора танков Л.Н. Карцева

    Леонид Николаевич Карцев родился 21 июля 1922 г. в семье потомственного крестьянина в селе Скомово Ивановской области.


    По окончании средней школы в 1939 г. поступил в Энергетический институт в г. Иваново. После окончания второго курса института Леонид Николаевич был призван в армию и в августе 1941 г. стал курсантом танкового училища в г. Саратове, которое заканчил с отличием.

    С осени 1943 г. до окончания войны Леонид Карцев находится в действующей армии в 45-й Гвардейской танковой бригаде, входящей в состав 4-ой Гвардейской танковой армии, которой командовал М.Е. Катуков. Окончание войны встретил под Берлином в качестве командира роты технического обеспечения (РТО).

    В военные годы Леонид Николаевич досконально изучает устройство отечественных танков и танков наших союзников, знакомится с конструкцией боевых машин Германии. Кроме того, в это время он приобрел бесценный опыт по эксплуатации, ремонту и восстановлению танков в условиях “большой войны”, что в дальнейшем позволило ему успешно решать сложные задачи по созданию перспективных образцов бронетанковой техники.

    В августе 1945 г. Карцев поступает на инженерный факультет Военной Академии бронетанковых и механизированных войск (ВАБТ и MB), где под руководством высококвалифицированных специалистов изучает дисциплины по теории, конструкции и расчету танков и их механизмов.

    После окончания с золотой медалью Академии в 1949 г. Леонид Николаевич в составе большой группы сокурсников получает назначение в Уральского танкового завода в Нижнем Тагиле (завод № 183).

    Главным конструктором завода № 183 в это время был один из создателей легендарной “тридцатьчетверки” Герой Социалистического труда А.А. Морозов.

    В конце 1951 г. А.А. Морозов вернулся в Харьков в качеств главного конструктора танкового КБ-60М, а через некоторое время (в марте 1953 г.) главным конструктором Уральского танкового завода № 183 в городе Нижний Тагил назначается Л.Н. Карцев. Леониду Николаевичу в это время был всего 31 год и он стал самым молодым среди танковых Главных конструкторов.

    Прекрасная разносторонняя подготовка в различных областях, личный опыт участия в боевых действиях танковых войск и, конечно, выдающиеся способности как конструктора логично привели к назначению Леонида Николаевича Карцева главным конструктором ведущего танкостроительного завода. Он обладал такими качествами, как целеустремленность и настойчивость в достижении принятых решений, организаторскими способностями и умением работать с коллективом, объективно оценивать возможность завода при реализации принятых конструктивных и технологических решений. Наконец, он обладал чувством нового.

    В 1969 г. Леонид Николаевич, неожиданно для многих, заканчивает работу на заводе в Нижнем Тагиле, передает обязанности главного конструктора своему заместителю В.Н. Венедиктову, в прошлом однокурснику по учебе в Военной Академии БТВ, и переходит на работу в Центральный аппарат Министерства обороны в Москве.

    В период с 1953 г. по 1969 г. под его руководством были выполнены следующие основные разработки объектов бронетанковой техники:

    – Доводка танка Т-54 до варианта Т-54Б, что характеризовалось установкой двухплоскостного стабилизатора пушки, приборов ночного видения, оборудования для преодоления танком водных преград под водой, оснащения танка противопожарным оборудованием;

    – Создание танка Т-55, обладавшего автоматической защитой от ядерного оружия (ПАЗ), увеличенным боекомплектом, гусеницей с резинометаллическим шарниром, бортовой передачей планетарного типа.

    – Создание танка Т-62, имевшего на вооружении 115-мм гладкоствольную пушку с мощным подкалиберным снарядом и с выбросом стреляных гильз из башни после стрельбы. Танк Т-62 выпускался серийно с 1960 г. по 1972 г.

    – Создание истребителя танков ИТ-1, на вооружении которого впервые в практике отечественного танкостроения устанавливалось ракетное оружие. За разработку этого объекта Леонид Николаевич был удостоен Государственной премии.

    – Опытный “объект 167” с ГТД (газотурбинным двигателем), позволивший практически оценить некоторые свойства этого типа двигателей при их установке в танк.

