Онлайн библиотека PLAM.RU  




Пулеметное вооружение накануне Первой мировой войны

Пулеметы успели доказать свое значение в ходе колониальных войн, а также англо-бурской, русско-японской, двух балканских войн. Русско-японская война отличалась интенсивным использованием пулеметов и ускорила их доработку (в том числе — в плане облегчения) и введение в разных странах в 1907–1914 гг. Но к мировой войне 1914-1 91 8 гг. армии практически всех держав подошли, имея на вооружении станковые пулеметы лишь в качестве специального артиллерийского средства «ближнего боя» полкового и бригадного подчинения — своеобразного варианта «полковой артиллерии». Огневую мощь пехоты должна была составить винтовка, причем в России, Германии, Франции были готовы к войсковым испытаниям опытные образцы «автоматических» винтовок.

Русская армия к началу Первой мировой войны имела три модели станковых пулеметов, являвшиеся модификациями системы, созданной в 1880-е гг. американским конструктором X.С.Максимом — «Максим» обр. 1910 г. (основная модель) и обр. 1905 г. производства Императорского Тульского оружейного завода (ИТОЗ), а также пулеметы «Виккерс». Пулеметы Максима, закупленные на рубеже XIX–XX веков в Великобритании и Германии, оставались на складах и в крепостях.

10 июля 1906 г. Совет Государственной обороны утвердил введение в каждый пехотный полк и каждую кавалерийскую дивизию пулеметной роты (команды) 8-пулеметного состава, напоминавшей скорее легкие артиллерийские батареи. «Малая программа по усилению армии», принятая 10 июля 1913 г. и рассчитанная на пять лет, включала завершение поставок пулеметов по плану 1906 г., переделку «тяжелых» пулеметов обр. 1905 г. в «легкие» по обр. 1910 г. и окончание заготовления патронов. К реализации «Большой программы», предусматривавшей доведение годового производства до 1000 пулеметов и 700 станков к ним, даже не приступили.

Ручные пулеметы, хотя и имелись в некоторых армиях, нигде не получили ясного места в системе вооружения — где-то их считали вооружением кавалерии, где-то средством самообороны артиллерии, но нигде не ожидали от них существенной пользы для пехоты. В России закупленные во время русско-японской войны ручные пулеметы (или, как их называли тогда, «ружья-пулеметы») «Мадсен» испытывали в кавалерийских и казачьих частях, а в 1912 г., после принятия пулемета «Максим» со станком Соколова, передали в крепости. Ручные пулеметы рассматривались и как возможное вооружение легких катеров, аэропланов, дирижаблей. В 191 1 -1913 гг. в России на Ружейном полигоне Офицерской стрелковой школы испытывали ружья- пулеметы Гочкиса и Мак Клен-Льюиса, а смета на 1914 г. предусматривало закупку для испытаний десяти ружей-пулеметов Льюиса, двух Бертье и трех Гочкиса (для аэропланов; в 1912 г. опыты стрельбы из пулеметов с самолетов провели также во Франции и в США). Однако в августе 1913 г. Воздухоплавательная часть Главного Управления Генерального Штаба (ГУГШ) решила содержать пулеметы «Максим» для вооружения аэростатов и «Виккерс» — для аэропланов.


Как технически, так и тактически предшественницами автоматических пулеметов стали «рукояточные» картечницы. Наиболее популярна была картечница Гатлинга, показанная здесь с карусельной установкой коробчатых магазинов. В России название «пулемет» получили поначалу именно картечницы системы Гатлинга-Горлова и Гатлинга- Барановского


Пулемет Максима на «галопирующем» лафете Бересфорда


Пулеметный взвод Русской армии с пулеметами Максима на колесных лафетах крепостного типа. Такие пулеметы отправлялись в Маньчжурию в 1904 г.


Пулемет Максима («Максим-Виккерс») модели 1899 г. на опытном крепостном «брустверном» станке (заимствован у Гарднера). Обратим внимание на сочетание стальных и бронзовых деталей.


По плану 1910 г. и данным в разное время указаниям, вооружение пулеметами 504 пехотных и 32 кавалерийских полков вместе с созданием 10 %-ного запаса должно было закончиться к январю 1915 г. К этому моменту должно было быть: в пехоте — 4288, в коволерии — 256, в запасе — 454, всего же — 4990 пулеметов. К июлю 1914 г. в армии имелось 356 пулеметных команд первой очереди в пехоте, 6 команд Заамурского округа пограничной стражи, 32 команды в кавалерии. Пулеметных команд второй очереди было 120, в войсках имелось 4098 пулеметов, в запасе — 69, общая нехватка — 833 (во французских войсках первой линии не хватало 800 пулеметов). Русская пехотная дивизия на 1914 г. имела 32 пулемета, французская и германская — по 24, русская кавалерийская дивизия — 8 пулеметов, французская — 6. Нормы снабжения пулеметами казались достаточными, считалось, что «теперь можно быть спокойными за пулеметное дело». Запасы винтовочных патронов в России составляли всего около 2600 миллионов, хотя даже по заниженным нормам требовалось 2829 млн.





Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.