Онлайн библиотека PLAM.RU




  • Формирование 1-й Русской национальной бригады СС «Дружина»
  • «Гвардейская бригада РОА»
  • «Родионовцы» в борьбе с партизанами
  • Операция «Коттбус»
  • Третья глава. «Дружина» в борьбе с советскими партизанами

    Формирование 1-й Русской национальной бригады СС «Дружина»

    В марте 1943 г. обе «Дружины» объединились в белорусском населенном пункте Лужки. Кроме того, в Глубоком (недалеко от Лужков) появился отряд добровольцев из разведывательной школы в Волау (около 100 человек), а также Особый русский отряд (батальон) СС. Это подразделение было сформировано в начале 1943 г. бывшим капитаном РККА Разумовским и князем Голицыным в Бреслау с целью участия в «бессоновском» проекте по заброске диверсантов в глубокий советский тыл. До 22 апреля отрядом командовал бывший полковник РККА Васильев, а затем — бывший подполковник РККА Дружинин (в последующем Дружинин перешел к партизанам, а Васильев был арестован немцами)[186].


    Унтершарфюрер «Дружины» приводит себя в порядок. 1943 г.


    На основе указанных подразделений был создан 1-й Русский национальный полк СС (1. Russisches Nationale SS-Regiment). Личный состав полка насчитывал 1200 человек, включая 150 офицеров. На вооружении находилось 60 орудий, 95 пулеметов и свыше 200 автоматов[187]. Часть возглавил Гиль (впрочем, тогда он уже пользовался исключительно псевдонимом Родионов), а Блажевич стал вновь начальником штаба.

    Оба получили звания полковников (штандартенфюреров[188]). В мае 1943 г., по данным разведки партизан, в части было уже 1500 человек[189].

    Лужки стали центром района, предоставленного немецкими властями Гилю для самостоятельного управления (очевидно, по аналогии и исходя из удачного опыта Б.В. Каминского в Локте и, позднее, в Лепеле)[190].

    При этом реорганизационные мероприятия не закончились. В мае 1943 г. (по другим сведениям, в конце июня) на базе полка Гиля началось формирование 1-й Русской национальной бригады СС. 80 % соединения составили полицейские и местное население, 20 % — бывшие советские военнопленные. По партизанским данным, полицейские составляли 16–17 %, 11 % — русские эмигранты, 9 % так называемые «кулацкие элементы и буржуазные националисты», остальные — более 60 % — бывшие советские военнопленные. Русских в бригаде было 80 %, украинцев и представителей других национальностей — 20 %. На вооружении бригады находилось: полковых орудий — 5, противотанковых орудий — 10, минометов — 20, из них батальонных — 5 и ротных — 12, пулеметов — 280. Партизаны отмечали, что «винтовками русского, немецкого и чешского образцов личный состав бригады был вооружен полностью».

    Помимо винтовок личный состав соединения был вооружен немецкими пистолетами-пулеметами МР-40[191].


    В минуту отдыха…


    В конце июня 1943 г. мероприятия по развертыванию «Дружины» подошли к завершающей стадии. Бригада состояла из трех строевых и одного учебного батальонов, автороты, артиллерийско-минометной батареи, пулеметной роты, учебной роты (унтер-офицерской школы), роты боевого питания, двух взводов кавалерии, комендантского взвода, санчасти, хозчасти, штурмовой роты, саперного взвода, роты связи и взвода полевой жандармерии, организованного Блажевичем[192].

    Немалую проблему представляет вопрос о численности соединения. По мнению A.B. Окорокова, к июню 1943 г. бригада насчитывала около 8 тысяч человек. В последующем, отмечает историк, произошло еще одно увеличение состава (по некоторым сведениям, до 12 тысяч человек), что привело к переформированию бригады: «Взводы были расширены до рот, роты — до батальонов, а батальоны — до полков. Были сформированы также танковый и артиллерийский дивизионы»[193]. Западногерманский исследователь И. Гофман также отмечает, что в «Дружине» было 8000 человек[194]. К.А. Залесский, редактировавший монографию И. Гофмана, утверждает, опираясь на документы ЦШПД, что «максимальная численность "Дружины" при развертывании ее в бригаду (июль 1943 г.) составляла 3 тыс. человек в составе 4 батальонов, артиллерийского дивизиона и подразделений поддержки»[195].


    Советские партизаны в ходе операции. 1943 г.


    Не совсем понятно, каким образом «Дружина» могла за короткий срок вырасти до 8 тысяч человек. Следует учесть, что подчиненные Гиля за это время привлекались к операциям против партизан, несли потери, переходили на сторону народных мстителей. По нашему мнению, численность самой бригады никогда не превышала 4–5 тысяч человек.

    Для участия в крупных акциях командование «Дружины» старалось использовать весь личный состав соединения, хотя, видимо, не все части бригады бросались в бой, а только боеспособные. Возможно, в сведения партизанской разведки, где фигурирует цифра 1500 человек (май 1943 г.), вкралась неточность, и советские патриоты учитывали только боевой состав соединения, непосредственно привлекавшийся для выполнения задач по предназначению.

    Вызывает доверие позиция, предложенная А. Муньосом и поддержанная K.M. Александровым[196]. По их мнению, численность бригады, переброшенной в Докшицкий район Вилейской области, была доведена до 3 тысяч человек с дислокацией штаба (фельдпост[197] № 24588) в деревне Докшицы. В структурном отношении бригаду образовывали 4 (3 строевых и 1 учебный) батальона: I (фельдпост № 29117), II (фельдпост № 26998), III (фельдпост № 30601) и IV (фельдпост № 28344).

    Командные должности в бригаде заняли как бывшие советские офицеры, так и русские эмигранты. Среди бывших офицеров РККА можно назвать полковников Орлова и Волкова, майоров Юхнова, Андрусенко, Шепетовского, Шепелева и Точилова, капитанов Алферова и Клименко, старшего лейтенанта Самутина[198].

    Среди эмигрантов на командных должностях находились капитан Дамэ (начальник штаба 1-го полка), полковник (в СС имел звание гауптштурмфюрера[199]) князь Л.С. Святополк-Мирский (командир артиллерийской батареи), бывший офицер армии Деникина, штабс-капитан Шмелев (офицер контрразведки бригады), граф Вырубов и другие[200].

    Отдельного внимания заслуживает личность майора А.Э. Блажевича. После переформирования полка в бригаду его назначили командиром II батальона. Сотрудник отдела пропаганды вермахта Сергей Фрелих давал ему в своих воспоминаниях нелицеприятную характеристику: «Я ему не доверял, выяснив, что в Советском Союзе он служил в частях НКВД… то есть формированиях… преимущественно предназначавшихся для террористических действий против собственного народа. Сотрудничество с НКВД отпечаталось на характере Блашевича [так в тексте]: он был бессовестным, твердым, неискренним и умел заслужить доверие своих немецких начальников своим жестоким поведением по отношению к русскому населению и взятым в плен партизанам»[201]. Не менее категоричен в своих оценках и Константин Кромиади: «Гиль умел располагать к себе людей. Однако при нем состояло два отвратительных субъекта — его адъютант и командир второго батальона, майор Блазевич [так в тексте]. Они были разными людьми, но от обоих веяло чекистским изуверством, и оба ходили за своим командиром, как тени; по-моему, они и его держали в руках»[202]. О том, что Гиль «все больше и больше попадал под влияние» Блажевича, пишет и Стеенберг[203].

    Блажевич, по информации Самутина, возглавлял в соединении так называемую «Службу предупреждения», которая занималась контрразведывательной работой по выявлению среди местного населения лиц, имеющих связи с партизанами, а среди личного состава бригады — просоветски настроенных и имевших намерения перейти на сторону партизан. Тут возникает некоторый казус, поскольку, по мнению ряда историков, за контрразведку в полку и в бригаде отвечал бывший генерал-майор РККА П.В. Богданов. Но, учитывая, каким влиянием пользовался Блажевич, вполне можно допустить, что Самутин на этот раз не кривит душой: «…Блажевич возглавил Службу Безопасности, этакое доморощенное "СД". К нашему удивлению он привез с собой в качестве самого ближайшего своего помощника бывшего генерал-майора Богданова, которого мы знали еще по Сувалкам, только теперь бывший генерал состоял при особе Блажевича в чине капитана… Но при общих повышениях не был забыт и бывший генерал. В новом штабе и он уже числился теперь в звании майора, и его Блажевич взял к себе в свой отдел Службы Безопасности в качестве заместителя и начальника следственной части»[204].

    Согласно партизанским документам, Блажевич в бригаде был заместителем Гиль-Родионова[205]. Это не исключает того, что Богданов находился на должности начальника «Службы предупреждения» формально, а фактически разведка и контрразведка соединения была в руках Блажевича. В дальнейшем влияние Блажевича в «Дружине» возросло. Забегая вперед, отметим, что перед самым переходом бригады на сторону партизан заместитель Гиль-Родионова побывал в Берлине, где, вероятно, пытался заручиться согласием руководства СД на то, чтобы снять Гиля с должности комбрига, возглавить вместо него соединение и навести в нем соответствующий порядок[206].

    «Гвардейская бригада РОА»

    В контексте нашего исследования, нельзя пройти мимо вопроса, связанного с неудачной попыткой формирования так называемой «1-й гвардейской бригады РОА» на основе подразделений, выведенных из состава полка Гиля.

    В конце апреля 1943 г. — то есть в период боевого слаживания 1-го Русского национального полка СС — руководители реферата Z VI управления РСХА поручили группе своих «проверенных» русских коллег принять командование формировавшейся в Лужках частью. В группу вошли русские эмигранты братья Сергей и Николай Ивановы, К.Г. Кромиади, И.К. Сахаров, граф Г.П. Ламсдорф, В.А. Реслер. Кроме того, к ним присоединились представитель РПЦЗ архимандрит Гермоген (Кивачук) и бывший бригадный комиссар РККА Г.Н. Жиленков, формально «представлявший» Русскую освободительную армию, которая, впрочем, на тот момент существовала только гипотетически — в пропагандистских материалах вермахта, адресованных советским военнослужащим.


    Военнослужащие формирования «Граукопф» принимают присягу. 1942 г.


    Практически все названные выше лица уже «отличились» на службе в подразделениях абвера или СД. Главное же, что их связывало — совместная служба в созданном под эгидой абвера отряде «Граукопф» (Abwehr Abteilung 203, Unternehmen «Graukopf»; известен также под пропагандистским наименованием «Русская национальная народная армия», РННА). Это соединение было сформировано весной — летом 1942 г. в поселке Осинторф Витебской области. Политическое руководство и связь с немецким командованием осуществлял С.Н. Иванов (в 1930-е гг. возглавлял германский отдел Всероссийской фашистской партии), а К.Г. Кромиади стал комендантом центрального штаба и начальником строевой и хозяйственной части. В мае он подготовил из советских военнопленных сводную разведывательно-диверсионную группу (300 человек) для участия в операции по уничтожению управления 1-го гвардейского корпуса генерал-лейтенанта П.А. Белова, находившегося в окружении, а в последующем обеспечивал участие отдельных батальонов РННА в антипартизанских операциях. В сентябре 1942 г. командование «Граукопфом» принял бывший полковник РККА В.И. Боярский, а политическое руководство — Г.Н. Жиленков. Однако после ряда неудачных попыток использовать РННА на фронте и участившихся случаев перехода ее военнослужащих к партизанам Жиленков и Боярский были отозваны с командных постов и присоединились к «Русскому комитету» генерала Власова. Во главе РННА встал бывший майор РККА и начальник штаба РННА Р.Ф. Риль, а соединение — ориентировано исключительно на борьбу с партизанами. В начале 1943 г. РННА была расформирована, а ее личный состав распределен по различным частям вермахта. На бывших же командиров-осинторфовцев пристальное внимание обратили сотрудники «Цеппелина»[207]

    Согласно мемуарам Кромиади, Жиленков, узнав о намерении сотрудников РСХА переподчинить 1-й русский национальный полк СС группе белоэмигрантов, «сделал предложение СД, как представитель генерала Власова, перенять Бригаду Гиля с условием переформировать ее в Бригаду Русской освободительной армии. Когда СД приняло предложение Жиленкова, тогда вся осинторфская группа согласилась войти в подчинение Власову и ехать на фронт под командой генерала Жиленкова»[208]. Эту точку зрения, явно обусловленную нежеланием афишировать свою работу на СД, некритически приняли и многие исследователи, часть из которых вообще предпочитает умалчивать о какой-либо связи «бригады РОА» с «Цеппелином»[209].

    Разумеется, ни о каком «подчинении» будущего соединения Власову и речи не шло (хотя из пропагандистских соображений и заявлялось о некой связи с «Русским комитетом»). Даже Самутин в своих воспоминаниях предельно откровенно отмечает, что «эта "Гвардейская бригада РОА", так же как и бригада Гиля, является детищем и иждивенцем таинственного "Цеппелина"», и что «никакого действительного формирования бригады из имеющегося в наличии батальона — не произойдет»[210]. Жиленков к весне 1943 г. уже прошел все необходимые проверки по линии СД, участвовал в разработке ряда операций «Цеппелина»[211], а посему уместно говорить о том, что он играл в окружении Власова роль агента эсэсовской разведки (а не наоборот).


    Знаменная группа Гвардейского батальона РОА (в центре — граф Г. Ламсдорф) во время парада в Пскове. 22 июня 1943 г.


    Возглавлять группу поручили начальнику главной команды «Цеппелин "Россия-Центр"» штурмбаннфюреру СС Хансу Шиндовски. Напомним, что подразделение Шиндовски было переброшено в Белоруссию вместе с «дружинниками» и дислоцировалось в непосредственной близости от них — в Лужках, а затем в местечке Глубокое. 29 апреля 1943 г. Шиндовски передал вышестоящему начальству в Берлин рапорт постоянного представителя СС при «Дружине» оберштурмбаннфюрера СС Аппеля: «Положение в "Дружине" требует вмешательства со стороны высших инстанций… "Дружина" развилась в таком направлении, которое свойственно русским при их мании к величию. В то же время замечено возрастающее недовольство, направленное против Германии… Активисты "Дружины" находятся под влиянием праздношатающихся по лагерю русских, они ведут свободную жизнь бандитов, пьют и едят вдоволь и совсем не думают о предстоящей деятельности "Дружины". Такое положение создает опасность для политики империи»[212].