    В 1973 г. на заводе был поставлен на серийное производство танк Т-72, который в различных модификациях выпускался до 1993 г. Этот танк нового поколения явился завершением линии "объектов 167" и "172", начатых еще в бытность Леонида Николаевича главным конструктором завода (например, "объект 172" был оснащен 125- мм гладкоствольной пушкой, имел двухплоскостной электрогидравлический стабилизатор, автомат заряжания с раздельным досыланием снаряда и гильзы, некоторые детали корпуса и башни имели комбинированное бронирование и т.д.).

    По основным показателям военноэкономической эффективности танк Т- 72 оказался “знаковым” для танкостроения последней четверти XX столетия. Танки этого типа экспортировались в страны бывшего Варшавского Договора, Индию, Сирию, Ирак, Алжир, Ливию, Финляндию, Югославию. Всего было выпущено около 30 000 танков различных модификаций, что является рекордом.

    За разработку и внедрение в серийное производство танка Т-72 и его модификаций главный конструктор Уралвагонзавода В.Н. Венедиктов заслуженно был удостоен звания Героя Социалистического Труда, а большая группа специалистов – Государственной премии СССР. Леонида Николаевича Карцева среди них не оказалось, что, безусловно, является несправедливым.

    В данной публикации, написанной ко дню 80-летия со дня рождения выдающегося конструктора танков Леонида Николаевича Карцева, хотелось напомнить о его разнообразной творческой деятельности в этой области, а также о недооценке его вклада в создание танка Т-72, что желательно и возможно исправить.

    Генерал-майор, доктор технических наук, профессор, заслуженный деятель науки и техники

    Сергеев Л. В.


    Михаил Никольский

    Танки Т-54/55 и Т-62 в боях

    Т-55 в период ирако-иранской войны


    История боевого применения танков Т-54/55 и Т-62 фактически представляет собой историю вооруженных конфликтов второй половины XX века. Войны, в которых эти танки участия не принимали, можно пересчитать по пальцам. Данная статья является не более чем попыткой «обозначить» присутствие знаменитых боевых машин на полях сражений локальных войн второй половины минувшего века. Автор сознательно не касался истории использования танков Советской Армией и армиями стран СНГ. Особое место занимают арабо-израильские войны. Тема эта крайне интересная и, к сожалению, животрепещущая. Танковой войне на Ближнем Востоке будет посвящен отдельный номер нашего журнала.

    Африка

    Танки Т-54 и Т-55 широко использовались в боевых действиях на территории Анголы. Применяли их как правительственные войска Луанды, их кубинские союзники, так и противники – отряды УНИТА Жонаса Савимби.

    Первые 200 танков прибыли в Анголу в 1975-1976 гг. Во многом благодаря наличию бронетехники спешно переброшенному в страну кубинскому контингенту удалось отбить наступление подразделений вооруженных сил ЮАР и Заира, сохранив тем самым прокоммунистическое правительство в Луанде.

    Очередной виток «долгоиграющей» войны пришелся на середину-конец 1980-х гг. В 1985 г. у Савимби под ружьем стояло порядка 60 ООО человек. Формирования делились на «регулярные» и «партизанские». Основой являлся батальон, численность регулярного батальона составляла 900-1500 человек, партизанского – 300-500. Батальоны УНИТА имели вполне современное вооружение, позволявшее эффективно бороться с бронетехникой: 122- мм гаубицы Д-30, 76- и 57-мм советские противотанковые пушки времен Второй мировой войны, безоткатные орудия китайского производства, ручные противотанковые гранатометы. Танковый парк был представлен захваченными у правительственных войск трофейными Т-34 и Т-54/55. На середину 1985 г. вооруженные силы Анголы имели весьма внушительное количество танков – около 300 Т-54/Т-55 и Т-62, а также примерно полторы сотни Т-34 и около 50 ПТ-76.

    УНИТА удалось отбить первый удар, в ходе июльских и августовских боев партизаны захватили девять танков Т- 55. Западные эксперты отмечали необычайно широкое для Анголы использование в сражении бронетехники: в бой было брошено порядка 150 танков Т-55. Бои развернулись на фронте протяженностью в 40 км. Подготовка наступления не укрылась от внимания южноафриканской разведки. Нехитрый прогноз говорил о том, что без помощи армейских подразделений «белой» армии отряды Савимби Мавингу не удержат. В Претории было принято решение о прямой военной интервенции. Силы были выделены на первый взгляд небольшие: механизированная бригада численностью 3000 человек с танками и артиллерией. Однако с точки зрения боеспособности, эти войска стоили 30 000 ангольцев, что они и продемонстрировали в последующих боях.

