Онлайн библиотека PLAM.RU




Китайский эксперт — о программе самолетов ДРЛО

Вскоре после триумфального показа на параде в Пекине новейшего комплекса радиолокационного дозора KJ-2000 на популярном китайском военно-техническом интернет-портале china-defense-mashup.com было опубликовано интервью с одним из ведущих участников его разработки — исполнительным вице-президентом Китайской академии электроники и информационных технологий Ваном Сяомо (WangXiaomo), на протяжении последних 30 лет занимавшимся разработкой радиолокационной техники и внесшим огромный вклад в современную китайскую военную радиоэлектронику. Сам факт появления официального интервью с высокопоставленным экспертом на такую до сих пор столь секретную тему (а на сайте указано, что оно опубликовано в октябре этого года в «одном из китайских государственных журналов») вызывает большой интерес, и с учетом того, что г-н Сяомо откровенно и довольно подробно рассказывает о многих ранее неизвестных деталях и обстоятельствах китайской программы создания авиационных комплексов ДРЛО, мы решили полностью воспроизвести это интервью на страницах нашего журнала.

В конце 60-х гг. Китай начал разработку самолета дальнего радиолокационного обнаружения KJ-1. Почему эта программа была прекращена? Когда Китай смог вернуться к работам по самолетам ДРЛО?

Программа KJ-1 была прекращена, поскольку Китай в то время не смог решить проблему селекции полезного сигнала от помех, вызываемых отражениями от земли. Неудача с KJ-1 показала, что прежде чем мы сможем приступить к созданию полноценного работоспособного комплекса ДРЛО, нам нужно решить вопросы разработки широкополосного передатчика, высокопроизводительного сигнального процессора и антенны с низким уровнем боковых лепестков. В 70-х гг. Китай добился больших успехов в радиолокационных и компьютерных технологиях, что позволило подойти к вопросу создания и производства высокопроизводительных цифровых вычислителей. Кроме того, в 80-х гг. произошел ряд локальных военных конфликтов, в которых самолеты ДРЛО показали свою высокую эффективность. На этом фоне в начале 90-х гг. Китай и принял решение, что ему необходимо иметь на вооружении такие комплексы — либо собственной разработки, либо приобретенные за рубежом.

Это, наверное, был очень трудный и долгий путь…

Да. Хотя предварительные работы в этом направлении велись уже довольно давно, вопрос создания собственной системы ДРЛО еще продолжал дискутироваться в академических кругах. В 1992 г. группа китайских ученых подготовила доклад правительству о возможности разработки такой системы. Оно в свою очередь организовало посещение делегацией китайских ученых-электронщиков (я входил в ее состав) трех стран — Великобритании, России и Израиля.

После этой поездки нами был сделан вывод: чтобы как можно скорее получить на вооружение комплекс ДРЛО, такую систему нужно заказать за границей.

Израиль, на наш взгляд, демонстрировал серьезные успехи в разработке таких систем, но еще не достиг передовых позиций в разработке перспективных антенных систем. Не могла удовлетворить нашим запросам и Россия. В связи с этим делегация предлагала закупить британский «Нимрод». Однако вскоре от этой затеи отказались. В конце концов, Китай пришел к решению разрабатывать комплексы ДРЛО самостоятельно, используя при этом технологии, приобретаемые в Израиле.

В 1992 г. между КНР и Израилем было заключено предварительное соглашение о совместной разработке комплекса ДРЛО для ВВС НОАК. Четыре года спустя стороны подписали официальный контракт, предусматривавший создание самолета ДРЛО на платформе российского транспортного Ил-76. Израиль должен был поставить комплект конформных антенных систем (PHALCON) для размещения на его фюзеляже и в носовом обтекателе. Но, по нашим уточненным оценкам, такая конфигурация обеспечила бы обзор только в секторе 260°. Поэтому мы предложили другой подход: разместить антенные системы в большом неподвижном обтекателе над фюзеляжем — такой крупный обтекатель не имел ни один самолет ДРЛО в мире. Для его изготовления в Китае был построен крупнейший в Азии автоклав.