    Вальтер Шелленберг в своих мемуарах отмечает, что он «неоднократно просил Гиммлера отстранить Родионова от ведения борьбы с партизанами». Шеф эсэсовской разведки начал сомневаться в лояльности командира «Дружины» после нескольких личных бесед с Родионовым: «У меня начало складываться впечатление, что если первоначально он и был противником сталинской системы, то теперь его позиция претерпела изменения»[213].

    В итоге руководство СД сделало вывод о необходимости переподчинения полка Гиля политически проверенным русским коллаборационистам. Иванов и Жиленков предоставили кураторам из ведомства В. Шелленберга новое штатное расписание соединения (к примеру, на должности командиров полков планировалось назначить двух бывших майоров РККА — A.M. Бочарова и И.М. Грачева).

    В начале мая группа Шиндовски прибыла в Глубокое. Появление комиссии вызвало переполох у руководителей «Дружины». Начались продолжительные переговоры. Кромиади вспоминает: «Мои личные встречи с Гилем в Лужках участились… Гиль приставал ко мне, предлагая поступить к нему в Бригаду на должность начальника его штаба, а я с благодарностью отклонял это предложение, объясняя свой отказ договоренностью, связывающей меня с нашей группой». Сам Кромиади высоко оценил строевую выучку подчиненных Гиля, хотя и «выразил свое недоумение по поводу характера и размаха его хозяйственной части. Гиль на это… заявил, что он, мол, позволил своим офицерам и унтер-офицерам обзавестись походными женами, чтобы этим путем удержать их от побега… Не может быть, чтобы такой прекрасный организатор и строевик не знал, что наличие баб в войсковой части неминуемо приведет к падению дисциплины, деморализации солдат и офицеров, а также и к мародерству»[214].

    Благодаря поддержке и ходатайству местных органов СД перед вышестоящим командованием в Берлине Гилю удалось (хотя, очевидно, не без труда) остаться на прежней должности. При этом эсэсовцы обязали его выделить из состава вверенного ему полка несколько подразделений для передачи под командование прибывшим из Берлина коллаборационистам (Особого русского отряда СС из Бреслау, учебного батальона и пропагандистского отдела; около 300 человек, по другим данным — 500)[215].

    В середине мая сформированный на основе этих подразделений батальон перебросили в деревню Крыжево, а затем — в поселок Стремутка (15 км от Пскова), где с 1942 г. располагался разведывательно-диверсионный пункт «Цеппелина». Часть, куда влилось еще несколько пополнений добровольцев, подчинили местным органам СД. Сводная рота батальона участвовала в параде псковского гарнизона вермахта 22 июня 1943 г. Подразделение маршировало со знаками и эмблемами РОА. Из-за этого бывших бойцов «Дружины» почему-то часто относят к формированиям генерала Власова, хотя шевроны, кокарды, петлицы и погоны РОА к тому моменту носили многие восточные части, не имеющие никакого отношения к не существующей на тот момент власовской армии[216].


    Офицеры Гвардейского батальона РОА перед парадом. Псков, 22 июня 1943 г. В центре — сотрудник СД, бывший руководитель Испанского очага Русской фашистской партии И. Сахаров


    Тогда же по псковскому радио прозвучала известная песня русских добровольцев «Мы идем широкими полями»[217], сочиненная бывшими пропагандистами «Дружины». Характерно, что в ее тексте РОА не упоминается:

    Мы идем широкими полями
    На восходе утренних лучей.
    Мы идем на бой с большевиками
    За свободу Родины своей.
    Припев:
    Марш, вперед, железными рядами
    В бой за Родину, за наш народ!
    Только вера двигает горами,
    Только смелость города берет.
    Мы идем вдоль тлеющих пожарищ
    По развалинам родной страны.
    Приходи и ты к нам в полк, товарищ,
    Если любишь Родину, как мы.
    Мы идем, нам дальний путь не страшен,
    Не страшна суровая война.
    Твердо верим мы в победу нашу
    И твою, любимая страна.
    Мы идем, над нами флаг трехцветный.
    Льется песня по родным полям.
    Наш напев подхватывают ветры
    И несут к московским куполам[218].

    Член НТС Р.В. Полчанинов, который в тот момент находился в Пскове, в своих мемуарах пишет, что после парада 22 июня «советские агенты во главе с одним из автоматчиков, который на параде был ассистентом у знаменосца, устроили бунт… Были убитые с обеих сторон, но восстание не удалось, так как большинство власовцев оказалось идейными врагами большевизма»[219].

    Следует добавить, что в мае 1943 г. главная команда «Цеппелина» «Россия-Центр» переехала из Глубокого под Псков — в уже упомянутые поселок Стремутка и в деревню Крыжево. В августе 1943 г. команду переименовали в главную команду СС «Россия-Север» (SS-Hauptkommando Russland — Nord Unternehmen Zeppelin), во главе нее был поставлен новый начальник — штурмбаннфюрер СС Отто Краус[220].

    Самутин пишет: «Я стал замечать, что все большую и большую роль в делах бригады начинают играть немцы, говорящие по-русски, из немецкой шпионской школы, размещавшейся в барачном городке на южной окраине Пскова на берегу р. Великой. Вскоре… один из этих немцев утонул в Великой, катаясь пьяным на лодке. Оставшиеся двое, майор Краус и капитан Хорват, с удвоенной энергией начали вмешиваться во внутреннюю жизнь бригады, чуть ли не ежедневно приезжая в часть. Они в придирчивом тоне вели разговоры с Ламсдорфом, презрительно третировали нас, бывших советских офицеров…»[221]

    Дальнейшая судьба так называемого 1-го Гвардейского батальона (бригады) РОА (по немецким документам, 1-я ударная бригада — 1. Sturmbrigade) показательна. Его личный состав использовался в составе особых команд СД по борьбе с партизанами (например, в 113-й охотничьей команде — Jagdkommando 113), забрасывался в тыл Красной армии. Когда «Дружина» перешла к белорусскими партизанам, СД сочло нецелесообразным создание диверсионной бригады. В ноябре 1943 г. 150 человек перебежали на сторону ленинградских партизан. В итоге батальон (в тот момент им командовал еще один бывший «осинторфовец» — майор Рудольф Риль, псевдоним — Владимир Кабанов) разоружили и расформировали. Остатки части передали в состав русской авиационной группы в Восточной Пруссии, потом они влились в ряды Военно-воздушных сил КОНР[222].

    С учетом всего вышесказанного отметим следующее. Ситуация, сложившаяся в «Дружине» в апреле 1943 г., потребовала быстрого вмешательства СД. Однако само это вмешательство было обусловлено не только желанием немцев навести порядок в подразделении Гиль-Родионова, но и продолжать определенную планом Грейфе работу. Слияние этих тенденций привело к тому, что было принято решение о выводе из состава «Дружины» некоторых подразделений для формирования диверсионного соединения. С этой целью, для отбора кадров, была направлена комиссия, состоявшая в основном из русских эмигрантов, работавших на СД. Комиссия попыталась оказать давление на Гиля, дискредитировать его и снять с командования. Но эта затея провалилась. Гиль сумел отстоять свою должность, однако ему пришлось пойти на компромисс — отдать под формирование новой бригады СД ряд своих подразделений.

    Все эти события разворачивались на фоне рокировки разведывательных органов «Цеппелина». Перевод главной команды СС «Россия-Центр» под Псков подразумевал под собой усиление диверсионной и разведывательной работы на этом участке германо-советского фронта. И для обеспечения этих мероприятий формировалась 1-я ударная бригада. Потенциальные агенты, как обычно, проходили проверку на благонадежность в составе истребительных и охотничьих команд СД, боровшихся с партизанами. Несмотря на значительную работу, проведенную разведкой СС на северо-западе РСФСР, главные цели, ставившиеся перед командой, достигнуты не были. Неудачи повлекли за собой деморализацию русских агентов, переходы на сторону партизан. В конце концов батальон из бывших «дружинников» был расформирован.

    «Родионовцы» в борьбе с партизанами

    Мероприятия по развертыванию «Дружины» в полк, а затем в бригаду проходили на фоне непрекращающихся боев с партизанами.

    Надо отметить, что к весне 1943 г. ситуация в тыловых районах группы армий «Центр», а также в районах, подконтрольных Министерству оккупированных восточных областей, весьма осложнилась. Советские партизаны наносили весьма болезненные удары по тыловым коммуникациям немцев, что грозило сорвать летнее стратегическое наступление вермахта на Орловско-Курской дуге (операция «Цитадель»). Так, по данным генеральной дирекции железных дорог «Восток», в феврале 1943 г. партизаны совершили около 500, в апреле — около 700, в мае — 1045, в июне — свыше 1060 налетов и диверсий на железных дорогах. Причем большая часть диверсий и налетов приходилась на дороги, ведшие к Курскому выступу. Оценивая обстановку, сложившуюся весной 1943 г. на коммуникациях группы армий «Центр», начальник транспортной службы Г. Теске писал: «В мае 1943 года в результате усилившихся действий партизанских отрядов… стала невозможной какая-либо планомерная работа на тыловых коммуникациях»[223].

    На захваченной территории Белоруссии немалую головную боль оккупантам доставляли партизаны Витебской и Минской областей. Они контролировали достаточно большой район, простиравший от Лепеля до Докшиц. Германские войска фактически не имели доступа на эту территорию. Еще один центр партизанской активности отмечался между Лепелем и Борисовым. Здесь также были сконцентрированы крупные силы народных мстителей. Немалые проблемы немецким властям доставляли партизаны, действовавшие на участке Камень — Чашники — Сенно[224].

    СД и полицию особенно беспокоила ситуация в Минской области. Еще в декабре 1942 г. народные мстители захватили г. Бегомль и ряд населенных пунктов в прилегающих к нему районах. Советские патриоты ликвидировали все оккупационные структуры в Бегомльском районе, который вошел в состав партизанского края. Такое положение лишило вермахт важных коммуникаций Полоцк — Борисов, Витебск — Борисов, Лепель — станция Парафьяново (ж.-д. Полоцк — Вилейка), Борисов — станция Парафьяново.

    Обстановка усугублялась и тем, что партизаны регулярно срывали мероприятия оккупантов по строительству укрепленного района (УР) Ушачи — Лепель — Бешенковичи. Кроме того, овладев Бегомлем, партизаны получили хорошо оборудованный аэродром, через который снабжались боевыми грузами не только партизаны Бегомльского района, но и народные мстители Витебской и Вилейской областей. Попытки немцев ликвидировать этот очаг сопротивления с помощью специальных операций ни к чему не привели[225].

    Начальник СС и полиции генерального округа «Белоруссия» Курт фон Готтберг в одном из донесений с тревогой отмечал, какая обстановка сложилась в районах Минской области, подлежащей зачистке: «По показаниям пленных, перебежчиков и разведданным СД, следует рассчитывать на наличие крупных банд, располагающих хорошо оборудованными лагерями и полевыми укреплениями примерно в районе Хрост — Плещенщы — Докшицы — Лепель. Кроме того, разведкой установлено, что этот район сильно заминирован, предположительно грунтовые и проселочные дороги. Не было известно вооружение бандитов в районе восточнее Березины. В ходе разведки боем удалось установить, что наряду с бандами здесь располагаются преимущественно в оборудованных дотах регулярные части и парашютисты, располагающие тяжелым вооружением [регулярных советских частей в Борисовско-Бегомльской партизанской зоне не было. — Прим. авт.[226].

    В конце марта — в начале апреля 1943 г., по данным А. Муньоса, подчиненные В.В. Гиль-Родионова приняли участие в антипартизанских операциях «Весна-Юг» (Lenz — Sud) и «Весна-Север» (Lenz-Nord), проходивших в Борисовском, Логойском и Смолевичском районах Минской области. Подразделения «Дружины» вошли в состав боевой группы бригадефюрера СС и генерал-майора полиции Вальтера Шиманы (Kampfgruppe Schimana), временно исполнявшего обязанности высшего фюрера СС и полиции в генеральном округе «Белоруссия». Кроме «Дружины» в боевой группе «Шимана» находились: I и II батальоны 13-го полицейского полка СС, I батальон 23-го полицейского полка СС, батальон СС Дирлевангера, 57-й и 202-й батальоны вспомогательной полиции, 12-я полицейская танковая рота[227].

    Прочесывание проводилось в районе Борисов — Червень— Слобода — Смолевичи — Дубняки — Жодино — Забашевичи. По оценкам оперативного штаба Шиманы (Einsatzstab Schimana), здесь сконцентрировались «бандитские» силы в количестве 3 тысяч человек. В частности, партизанская бригада «Дяди Коли» (командир П.Г. Лопатин) в количестве 7 отрядов (в документах немцев отмечен только один — «Буря», командир М.П. Скоромник). Отряд им. К.Е. Ворошилова (командир В.Н. Попов) из партизанской бригады «Старик» (командир B.C. Пыжиков). Партизанская бригада им. H.A. Щорса (командир Н.Л. Дербан) в составе 4 отрядов (в документах СД отмечен только отряд «Большевик», командир А.З. Гаврусев). И партизанская бригада «Разгром» (командир П.Т. Клевакин) в составе 4 отрядов (СД был известен только отряд «Разгром», командир В.А. Черменев)[228].

    «Акция по ликвидации лесных банд», как обычно, носила крайне жестокий характер. Деревни, оказывавшие помощь «бандитам», сжигались дотла, сельхозпродукты, находившиеся в этих населенных пунктах, полностью изымались (не только для того, чтобы их отправить в рейх, а, в первую очередь, в целях лишения партизан Борисовско-Бегомльской зоны продовольственной базы). Одновременно осуществлялся захват рабочей силы, проводилась «специальная обработка» мирных граждан.