    Наступление началось 10 июля. Первый удар отряды УНИТА отбили без помощи южноафриканцев. 14 августа в наступление перешли уже пять бригад правительственных войск. В составе каждой моторизованной бригады ангольской армии имелось от 10 до 30 танков Т-54/55. Противотанковой обороной УНИТА на сей раз руководили офицеры вооруженных сил ЮАР. Выставленные мины и артиллерия повстанцев не смогли установить движение бронетехники. В район южнее реки Лумба пришлось перебросить южноафриканскую артиллерию – 155-мм орудия G-5. Орудие G-5 создано в ЮАР и является одним из лучших в мире в своем классе, прицельная стрельба возможна на дистанцию до 42 км. В бой вступила южноафриканская авиация. ЮАРовцы использовали проверенную временем тактику – нарушение линий коммуникаций. Местность не благоприятствовала наступлению – войска шли колоннами, темп продвижения составлял всего 4 км в сутки. Тем не менее к середине сентября авангард 47-й бригады достиг реки Ломба. Здесь ангольцы встретили ожесточенное сопротивление батальонов Савимби и механизированных подразделений армии ЮАР. В сражении 13- 14 сентября ангольские и кубинские войска уничтожили три ЮАРовских бронетранспортера' и еще два повредили. Собственные потери в бронетехнике составили шесть танков. Реку удалось форсировать.

    Поворотной датой сражения стало 3 октября. Наступление сменилось отступлением: отход начали сразу четыре бригады – 47-я, 59-я, 16-я и 21-я. 47-я бригада лишилась 18 танков. Отряды УНИТА отбросили правительственные войска за реку Ломба. Ключевым фактором успеха стал убийственный огонь южноафриканской артиллерии. Впервые в боях приняли участие танки «Олифант» – модернизированные в ЮАР «Центурионы». Неплохо показали себя в боях с Т-54 и Т-55 пушечные бронеавтомобили «Ратель-90».

    Правительственным войскам удалось остановить продвижение противника на рубеже реки Чамбинги, точнее – противника остановили кубинские части, в том числе подразделения, вооруженные танками Т-62. В спешном порядке с Кубы была переброшена 50-я дивизия – лучшее соединение Революционных вооруженных сил Кубы. Ранее дивизия занимала позиции по периметру американской военной базы Гуантанамо. Задачу переломить ситуацию кубинский лидер возложил на генерала Очоа Санчеса. Министр обороны Кубы Рауль Кастро Рус отметил: «Ситуация ухудшается экстраординарно из-за бешеных атак южноафриканцев. Существует опасность уничтожения всей многочисленной группировки ангольских войск в районе Куито-Куанавале». С 9 по 16 ноября в междуречье Чамбинги и Хуби ангольская армия и кубинские войска потеряли 33 танка. Противник был остановлен в 10-15 км от города. С этих позиций пушки G-5 могли обстреливать крупную авиабазу в Куито-Куанавале.

    В середине декабря, воспользовавшись отлучкой Санчеса, ангольцы оставили позиции, начав отступление в направлении расположенного в 200 км западнее Куито-Куанавале города Менонга. Фидель в далекой Гаване, узнав об этом, пришел в ярость. В начале январе из Менонги выступила тактическая группа кубинцев, в составе которой был танковый батальон. Санчесу приходилось полагаться только на своих парней. Нельзя сказать, что ангольская армия не воевала совсем. Воевала, вопрос: как? На рассвете 13 января 1988 г. 21-я бригада перешла в наступление. Подразделения бригады. напоролись на ожесточенное сопротивление. Правительственные войска потеряли за один день 12 танков, пять из которых фактически были брошены на поле боя исправными. В февральских боях кубинские танкисты совместно с артиллерией нанесли чувствительные потери противнику (по меркам ЮАР): из строя были выведены пять танков «Олифант» и семь бронеавтомобилей «Ратель».

    Бои под Куито-Куанавале завершились подписанием в июне перемирия между противоборствующими сторонами. Гавана начала постепенный вывод войск из Анголы, к этому времени численность Ограниченного контингента достигла 50 000 «добровольцев». Взамен ЮАР гарантировала предоставление независимости Намибии. Вывод кубинских войск завершился в 1991 г.

