Онлайн библиотека PLAM.RU




Поражение под Суздалем

Империя Чингисхана достигла расцвета, а затем начала распадаться. Сравнительно рано от нее отделилась Золотая Орда, в состав которой вошли Русь и западные земли, покоренные монголами.

Прошло двести лет со времени Батыева разгрома, а русские продолжали слагать былины о злом татарине, о Змее Горыныче, олицетворявшем власть татар.

Что бы ни пели сказители, опыт постоянной войны помог Руси преодолеть страх перед завоевателями. Последствия этого были многообразны, иногда неожиданны.

В 1437 г. хан Большой Орды Улу-Мухаммед был изгнан из своей столицы в степях и откочевал к русским границам. Его орда разбила свои станы подле Белева. Хан известил московского князя, что готов ему служить. Соседство было опасное, и Москва отвергла его предложение. Против татар был послан Дмитрий Шемяка. Под его командой были небольшие силы. Василий II не прислал своих полков, и Шемяка потерпел тяжелое поражение.

Два года спустя хан в течение десяти дней осаждал Москву, требуя покорности от «подручника» Василия II.

Как записал летописец, великий князь вверил оборону столицы Патрикеевым, «а сам поживе в Переславли и в Ростове до зимы, бе бо посады пожьджены от татар, и люди посечены, и смрад велик от них». Набеги татар вели к большим потерям. Улицы столицы были завалены телами погибших.

Нашествия Орд на Русь прекратились. Но мелкие отряды постоянно грабили русские пределы, несли разорение населению. В 1442 г. татары из Большой Орды разорили Рязанскую украину. Один из предводителей, «царевич» Мустафа, захватил множество народу. Надвигалась зима, и татары, не надеясь доставить пленных на восточные рынки, решили продать их в Рязани. Рязанцы согласились выкупить свою родню. Тогда Мустафа обратился к рязанцам с просьбой пустить его отряд в Рязань: «Мустафа же паки прииде в Рязань на миру, хотя зимовати въ Рязани; бе бо ему супротивно на Поли, а Поле все в осень пожаром погоре, а зима люта и велми зла, и снези велици и ветри и вихри силни. И того ради миром прииде в Рязань и хоте зимовати в Рязани нужи ради великиа».

Рязанцы пустили Мустафу в город и разместили татар в теплых избах. Но о появлении татар узнали в Москве. Тотчас на выручку Рязани выступили воеводы. К ним присоединились отряды мордвы: «Мордва на ртах с сулицами и с рогатинами и с саблями». Воеводы призвали также казаков: «казаки рязаньскиа такоже на ртах с сулицами и с рогатинам и с саблями».

Узнав о движении московского войска, рязанцы выпроводили из города татар.

Отряд Мустафы, по всей видимости, утратил боеспособность: «Татары же отнюдь охудеша и померзоша, и безконни быша, и от великаго мраза и студени великиа и ветра и вихра луки их и стрелы ни во что же быша; снези бо бяху велици зело». Тем не менее татары вступили в бой с воеводами и бились отчаянно, пока не были истреблены.

Не имея возможности вернуть себе наследственный улус, Улу-Мухаммед решил обосноваться в Поволжье и занял Нижегородский кремль. Его сыновья в 1445 г. подошли к Суздалю. Собрав едва тысячу воинов, Василий II двинулся против татар, призвав на помощь удельных князей. Особые надежды он возлагал на Дмитрия Шемяку, двор которого насчитывал около 500 всадников. Но князь Дмитрий не откликнулся на призыв. Василий II не помог Шемяке под Белевым, Шемяка не помог ему под Суздалем. Традиции раздробленности, в силу которых каждый князь вел свою войну, были сильны.

Василий II разбил лагерь у стен Спасо-Евфимьева монастыря в Суздале. В его распоряжении было примерно полторы тысячи воинов. У ордынских царевичей было вдвое больше.