    В середине апреля 1943 г., в ожидании визита в Минск генерального уполномоченного по использованию рабочей силы Ф. Заукеля, начальник СС и полиции «Белоруссии» К. фон Готтберг распорядился провести в городе тотальную проверку, очистив его от партизан, подпольщиков и других «бандитских элементов». С этой целью с 17 по 22 апреля в Минске была проведена операция под кодовым названием «Волшебная флейта» (Zauberflote). Для ее проведения в город были стянуты части войск СС и полиции[229]. Среди них: 2-й полицейский полк СС, I и II батальоны 13-го полицейского полка СС, особый батальон СС Дирлевангера, усиленная рота штаба командования операцией (5 офицеров, 12 унтер-офицеров, 108 солдат), 12-я полицейская танковая рота. К операции также привлекались воинские части минского гарнизона (2800 человек), железнодорожная охрана главной железнодорожной дирекции Белоруссии, части 141-й резервной пехотной и 390-й учебно-полевой дивизий[230].

    А. Муньос и С. Кэмпбел полагают, что к акции «Волшебная флейта» привлекалась и «Дружина». В информации начальника СС и полиции «Белоруссии» фон Готтберга, в пункте 2, где давался полный перечень формирований, задействованных в мероприятиях, встречается указание о привлечении к операции органов СД, а конкретно: «вся охранная полиция и части СД Белоруссии» («Die gesamte Sicherheitspolizei und der SD Wei?rutheniens»). Р. Михаэлис более сдержан в своих оценках, версию А. Муньоса и С. Кэмпбела он не подтверждает, однако и не отрицает ее. Вероятно, одно из подразделений «Дружины» могло находиться в Минске в течение недели, пока шла операция[231].


    Военнослужащие «Дружины» на церемонии подъема флага. 1943 г.


    Для проведения акции «Волшебная флейта» Минск был полностью заблокирован. На улицах, выходящих за черту города, были установлены контрольные посты. Для проведения обысков Минск был разделен на 6 городских секторов. В каждом секторе обыски проводились в течение суток. По тактическим соображениям обыски в городских секторах проводились в особой последовательности — городской сектор I, II, V, IV, III и VI. В ходе операции было проверено 76 тысяч человек (в Минске на тот момент проживало 130 000). За «противоправные» действия и связь с «бандитами» десятки людей были повешены, около 52 тысяч человек — доставлены на сборные пункты для отправки рабочей силы в Германию. 23 апреля, после окончания операции, в Минске состоялся парад ее участников, парад принимал высший фюрер СС и полиции в Центральной России фон дем Бах[232].

    Казалось бы, такие важные события, произошедшие с «Дружиной» в марте — апреле 1943 г., должны были хоть как-то отразиться в мемуарах. Однако на этот счет почти не оставлено воспоминаний. Так, Самутин обходит молчанием тему антипартизанской борьбы «дружинников», а если и касается ее, то пишет о ней скупо и неопределенно. «За весь апрель, — отмечает он, — была только одна "операция", которую Гиль предпринял составом всей бригады. Мы обязаны были участвовать в ней вместе со всем штабом. Целью операции был разгром партизанской "столицы", находившейся в то время в бывшем районном центре Кубличи, в нескольких десятках километров от Лужков. За двое суток очень неспешного марша отдельными колоннами по раскисшим весенним дорогам мы вышли на исходный рубеж для начала наступления на Кубличи и расположились в нескольких селах в 7–8 километрах от Кубличей. Села были совершенно пусты, население полностью ушло из них, бросив на произвол судьбы все свое незатейливое имущество. К чести Гиля надо сказать, что мародерство было строжайше запрещено и пресекалось самым решительным образом, вплоть до расстрелов, и одной из наших обязанностей, которую мы выполняли охотно и даже со рвением, было постоянное напоминание и офицерам и солдатам о недопустимости мародерских действий, от которых будут страдать только наши же, русские люди. Хоть мы и заняли оставленные населением дома, но никто не думал растаскивать брошенный скарб. Не только наши помощники пропагандисты, но и мы сами с Точиловым обходили части и не уставали твердить офицерам о необходимости строжайшего выполнения приказов Гиля о соблюдении порядка и дисциплины»[233].

    Основываясь на документах, нам удалось выяснить, о какой операции ведет речь Самутин. Это крупномасштабная акция, проводившаяся против партизан Борисовско-Бегомльской и Полоцко-Лепельской партизанских зон, называлась «Коттбус» (Kottbus). Населенный пункт Кубличи располагался на территории Ушачского района Витебской области, а этот район входил в состав Полоцко-Лепельской зоны народных мстителей. Однако операция «Коттбус» (о которой мы скажем ниже) проводилась вовсе не в апреле, а во второй декаде мая 1943 г. И то, какие задачи в ходе операции решала «Дружина», совершенно не совпадают с тем, о чем пишет Самутин[234].

    Перед тем как 1-й Русский национальный полк СС был брошен на борьбу против партизан Витебской и Минской областей, в начале мая 1943 г. часть Гиль-Родионова участвовала в операции «Майский жук» (Maikafer). Акция проводилась в Березинском, Быховском, Кировском и Климовичском районах Могилевской области. Сведения об участии «Дружины» в этой операции содержатся в протоколах послевоенного допроса С.Я. Каминскиса — бывшего сотрудника латышской полиции безопасности, члена специальной команды СД Виктора Арайса. Задержанный показал, что в апреле одно из подразделений «команды Арайса» (рота оберштурмфюрера СС Дибитиса) было включено в состав «Дружины». В конце месяца их бросили на борьбу с партизанами в район поселка Березино (тогда райцентр Могилевской, ныне — Минской области)[235].

    Каминскис рассказал: «Наша рота на реке Березине была придана войсковым соединениям немецких войск, которые с танками, артиллерией и всеми видами стрелкового оружия вели бои с партизанами в этом районе. Кроме соединений немецких войск в упомянутом районе вели борьбу против партизанского движения части РОА или УПА — точно не могу сказать, только состав этих частей был русский и командовал ими русский генерал Родионов. Кто был Родионов, я точно не знаю, но некоторое время наша рота была влита в состав его полка и совместно принимала участие в боях против советских партизан. Крупных боев с партизанскими основными силами за время моего пребывания не происходило. В большинстве случаев была разведка с более незначительными передовыми группами партизан, а что касается карательных мер, предпринимаемых нами в отношении мирного населения, подозреваемого в связи с советскими партизанами, так за все время моего участия в карательных операциях против советских партизан в районе Березины за связь с советскими партизанами был дан приказ уничтожить все население одной деревни, которая нами была отбита от партизан и в которой части Родионова и наша рота располагались. Название деревни я не помню, она была густо населена на протяжении километра, но сколько имела дворов — затрудняюсь сказать. Выполнение приказа о расстреле мирного населения этой деревни и ее сожжение было возложено на части Родионова, в состав которых входила и наша рота, но по своей инициативе или Родионов получил вторичный приказ, отменяющий первый, деревня эта уничтожена не была, и, как я потом узнал, уже по возвращении снова в Глубокое, Родионов со всем численным составом перешел на сторону советских партизан»[236].

    Это важное свидетельство восполняет белые пятна в истории «Дружины». Из показаний С.Я. Каминскиса следует, что соединение Гиль-Родионова получало приказы об уничтожении населенных пунктов и мирных граждан, но в данном случае в «специальной обработке» не участвовало.

    С другой стороны, забегая вперед, скажем, что есть информация об уничтожении «дружинниками» ряда деревень в районе Лепеля (Витебская область) и Зембина (Борисовский район Минской области).

    По словам белорусского эмигранта Юрия Дувалича, «в местечке Зембин им [Гилем. — Прим. авт.] были убиты 3 юноши и 2 девушки только за то, что они пришпилили к своим рубашкам и блузам белорусский национальный значок. В деревне Слобода Гиль обещал осужденным им к расстрелу крестьянам помилование, если они попросят его об этом на русском литературном языке. Из 147 деревень Бегомльского района после Родионова осталось только 9»[237].

    Та же самая сентенция, но с некоторыми дополнениями, встречается еще у двух белорусских эмигрантов, Юрия Вицбича и Константина Акулы. По их словам, солдаты из бригады Гиль-Родионова сожгли несколько белорусских деревень в районе Лепеля, а их население (около 3 тысяч человек) согнали в район населенного пункта Иконники. Затем Гиль-Родионов обратился к ним с речью, в которой обещал всех расстрелять, если люди не обратятся к нему с просьбой о помиловании на «русском литературном языке». Так как никто из местных жителей этого языка не знал, то их всех расстреляли из пулеметов[238].

    Свидетельства белорусских эмигрантов, которые, по мнению историка О.В. Романько, «настаивают именно на национальной подоплеке этих расправ», честно говоря, доверия не внушают. Совсем не учитывается, что сам В.В. Гиль был уроженцем Белоруссии и ему совершенно незачем было устраивать спектакль с «русским литературным языком». Другое дело, что по указанию немцев он мог отдавать приказы о сожжении деревень и расстрелах. На это указывается в статье бывшего начальника БШПД П.З. Калинина: «…при участии "Дружины" в июле 1943 года были уничтожены свыше 4 тыс. мирных жителей Бегомльского района, а еще более 3 тыс. отправлены на работы в рейх». Отсюда, однако, сомнительное звучание получает распространенная версия о том, что Гиль был законспирированным советским агентом и намеренно провоцировал ненависть местного населения к немецким оккупантам[239].

    Ниже мы подробно остановимся на участии подразделений «Дружины» в крупномасштабной антипартизанской операции «Коттбус».

    Операция «Коттбус»

    В ходе операции оккупанты планировали, во-первых, оттеснить партизан от железнодорожных магистралей Молодечно — Вилейка — Парафьяново — Полоцк, Молодечно — Минск, Минск — Борисов; во-вторых, восстановить дороги Минск— Бегомль — Лепель — Витебск, Докшицы — Лепель, Вилейка— Плещеницы — Зембин — Борисов; в-третьих, ликвидировать опасное положение в тылу левого фланга группы армий «Центр», очистив от партизан северный район реки Березина, и продолжить форсированными темпами строительство укрепленного района; в-четвертых, не допустить войска Красной армии в партизанские зоны и пресечь оказание им помощи со стороны народных мстителей. Таким образом, планировалась ликвидация всего партизанского массива между Минском и Полоцком[240].

    Против партизан Борисовско-Бегомльской зоны был разработан отдельный план. Он сводился к тому, чтобы блокировать партизанский район, овладеть г. Бегомль, нанося по нему главный удар со стороны населенных пунктов Докшицы и Долгиново. Далее, очистить от партизан дороги Березино — Лепель, Бегомль — Лепель и, загнав народных мстителей в район Домжерицких болот, уничтожить[241].

    В советских документах, мемуарах и научных исследованиях операция «Коттбус» представлена иначе, чем в немецких. Расхождений немало, начиная от количества сил и средств, задействованных в акции, и заканчивая ее сроками. По советским источникам, экспедиция проводилась около двух месяцев — с апреля по июнь 1943 г. Со стороны немцев в боевых действиях участвовало от 62 до 80 тысяч человек (только на бегомльском направлении якобы действовало до 45 тысяч солдат и офицеров)[242].

    Западные специалисты, опирающиеся на донесения вермахта и СС, называют другие цифры и сроки. В частности, Р. Маврогордато, Э. Зимке, Э. Хессе, Р. Михаэлис и А. Муньос отмечают, что немцы для борьбы с партизанами привлекли 16 662 человека, сама операция проводилась с 15 мая по 22 июня 1943 г.[243].

    По-нашему мнению, указанные противоречия вызваны тем, что разведка партизан включила в рамки операции «Коттбус» еще ряд акций немцев, которые проводились ими против народных мстителей Минской и Могилевской областей. Речь, в первую очередь, идет об операциях «Смельчак-I и II» (Draufganger I und II), «Майский жук» (Maikafer). Так, операции «Смельчак-I и II» были организованы против народных мстителей Заславского, Логойского, Борисовского и Смолевичского районов Минской области. Благодаря этим акциям СС и полиция получили информацию о том, где концентрировались партизанские силы. В дальнейшем это позволило точнее определить задачи для частей и подразделений, предназначенных для ликвидации Борисовско-Бегомльской партизанской зоны[244].

    Не менее важным представляется вопрос, связанный с численным составом немецкой группировки. Общее руководство экспедицией осуществлял уполномоченный рейхсфюрера СС по борьбе с бандитизмом, обергруппенфюрер СС и генерал полиции фон дем Бах. Непосредственно за проведение операции отвечал начальник СС и полиции генерального округа «Белоруссия» бригадефюрер СС Курт фон Готтберг. Под его началом находилась боевая группа, куда входили:

    — 2-й полицейский полк СС (11-й, 13-й и 22-й полицейские батальоны);

    — I батальон 31-го полицейского полка СС;

    — Особый батальон СС Дирлевангера;

    — Оперативная команда полевой жандармерии «Крайкенбом»;

    — Команда полевой жандармерии «Плещеницы»;

    — Взвод полевой жандармерии (Борисов-Столбцы);

    — 1-й Русский национальный полк СС «Дружина»;

    — 3-й (из Слонима), 12-й, 15-й (из Лиды), 51-й (из Воложина), 54-й (из Борисова), 57-й (из Барановичей), 102-й (из Борисова), 115-й (из Слонима), 118-й (из Новогрудка), 271-й (из Слуцка) батальоны вспомогательной полиции;

    — 600-й казачий полк (1-й и 2-й кавалерийские эскадрон, 7-й и 8-й велосипедный и мотоциклетный эскадроны, штабной батальон и артиллерийский дивизион);

    — 633-й «восточный» батальон;

    — 1-я и 12-я полицейские танковые роты;

    — Батальон 331-го гренадерского полка;

    — Четыре роты 392-й главной полевой комендатуры (г. Минск) с батареей, взводом ПТО и взводом тяжелых минометов;

    — Усиленная рота 286-й охранной дивизии;

    — II дивизион 213-го артиллерийского полка;

    — Командные группы полиции безопасности и СД I (специальные команды I, II и III) и II (специальные команды IV, V и VI)[245].

    С воздуха действия боевой группы фон «Готтберг» поддерживали самолеты 4-й эскадрильи 51-й бомбардировочной эскадры (5-й авиационный корпус), а также 7-я эскадрилья особого назначения[246].

    Наконец, для угона рабочей силы, реквизиции сельскохозяйственной продукции, из Глубокского района был выделен особый штаб и три специальные группы, которым были приданы подразделения вспомогательной полиции из населенных пунктов Докшицы и Долгиново[247].