Как дальше развивалось сотрудничество Китая и Израиля?

В 1999 г. в России была завершена доработка первого самолета-носителя, и он перелетел в Израиль для установки радиотехнического комплекса. Однако под давлением США Израилю пришлось разорвать контракт. Он, правда, в итоге выплатил нам неустойку. Выход Израиля из программы привел к задержке получения нами готового комплекса ДРЛО, но, с другой стороны, только подстегнул наши собственные разработки.

Что Китай получил в результате сотрудничества с Израилем?

Во-первых, в Израиле мы получили доступ к технологиям разработки и изготовления приемо-передающих модулей АФАР, а также процессу изготовления обтекателей антенных систем из композиционных материалов. Во-вторых, Израиль помог нам с разработкой архитектуры радиотехнического комплекса на основе цифровых шин передачи данных.

Когда Израиль вышел из программы, были ли у Китая какие-то альтернативы?

Россия предлагала нам совместно разработать самолет ДРЛО на базе А-50 и даже передать ВВС НОАК «во временное пользование» четыре серийных А-50, пока будет вестись разработка нового комплекса. Похоже, в России были уверены, что КНР никогда не сможем разработать свой собственный АВАКС.

В это время произошло столкновение в воздухе американского самолета-разведчика ЕР-3Е и истребителя-перехватчика J-8II авиации ВМС НОАК. Мы чувствовали, что тучи сгущаются, и Китай оказывается в сложнейшей международной ситуации. Поскольку мы не ощущали особой поддержки, считалось, что на создание комплекса ДРЛО нам потребуется до десяти лет. Но наши военные не могли ждать так долго! И ситуация изменилась. В результате активной поддержки на самом верху в нашем правительстве, нам удалось значительно ускориться. Уже в 2002 г. был подготовлен образец самолета для наземных испытаний. В 2003 г. состоялся первый полет прототипа, и уже в декабре 2007 г. KJ-2000 поступил на вооружение ВВС НОАК. В итоге, на создание своего собственного авиационного комплекса ДРЛО нам потребовалось всего пять лет!

С какими трудностями пришлось столкнуться при разработке и доводке комплекса?

Во-первых, серьезной проблемой стал вопрос обеспечения электромагнитной совместимости применяемого оборудования. Во-вторых, немало трудностей имела разработка и обеспечение совместимости программного обеспечения. В-третьих, непростым оказался вопрос создания линии передачи тактической информации. В-четвертых, немало пришлось потрудиться над обеспечением приемлемых характеристик РЛС при полете самолета над горной местностью. В-пятых, у нас в то время не было другого выбора, как брать в качестве платформы самолет Ил-76, однако Россия не смогла обеспечить нам поставку новых самолетов или не захотела этого делать после того, как был создан KJ-2000. Но теперь Китай не намерен ограничиваться лишь самолетами ДРЛО на базе Ил-76. Сегодня у нас уже разработаны и другие комплексы, например KJ-200 на базе нашего транспортного Y-8.

Какими Вы видите дальнейшие перспективы развития китайских комплексов ДРЛО?

Китай на сегодня обладает уже несколькими типами комплексов ДРЛО. В будущем такие комплексы нашей разработки будут весьма конкурентоспособны на рынке, имея меньшую стоимость. Например, KJ-2000 стоил миллиарды юаней (сотни млн долл. — прим. ред.), а некоторые новые системы будут многократно дешевле.

Будучи огромной страной, Китаю в будущем потребуется больше самолетов ДРЛО. И мы еще разработаем немало новых проектов разных классов, а также модернизированных версий ныне существующих. Следующим нашим шагом станет создание конформной АФАР, которая потребует радикального совершенствования сегодняшних технологий обработки данных. Мы уверены, что китайские радиолокационные технологии уже сегодня находятся на мировом уровне. И за нами — будущее!









Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.