    Перемирие продлилось несколько месяцев, затем война разгорелась с новой силой, однако кубинские и южноафриканские войска принимали в них ограниченное участие. Боевые действия развернулись в 150 км восточнее Куито-Куанавале. Две ангольские моторизованные бригады попытались разгромить находившиеся в этом районе формирования УНИТА. Бойцы Савимби отбили удар, уничтожив, в частности, шесть танков Т-55.

    В 1991 г. казалось, что усилия международного сообщества установить мир в Анголе увенчались успехом – УНИТА и Партия Труда подписали мирный договор, предусматривающий проведение всеобщих выборов. Увы, Савимби не захотел превращать свою армию в политическую партию. За провалом надежд на мир последовал очередной виток войны. Теперь на стороне правительства в Луанде выступали наемники из ЮАР, недавние противники оказались по одну сторону баррикад. Парадокс, но, лишившись официальной поддержки стран Запада, Савимби нашел возможность резко усилить боевую мощь своих батальонов. Развал Советского Союза и распад Организации Варшавского договора привел к появлению беспрецедентного по масштабам «серого рынка» вооружений. За деньги не продавались разве что ядерные боеголовки. А деньги у Савимби имелись. УНИТА контролировала территории, на которых добывалось порядка 70% ангольских алмазов. Продажа алмазов позволила главному ангольскому оппозиционеру закупать в странах Восточной Европы танки, зенитные ракетные комплексы, боевые вертолеты, не взирая на действовавшее с 1991 г. эмбарго на поставку оружия всем противоборствующим сторонам конфликта в Анголе. Иногда контрабанда оружия становилась достоянием гласности. Так в январе 1994 г. таможня британского порта Плимут досмотрела германское торговое судно «Nora Неегеп» с официально задекларированным грузом .«сельскохозяйственной техники». «Тракторами» оказались танки Т-55 в количестве 20 штук. Груз предназначался УНИТА, а в Плимут транспорт вынужден был зайти для приема топлива. Пунктом отправления значился балтийский порт Высоцк.

    Ангола – не единственное африканское государство, на территории которого воевали танки советской конструкции. Танки Т-55 активно применялись в ходе гражданской войны в Судане, причем их использовали как правительственные войска, так и формирования Суданской народно-освободительной армии (СНОА). К примеру, в 1997 г. в окрестностях города Джуба повстанцы сожгли три Т-55. В действовавшем здесь отряде СНОА имелось два танка Т-55, не исключено, что именно они подбили из засады бронетехнику правительственных войск. В марте 1997 г. отряды СНОА провели операцию «Удар грома», в которой приняли участие три бригады повстанцев. Бои развернулись 9 марта в районе городов Кая, Алеро и Йеи. В распоряжении командования СНОА на этом участке имелось несколько танков Т-55. Пяти танкам предстояло перерезать шоссе Йеи – Алеро.


    Ангольский Т-55, подбитый в боях с юаровскими интервентами, вторая половина 1980-х


    Т-55, подбитый унитовцами. 90-е годы


    Атака началась с неудачи – все пять машин застряли в грязи. Пехоте пришлось атаковать позиции правительственных войск только при поддержке огня пулеметов и безоткатных орудий. В обороне стоял взвод Т-55. Северо- восточнее Йеи атаку пехоты также поддерживали танки. Здесь бой также начался с неудачи – один Т-55 подорвался на мине. Тем не менее, поставленные задачи удалось выполнить. Части СНОА стали развивать успех и …нести потери в танках: один Т-55 свалился в реку с моста, две машины застряли, пытаясь форсировать речку вброд. За ночь саперам вытащить танки на берег не удалось, а утром 10 марта противник в ходе контратаки вывел из строя очередной Т-55. Правительственным войскам все же не удалось переломить ход сражения – началось отступление, местами переходившее в бегство. Утром 11 марта колонна из пяти Т-55 и порядка 3000 человек пехоты СНОА двинулась на Йею. К вечеру повстанцы вышли к городу и после часового боя выбили оттуда противника.