    Немецкая группировка сил и средств не превышала 20 тысяч человек. Данные партизанской разведки (45, 60 или 80 тысяч человек) представляются явно завышенными.

    Следует остановиться и на том, какими силами располагали в Борисовско-Бегомльской зоне белорусские партизаны. На момент проведения операции «Коттбус» здесь действовали следующие формирования:

    — бригада «Дяди Коли» (командир — П.Г. Лопатин, комиссар — А.Т. Езубчик; отряды им. И.В. Сталина, им. В.И. Чапаева, им. Ф.Э. Дзержинского, «Коммунар», «Буря», «За Отечество»);

    — бригада «Железняк» (командир — И.Ф. Титков, комиссар — С.С. Манкович; 1, 2, 3, 4, 5, 6 и 7-й отряды);

    — бригада «Народные мстители» (ранее называлась бригада «Дяди Васи»): командир — В.Т. Воронянский, комиссар — В.В. Семенов; отряды «Мститель», «Борьба», им. Г.И. Котовского, им. A.B. Суворова;

    — бригада им. С.М. Кирова (командир — Ф.Т. Пустовит, комиссар — И.И. Панкевич; отряды им. С.М. Кирова, им. М.В. Фрунзе, «За победу»);

    — бригада «Штурмовая» (командир — И.А. Гламаздин, комиссар — А.Ф. Лапенков; отряды «Штурм», им. М.В. Фрунзе, «За Отечество», «Грозный», им. Г.К. Жукова);

    — бригада им. Л.М. Доватора (командир — Ф.С. Шляхтунов, комиссар — П.А. Павленко; отряды им. Я.М. Свердлова, им. Л.З. Джиоева);

    — бригада им. ЦК КП (б) Б (командир — А.Д. Медведев, комиссар — Т.Н. Бондарев; отряды им. А.Я. Пархоменко, им. В.П. Чкалова, им. Г.К. Жукова, им. Денисова);

    — бригада им. М.В. Фрунзе (командир — A.M. Захаров, комиссар — И.И. Мироненко; отряды «За Родину», им. К.Е. Ворошилова, «Комсомолец», «За Советскую Белоруссию»);

    — бригада (по другим сведениям, отряд) «Смерть фашизму» (командир — В.Ф. Тарунов, комиссар — И.П. Дедюля);

    — отдельные отряды «За Родину», «Гвардеец», им. К.Е. Ворошилова, «Большевик»[248].

    Партизанские формирования Борисовско-Бегомльской зоны подчинялись Борисовскому подпольному межрайонному комитету КП(б) Б во главе с секретарем П.А. Жуковичем, уполномоченным БШПД. Численность народных мстителей, действовавших в Борисовско-Бегомльской зоне, составляла 8 тысяч 158 человек (44 партизанских отряда)[249].

    Но это были не все силы «лесных солдат». По словам командира Чашникской бригады Ф.Ф. Дубровского, против немцев в общей сложности действовало 17 соединений народных мстителей. Из воспоминаний начальника оперативной группы ЦШПД и БШПД по Полоцко-Лепельской партизанской зоне В.Е. Лобанка выясняется, что на борьбу с карателями также выступили:

    — Чашникская бригада «Дубова» (командир — Ф.Ф. Дубровский, комиссар — В.Е. Лобанок; 1, 3, 7, 10, 12-й отряды);

    — бригада им. С.М. Короткина (командир — В.М. Талаквадзе, комиссар — А.Б. Эрдман; отряды «Грозный», им. В.И. Чапаева, «За Победу», «Белорусский мститель», им. Ф.Э. Дзержинского);

    — бригада им. К.Е. Ворошилова (командир — Д.В. Тябут, комиссар — В.А. Лемза; отряды «Мститель», «Смерть фашизму», «За Родину», «КИМ»);

    — бригада им. В.И. Ленина (командир — H.A. Сакмаркин, комиссар — A.B. Сипко; отряды им. М.В. Фрунзе, им. К.Е. Ворошилова, им. В.И. Чапаева, им. С.М. Кирова, им. И.В. Сталина, им. A.B. Суворова);

    — бригада им. В.И. Чапаева (командир — В.В. Мельников, комиссар — И.Ф. Кореневский; 1, 2, 5-й отряды);

    — бригада Н.П. Гудкова (командир — Н.П. Гудков, комиссар — И.Г. Финогеев; 1-й отряд им. М.И. Кутузова, 2-й отряд им. H.A. Щорса, 3-й отряд «Ураган»);

    — Сенненская бригада (командир — B.C. Леонов, комиссар — П.В. Сырцов; отряды им. В.А. Захарченко, им. A.B. Суворова, им. К.А. Хаиркизова, им. В.И. Чапаева, A.M. Захарова, 6-й отряд, «За Родину»)[250].

    Таким образом, общая численность партизан, по нашим оценкам, составляла от 13 до 15 тысяч человек, не считая отдельных отрядов и диверсионных групп НКВД.

    Народные мстители Борисовско-Бегомльской и Полоцко-Лепельской зон взаимодействовали между собой в ходе отражения операции «Коттбус». Это видно из мемуаров бывшего командира бригады «Железняк» И.Ф. Титкова: «О предстоящей карательной операции фашистов мы догадывались и готовились к ней, но не знали ее масштабов. Поначалу думалось, что гитлеровцы могут бросить против нас небольшие силы. Оказывается, судя по захваченным документам, они собрали группировку в несколько десятков тысяч человек, с участием всех родов войск. Все это говорило о том, что на сей раз партизанским формированиям нельзя действовать в одиночку. И не спасут их труднодоступные места, районы озера Палик и Домжерицких болот»[251].

    15 мая 1943 г. бригадефюрер СС фон Готтберг подписал боевой приказ № 1 о проведении операции «Коттбус». Оперативное соединение начальника СС и полиции генерального округа «Белоруссия» делилось на несколько боевых групп. Каждая из них получила боевую задачу.

    Айнзатцгруппа «Север» под командованием генерал-майора Дормагена в составе семи полицейских батальонов со средствами усиления наступала по сходящимся направлениям из Зябок и Лепеля на Пышно, Зарубовщину с целью замкнуть окружение Борисовско-Бегомльской зоны с севера и восстановить дорогу Докшицы — Лепель на участке Лепель — Березино.

    Айнзатцгруппа «Юг» под командованием подполковника Кинцеля наступала по направлению Борисов — Пруды — Селец— Рудня с задачей замкнуть кольцо окружения и не допустить выхода партизан на восток. Оперативной группе были приданы бронекатера и моторные лодки для прочесывания реки Березина.

    Айнзатцгруппа оберштурмбаннфюрера СС Дирлевангера (в ее составе находился 600-й казачий полк) наступала с минского направления — северо-западнее озера Палик с задачей овладеть дорогой Борисов — Лепель, создать заграждение, отрезав тем самым партизанские соединения, действовавшие западнее этой дороги.

    Айнзатцгруппа подполковника охранной полиции Клумпа (а после его ранения — подполковника Китцинга) наступала из Долгиново в общем направлении на Бегомль.

    Часть Гиль-Родионова находилась в составе группы Клумпа и при поддержке двух полицейских батальонов СС наступала со стороны Докшиц в общем направлении на Бегомль и вдоль дороги Докшицы — Лепель. «Дружина» наносила встречный удар в направлении оперативной группы «Север» до населенного пункта Березино. Основная задача полка Гиля состояла в том, чтобы совместно с группой «Север» восстановить дорогу Докшицы — Лепель и в дальнейшем прикрыть ее от возможных ударов народных мстителей.

    2-й полицейский полк СС выделялся в оперативный резерв бегомльского направления с целью уничтожения партизан, которые могли бы выскользнуть из кольца окружения.

    Ко всем айнзатцгруппам были приданы команды полиции безопасности и СД (например, вместе с «Дружиной» действовали команды СД I и II, с особым батальоном СС Дирлевангера — команда СД V). Кроме того, во все опергруппы были включены команды жандармерии вспомогательной службы полиции порядка. Членов этих формирований предполагалось использовать в качестве проводников, а также охранников и конвоиров, отвечающих за сохранность сельхозпродукции, захваченной во время экспедиции, и работоспособной силы, предназначенной для отправки в рейх[252].

    Операция «Коттбус» имела свои особенные черты, и поэтому ее нельзя считать типичной акцией (каковой ее именует А. Муньос[253]), которые проводились немцами в Белоруссии в 1942–1944 гг. В тактическом отношении боевые порядки оперативных групп имели построение в два эшелона. Первый состоял из сплошных цепей. Они должны были прочесывать местность и вскрывать очаги сопротивления партизан, наводить на них танки, артиллерию и авиацию, а затем продвигаться дальше. Второй эшелон составляли мобильные отряды и группы преследования народных мстителей в их очагах сопротивления или при выходе из окружения. «Такая тактика, — отмечает И.Ф. Титков, — являлась совершенно новой для нас»[254].

    К 15 мая 1943 г. немцы стянули к населенным пунктам Докшицы, Долгиново, Плещеницы и Зембин (куда переместился оперативный штаб фон Готтберга) крупные силы. Отсюда, при поддержке артиллерии и танков, СС и полиция повели наступление в трех направлениях: на Пустоселье, на Добрунь и на Витуничи с общей задачей овладеть Бегомлем и переправой у поселка Березино. Разгорелись тяжелые, кровопролитные бои за овладение переправами через реку Поня. Бои продолжались до 19 мая, когда частям СС наконец удалось захватить переправы. В этих боях принимали участие и подразделения «Дружины», дважды форсировавшие Поню у населенного пункта Глинно[255].

    20 мая началось общее наступление немецких войск со стороны Лепеля, Зембина, Плещениц, Долгиново и Докшиц. Основной удар (от Лепеля) пришелся по бригаде Дубровского. На других направлениях эсэсовцев сдерживали отряды бригад «Железняк», «Народные мстители», «Смерть фашизму», «Дяди Коли». Партизанские отряды отходили в леса рядом с озером Палик. В этом районе на протяжении четырех дней партизаны сдерживали подразделения айнзатцгруппы Дирлевангера. В результате боев народные мстители были вынуждены уйти с дороги Бегомль — Плещеницы на запад, в Вилейскую область[256].

    Часть Гиль-Родионова (в партизанских документах она значилась как бригада, хотя фактически таковой еще не являлась) наступала на докшицком направлении, атакуя бригады им. ЦК КП(б) Б и «Железняк». Шли упорные бои за деревни Тумиловичи, Стенка, Дедино, Речные, Ващеники, Сватки. Особенно жестокая схватка, длившаяся без малого 10 часов, была за деревню Дедино, где атаки «родионовцев» отбивал 1-й отряд бригады им. ЦК КП(б) Б.


    Белорусские партизаны форсируют водную преграду


    Для партизан «Дружина», как писал И.Ф. Титков, оказалась непростым противником: «Здесь наступал враг особый, который говорил на нашем языке, легко маскировался под партизан, не боялся болот и лесов… Это была бригада Гиль-Родионова. В разбросанных немцами листовках говорилось, что здесь начинается ''новая Россия". Конечно, на партизан такая пропаганда не оказывала никакого влияния. Но мы знали и другое, что этот враг уже достаточно набил руки на борьбе с партизанами в Быховском, Кличевском и других районах Белоруссии… Гитлеровцы специально одели солдат бригады в форму эсэсовцев [можно подумать, что Титков не знал, что "Дружина" — эсэсовское формирование и ее личному составу положено носить полевую форму войск СС, с получением которой у "родионовцев" никаких проблем не было, как и с другими видами довольствия. — Прим. авт.]… Предатели из бригады Гиль-Родионова опасны были еще и тем, что провоцировали женщин, детей и стариков на выход из леса, будто этим самым они спасут их от немцев. Многие, кто поверил в это, погибли. Так были уничтожены жители деревень Далекое, Небышино, Витуничи, Осиновик и Тромбин [возможно, именно об этих преступлениях велась речь в статье бывшего начальника БШПД П.З. Калинина. — Прим. авт.]. Бригада Гиль-Родионова была для нас серьезным противником. Действовала она на узком участке фронта при поддержке танков и авиации…»[257].

    Партизаны упорно оборонялись, не ввязывались во фронтальные бои с противником, действовали небольшими группами и маневрировали, но ситуация складывалась не в их пользу. К концу мая Борисовско-Бегомльская партизанская зона была зажата со всех сторон. Народные мстители оказались в осаде. Об этом красноречиво свидетельствуют слова командира бригады Николая Гудкова, сказанные им перед личным составом нескольких партизанских формирований в один из критических дней блокады: «Товарищи! Партизаны бригады Железняка, обороняющие Бегомль, находятся в тяжелом положении. Немцы уже заняли ряд населенных пунктов на подходе к городу. Партизанский аэродром уже не действует [тем не менее советская авиация успела доставить партизанам 160 т боевых грузов. — Прим. авт.]. С часу на час бригада Железняка будет вынуждена оставить Бегомль. Против нее и бригады Дубова немцы бросили большое количество своих солдат и полиции. Бегомль ожесточенно бомбит вражеская авиация [только в течение 29 мая люфтваффе сделали на город 632 самолето-вылета. — Прим. авт.]. Мы сами еле выбрались оттуда. Из Бегомля эвакуируются партизанский госпиталь и все штабное хозяйство. Нам приказано уходить из деревни Бабцы, чтобы не оказаться в кольце окружения. Немцы могут перерезать дорогу, заняв мосты через Березину или дорогу Лепель — Борисов. Немедленно собирайтесь, и уходим на Бук»[258].

    27 мая 1943 г. начальник БШПД П.З. Калинин дал срочное распоряжение представителю БШПД на Калининском фронте И.И. Рыжикову оказать помощь народным мстителям Бегомльской зоны в отражении карательной экспедиции:

    «Операция противника против партизан Бегомльской зоны принимает широкий размер. Партизанским бригадам поставлены задачи продолжать вести боевые действия методом засад, просачивания в тыл противника, маневрированием с заведением противника в ловушки, использованием выгодных рубежей для активной обороны.