Накануне битвы воеводы устроили пир. Утром 7 июля 1445 г. татары атаковали русский лагерь. Воеводы успели построить полки и отбили неприятеля. Тут татары применили свой излюбленный прием: обратились в притворное бегство. Тактика кочевников была хорошо известна на Руси. Но подле князя не оказалось опытных воевод.

Дружины бросились в погоню за бегущим врагом и попали в западню. Василий II участвовал в бою и получил много ран: «А на великом князе многи раны быша по главе и по рукам, а тело все бито велми…»

Битва завершилась сокрушительным поражением московского войска. Раненый Василий II, многие его бояре и дети боярские попали в плен. Татары не смогли взять город Владимир, но разграбили Суздаль и Владимирскую землю.

В Москве ждали нападения татар. Город был охвачен паникой. Жители окрестных уездов спешили укрыться со всеми пожитками в Кремле. От их костров вспыхнул пожар. Рухнули стены.

Управление взял на себя Дмитрий Шемяка как старший в роду Калиты. Осенью в Москву вернулся Василий II. Его сопровождало татарское войско. По данным летописей, князь обязался заплатить ордынцам выкуп в несколько десятков тысяч рублей. Власти обложили народ тяжелыми поборами.

В такой обстановке в Москве возник заговор. Его возглавили Шемяка, удельный князь Иван Андреевич Можайский, бояре Добрынские, Старков, ряд столичных купцов, чернецы. Великокняжеская казна была пуста, и Василий II стал раздавать явившимся вместе с ним татарским мурзам города в кормление. Прошел слух, будто Василий II обещал сдать хану Москву, сам же соглашался перебраться на княжение в Тверь. Свержение Василия II, говорили сторонники Шемяки, избавит Русь от необходимости платить его долги.

В феврале 1446 г. Василий II отправился в Троице-Сергиев монастырь. Сообщники Шемяки тотчас дали знать в Москву о появлении его в Радонеже. Известие побудило мятежников к действиям. Они заблаговременно сосредоточили свои войска в Москве.

Гарнизон был застигнут врасплох. Шемяке, правившему Москвой во время пленения Василия И, нетрудно было захватить столицу в отсутствие монарха. В городе начались грабежи.

Шемяка поспешил отправить отряд ратных людей в Троицу с приказом схватить Василия II. Один из сообщников Шемяки, сын боярский Буико, предупредил Василия II о грозившей ему опасности, но тот не поверил ему и велел выставить за ворота. «Си смущают нас, — сказал он, — а яз со своею братьею в крестном целовании». Напоследок государь велел поколотить Бунко, но послал сторожей на гору у Радонежа. Сторожа, памятуя о судьбе Бунко, не стали поднимать тревогу или же не заметили ничего подозрительного.

Мятежники прибегли к хитрости. По преданию, они спрятали воинов в санях, а сверху закрыли их рогожей. Так они проникли в монастырь.

В последний момент государь бросился к конюшням, где оставил своих лошадей. Он еще мог бы спастись. Кони из великокняжеских конюшен были превосходные. Но он не нашел ни одной лошади под седлом. Тогда князь побежал к каменному Троицкому собору. Пономарь впустил его и запер за ним дверь.

В переговоры с великим князем вступил удельный князь Иван Можайский. Он уверил Василия, что тому ничто не грозит. Уповая на мирный договор с братьями, великий князь сам открыл двери храма, после чего князь Иван Можайский исчез, а его место занял боярин Шемяка Никита. Боярин объявил великому князю, что он арестован: «Взят ты великим князем Дмитрием Юрьевичем» (Шемякой).

Василий повалился на пол перед иконами. Молитву прерывали рыдания и вопли. Крики были слышны по всему монастырю, но никто не пришел на помощь князю.

Летописцы утверждали, что государь ездил в Троицу на богомолье. Но поездка, видимо, имела и другие цели. Троица стала к середине XV в. одним из самых богатых монастырей Руси. Василий II лихорадочно искал среди подданных тех, кто мог помочь ему собрать деньги для уплаты Орде.

В решающий момент князя еще могло спасти заступничество троицкого игумена. Но летописи ничего не сообщают о вмешательстве духовенства.









Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.