    Южнее Ийе дела обстояли не столь блестяще – войска хартумского режима нанесли 12 марта контрудар, при отражении которого СНОА потеряла один Т-55. По численности повстанцы уступали противнику вдвое-втрое, однако, как ни странно, превосходили войска Хартума в тяжелом вооружении. В удобном месте была организована засада – огневой мешок. Восемь Т-55, расчеты тяжелых зенитных пулеметных установок нанесли удар. Потеряв 1000 пленных, остатки колонны бежали, бросив уцелевшую технику, в том числе и танки.

    Крупномасштабные боевые действия в Чаде развернулись в 1982 г. Гражданскую войну «подкрепила» военная интервенция армии полковника Каддафи. С другой стороны правительству в Нджамене стала оказывать помощь Франция. В Чад были направлены подразделения Иностранного легиона. К 1983 г. страна оказалась разделенной по «красной линии» – 16-й параллели. Севернее территорию контролировал поддерживаемый Ливией президент Уэддей, южнее – спонсируемый Францией Хиссен Хаюре, некогда министр обороны в правительстве Уэдцея. Хрупкое равновесие, нарушаемое частыми стычками, продержалось до 1986 г. Годом раньше начались междуусобицы в лагере сторонников Уэдцея, сам экс-президент был готов пойти на переговоры с Нджаменой. Ливийцы вмешались. 10 ноября ливийские войска атаковали города Гуро, Оуниянга и Гоурма. Правительство северного Чада призвало народ отразить агрессию. Гражданская война превратилась в чадско-ливийскую. Сначала Каддафи направил в Чад сравнительно небольшие силы: два механизированных и два танковых батальона, всего 8000 человек. Позже контингент пришлось существенно увеличить. Наступление развивалось очень успешно. Если бы не прямая военная помощь Франции, то, скорее всего, моторизованные колонны командующего ливийскими войсками полковника Махмуда Риффи вскоре могли оказаться в районе 16-й параллели. Французские противотанковые комплексы позволили остановить наступление ливийцев примерно на линии Зуар – Фада. О накале боев может свидетельствовать такой факт: войска Нджамены за месяц взяли в плен 130 ливийцев, в то время как во всем Чаде с 1983 по начало 1986 г. в плен попало всего 113 военнослужащих армии Ливии.

    Конфликт Ливии и Чада интересен тем, что Чад представил на имя Генерального секретаря ООН 124-страничный доклад с детальными данными об ущербе, причиненном противнику – вооруженным силам Ливии. Ниже приведены данные о потерях ливийцев в танках:

      захвачено уничтожено всего
    Т-54 3 4 7
    Т-55 113 183 296
    Т-62 12 - 12

    Остается только сожалеть, что, видимо, по причине врожденной скромности люди Хабре промолчали о собственных потерях. Победителям – простительно, а Ливия, вне всяких сомнений, потерпела поражение.


    Иракский Т-62 в период ирако-иранской войны

    Ирак

    Территориальный спор между Ираком и Ираном уходит в глубь истории. Спор обострился после открытия в начале XX века нефтяных месторождений в районе Персидского залива. На протяжении первой половины XX века линия границы между двумя странами в районе реки Шатт-эль-Араб пересматривалась неоднократно. Ее оконечный вариант совершенно не устраивал Ирак, получивший всего 80 км заболоченного побережья Персидского залива – нефть качать можно, но построить мощный порт, чтобы ее экспортировать проблематично. Иран же обладал мощными портовыми сооружениями в Хорремшехере, на самой границе. Понятно, что вооруженный конфликт был предрешен. Помимо территориально-экономической стороны существовала еще и религиозная: в обеих странах живут мусульмане, однако в Иране господствуют шииты, а в Ираке – сунниты.

    Удобным случаем для начала войны посчитали 1980 г. Иран выглядел ослабленным после произошедшей в 1979 г. антишахской революции, страна лишилась поддержки могучего спонсора – США. Первым напал Ирак, но ответственность за одну из самых кровавых войн второй половины XX века по справедливости должны нести и Багдад, и Тегеран. Еще до начала боевых действий аятолла Хомейни обратился с призывом к населению сопредельного государства с призывом не подчиняться приказам «врагов Корана и ислама».