    Возбудите ходатайство перед Военным советом Калининского фронта о нанесении бомбового удара Лепель, Плещеницы, Докшицы, Долгиново, станция Парафьянов, Будслав, оказании помощи самолетами в выброске боеприпасов 25–30 т. Противник на боевые порядки партизан выбрасывает парашютные десанты, бригады предупреждаем — расстреливайте их. В связи с этим выброску наших парашютистов прекратите, поставив в известность Военный совет фронта»[259].

    Еще через два дня, 29 мая 1943 г., Калинин дал распоряжение командованию партизанских бригад Дубова, «Народные мстители», «Дяди Коли», Сенненской, им. С.М. Кирова, им. С.М. Короткина, отряду «За Родину» о тактике боевых действий в условиях карательной экспедиции немцев против партизан Бегомльской зоны:

    «Противник планом наступления предусматривает полную блокировку лесных массивов Бегомльской зоны, окрестностей. Для этой цели подбрасывает подкрепления. Бригадам: Дубровского, Воронянского, Лопатина, Леонова, им. Кирова, Талаквадзе, отряду "За Родину" действовать в соответствии указаний, данных тов. Пономаренко, сохраняя взаимодействие между бригадами, свободу маневра, не допуская окружения противником.

    Успех дальнейшего хода боев в этом районе зависит от гибкости маневра партизан, взаимопомощи отрядов, бригад.

    Выход для маневра в другие районы с целью предупреждения окружения разрешаю в том случае, когда между соседними бригадами есть договоренность и их положение этим не будет ухудшено.

    Доносите обстановку, сигналы и точки выброски грузов»[260].

    Тем временем ситуация ухудшалась. 29 мая 1943 г. части войск СС заняли Бегомль, выдавив из города бригаду «Железняк». 3 июня 1943 г. части айнзатцгруппы «Север» овладели райцентром Пышно, где две недели держала оборону бригада Ф.Ф. Дубровского. Айнзатцгруппа «Юг», наступавшая со стороны Борисова, вышла к базам бригады «Дяди Коли» и завязала бой с бригадой им. Кирова за лесной массив озера Палик. Полк Гиль-Родионова прорвался к центральной базе бригады «Железняк». Один из батальонов «Дружины» захватил партизанский госпиталь и уничтожил раненых народных мстителей (землянки, где они находились, были сожжены). Те, кому посчастливилось выжить, отступили в район лесного массива Савский Бор[261].

    Партизаны отчаянно сопротивлялись. Фон Готтберг приказал ввести в бой свои резервы. 2-й полицейский полк СС перешел в наступление на участке Осье — Замостье — Сосново — Лесины— Черницы. Отряды партизан из бригад «Железняк» и «Дубова», просочившись в тыл к немцам, внезапно атаковали 13-й и 22-й полицейские батальоны СС, вследствие чего в рядах этих подразделений появились боевые потери. Партизаны зафиксировали в донесении, что им удалось окружить и почти полностью истребить два батальона полиции. Однако, как и обычно, советские патриоты поторопились. 13-й и 22-й батальоны СС вполне сохранили свою боеспособность. К тому же буквально через несколько недель 2-й полицейский полк СС (в ряды которого входили эти батальоны) в полном составе принял участие в операции «Герман» (German)[262].

    К концу первой декады июня 1943 г. положение партизан стало чрезвычайно тяжелым. Военный руководитель Борисовского межрайонного комитета подполковник Н. Коваленко потребовал немедленного отвода партизанских бригад за Березину — для обороны Домжерицких болот. К тому времени там уже собралось более 10 тысяч бойцов и командиров. И.Ф. Титков, П.Г. Лопатин и Ф.Т. Пустовит просили отменить этот приказ, так как отход в Домжерицкие болота, по их мнению, вполне был на руку немцам, которые изначально планировали загнать туда народных мстителей и методично уничтожить, нанося авиационные и артиллерийские удары. Однако спорить было бесполезно. Причина такого приказа состояла в том, что в болотистых местах скопилось много гражданского населения — женщин, стариков и детей. И их нужно было спасать[263].

    Как только народные мстители отошли за Березину, немцы сразу же замкнули кольцо окружения. В районе Домжерицких болот разгорелись особенно жестокие бои. «Гитлеровцы и бригада Гиль-Родионова вместе наступали на партизан, — вспоминал бывший командир отряда им. С.М. Кирова (одноименной бригады) Василий Шарков. — Они со всех сторон окружили Домжерицкие болота. Стоял сплошной треск автоматов — голову не высунуть. Воздух до того наполнился пороховыми газами, что трудно было дышать»[264].

    К исходу 18 июня части СС очистили от народных мстителей лес в районе озера Палик и рассекли пополам домжерицкий болотистый массив по дороге Моисеевщина — Дубровка— Студенка — Пострежье — Брод, поставив под удар с тыла оборону бригады «Железняк». Одновременно немцы развернули строительные работы по сооружению дорог через болото. Для переброски войск СС и полиции использовалась дорога, идущая из Борисова на Зембин — Мстиж — Бегомль. Командование партизанских соединений, получив приказ Борисовского межрайонного комитета, приняло решение о прорыве из окружения в ночь на 19 июня силами всех партизан, оказавшихся в болотах[265].

    Прорыв из окружения обошелся народным мстителям дорого. Потери в личном составе, а также среди гражданского населения были значительными (о чем участники тех событий не любили вспоминать). На некоторое время Борисовско-Бегомльская зона была ликвидирована (это подтверждает И.Ф. Титков). Операция «Коттбус» завершилась 21 июня 1943 г. Причем немцы, как пишут отечественные и белорусские историки, вынуждены были прекратить экспедицию потому, что войска, задействованные в ней, понадобились на фронте[266].

    Среди специалистов не утихают споры о потерях немцев и партизан в ходе операции «Коттбус». Отправной точкой в дискуссиях служит итоговое боевое донесение фон Готтберга (от 28 июня 1943 г.). В нем говорится: «Потери противника: убито в боях 6087 человек, расстреляно — 3709, захвачено в плен — 599. Захвачено рабочей силы — 4997 человек, женщин — 1056. Собственные потери: немцы — убито пять офицеров, в том числе командир батальона, 83 унтер-офицера и рядовых. Ранено 11 офицеров, в том числе два командира полка, 374 унтер-офицера и рядовых, трое пропали. Трофеи: 20 орудий калибра 7,62, девять противотанковых пушек, одно зенитное орудие, 18 минометов, 30 станковых пулеметов, 31 ручной пулемет, один самолет (уничтожен), 50 планеров (уничтожены), 16 противотанковых ружей, 903 винтовки, 11 винтовочных прикладов, семь винтовочных стволов, 13 пистолетов.

    Захвачено сельскохозяйственных продуктов: 3262 коровы, 2182 овцы, 904 лошади, 153 свиньи, 1618 кож: разных видов, 684 т зерна, 24 т. Картофеля, 38 ц льняного семени, 70 ц муки, 3 ц шерсти, 2 мешка льна, 2 мешка льняной пряжи»[267].

    Белорусские исследователи В. Селеменев и В. Шимолин, придерживаясь линии, избранной еще советскими историками, считают донесение фон Готтберга «липой». В качестве документа, более достоверного на их взгляд, приводится донесение генерального комиссара Белоруссии В. Кубе рейхсминистру занятых восточных областей А. Розенбергу о результатах карательной операции «Коттбус» за время с 22 июня по 3 июля 1943 г. (от 5 июля 1943 г.):

    «Бригадефюрер СС, генерал-майор полиции фон Готтберг сообщает, что операция "Коттбус" за указанный период дала следующие результаты: убито противника — 4500; убито подозреваемых в связях с бандитами — 5000; убито немцев — 59; ранено немцев — 267; убито иностранцев — 22; ранено иностранцев — 120; взято в плен бандитов — 250; уничтожено лагерей противника — 57; уничтожено бункеров противника — 261; захвачено мужской рабочей силы — 2062; захвачено женской рабочей силы — 450; затоплено больших лодок — 4; затоплено плотов — 22.

    Трофеи: 1 самолет, 12 буксирных лодок, 10 орудий калибра 150 мм, 2 пушки, 9 гранатометов, 23 станковых пулемета, 28 ручных пулеметов, 28 автоматов, 492 винтовки, 1028 гранат и бомб, 1100 мин, 31300 винтовочных патронов, 7300 пистолетных патронов, 1200 кг взрывчатого материала, 2 комплекта радиопередатчика, 1 фотолаборатория, 30 парашютов, 67 повозок, 530 лошадей, 1 полевая кухня, 430 саней, большое количество медикаментов и пропагандистского материала.

    …Названные цифры показывают, что и в этой операции уничтожено большое количество населения. Если потери противника убитыми составляют 4500 чел., а трофеев взято только 492 винтовки, то ясно, что в число уничтоженного противника включено большое количество местных крестьян. В этом отношении особенно известен батальон Дирлевангера, который уничтожил бесчисленное количество людей. Среди 5 тыс. чел., заподозренных в связях с бандитами и поэтому расстрелянных, насчитывается огромное количество женщин и детей»[268].

    Действительно, проводя анализ двух документов — фон Готтберга и Кубе, — обнаруживаешь массу противоречий: по Готтбергу, захвачено 903 винтовки, убито — 6087 «бандитов», 599 пленено, расстреляно — 3709 человек. По Кубе — захвачено 492 винтовки, уничтожено «бандитов» — 4500, взято в плен — 250, расстреляно — 5000 человек.

    Создается такое впечатление, что для своего начальства в Берлине фон Готтберг подготовил одно донесение, а для генерального комиссара Белоруссии — совсем другое. Скорее всего, так и было, поскольку между гражданскими органами и руководством СС в Белоруссии складывались напряженные отношения. Как считали подчиненные Гиммлера, Кубе являлся проводником идей, противоречащих политике рейха, и поэтому старались дезавуировать его фигуру, которая мешала СС в реализации собственных планов, начиная от создания системы безопасности и порядка в Белоруссии и заканчивая уничтожением евреев[269].

    Чаще исследователи берут за основу документ Кубе, а донесение фон Готтберга считают ненадежным, хотя доклад начальника СС и полиции Белоруссии представляет в целом объективную картину. Сомнения, наоборот, вызывает донесение Кубе. Учитывая конфликтные отношения гауляйтера с СС, его донесение несет отпечаток предвзятости. К тому же итоги операции «Коттбус» представлены Кубе за период с 22 июня по 3 июля 1943 г., а экспедиция завершилась 21 июня. Кубе также не говорит, уточненные это данные или нет, когда их ему предоставили, на основании каких оперативных документов они составлялись[270].

    Приоритет в исследовании этого вопроса, что совершенно ясно, следует отдавать сообщению фон Готтберга. Собственно гражданские органы административного аппарата генерального комиссариата «Белоруссия» имели второстепенное отношение к масштабным акциям СС и полиции, и если играли в них роль, то вспомогательную. Если не считаться с этим моментом, можно придти к выводу, что операция «Коттбус» сводилась только к истреблению населения, а партизаны вообще потерь не имели. К такому заключению, кстати, и пришли советские ученые, работавшие над справочником: «Нацистская политика геноцида и "выжженной земли" в Белоруссии 1941–1944» (Минск: «Беларусь», 1984). Опираясь на доклад Кубе, они взяли и сложили потери, понесенные партизанами и населением, написав, что «в ходе операции каратели расстреляли, замучили и сожгли 9786 советских граждан». Таким образом, получилось — у народных мстителей нет ни убитых, ни раненых, ни пленных[271].

    Непонятно и то, почему в качестве едва ли не главного аргумента навязывается сентенция, что потери противника определяются только по тому, сколько у него захвачено винтовок. Партизанам, как известно, всегда не хватало оружия и боеприпасов, поэтому пистолеты, винтовки, автоматы и пулеметы убитых бойцов и командиров старались не оставлять. Когда такой возможности не было — особенно это касается пушек и минометов, — то оружие уничтожали, приводили в негодность или зарывали в землю, чтобы потом выкопать и вновь использовать в бою. То, что люди фон Готтберга нашли после боев от 500 до 900 винтовок (не считая автоматов, пулеметов и гранатометов), еще не говорит, что донесение руководителя операции «Коттбус» насквозь лживо.

    Конечно же, эта экспедиция не была лишена карательной составляющей. Как отмечал фон Готтберг, за связь с партизанами солдаты расстреляли 3709 человек. В некоторых случаях мирное население использовали для преодоления минно-взрывных заграждений: «После артиллерийско-зенитной подготовки проникновение в болотистую местность стало возможным только потому, что подозреваемых в связях с партизанами местных жителей гнали впереди войск по сильно заминированным участкам территории»[272].

    Но основные жертвы среди мирных граждан пришлись на момент, когда партизан блокировали в районе Домжерицких болот. Постоянные авиационные удары, минометные и артиллерийские обстрелы, безусловно, сыграли свою зловещую роль.

    С другой стороны, — и это самое трагичное, — судьба простых людей мало кого заботила. Немцев она никак не волновала, так как мирное население, попавшее вместе с партизанами в окружение, само было «виновато», по их мнению, в том, что оказалось в зоне боевых действий. Партизанам тоже было не до гуманизма, ведь речь шла о жизни и смерти. Несомненно, какой-то части населения народные мстители оказывали помощь, но охватить всех было нереально, и, более того, у самих партизан там находились свои семьи. Да и всегда ли у них была возможность помогать родным и близким, когда бои шли круглые сутки?

    Очень вероятно то, что среди тех 6087 «бандитов», уничтоженных частями СС и полиции, было немало гражданских лиц, угодивших в кровавую мясорубку в районе озера Палик и в Домжерицких болотах. Сколько человек выжило во время блокады и вырвалось с партизанами из «котла», установить уже не удастся. Но жертвы там были огромные, в чем сомневаться не приходится.

    В ходе операции «Коттбус» эсэсовцы истребляли далеко не все население, рейху требовалась рабочая сила. Немалая часть местных жителей, оказавшаяся в районе проведения карательной акции, была захвачена и эвакуирована в сборные лагеря, где проводилась так называемая сортировка, дезинфекция и подготовка рабочих команд к отправке на трудовую повинность в Германию. Согласно донесению фон Готтберга, было пленено 6053 человека (4997 мужчин и 1056 женщин), по донесению Кубе — 2512 человек (2062 мужчины и 450 женщин). Чем вызваны эти расхождения в цифрах, сказать сложно. Могло быть все, что угодно, начиная от ликвидации и заканчивая вывозом людей в рейх. Однако, скорее всего, людей отправили в Германию. Как показывают документы, во время операций, проводившихся с июня по август 1943 г. в Минской области, СС и полиция «угнали все работоспособное население»[273].