    Вооруженные силы Ирака по технической оснащенности превосходили иранскую армию. Основу танкового парка вооруженных сил Ирака составляли несколько сотен Т-54, Т-55, Т-62 и китайских Т-59. Советскую технику Багдад начал получать после заключения в 1972 г. договора о дружбе и сотрудничестве между СССР и Ираком. Иран мог противопоставить порядка 700 танков «Чифтен» и М60А1. Сила армии Ирана была в ее численности и огромных людских резервах страны. На первом этапе войскам Саддама Хуссейна сопутствовал успех. Они без проблем продвинулись в глубь Ирана, оккупировав территорию площадью около 20 000 км2 . Продвижение иракских войск удалось остановить на линии Дизфуль – Бостан – Ахваз. В октябре Ирак предложил начать мирные переговоры, поскольку поставленные задачи были не только выполнены, но и перевыполнены. Понятно, что Хомейни на такие переговоры пойти не мог.

    В январе 1981 г. началось контрнаступление иранских войск. Целями наступления были снятие иракской осады с города Абадан и очистка от противника дороги на Ахфаз. Разведка Ирака вскрыла планы иранской стороны. В полосе иранского наступления была скрытно сосредоточена танковая дивизия (до 300 танков Т-62). 6 января иранские танки вышли к передовым иракским позициям. Не зная о переброске танковой дивизии противника, иранцы атаковали с ходу. Иракцы, согласно плану боя, отошли, заманив «Чифтены» и М60 в огневой мешок. В бою 6 января одна иранская танковая бригада была полностью уничтожена. Еще две иранские танковые бригады были разгромлены в боях 7-8 января. Сражение 7-8 января примечательно тем, что представляло собой танковый бой в чистом виде. Поле боя превратилось в сплошную трясину, танки противников сблизились вплотную так, что авиационная или артиллерийская поддержка без риска поразить свои войска полностью исключалась. По данным Ирака, в трехдневных боях иранцы потеряли 214 танков, Иран признал потерю 88 машин.

    Неудачи иранцев во многом объяснялись сложным переходным периодом, который переживала страна и армия. В результате революции оказалась разрушенной прежняя система снабжения и обслуживания боевой ‘ техники. Требовалось время, чтобы найти замены доброму дяде Сэму, долгое время кормившего шаха танками, самолетами, боеприпасами. Во второй половине 1981 г. иранцы добились первых ощутимых успехов, которые удалось закрепить в 1982 г. Иран использовал свое едва ли не единственное преимущество перед армией Саддама – огромное количество молодых людей, жаждавших отдать жизнь за светлые идеалы ислама. Весной 1982 г. иракские войска начали отход на старую линию границы. Теперь подправить линию границы решили в Тегеране. Война продолжалась. В середине июля за счет огромного численного превосходства иранские войска углубились на территорию Ирака в районе Басры на глубину 15-20 км. Остановить бойцов Корпуса стражей Исламской революции в 9 км от окраин Басры смогли спешно переброшенные сюда танки Т-55 и Т-62. Затем контрударом иранцы были отброшены на исходные позиции. Вплоть до февраля 1984 г. линия фронта стабилизировалась, а бои приняли позиционный характер. Попытки иранских войск провести наступательные операции ограниченного масштаба срывали контрудары иракской бронетехники и авиации.

    В феврале 1984 г. иранцы провели операцию «Хайбар», в ходе которой смогли установить контроль над островом Манджнун, на котором находились крупные иракские нефтеразработки. Успеху операции способствовал характер местности: на заболоченных участках армия Саддама лишилась своего козыря – танков. Попытка же форсировать реку Тигр была сорвана иракскими войсками. Операцию «Хайбар» можно считать удачной лишь частично. В течение 1984-1985 гг. противники обменялись рядом ограниченных ударов, ни один из которых не позволил какой-либо стороне получить ощутимое преимущество. Иранские войска стремились форсировать Тигр, чтобы выйти в глубинные районы Ирака. Термин «ограниченные по масштабам» в данном случае относится к территории, на которых разворачивались сражения. Потери же сторон, особенно Ирана, назвать «ограниченными» язык не поворачивается. К примеру, в ходе операции «Бадр» с 12 по 18 марта потери вооруженных сил Ирана составили 30 000 человек, несколько сотен единиц бронетехники и артиллерийских стволов!