    Касаясь итогов операции «Коттбус», исследователи почти не обращают внимания на то, какие задачи ставились перед войсками СС и полицией, исходя из боевого приказа № 1, подписанного фон Готтбергом 15 мая 1943 г. Конечно же, главной задачей всегда была одна — уничтожение партизан, что, как напомним, требовал Гиммлер еще в своем приказе от 18 ноября 1941 г.[274] К лету 1943 г. взгляды СС на войну с партизанами изменились. Фюреры СС и полиции, отвечавшие за борьбу с «бандитизмом», убедились, что полностью ликвидировать партизан невозможно. Исходя из этого, боевые задачи для войск на этом этапе подразумевали под собой уже не столько уничтожение партизан (хотя никто от него никогда не отказывался), сколько ослабление их влияния в оккупированных районах. Этим объясняется то, почему фон Готтберг, руководивший не одной акцией — которые, по мнению советской стороны, всегда оказывались провальными, — продолжал находиться на своей должности и заниматься теми же самыми вопросами. Отсюда можно говорить о том, что задачи операции «Коттбус» в значительной степени были решены. Во-первых, опасное положение в тылу левого фланга группы «Центр» удалось предотвратить. Во-вторых, в партизанские зоны войска Красной армии допущены не были. В-третьих, было продолжено строительство укрепленного района (несмотря на все диверсионные акты партизан). В-четвертых, Борисовско-Бегомльская зона на какое-то время прекратила свое существование. И, в-пятых, партизаны понесли значительные потери (что признают известные военные историки A.C. Князьков и Ю.И. Чернов[275]).

    Таким образом, фон Готтберг совсем не случайно отправил в Берлин донесение, в котором охарактеризовал операцию «Коттбус» как вполне удачную экспедицию.

    В западной историографии детального анализа операции «Коттбус», к сожалению, не проводилось. По крайней мере, доступные на сегодняшней день работы немецких и американских историков не дают оснований утверждать обратное. Например, Михаэлис не стал утруждать себя анализом документов фон Готтберга и Кубе, и поэтому ограничился тем, что опубликовал письмо рейхскомиссара «Остланд» Г. Лозе от 18 июня 1943 г. на имя своего шефа А. Розенберга об июньской акции в Белоруссии. Учитывая, по какой линии шла эта бумага, понятно, чью позицию отстаивал рейхскомиссар[276].

    В своей монографии Муньос попытался проанализировать итоги операции, однако историк идет известным путем, опираясь на донесение Кубе. Причем, как видно из исследования, Муньос не проводит четкой грани между документами фон Готтберга и тогдашнего гауляйтера Белоруссии, поэтому информация из двух разных источников сливается у него в одно целое, в котором предпочтение отдается отрывкам из документа Кубе[277].

    Разумеется, и партизанское командование подвело свои итоги боев в мае — июне 1943 г. В справке начальника оперативного отдела БШПД подполковника А.И. Брюханова о боях партизан Бегомльской зоны Минской области с немецкими карателями (не ранее 12 августа 1943 г.) отмечалось:

    «За время боев с противником партизанскими отрядами и бригадами выведено из строя свыше 2 тыс. солдат и офицеров противника, танков — 15, танкеток — 7, бронемашин — 2, орудий разного калибра — 4, автомашин грузовых — 63, автомашин легковых — 10, сбито самолетов — 2, пущено под откос 43 эшелона противника и взорван 1 ж. — д. мост.

    Партизаны потеряли: убитыми — 88, ранеными — 57, без вести пропавшими — 14 чел.

    Партизанами захвачены трофеи: минометов — 2, пулеметов — 4, винтовок — 29, автоматов — 10, патронов — 1 тыс., обоз из 82 подвод, лошадей — 1514, коров и мелкого скота — 267»[278].


    Генеральный комиссар Белоруссии Вильгельм Кубе. Довоенное фото


    Возникают вопросы относительно партизанских потерь. Например, не вызывает доверия количество раненых — всего 57 человек. И это за полтора месяца беспрерывных боев?! Из мемуаров И.Ф. Титкова следует, что только в одной бригаде «Железняк» — в момент блокирования в районе Домжерицких болот — «оказалось до сотни тяжелораненых партизан»[279]. К этому нужно добавить раненых, находившихся на центральной базе той же бригады, в госпитале, разгромленном одним из батальонов «Дружины». Да и как проводились подсчеты, если известно, что на одного убитого всегда приходится три-четыре раненых?

    Количество убитых партизан также вызывает сомнение. Только один выход из окружения в районе озера Палик и Домжерицких болот стоил партизанам немалых жертв. Потери были во всех соединениях без исключения, и, как писал Титков, «понесла урон и бригада "Железняк"»[280]. Думается, эсэсовские данные, несмотря на определенную неточность, все же больше заслуживают доверия, чем сведения партизан.

    Сомнения вызывают и данные по немецким потерям. В справке А.И. Брюханова сказано: «Выведено из строя 2 тыс. солдат и офицеров противника». Титков утверждает, что только его бригада уничтожила более 800 гитлеровцев[281]. Еще 250–260 человек (в период с 15 до 25 мая) истребила бригада им. ЦК КП(б) Б[282]. Исходя из этого следует, что на долю других партизанских формирований — а это 14–15 бригад — приходятся остальные потери врага (950—1000 человек).

    Конечно, можно допустить, что не все соединения воевали так умело, как бригада «Железняк». Однако в боях себя проявили соединения «Дубова», «Дяди Коли», им. С.М. Кирова, им. С.М. Короткина, «Народные мстители», отряд «За Родину». На их счету тоже были убитые немцы. И что же получается: либо неверные данные содержатся в записке А.И. Брюханова, либо И.Ф. Титков преувеличивает заслуги бригады «Железняк».

    Германские потери (по донесению фон Готтберга) составили более 500 человек убитыми и ранеными. Не исключено, что части СС и полиции потеряли людей больше, чем зафиксировано в боевом донесении. Но, скорее всего, потери не превышают порога в 1000 человек. Причем, по немецким представлениям, даже гибель 500 солдат и офицеров — это очень серьезный урон.

    Разумеется, понесла потери и «Дружина». Полк Гиль-Родионова терял людей в боях за переправы через реку Поню, за населенные пункты Тумиловичи, Стенка, Дедино, Речные, Ващеники, в боях за партизанскую базу в районе впадения реки Красногубки в Березину, при прорыве партизан из окружения в районе дороги Бегомль — Березино[283].

    В боях с народными мстителями часть Гиль-Родионова потеряла не менее 200–250 человек убитыми и ранеными. Немало проблем «Дружине» доставили бригады им. ЦК КП(б) Б, «Железняк», им. С.М. Кирова и «Дубова».

    Подразделения полка Гиль-Родионова выполняли не только боевые задачи, но и помогали изымать у населения сельхозпродукты и скот. Об этом говорится в донесении уполномоченного по сельскому хозяйству Вилейского округа на имя генерального комиссара Белоруссии (от 12 июня 1943 года). Чиновник пишет, что «операция, с точки зрения изъятия скота и сельскохозяйственных продуктов, не дала того результата, который могла бы дать. Бросалось в глаза то, как вермахт, полиция, СД и другие приданные им подразделения выполняли порученное им задание. У меня сложилось впечатление, что на уполномоченных по сельскому хозяйству эти подразделения смотрели недоброжелательно, особенно части "Дружины"»[284].

    Люди Гиля, похоже, с неприятием относились к членам сельскохозяйственных подразделений. Причиной тому, скорее всего, было то, что члены этих групп не воевали с партизанами, а занимались реквизициями, в чем им должны были оказывать содействие все участники операции, как части вермахта, так и команды СД. По всей видимости, здесь не обошлось без конфликтных ситуаций, в противном случае представители гражданской администрации вряд ли бы стали заострять внимание на подобных моментах.

    После операции «Коттбус» «Дружину» оставили в северо-западной части Борисовско-Бегомльской партизанской зоны. Вместе с двумя батальонами СС и гарнизонами в Будславе, Парафьяново и Крулевщине (примерная численность — 7 тысяч человек) русское формирование СД занималось очисткой тыловых районов 3-й танковой армии вермахта. Поэтому подопечных Гиль-Родионова не включили в состав боевой группы фон Готтберга, которая с 3 июля 1943 г. предприняла экспедицию «Герман» против партизан, действовавших в Барановичской области, в районе Ивенецко-Налибокской пущи[285].

    Впрочем, были и другие причины, почему «Дружину» оставили за рамками новой операции. Следовало, во-первых, завершить переформирование полка в бригаду. Во-вторых, соединение Гиль-Родионова все-таки подчинялось органам СД, и на базе бригады проводилась проверка диверсантов. И, в-третьих, несмотря на потери в операции «Коттбус», «Дружина» была на хорошем счету у руководства СС и полиции Белоруссии (фон Готтберг лично встретился с Гилем и поблагодарил его за помощь в борьбе с партизанами). Доверие эсэсовского начальства выразилось в том, что «Дружине» отдали под контроль плацдарм на реке Поня, включавший в себя деревни Докшицы, Юхновка, Бересневка, Березино и ряд других населенных пунктов. Этот плацдарм врезался клином в северную часть разгромленной в то время Борисовско-Бегомльской зоны и очень мешал советским патриотам возрождать свои позиции[286].

    По словам исследователя С.Г. Чуева, «хорошо вооруженная и на первых порах дисциплинированна бригада вела с переменным успехом бои против партизанских отрядов»[287]. В июле 1943 г. соединение вело бои против партизанских отрядов из бригады «Железняк». Боевые действия отличались накалом, «Дружина» не собиралась просто так сдавать народным мстителям населенные пункты, представлявшие важность для эсэсовского командования. Однако партизаны постепенно возвращали себе то, что потеряли во время операции «Коттбус» (в частности, город Бегомль), и это негативным образом отражалось на состоянии личного состава русской бригады СД[288].

    Свои последние бои «Дружина» провела в начале августа 1943 г. Воспользовавшись тем, что главные силы бригады «Железняк» вышли на операцию «Рельсовая война», части Гиль-Родионова попытались захватить Бегомль. Но партизаны, отбив все атаки, отстояли город. Вдобавок ко всему ими был нанесен удар по деревне Юхновка, где дислоцировался батальон майора Фефелова, и ключевой в этом районе пункт оказался в руках народных мстителей. Гиль-Родионов пытался вернуть деревню, наступая силами до полка, но безуспешно. Этот провал еще более пагубно отразился на моральном состоянии солдат и офицеров соединения, а командование бригады всерьез задумалось, не принять ли предложение партизан и вернуться на советскую сторону[289].


    Нацистский оккупационный плакат. Вот какое будущее готовили эсэсовцы для русской молодежи


    Таким образом, «Дружина» неоднократно участвовала в антипартизанских и карательных операциях. Возможно, сведения о количестве убитых и замученных людей завышены, но факты преступлений, совершенных людьми Гиля, вряд ли могут вызывать сомнения. Например, когда в бригаде «Железняк» шло обсуждение вопроса, как вести работу по разложению «Дружины» и привлечению ее личного состава на советскую сторону, отдельные командиры партизанских формирований высказались против этого плана, приводя «примеры жестокости родионовцев по отношению к партизанам и местному населению», ссылались «на случаи их издевательства над женщинами, детьми»[290].

    Не забудем и то, что при помощи карательных акций проходило «боевое сплачивание» русских эсэсовцев. Повязанные кровью, они, по замыслу немецкого командования, лишались возможности вернуться на советскую сторону.

    Что касается самого Гиль-Родионова, то линия его поведения не кажется такой уж оригинальной. Его судьба во многом схожа с судьбами его поколения. Воспитанный в интернациональном духе, однако же критически относящийся к деяниям сталинского тоталитарного государства, он попробовал искать «правду» на другой стороне. Но этот поиск «правды» — попытка возродить новую Россию без большевиков — была обречена на провал, поскольку такие люди, как Гиль, не имели прочной связи с тем русским прошлым, носителями которого были те же эмигранты, служившие в его бригаде. Желание выжить любой ценой, независимо от того, на какие жертвы ради этого придется пойти, было присуще не только ему, но и многим из его окружения. Для людей такого типа какая-либо идея всегда будет чем-то вторичным по отношению к их желанию, поэтому они, подобно хамелеонам, стараются мимикрировать с такой быстротой, с какой меняется жизнь. Гилю не так уж было важно, сколько евреев или белорусов (а чуть позже и немцев) убьют его подчиненные, — в этом проявляются его омерзительные черты. И в то же время очевиден трагизм данного положения, его двусмысленность, двойственность и противоречивость. Выходом из этого положения в условиях войны могла быть только смерть.


    Примечания:



    1

    Самутин Л.А. Я был власовцем… СПб., 2002. 320 с.



    2

    Кромиади К.Г. За землю, за волю… На путях русской освободительной борьбы 1941–1947 гг. Сан-Франциско, 1980. 239 с.



    18

    Осенью 1940 г. в РСХА было семь управлений, в феврале 1944 г. к ним добавилось Военное управление, после июля 1944 г. фактически поглощенное VI управлением РСХА. Наконец, в августе 1944 г. было сформировано VIII управление. См.: Залесский К.А. Охранные отряды нацизма. Полная энциклопедия СС. М., 2009. С. 284, 292–294, 348, 352.



    19

    Залесский К.А. РСХА… С. 210.



    20

    Шелленберг В. Лабиринт. Мемуары гитлеровского разведчика. М., 1991. С. 206.



    21

    Отто Скорцени в своих мемуарах отмечал, что Шелленберг «полностью перешел на службу к англичанам». См.: Скорцени О. Неизвестная война. Минск, 2003. С. 464.



    22

    Залесский К.А. РСХА… С. 213.



    23

    Шелленберг В. Указ. соч. С. 189.



    24

    Цит. по: Окороков A.B. Фашизм и русская эмиграция (1920–1945 гг.). М., 2002. С. 280 (со ссылкой на: Гротт М. Наши лозунги и наши мысли / «Фашист». 1937. № 32. С. 15).



    25

    Цит. по: Назаров М. Накануне 41-го: надежды и иллюзии… / «Родина» (Москва). 1993. № 7. С. 72.



    26

    Одним из наиболее характерных образчиков подобной точки зрения является книга члена НТС A.C. Казанцева (наст. — Г. Като) «Третья сила. Россия между нацизмом и коммунизмом» (М., 1994. 344 с).



    27

    См.: Агапов А.Б. Дневники Йозефа Геббельса. Прелюдия «Барбароссы». М., 2002. С. 320.



    28

    Нечаев С.Ю. Русские в Латинской Америке. М., 2010. С. 139.



    29

    Организация Солоневича первоначально именовалась Кружки «Голоса России» (по названию газеты), а затем — «движением штабс-капитанов». См.: Назаров М.В. Миссия русской эмиграции. Издание 2-е. М., 1994. С. 263; Окороков A.B. Фашизм и русская эмиграция… С. 392–393.



    186

    Окороков A.B. Антисоветские воинские формирования… С. 85–86; Чуев С.Г. Спецслужбы… С. 215.



    187

    Калинин П. Участие советских воинов в партизанском движении Белоруссии / «Военно-исторический журнал» (Москва). 1962. № 10. С. 34–37.



    188

    Документального подтверждения подобного титулования русских офицеров, кроме особо оговоренных случаев, пока не найдено (прим. редактора).



    189

    Справка № 4 о дислокации изменнических формирований (РОА), установленных разведкой партизан с 1.1 по 1.10 1943 года / Семиряга М.И. Коллаборационизм. Природа, типология и проявление в годы Второй мировой войны. М., 2000. С. 844–845.



    190

    Подробнее о Б.В. Каминском и 29-й дивизии войск СС см.: Жуков Д.А., Ковтун И.И. 29-я гренадерская дивизия СС «Каминский». М., 2009. 304 с.



    191

    Жуков Д.А. Русский националист, германский шпион, советский провокатор… С. 5. По мнению С.Г. Чуева, основу бригады составила «местная молодежь, дезертиры из партизанских отрядов» (Спецслужбы… С. 212). Тот же исследователь, но только в другом материале, пишет, что в июле 1943 г. Гиль приступил «к формированию дивизии за счет населения, мобилизованного в западных областях Белоруссии» («Бригада Родионова, получившая наименование 1-й Антифашистской партизанской бригады»… С. 22). Не исключено, что у немцев могли существовать планы по развертыванию на базе «Дружины» 1-й русской национальной дивизии СС численностью до 12 тыс. человек. См.: Александров K.M. Русские солдаты вермахта… С. 211; Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Сборник документов. Великий перелом. 1 июля — 31 декабря 1943 года. М., 2008. Т. 4. Кн. 2. С. 257–258; Титков И.Ф. Указ. соч. С. 213. В мемуарах Самутина момент создания бригады показан так: «Гиль с согласия немцев провел "мобилизацию" молодежи из местного населения под тем предлогом, что их все равно заберут к себе партизаны. Эти-то мобилизованные парни и дезертировали чаще всего. Численность бывшей "Дружины" уже превысила 3 тысячи человек, и она была переименована в бригаду. Ее гарнизоны стояли уже во многих селах и деревнях…» (Указ. соч. С. 104).



    192

    Окороков A.B. Антисоветские воинские формирования… С. 82.



    193

    Там же. С. 83.



    194

    Гофман И. Власов против Сталина. Трагедия Русской освободительной армии, 1944–1945. М., 2005. С. 367. Цифра 8000 также встречается в работе А. Муньоса. См.: Munoz A.J. The Druzhina SS Brigade… P. 61.



    195

    РГАСПИ. Ф. 69, оп. 1, д. 708, л. 92.



    196

    Munoz A.J. The Druzhina SS Brigade… P. 61; Александров K.M. Русские солдаты вермахта… С. 207.



    197

    Номер полевой почты, почтовый индекс подразделения (прим. редактора).



    198

    Окороков A.B. Антисоветские воинские формирования… С. 82.



    199

    Документального подтверждения подобного титулования русских офицеров, кроме особо оговоренных случаев, пока не найдено (прим. редактора).



    200

    Там же.



    201

    Фрелих С. Генерал Власов. Русские и немцы между Гитлером и Сталиным. Нью-Джерси, 1990. С. 60. Как мы отмечали, данные о службе Блажевича в НКВД опровергаются чекистскими документами.



    202

    Кромиади К.Г. Указ. соч. С. 91.



    203

    Стеенберг С. Указ. соч. С. 124.



    204

    Самутин Л.А. Указ. соч. С. 102–103; Жуков Д.А. Русский националист, германский шпион, советский провокатор… С. 5; Жуков А.Д., Ковтун И.И. Русские эсэсовцы… С. 128–129.



    205

    Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Сборник документов. Великий перелом. 1 июля — 31 декабря 1943 года. М., 2008. Т. 4. Кн. 2. С. 258.



    206

    Титков И.Ф. Указ. соч. С. 237–238. Историк K.M. Александров считает, что П.В. Богданов подозревал Блажевича в «двойной игре»: он якобы тоже поспособствовал началу переговоров между Гилем и командованием партизанской бригады «Железняк». См.: Александров K.M. Русские солдаты вермахта… С. 211.



    207

    Littlejohn D. Op. cit. P. 313–314; Окороков A.B. Антисоветские воинские формирования… С. 77–80; Александров K.M. Офицерский корпус армии генерал-лейтенанта A.A. Власова… С. 401, 524–525, 704. A.C. Казанцев описывает процесс расформирования РННА так: «Жиленкову и Боярскому были даны гарантии неприкосновенности и они были вызваны в Главную Ставку для переговоров… Немцы проявили выдержку. Договорились, что бригада не выступит на фронт как немецкая часть, а будет расформирована на батальоны». Затем «было приказано сменить русское командование каждого из них на немецкое, заменить русскую форму формой вспомогательных частей… Кончилось дело тем, что батальоны почти все по очереди, перебив… командиров-немцев, ушли в лес. Часть их там попала в руки большевиков, часть пополнила число партизан Третьей Силы» (Указ. соч. С. 127).



    208

    Кромиади К.Г. Указ. соч. С. 89.



    209

    См., например: Назаров М.В. Миссия русской эмиграции… С. 306. A.C. Казанцев нашел нужным указать лишь то, что СС были «инициатором» создания «Дружины» и «контрагентом в переговорах» (Указ. соч. С. 128).



    210

    Самутин Л.А. Указ. соч. С. 134.



    211

    Как следует из протокола допроса агента «Цеппелина» Таврина, Жиленков принимал участие в разработке плана по покушению на Сталина. См.: Дегтярев К., Колпакиди А. СМЕРШ… С. 540–541.



    212

    Цит. по: Окороков A.B. Антисоветские воинские формирования… С. 83.



    213

    Шелленберг В. Указ. соч. С. 265–266.



    214

    Кромиади К.Г. Указ. соч. С. 91.



    215

    Александров K.M. Восточные войска вермахта… С. 101; Жуков Д.А. Русский националист, германский шпион, советский провокатор… С. 6; Жуков Д.А., Ковтун И.И. Русские эсэсовцы… С. 131.



    216

    Окороков A.B. Антисоветские воинские формирования… С. 87; Ковалев Б.Н. Деятельность немецких разведывательных, контрразведывательных и пропагандистских служб на северо-западе России / Контрразведка: вчера и сегодня. Материалы научно-практической конференции, посвященной 55-летию Победы в Великой Отечественной войне. 26 апреля 2000 года. Великий Новгород, 2000. С. 73–74; Дробязко С.И. Вторая мировая война 1939–1945: Русская освободительная армия… С. 33.



    217

    Полчанинов Р.В. Молодежь Русского Зарубежья. Воспоминания 1941–1951. М., 2009. С. 136.



    218

    Эту песню в 2004 г. исполнил мужской хор Института певческой культуры «Валаам» (художественный руководитель — И.В. Ушаков), а также — в рок-обработке — волгоградская группа «М.Д.П.» (альбом «Неоконченная война», 2005 г.).



    219

    Полчанинов Р.В. Указ. соч. С. 136–137.



    220

    О. Краус родился в 1906 г. в Риге. По специальности — архитектор. В 1933–1934 гг. служил в латышской армии. В СС вступил в июне 1940 г. В нацистской партии не состоял. Свободно владел русским языком. В 1941–1942 гг. служил в айнзатцкомандах А (переводчиком) и 2 (командиром охранного отделения). Затем служил в дистрикте СС «Варта», после чего переведен в штат «Цеппелина» (информация любезно предоставлена кандидатом исторических наук P.O. Пономаренко).



    221

    Самутин Л.А. Указ. соч. С. 134. Любопытно, что К. Кромиади довольно неубедительно пытается отрицать тесную связь части с СД. Он пишет, что «на новом месте» начальство из СД «нами почти не интересовалось… В Стремутке мы были предоставлены сами себе» (Указ. соч. С. 95).



    222

    Александров K.M. Офицерский корпус армии генерал-лейтенанта A.A. Власова… С. 703–704.



    223

    Цит. по: Старинов И.Г. Битва на вражеских коммуникациях / Война в тылу врага. О некоторых проблемах истории советского партизанского движения в годы Великой Отечественной войны. М., 1974. Вып. 1. С. 197.



    224

    Маврогордато Р., Зимке Э. Полоцкая низменность / Армстронг Дж. Партизанская война. Стратегия и тактика. 1941–1943. М., 2007. С. 178–179.



    225

    Бегомльская операция противника против партизан в мае — июне 1943 года / Попов А.Ю. НКВД и партизанское движение. М., 2003. С. 223; Из отчета командования партизанской бригады «Железняк» Минской области о разгроме немецко-фашистского гарнизона в городском поселке Бегомль 17–22 декабря 1942 г. / Всенародное партизанское движение в Белоруссии в годы Великой Отечественной войны (июнь 1941 — июль 1944). Документы и материалы в трех томах. Развитие всенародного партизанского движения во второй период войны (ноябрь 1942 — декабрь 1943). Т. II. Кн. I. (ноябрь 1942 — июнь 1943). Минск, 1973. С. 88–91.



    226

    Цит. по: Селеменев В., Шимолин В. Охота на гауляйтера. Минск, 2006. С. 28.



    227

    Munoz A.J. The Druzhina SS Brigade… P. 45; MacLean F.L. The cruel hunters… P. 114. В то же время немецкий исследователь Р. Михаэлис, приводя выкладку состава боевой группы «Шимана», «Дружину» в ней не указывает. См.: Michaelis R. Der Weg zur 36. Waffen-Grenadier-Division… S. 41; Нацистская политика геноцида… С. 254.



    228

    Партизанские формирования Белоруссии в годы Великой Отечественной войны (июнь 1941 — июль 1944): Краткие сведения об организационной структуре партизанских соединений, бригад (полков), отрядов (батальонов) и их личном составе. Минск, 1983. С. 459, 463, 479, 493, 496–497; MacLean F.L. The cruel hunters… P. 114–115.



    229

    Ковтун И.И. Белорусы на службе в СС / «Эхо войны» (Москва), 2008. № 2. С. 46; Жуков Д.А., Ковтун И.И. Русские эсэсовцы… С. 220–221.



    230

    Munoz A.J. The Druzhina SS Brigade… P. 47; Michaelis R. Der Weg zur 36. Waffen-Grenadier-Division… S. 42.



    231

    Информация начальника СС и полиции генерального округа «Белоруссия» о карательной операции «Волшебная флейта» от 24 апреля 1943 года / «Остарбайтеры»… С. 131; Munoz A.J. The Druzhina SS Brigade… P. 47; Campbell St. Police Battalions… P. 81; Michaelis R. Der Weg zur 36. Waffen-Grenadier-Division… S. 42.



    232

    Кнатько Г. Угон населения Беларуси на принудительные работы (январь 1942— июнь 1944) / «Остарбайтеры»… С. 19; Нацистская политика геноцида… С. 254.



    233

    Самутин Л.А. Указ. соч. С. 105.



    234

    О Борисовско-Бегомльской и Полоцко-Лепельской партизанских зонах см.: Высшее партизанское командование Белоруссии… С. 135–136, 156, 167–170.



    235

    Протокол допроса обвиняемого Каминскиса С.Я. от 7 марта 1949 г. / Латвия под игом нацизма: сборник архивных документов. М., 2006. С. 229. О «команде Арайса» см.: Крысин М.Ю. Прибалтийский фашизм. История и современность. М., 2007. С. 204–206.



    236

    Цит. по: Протокол допроса обвиняемого Каминскиса С.Я. от 7 марта 1949 г… С. 229–230.



    237

    Цит. по: Александров K.M. Русские солдаты вермахта… С. 208.



    238

    Романько О.В. Коричневые тени в Полесье. Белоруссия 1941–1945. М., 2008. С. 185–186.



    239

    Александров K.M. Русские солдаты вермахта… С. 209 (со ссылкой на: Калинин П. Участие советских воинов в партизанском движении в Белоруссии / «Военно-исторический журнал» (Москва). 1964. № 3. С. 19).



    240

    Титков И.Ф. Указ. соч. С. 177.



    241

    Там же.



    242

    Князьков A.C., Чернов Ю.И. В период коренного перелома… С. 207; Бегомльская операция противника против партизан в мае — июне 1943 года / Попов А.Ю. НКВД и партизанское движение… С. 223; Справка начальника оперативного отдела БШПД подполковника А.И. Брюханова о боях партизан Бегомльской зоны Минской области с немецкими карателями в апреле — июне 1943 г. (не ранее 12 августа 1943 г.) / Всенародное партизанское движение в Белоруссии в годы Великой Отечественной войны (июнь 1941 — июль 1944): Документы и материалы. В 3-х т. Т. 2. Развитие всенародного партизанского движения во второй период войны. Книга II (июль — декабрь 1943). Минск, 1978. С. 97.