    Операция «Кабрала-5» началась 5 января 1986 г. из района Хорремшехера. Отрядам Корпуса стражей Исламской революции удалось захватить на иракском берегу Шатт-эль-Араба несколько плацдармов и навести понтонные переправы. За первые 36 часов сражения наголову была разгромлена 44-я иракская бригада.

    Одновременно удар был нанесен по иракским войскам, оборонявшим Басру. Атаки на Басру частям Республиканской гвардии удалось отбить, но с плацдармов южнее Хорремшехера иранцы сумели вырваться. Утром 11 февраля был захвачен город Фао. В спешном порядке сюда на автомобильных транспортерах было переброшено дополнительное количество танков. Времени для сложных маневров у иракского командования не оставалось, поэтому танкисты атаковали противника в лоб. В ходе трехдневных ожесточенных боев отборным подразделениям Республиканской гвардии Ирака удалось не только остановить наступление иранцев, но и потеснить их, однако сбросить противника за Шатт-эль-Араб сил у иракцев не хватило. Операция «Кабрала-5» завершилась 26 февраля. Потери иранцев оказались огромными, однако Ирак также понес тяжелые потери, особенно в бронетехнике. Разгневанный Саддам Хуссейн заменил ответственного за оборону Басры командира 3-го армейского корпуса генерал-майора Халиля аль-Дхури генерал-лейтенантом Дхиа уль-Дин Джамалом. Был смещен со своего поста начальник Генерального штаба.


    Т-55 армии Ирака. 1984 г.


    Иракский Т-55 в период боев за г. Фао


    В Тегеране высоко оценили достигнутый успех, даже переоценили. Перед вооруженными силами поставили задачу до марта 1987 г. добиться окончательной военной победы над Багдадом. Весь 1986 г. иранцы пытались протаранить оборону иракской армии.

    Успехи имели место, однако – лишь тактические. Решительный удар был подготовлен в конце декабря 1986 г. в секторе Фао. Перед войсками стояла задача выйти на границу с Кувейтом, отрезав тем самым Ирак от Персидского залива. Наступление началось в ночь на 24 декабря, однако иракская разведка узнала о нем заранее. За счет численного превосходства стражи Исламской революции сумели захватить несколько островов в русле Шатт-эль-Араба и несколько плацдармов на иракском берегу. И все. Ценой потери 10 000 человек только убитыми. Армия Саддама Хуссейна в очередной раз остановила противника.

    Основной принцип футбола гласит: «Не забиваешь ты, забивают тебе». Хомейни гол в 1987 г. не забил, а год 1988 г. стал удачным для его визави. Наступление иракской армии началось утром 17 апреля из района Басры. Главный удар наносили части Республиканской гвардии, которые имели на вооружении не только новейшие Т-72, но и проверенные временем и любимые танкистами Т-62. Вся операция заняла вместо планировавшихся 4-5 суток 34 часа. Город Фао был освобожден.

    Огромное значение придавалось освобождению нефтеносного острова Маджнун, лежащего недалеко от г. Басра. В июне 1988 г. остров оставался единственной иракской территорией, которая все еще находилась в руках исламистов-фундаменталистов. Ирак сосредоточил примерно 2000 танков и 600 стволов артиллерии. Иранцы имели всего 60 танков, в основном – «Чифтены» и «Скорпионы». Успех армии Саддама Хуссена был абсолютным – остров освобожден, все иранские танки или уничтожены, или захвачены в качестве трофеев.

    Реальным свидетельством тяжелейших потерь Ирана в танках, равно как и успешных действий иракских танкистов, стала передача Ираком в 1989 г. Иордании примерно 120 трофейных танков «Чифтен». Большая часть танков имела боевые повреждения и нуждалась в серьезном ремонте, но около 30 машин находились в боеспособном состоянии. Ирак принял решение о продаже захваченных танков из-за сложностей с техническим обслуживанием танков английской конструкции, поскольку весь танковый парк этого арабского государства состоял из машин советского или, что почти одно и то же, китайского производства.


    Танк Т-55 сербской армии с импровизированным дополнительным бронированием. 1995 г.


    Иракский Т-62


    Танки Т-55 армии Ирака на параде. 1995 г.


    Хорватский танк Т-55 в окрестностях города Дубровник.


    Т-55 сербской армии, захваченный в ходе боёв хорватами.


    Сергей ГАНИН Ростислав АНГЕЛЬСКИЙ









    Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

    Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.