    243

    Маврогордато Р., Зимке Э. Полоцкая низменность… С. 176; Hesse E. Der sowjetrussische Partisanenkrieg 1941 bis 1944 im Spiegel deutscher Kampfenweisungen und Befehle. Gottingen, 1969. S. 209; Michaelis R. Russen in der Waffen-SS… S. 102; Michaelis R. Der Weg zur 36. Waffen-Grenadier-Division… S. 43–44; Munoz A.J. The Druzhina SS Brigade… P. 48.



    244

    Титков И.Ф. Указ. соч. С. 179; Нацистская политика геноцида… С. 254; MacLean F.L. The cruel hunters… P. 119; Мюллер H. Вермахт и оккупация… С. 183.



    245

    См.: Донесение генерального комиссара Белоруссии Кубе рейхсминистру оккупированных восточных областей Розенбергу о результатах карательной операции «Коттбус» за время с 22 июня по 3 июля 1943 г. (от 5 июля 1943 г.) / Преступления немецко-фашистских оккупантов в Белоруссии… С. 94; Миnoz A.J. The Druzhina SS Brigade… P. 48; Campbell St. Police Battalions… P. 139; Князьков A.C., Чернов Ю.И. В период коренного перелома… С. 207–208; Литвин A.M. К вопросу о казачьих формированиях вермахта на Беларуси (1941–1944) / Война. Народ. Победа: материалы международной научной конференции. Москва, 15–16 марта 2005 года. М., 2008. С. 300–301; Приказ командующего полицией безопасности и СД Белоруссии об участии в операции «Коттбус» формирований полиции безопасности и СД Белоруссии (от 17 мая 1943 года) / «Уничтожить как можно больше…»: Латвийские коллаборационистские формирования на территории Белоруссии, 1941–1944 гг. Сборник документов. М., 2009. С. 239–240; Дробязко С.И. Под знаменами врага… С. 535.



    246

    Князьков A.C., Чернов Ю.И. В период коренного перелома… С. 208; Нацистская политика геноцида… С. 254; Залесский К. Люфтваффе. Военно-воздушные силы Третьего рейха. М., 2005. С. 386.



    247

    Преступления немецко-фашистских оккупантов в Белоруссии… С. 90.



    248

    Партизанские формирования Белоруссии в годы Великой Отечественной войны (июнь 1941 — июль 1944): Краткие сведения об организационной структуре партизанских соединений, бригад (полков), отрядов (батальонов) и их личном составе. Минск, 1983. С. 170–171, 173–176, 179–181, 457–480. И.Ф. Титков пишет, что в ходе операции «Коттбус» в Борисовско-Бегомльской партизанской зоне действовали бригады оршанских партизан, но какие именно он не уточняет. См.: Титков И.Ф. Указ. соч. С. 182.



    249

    Князьков A.C., Чернов Ю.И. В период коренного перелома… С. 208; Высшее партизанское командование Белоруссии… С. 168; Справка начальника оперативного отдела БШПД подполковника А.И. Брюханова о боях партизан Бегомльской зоны Минской области с немецкими карателями в апреле — июне 1943 г. (не ранее 12 августа 1943 г.) / Всенародное партизанское движение в Белоруссии в годы Великой Отечественной войны (июнь 1941 — июль 1944): Документы и материалы. В 3-х т. Т. 2. Развитие всенародного партизанского движения во второй период войны. Книга II (июль — декабрь 1943). Минск, 1978. С. 97.



    250

    Шлык Ф.Е., Шопа П.С. Во имя Родины. Минск, 1971. С. 154; Лобанок В.Е. В Боях за Родину. Минск, 1964. С. 268; Партизанские формирования Белоруссии в годы Великой Отечественной войны (июнь 1941 — июль 1944): Краткие сведения об организационной структуре партизанских соединений, бригад (полков), отрядов (батальонов) и их личном составе. Минск, 1983. С. 255–257, 285–287, 288–292, 301–304, 309–310, 314–316.



    251

    Титков И.Ф. Указ. соч. С. 178.



    252

    Титков И.Ф. Указ. соч. С. 179–180; Шлык Ф.Е., Шопа П.С. Во имя Родины… С. 157–158; Приказ командующего полицией безопасности и СД Белоруссии об участии в операции «Коттбус» формирований полиции безопасности и СД Белоруссии (от 17 мая 1943 года) / «Уничтожить как можно больше…» С. 239–241.



    253

    Личный архив И.И. Ковтуна; Munoz A.J. Lessons Learned From German Anti-Partisan Tactics and Policies in White Russia. May Help the U.S. Army and its Current Problems in Iraq. P. 5.



    254

    Титков И.Ф. Указ. соч. С. 180.



    255

    Титков И.Ф. Указ. соч. С. 185; Бегомльская операция противника против партизан в мае — июне 1943 года / Попов А.Ю. НКВД и партизанское движение… С. 224–225; Князьков A.C., Чернов Ю.И. В период коренного перелома… С. 208.



    256

    Титков И.Ф. Указ. соч. С. 188.



    257

    Титков И.Ф. Указ. соч. С. 189–190; Из отчета командира партизанской бригады им. ЦК КП(б)Б А.Д. Медведева / Всенародное партизанское движение в Белоруссии в годы Великой Отечественной войны (июнь 1941 — июль 1944). Документы и материалы в трех томах. Развитие всенародного партизанского движения во второй период войны (ноябрь 1942 — декабрь 1943). Т. II. Кн. I. (ноябрь 1942 — июнь 1943). Минск, 1973. С. 416.



    258

    Цит. по: Ильин В.П. Партизаны не сдаются! Жизнь и смерть за линией фронта. М., 2007. С. 283–284.



    259

    Цит. по: Всенародное партизанское движение в Белоруссии в годы Великой Отечественной войны (июнь 1941 — июль 1944). Документы и материалы. В 3-х томах. Развитие всенародного партизанского движения во второй период войны (ноябрь 1942 — декабрь 1943). Т. II. Кн. I. (ноябрь 1942 — июнь 1943). Минск, 1973. С. 384–385.



    260

    Там же. С. 395.



    261

    Титков И.Ф. Указ. соч. С. 194–195; Бегомльская операция противника против партизан в мае — июне 1943 года / Попов А.Ю. НКВД и партизанское движение. М., 2003. С. 226; Справка начальника оперативного отдела БШПД подполковника А.И. Брюханова о боях партизан Бегомльской зоны Минской области с немецкими карателями в апреле — июне 1943 г. (не ранее 12 августа 1943 г.) / Всенародное партизанское движение в Белоруссии в годы Великой Отечественной войны (июнь 1941 — июль 1944): Документы и материалы. В 3-х т. Т. 2. Развитие всенародного партизанского движения во второй период войны. Книга II (июль — декабрь 1943). Минск, 1978. С. 97.



    262

    Титков И.Ф. Указ. соч. С. 194; Князьков A.C., Чернов Ю.И. В период коренного перелома… С. 208; Campbell St. Police Battalions… P. 53–56.



    263

    Титков И.Ф. Указ. соч. С. 196.



    264

    Цит. по: В аду операции «Коттбус» / Шарков А., Бествицкий Ю. Июньский рассвет, нюрнбергский закат: трагедии и судьбы Второй мировой. Минск, 2008. С. 126.



    265

    Титков И.Ф. Указ. соч. С. 196–197; Постановление Логойского райкома КП(б)Б о военных мероприятиях в связи с блокадой района немецко-фашистскими карателями (от 15 июня 1943 г.) / Всенародное партизанское движение в Белоруссии в годы Великой Отечественной войны (июнь 1941 — июль 1944). Документы и материалы. В 3-х томах. Развитие всенародного партизанского движения во второй период войны (ноябрь 1942 — декабрь 1943). Т. II. Кн. I. (ноябрь 1942 — июнь 1943). Минск, 1973. С. 450–451.



    266

    Титков И.Ф. Указ. соч. С. 199–200; В аду операции «Коттбус» / Шарков А., Бествицкий Ю. Июньский рассвет… С. 126; Michaelis R. Der Weg zur 36. Waffen-Grenadier-Division… S. 44.



    267

    Цит. по: Из боевого донесения бригадефюрера СС и генерал-майора полиции фон Готтберга об итогах карательной экспедиции «Коттбус» против партизан и мирного населения на территории Витебской, Минской и Вилейской областей в мае — июне 1943 г. (от 28 июня 1943 г.) / Преступления немецко-фашистских оккупантов в Белоруссии… С. 92. См. также: Селеменев В., Шимолин В. Охота на гауляйтера. Минск, 2006. С. 29; Ковтун И.И. Белорусы на службе в СС… С. 46. Отметим, что в мемуарах И.Ф. Титкова, достаточно подробных и интересных, допущена неточность — он неверно указывает дату выхода боевого донесения фон Готтберга об итогах операции «Коттбус». См.: Титков И.Ф. Указ. соч. С. 199.



    268

    Донесение генерального комиссара Белоруссии Кубе рейхсминистру оккупированных восточных областей Розенбергу о результатах карательной операции «Коттбус» за время с 22 июня по 3 июля 1943 г. (от 5 июля 1943) / Преступления немецко-фашистских оккупантов в Белоруссии… С. 93–94.



    269

    Ковтун И.И. Белорусы на службе в СС… С. 41. Органы СС и полиции генерального комиссариата «Белоруссия» обвиняли В. Кубе в нежелании взаимодействовать по ряду принципиальных вопросов. Например, для СД стало «откровением», что Кубе стал защищать и спасать евреев. Начальник полиции безопасности и СД Белоруссии Э. Штраух отмечал: «…странное отношение к еврейскому вопросу… Мне непонятно, почему из-за каких-то евреев среди немцев возникают разногласия. Приходится констатировать, что мне и моим людям предъявляются обвинения в варварстве и садизме, тогда как мы лишь выполняем свой долг. Даже тот факт, что врачи специалисты удаляют евреям, согласно указанию, золотые коронки и пломбы перед отправкой их на экзекуцию, явился предметом разговора. Гауляйтер заявил, что такого рода действия недостойны немецкого народа и Германии Канта и Гете. Если репутация Германии будет подорвана во всем мире, то в этом вина ляжет на нас самих». Цит. по: Hohne H. Der Orden unter dem Totenkopf… S. 341. Кубе раскритиковал и подверг критике операцию «Коттбус», назвав действия, проводимые в ходе нее, «опустошительными и разорительными». «Руководство СС, — пишет X. Хене, — не знало, как разделаться со своим противником в Минске. Однако в ночь на 22 сентября 1943 года Кубе был убит бомбой, подложенной под его кровать служанкой, советским агентом. Гиммлер просто сиял, заявив по поводу смерти Кубе: "Это просто счастье для Отечества"». См.: Hohne H. Der Orden unter dem Totenkopf… S. 342.



    270

    Донесение генерального комиссара Белоруссии Кубе рейхсминистру оккупированных восточных областей Розенбергу о результатах карательной операции «Коттбус» за время с 22 июня по 3 июля 1943 г. (от 5 июля 1943) / Преступления немецко-фашистских оккупантов в Белоруссии… С. 93–94.



    271

    См.: Нацистская политика геноцида… С. 254.



    272

    Цит. по: Соколов Б.В. Оккупация. Правда и мифы. М., 2003. С. 113–114. Непосредственно этот метод применялся подразделениями особого батальона СС Оскара Дирлевангера. 25 мая 1943 г., когда его люди столкнулись с сильным сопротивлением партизан в районе озера Палик, им было издано распоряжение, в котором отмечалось: «Заграждения на дорогах и искусственно создаваемые препятствия, как правило, заминированы. При разминировании дорог имеются жертвы — 1 убитый, 4 раненых. Поэтому в принципе: заграждения самим никогда не устранять, а использовать все время для этого лиц из числа местного населения. Сохраненные силы оправдывают потери во времени». Цит. по: Преступления немецко-фашистских оккупантов в Белоруссии… С. 88.



    273

    Мюллер Н. Вермахт и оккупация… С. 213.



    274

    См.: Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Сборник документов. 1 сентября — 31 декабря 1941 года. М., 2000. Кн. 2. Т. 2. С. 567.



    275

    Князьков A.C., Чернов Ю.И. В период коренного перелома… С. 209.



    276

    Michaelis R. Russen in der Waffen-SS… S. 103.



    277

    Munoz A.J. The Druzhina SS Brigade… P. 49–50.



    278

    Всенародное партизанское движение в Белоруссии в годы Великой Отечественной войны (июнь 1941 — июль 1944): Документы и материалы. В 3-х т. Т. 2. Развитие всенародного партизанского движения во второй период войны. Книга II (июль — декабрь 1943). Минск, 1978. С. 98.



    279

    Титков И.Ф. Указ. соч. С. 199.



    280

    Там же. С. 201.



    281

    Там же.



    282

    Из отчета командира партизанской бригады им. ЦК КП(б)Б А.Д. Медведева / Всенародное партизанское движение в Белоруссии в годы Великой Отечественной войны (июнь 1941 — июль 1944). Документы и материалы. В 3-х томах. Развитие всенародного партизанского движения во второй период войны (ноябрь 1942 — декабрь 1943). Т. II. Кн. I. (ноябрь 1942 — июнь 1943). Минск, 1973. С. 416.



    283

    Титков И.Ф. Указ. соч. С. 185, 195–196.



    284

    Цит. по: Преступления немецко-фашистских оккупантов в Белоруссии… С. 91.



    285

    Титков И.Ф. Указ. соч. С. 210; Сообщение Центрального штаба партизанского движения в ЦК ВКП(б) о борьбе партизан Барановичской области с карательной экспедицией противника (от 30 августа 1943 г.) / Русский архив: Великая Отечественная. Партизанское движение в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.: Документы и материалы. Т. 20 (9). М., 1999. С. 307–308.



    286

    Титков И.Ф. Указ. соч. С. 210; Чуев С.Г. Бригада Родионова, получившая наименование 1-й Антифашистской партизанской бригады… С. 22; Michaelis R. Russen in der Waffen-SS… S. 102.



    287

    Чуев С.Г. Бригада «Дружина» — единожды предав… С. 139.



    288

    Титков И.Ф. Указ. соч. С. 210.



    289

    Титков И.Ф. Указ. соч. С. 215.



    290

    Титков И.Ф. Указ. соч. С. 212.









    Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

    Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.